Абвер третьего рейха и его секреты

Читать

Разведка – в сути самой войны. Знание того, что и как намерен делать противник, остается в военное время самым ценным достоянием военного и политического руководства страны.

Обязанность разведывательных служб – добывать эту информацию любыми средствами, всеми правдами и неправдами.

В свою очередь, роль шпионов и агентов состоит в том, чтобы раскрывать диспозицию врага, его намерения, силу и слабость для принятия соответствующих мер и перемещения собственных войск на возможно лучшие позиции.

Было бы ошибкой утверждать, как это делают некоторые идеалисты и циники, что разведка не стоит затрачиваемых на нее сил и ресурсов. Далее будет показано, что, хотя такая точка зрения имеет под собой некоторые основания, в военное время она может быть опасной и потенциально вести к катастрофическим последствиям.

Немногие разведслужбы окружены такими мифами и остаются столь плохо изученными, как разведслужбы нацистской Германии. Служба военной разведки, известная как абвер, скрыта завесой лжи, фальсификаций и противоречивых фактов.

В немалой степени это связано с одной фигурой, возвышающейся над прочими мастерами шпионажа Германии: адмиралом Вильгельмом Канарисом, возглавлявшим абвер с января 1935 г. по март (февраль. – Ред.) 1944 г. Восторженный сторонник Гитлера в начале своей карьеры, он в ходе Второй мировой войны разочаровался в нацизме.

Пытаясь играть роль верного слуги фюрера, Канарис одновременно старался держаться в рамках цивилизованного поведения в отношении противников и поддерживать пусть и не отличавшееся большой активностью, но все же постоянно существовавшее оппозиционное движение.

В том и заключается один из удивительных парадоксов Третьего рейха, что организация, рьяно стремившаяся реализовать грандиозные амбиции Гитлера, вермахт, была одновременно душой антигитлеровской оппозиции.

Внутри же вермахта именно абвер был частью наиболее оппозиционной к режиму Гитлера и имел в своих рядах наибольшее число заговорщиков. В конце концов Канарис и большинство преданных ему людей заплатили за оппозиционность фюреру собственной жизнью (Канарис был казнен 9 апреля 1945 г. в концлагере Флоссенбюрг. – Ред.).

Национал-социалистическая революция Гитлера не уничтожила традиционные столпы монархической, консервативной Германии после захвата власти нацистами в 1933 г. Центры оппозиции, включая некоторые элементы вооруженных сил (до 1935 г.

рейхсвер, с 16 марта 1935 г.

вермахт) и абвера, сохранились в неприкосновенности, готовые воспользоваться любой возможностью для ослабления и подрыва нацистского режима по мере появления все новых свидетельств его тиранического характера.

Нацистская служба внутренней разведки в действии. Человек в центре, в шляпе, член гестапо, органа государственной безопасности

Гитлер никогда в полной мере не доверял службе военной разведки и постоянно пытался, как и в других сферах, руководствоваться губительной римской максимой «разделяй и властвуй».

Выбрав в рядах СС молодого и беспощадного офицера-разведчика, он поручил ему сформировать собственную нацистскую секретную службу, грозную и ужасную Sicherheitsdienst, СД. Этим человеком, самым страшным и безжалостным (по мнению автора, на самом деле кандидатов на определение «самого-самого» много. – Ред.

) деятелем Третьего рейха, был Рейнхард Гейдрих, начинавший карьеру в германских военно-морских силах под руководством Канариса, но оказавшийся в конце концов злейшим врагом адмирала. Ко времени своей смерти в мае (4 июня. – Ред.

) 1942-го Гейдрих, возможно, уже замышлял удар по абверу, организации, которой он опасался и которую ненавидел. Под руководством Гейдриха СД стала своего рода «департаментом грязных дел», выполнявшим любые поручения Гитлера, участия в которых старался избежать Канарис.

Канарис (третий справа) никогда не входил в ближайшее окружение Гитлера, а потому всегда держался настороженно в присутствии своего соперника Гиммлера (в черном мундире и очках слева). На фото, сделанном до войны, запечатлен также Иозеф Геббельс (в светлом кителе в центре)

СД удавалось добиться определенного успеха, хотя интриги и козни, чинимые СД и абвером друг против друга, самым негативным образом отражались на результативности германской разведки. В тех случаях, когда они работали сообща, как, например, против британцев в Голландии в 1942 г.

, им удавалось достигать впечатляющих успехов. Общий же эффект этой тайной войны между разведслужбами проявлялся в позорных провалах во многих областях.

Триумфальные победы – СД и абвера в Голландии, агента Цицерона в Турции и разведывательной организации полковника Гелена на Восточном фронте – уравновешиваются не менее показательными неудачами в иных местах.

Генерал Курт фон Шлейхер (слева, в форме) и граф Франц фон Папен. Оба были предшественниками Гитлера в должности канцлера Германии

«Гитлеровская машина шпионажа» есть прежде всего история предательства, заговоров, обмана, трусости, двурушничества и измены, но также и героизма, интеллекта, прозорливости и хладнокровия.

Если война разведок представляется относительно приятным занятием в сравнении с жестокой, кровавой бойней полей сражений, то следует помнить, что средняя расчетная продолжительность жизни агента во время Второй мировой войны была крайне невелика.

К захваченным в плен жалости не проявляли, и большинство агентов рано или поздно обнаруживались противником. Эта книга о них. Эта книга – о сети нацистских шпионов и агентов, действовавших по всему миру и сеявших страх и ужас по всей Европе.

Шпионаж – вторая древнейшая профессия и притом столь же почетная, как и первая.

Майкл Дж. Баррет, помощник директора Центрального разведывательного управления США

Германские разведывательные службы Второй мировой войны создавались на основе разведслужб, существовавших в эпоху Пруссии и империи.

Так, отдел разведки германского Генерального штаба (НД – от Nachrichtendienst) представлял собой весьма грозное оружие еще задолго до Первой мировой войны. Возможность инфильтрации германских агентов в страну серьезно беспокоила британцев перед 1914 г.

, и опасения их базировались на репутации германской разведслужбы, считавшейся – порой без достаточных на то оснований – всемогущей и в высшей степени эффективной.

Хотя страхи британцев и были преувеличены, германской разведке действительно удалось провести несколько успешных разведывательных операций как до, так и после Первой мировой войны, но случились они на фоне не менее впечатляющих провалов. НД была предшественницей абвера, будущий шеф которого, адмирал Канарис, был ее агентом.

Разведывательные службы Германии уходят корнями в Главное командование сухопутных войск (ОКХ), имевшее хорошо известный Генеральный штаб сухопутных войск, в котором находилось ядро сначала прусских, а затем и германских разведслужб с начала XIX столетия до расформирования абвера и ОКХ в 1944 г. (отделы и другие составные части абвера вошли в состав Главного управления имперской безопасности. – Ред.).

В мирное время специального разведывательного подразделения в прусской армии не было, и офицеры Генерального штаба традиционно с недоверием воспринимали ценность разведданных. Сомнений в необходимости военного шпионажа не разделял, однако, великий германский командующий, генерал граф Гельмут фон Мольтке.

Он широко пользовался услугами шпионов в войне 1866 г. против Австрии и требовал от разведотдела, чтобы они рекрутировали агента, способного выведать детали диспозиции австрийских войск. Таким агентом стал молодой австрийский офицер, ушедший в отставку в 1863 г. и получивший доступ в австрийский Генштаб в качестве журналиста.

В апреле 1866 г. этот агент, барон Август фон Шлуга, явился в Берлин с полным планом боевой диспозиции австрийской армии, досье на командующих войсками и военными планами австрийцев.

Мольтке разбил противника в ходе блестящей кампании, кульминацией которой стало легендарное сражение при Кениггреце в июле того же года, окончательно закрепившее победу пруссаков. (Сражение при Кениггреце (совр. Градец-Кралове) 3 июля 1866 г.

в нашей исторической литературе обычно называют сражением при Садове (городок в 14 километрах от Градец-Кралове). Австро-саксонская армия генерала Л. Бенедека (215 тысяч, 770 орудий) потерпела поражение, потеряв 1313 офицеров и 41 499 нижних чинов убитыми, ранеными и пропавшими без вести (в том числе до 20 тысяч пленными).

Одержавшие победу пруссаки потеряли 360 офицеров и 8812 нижних чинов. Решающую роль в победе пруссаков сыграли превосходство их стрелкового оружия (игольчатое ружье) и нарезных казнозарядных пушек Круппа (стрелявших на 3,5 километра против 2 километров у нарезных, заряжавшихся с дула австрийских пушек). – Ред.)

Читайте также:  Атомный самолет м-60м

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=238939&p=1

Абвер: мощнейшая разведка мира или разведка-неудачница?

Среди русскоязычного населения планеты представление об абвере, военной разведке и контрразведке Германии, существовавшей с 1919 по 1944 годы, строится в основном на советских фильмах на военно-шпионскую тематику.

И благодаря им абвер воспринимается как необыкновенно мощная и опасная организация, едва ли не самая могущественная разведка мира с середины 1930-х годов и до момента своего расформирования.

Но вот среди специалистов мнение об абвере практически прямо-противоположное – как о наиболее слабом разведывательном ведомстве среди стран – основных участниц Второй Мировой войны. А где же правда…?

Стране без разведки ну никак нельзя

Абвер (от немецкого «оборона, защита») появился, в общем-то, в результате жеста отчаяния. Дело в том, что по подведшему итоги проигранной Германией Первой Мировой войны Версальскому мирному договору 1919 года страна лишалась права на ведущую активные действия за рубежом разведывательную организацию и контрразведку.

Однако существование полноценного государства без собственной разведки невозможно, возрождение же её в условиях Германии первоначально было возможно лишь в рамках структуры сохранившегося в весьма урезанном виде военного ведомства.

Работа по созданию абвера была начата в 1919 году, официально же этот отдел военного министерства был «открыт» в январе 1921 года.

Будучи связанными Версальским договором, немецкие разведчики позиционировали абвер как исключительно военную контрразведку, не ведущую никаких операций за пределами страны. Да и первоначальный состав её не превышал двух десятков человек, из которых половина была техническим персоналом.

Тем не менее, уже с 1925 года абвер стал осуществлять разведывательные действия за рубежом, в первую очередь в отношении Франции, Англии, Польши, Чехословакии.

А с конца 1920-х годов это уже была вполне полноценная разведывательная служба, деятельность которой была разделена на три направления: первостепенной была деятельность в отношении Англии, Франции, СССР, Польши и Чехословакии; вспомогательными признавались операции в США, Югославии, Румынии, Бельгии, Швейцарии; ограниченные действия осуществлялись в Японии, Австрии, Венгрии и Болгарии. Специальные операции допускались в Италии и Китае.

Абвер в руках Гитлера

С приходом к власти нацистов роль и значение абвера возросли, а его поле деятельности существенно расширились – в условиях подготовки к общеевропейской войне Гитлеру необходима была эффективная разведка.

Достаточно сказать, что численность сотрудников абвера возросла более чем в шесть раз и достигла тысячи человек. Главой службы стал Вильгельм Канарис, который фактически и превратил абвер в ту организацию, которая нам достаточно хорошо известна по фильмам.

Прежде всего, Канарис приложил большие усилия по отделению Абвера от других нацистских спецслужб – было достигнуто соглашение, что разведывательные службы СС будут иметь своё поле деятельности, а ведомство Канариса – своё.

Так, СД стала отвечать за политическую разведку в стране и за рубежом, гестапо занялось преимущественно внутренними политическими, государственными и уголовными расследованиями, а также практической частью следственных действий, абвер же сосредоточился на военной разведке и контрразведке.

Между тем напряжённость в отношениях и конкуренция межу тремя спецслужбами сохранялась на протяжении всего периода их существования, что нередко приводило к скандалам: так, в конце 1930-х годов в здании абвера обнаружили прослушивающую аппаратуру, установленную гестапо.

Успешную разведслужбу закрывать не станут

Оценка эффективности деятельности абвера неоднозначна, но среди экспертов в целом негативная.

Специалисты признают, что на начальном этапе Второй Мировой войны военная разведка Германии добилась ряда успехов: так, успешным был её промышленный шпионаж в Европе, много ценных сведений об оборонительной «линии Мажино» немцы получили при подготовке наступления на Францию, в целом успешной оказалась деятельность по дезинформации Советского Союза о планах Германии на 1941 год и обеспечении неожиданного для Сталина нападения.

Но вот с 1941 года, исключая отдельные успехи локального масштаба, абвер терпел неудачи практически на всех направлениях. Полностью переиграли своих немецких оппонентов английские разведчики, не позволившие абверу наладить сбор информации и диверсии в Британии и активно «кормившие» Берлин дезинформацией.

Сорвались все крупные диверсионные проекты в СССР (такие, как восстания на Северном Кавказе или массовые забросы диверсантов в советский тыл), на Ближнем Востоке и в Британской Индии. В ключевые моменты войны (Сталинградская битва, Курская битва) успехом оканчивались операции советской разведки против абвера.

Ничего существенного не смогли добиться подопечные Канариса и в действиях против США: данные были получены мизерные, а попытки диверсий на военных предприятиях на корню пресекались американской контрразведкой.

Терпение Гитлера лопнуло в начале 1944 года, когда Канарис был смещён с должности, а Абвер был частично подчинён Главному управлению имперской безопасности (РСХА).

Летом того же года военная разведка и контрразведка перестала быть самостоятельной службой, превратившись в отдел РСХА.

Александр Бабицкий

Источник: http://www.chuchotezvous.ru/modern-history/136.html

Герд Бухгайт. Абвер – «щит и меч» III Рейха

   23 июня 1927 г. Гемп, произведенный в генерал-майоры, был отправлен в отставку. Его преемником стал майор генерального штаба Швантес (впоследствии полковник). Это был прирожденный кавалерист и человек строгих светских правил. Какого либо оживления в работу абвера он не внес. В его бытность имела место недоброй памяти «афера Ломанна».

Капитану I ранга в отставке Ломанну было поручено в министерстве рейхсвера распоряжаться финансами, выделенными для тайных мероприятий, связанных с развитием морских вооружений[20].

Он уже вел официально дела с голландской судостроительной фирмой в Гааге, но решил вложить деньги еще и в предприятия, не имевшие отношения к ВМФ, в надежде на то, что таким способом удастся получить еще больше средств на вооружения.

Были учреждены какие то акционерные общества, покупались доходные дома, делались инвестиции в нефтяные компании, и даже была оказана солидная – в 10 млн марок – финансовая поддержка кинофирме «Фёбус». По чьей то неосторожности сведения об этом попали в 1927 г. в прессу и вызвали колоссальный скандал.

Противники рейхсвера в рейхстаге предположили, что речь идет о тайных спекуляциях, но положения о неразглашении государственной тайны не позволили им выявить все нити этого дела. Министру рейхсвера Гесслеру пришлось уйти в отставку, а его преемник Грёнер быстро свернул деятельность большинства предприятий Ломанна с потерей в общей сложности около 26 млн марок.

   Полковник фон Бредов, произведенный в генерал-майоры, занял 2 июня 1932 г. место генерала Шлейхера, назначенного министром рейхсвера. В качестве его преемника абвер принял капитан I ранга Конрад Патциг. Это был прямой, открытый, прозорливый и высококвалифицированный морской офицер. Он уже служил в отделе с октября 1929 г. в должности начальника группы V (военно-морской флот) и за эти три года приобрел богатый опыт в тайной службе.   Надо сказать, что назначение морского офицера начальником абвера вызвало сенсацию, так как до тех пор тайная разведка (отдел «III-b» кайзеровского генерального штаба) считалась исключительным делом сухопутной армии. Поэтому капитану Патцигу поначалу приходилось нелегко. Его встретили с известной сдержанностью, и лишь после того, как он в докладе шефу Войскового управления генералу Адаму описал трудности, с которыми он столкнулся, у него наладились с начальством вполне доверительные и даже тесные отношения.   Как и во времена фон Бредова, при Патциге у абвера был довольно скромный бюджет. Так что пока приходилось игнорировать давно назревшую, но непомерно дорогостоящую задачу тщательной детализации разведывательной деятельности за рубежом и ограничиваться разработкой определенных узловых моментов. Использование имеющихся небольших средств оправдывало себя прежде всего там, где были наибольшие шансы на успех, а это, как и прежде, был Восток с Польшей в качестве основного объекта разведки. Для дальней оперативно-стратегической разведки вряд ли можно было найти что-то большее, чем продолжать уже начатый путь с удвоенной энергией и последовательностью. В условиях сильной децентрализации системы абвера выходило само собой, что начальник должен был наделять внешние инстанции большей ответственностью и в то же время оказывать им большее доверие.

Читайте также:  Карибский кризис: ядерная точка

   Однако эра Патцига была с самого начала отмечена новым переводом стрелок. Если при фон Бредове и его предшественниках Швантесе и Гемпе абвер был преимущественно внутриполитическим органом министерства рейхсвера, то теперь он становился тайной военной службой, а значит – получал внешнеполитическую ориентацию.

Это совершилось не в одну ночь, а постепенно в ходе все более и более неблагополучного политического развития. Провозглашение Гитлера рейхсканцлером 30 января 1933 г.

поначалу затронуло абвер лишь незначительно как в служебных, так и в кадровых вопросах, хотя генерал фон Шлейхер, непосредственный начальник абвера, был отправлен в отставку и заменен генералом фон Бломбергом.

Был снят со своего поста и бывший шеф абвера, а тогда начальник «министериального ведомства» генерал-майор фон Бредов. Новым шефом там стал полковник Вальтер фон Райхенау, вскоре произведенный в генерал-майоры.

Это был, бесспорно, один из самых политизированных высших офицеров, которых, если не считать Шлейхера, когда либо имел в своих рядах рейхсвер, и к тому же единственный, кто относительно рано принял национал-социалистическую идеологию[21].

Что же касается абвера, то для него, несмотря на жестокости штурмовиков СА, вызвавшие в его рядах серьезные антипатии к режиму, мерилом всего по-прежнему оставались рейхспрезидент и верховный главнокомандующий рейхсвера. Разведчики затаились в ожидании того, что революционные бесчинства быстро пройдут. Решающим для них было то, что рейхсканцлер Гитлер давал гарантию давно ожидаемого восстановления национальной военной мощи и устранения версальских оков.

   С приходом к власти Гитлера выделяемые абверу бюджетные средства существенно увеличились; вместе с тем усилились и его позиции после того, как Гитлер решил начать перевооружение и когда вермахт в конце концов встал на ноги и начал принимать все меры для своей защиты и прежде всего для борьбы со шпионажем и диверсиями. С тех пор абвер начал предусмотрительно принимать разнообразные меры по обеспечению безопасности на всей территории рейха, в связи с чем начал расти и его штатный состав. С созданием теперь уже не корпусных, а армейских округов быстро и планомерно расширялся и абвер. При каждом таком военном округе формировался отдел абвера, подчинявшийся начальнику разведки армейского округа. Кроме того, при абверштелле[22] на Балтике и в Северном море, в Киле и Вильгельмсхафене, были созданы аналогичные подразделения тайной разведслужбы. Строительство абвера как таковое осуществлялось в Третьем рейхе в преобладающей мере силами офицеров-запасников, которые по преимуществу внесли с собой в работу тайных служб новую кровь, инициативу и хорошие внешние связи. Они стали разведчиками-профессионалами и уже не стремились в другие ведомства. Это вело к известному отчуждению их от остального корпуса кадровых офицеров, и то, что офицеры-разведчики номинально являлись строевыми офицерами, в этом ничего не меняло. Теперь начальниками секторов, а позже – отделов были в основном кадровые генштабисты – сухопутчики и моряки, а также прикомандированные войсковые офицеры. Благодаря Патцигу центральное управление абвера и его отделы и группы на местах превратились в одну большую семью и оставались такой до самого конца. Это, в свою очередь, способствовало единению людей и выработке определенного иммунитета против доносительства, слежки друг за другом, попыток развала аппарата и внедрения нацистских элементов.   Захват власти Гитлером давал военной разведке немалый шанс. В своем восхищении перед английской военной традицией и институтами британской мировой державы Гитлер тоже думал о создании всеохватывающей тайной службы по образцу британской Сикрет Сервис. Подобный замысел должен был рано или поздно активизировать СД – службу безопасности СС, но в то время, в 1933–1934 гг., там практически не было еще никого, кто мог бы всерьез оспаривать приоритет абвера. Человек, который в первую очередь подходил для этого, а именно – шеф СД Рейнхард Гейдрих, пока еще должен был осторожничать, прежде чем осуществлять свои честолюбивые амбиции.   Капитан I ранга Патциг очень скоро понял, какая опасность грозит ему с этой стороны, и постарался создать в вопросах тайной внешней разведки единый фронт абвера с министерством иностранных дел против различных партийных организаций. Однако его деловое предложение на этот счет встретило недоверчиво ревнивое отношение статс-секретаря фон Бюлова. Этот чиновник упорно отстаивал «непререкаемую компетенцию» своего министерства в сфере сбора внешнеполитической информации и рассматривал стремление абвера составлять внешнеполитические донесения как вмешательство в священные права своего ведомства. Но когда монополии на тайную политическую разведку, которая, кстати, велась шефами германских дипломатических миссий, потребовала служба СД, влиятельным лицам в министерстве иностранных дел пришлось уступить. Тем самым СД официально получила возможность контролировать дипломатические доклады министерства и фальсифицировать их по своему усмотрению, дозировать их огласку или вовсе замалчивать.

   Новый министр рейхсвера генерал-лейтенант фон Бломберг не только имел приятную внешность, но и был весьма находчивым человеком, обладавшим некоторыми дипломатическими способностями, которые он успешно продемонстрировал на Женевской конференции по разоружению.

Однако он совершенно не умел защищать интересы вермахта, а тем самым и отечества, перед Гитлером с той решительностью, которая была необходима в изменившихся условиях. У него было прозвище «Резиновый лев», которое ему дал Патциг. Оно очень точно определяло неустойчивый характер этого человека, с течением времени все больше склонявшегося к полному повиновению Гитлеру.

Это можно проиллюстрировать целым рядом случаев, имевших место в эпоху Патцига. Однажды шефу СД Гейдриху пришло в голову потребовать от абвера список всех объектов в Германии, производивших запрещенное Версалем вооружение. Как и следовало ожидать, Бломберг согласился и приказал Патцигу дать ему такой список.

Тот недвусмысленно ответил: «Такого списка не существует, и его не будут составлять, так как это слишком опасно. Кроме того, охрана этих объектов является исключительно задачей вермахта»[23].

   У шефа абвера была достаточно веская причина для такой реакции, поскольку в условиях напряженности, с самого начала существовавшей в отношениях между абвером и СД, он со всей очевидностью был настроен решительно отразить любую попытку Гейдриха вторгнуться в специфическую сферу тайной военной службы. Ему очень важно было избежать непосредственных контактов с Гиммлером и Гейдрихом как шефами СС и СД и ограничиться связями со своим непосредственным начальством – министром рейхсвера. Однако и Бломберг и Рейхенау соглашались напрямую сотрудничать с Гиммлером и Гейдрихом, потому что они в принципе пытались добиться равновесия в сфере секретной службы, т. е. в самой чувствительной точке соприкосновения вермахта и СС/СД. Вероятно, Патциг раньше многих других и даже раньше Канариса понял абсолютную необходимость бороться с тоталитарными претензиями СД. Чем закончится эта борьба, никто не мог знать. Можно было действительно стать пессимистом, однако не следовало сдавать позиции военной разведки без всякого сопротивления. До прихода Гитлера к власти все соображения и намерения абвера, переданные руководству непосредственно или по инстанции, неизменно встречали понимание. Они тщательно проверялись, однако мнение шефа абвера уважалось. В 1933 г. это положение резко изменилось, однако в первые годы Гитлер еще не мог согнуть рейхсвер, поскольку он оставался основным силовым фактором в государстве.

   Событиями 30 июня 1934 г. капитан I ранга Патциг отнюдь не был удивлен[24]. Еще примерно 25 июня абверу стало известно о встрече высших офицеров СА на частной квартире Рёма в Берлине. На ней, по видимому, должны были обсуждаться детали, конечно, еще неблизкой силовой разборки между СА и рейхсвером.

Копию плана путча, подготавливаемого Рёмом, абвер получил через одного из «фюреров» СА некоего Герта. Это был герой-летчик Первой мировой войны, кавалер высокого ордена, который уже готовился возглавить новые военно-воздушные силы.

Читайте также:  7 заброшенных чудес ссср

Эта лояльность Герта не спасла его (а, возможно, послужила причиной) от «ошибочного» внесения его в расстрельные списки Гейдриха, и 30 июня он был казнен. Гейдрих знал о замыслах Рёма и действовал решительно. Как шеф СД он нередко отмечал у Гитлера тогда еще сохранявшееся уважение к военным.

Знал он и то, с каким раздражением воспринимал фюрер закулисные планы и амбиции своего начальника штаба Рёма, и шеф СД верно угадал три крупных и уникальных шанса для себя и одновременно для Гиммлера. Во-первых, он мог разом упразднить собственную зависимость по службе от начальника штаба СА и прекратить подчинение СС командованию СА.

Во-вторых, он мог бы заменить самого Рёма рейхсфюрером СС, а его «пролетарскую» армию как противовес рейхсверу и преторианскую гвардию Гитлера заменить эсэсовской элитой и, в-третьих, сделать себя абсолютно необходимым для фюрера. Тем самым расчищался путь для реализации его собственных далеко идущих замыслов.

Источник: http://TheLib.ru/books/gerd_buhgayt/abver_schit_i_mech_iii_reyha-read-3.html

Читать Абвер: щит и меч Третьего рейха

Мадер Юлиус

Абвер: щит и меч Третьего рейха

От автора

У каждой книги своя судьба. Замысел этого произведения возник после того, как ко мне попал изданный в 1961 г. «Журнал боевых действий ОКБ (Верховное главнокомандование вермахта)».

Интригующее название одного из разделов многотомной публикации сразу же привлекло мое внимание: «Высказывания генерал—оберста Йодля во время оперативных совещаний (с 12 по 20 мая 1945 г.), записанные майором генерального штаба Иоахимом Шульц—Науманом». О каких же оперативных совещаниях в середине мая 1945 г.

могла идти речь, если еще 7 мая в Реймсе по поручению гросс—адмирала Деница Альфред Йодль подписал акт о безоговорочной капитуляции перед западными союзниками?

Объяснение этой несообразности не заставило себя долго ждать. Оказалось, что с тех пор, как в марте 1938 г. Йодль получил должность начальника оперативного отдела ОКВ, каждое утро в его штаб—квартире во Фленсбурге проводилось оперативное совещание командного состава вермахта. К маю 1945 г.

предмет обсуждений отсутствовал по вполне объективным причинам: армия не вела боевых действий, да и ее самой как таковой уже не было. Однако вплоть до самого ареста 23 мая 1945 г.

совещания продолжались, скорее, по инерции, и высказывания Йодля уместно рассматривать как военно—политическую декларацию или своего рода завещание:

12 мая.

…Американскую и британскую миссии при правительстве Деница нужно завалить германскими военными уставами, докладными и памятными записками. Пусть они знают, что сломают себе зубы при решении всех организационных задач…

13 мая.

…Союзники не имеют ни малейшего представления ни о германских, ни о европейских проблемах. Необходимо относиться к англо—американцам так, как это вытекает из создавшегося вынужденного положения.

Мы подписали безоговорочную капитуляцию, потому что вели войну до конца со всеми вытекающими отсюда последствиями, а другого выхода у нас и не было. Собственными силами мы помочь себе не можем, нужна помощь других.

Нельзя пренебрегать немцами и Германией, расположенной в центре Европы. Всем известно, что без нас европейская проблема не может быть решена…

14 мая.

…Американцы и англичане тщетно разыскивают архивы абвера, которые могут понадобиться им для управления оккупированными германскими территориями.

Следует только подчеркнуть, что в свое время вермахт потерял доверие фюрера, поэтому после подписания Гитлером «Декрета о расформировании абвера» от 14 февраля 1944 г.

, военная разведка и контрразведка рейха практически целиком вошли в состав Главного управления имперской безопасности СС…

…Все время надо иметь перед глазами перспективу на будущее: наши грядущие возможности базируются на неизбежных противоречиях между Востоком и Западом…

15 мая.

…Придет момент, когда мы стравим русских и англо—американцев. К сожалению, неизвестно, чего хотят русские. Вероятнее всего, для управления в своей зоне им не понадобится ОКВ…

Важно: не сердить британцев. Стремиться к тому, чтобы убедить Контрольную комиссию в корректности наших действий…

Фигура генерал—оберста Йодля сама по себе одна из наиболее интересных и значительных в галерее генералитета вермахта.

Йодль заслуживает уважения хотя бы за мужественное и взвешенное поведение во время Нюрнбергского процесса, чем он собственно и отличался от всех остальных участников судебного расследования.

Но в данной ситуации меня заинтересовал не сам Йодль, а его высказывания, вернее, круг обсуждаемых на совещаниях во Фленсбурге проблем. О чем размышляет человек, который через 17 месяцев будет казнен по приговору Нюрнбергского международного трибунала? О военной разведке и будущем Отечества!

Управление разведки и контрразведки Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии (Аусланд/Абвер/ОКВ) к началу 2–й мировой войны и вплоть до расформирования в 1944 г. считалось мощнейшей разведкой в мире.

Европа расползалась по швам под сапогами солдат вермахта.

Суверенные державы рассыпались как карточные домики под гусеницами германских танковых дивизий, сопротивляясь или делая вид, что сопротивляются, кто несколько недель, кто несколько дней, а кто и несколько часов.

Чем можно объяснить тот факт, что к середине июля 1941 г.

(за первые три недели русской кампании) вермахт продвинулся вглубь территории СССР на 500 километров? При этом из противостоящих германской армии вторжения на Восточном фронте 170 дивизий РККА 28 были уничтожены полностью, а 70 потеряли свыше 50 % личного состава.

Да, немецкие солдаты неизменно одерживали верх в тех случаях, когда силы противоборствующих сторон были примерно равны. Для того чтобы победить германскую дивизию, русские, англичане или американцы должны были выставить, по меньшей мере, полторы дивизии.

Все эти факторы сыграли свою роль, но, на мой взгляд, главными причинами беспрецедентных успехов германского оружия на первом этапе войны были профессионализм и основательность сотрудников Управления Аусланд/Абвер/ ОКВ. [1]

При разработке темы «Военная разведка и контрразведка Германии с 1933 по 1944» мне пришлось столкнуться с неожиданной проблемой.

Я с некоторым удивлением обнаружил следующее: если отбросить откровенную апологетику и всякого рода «шпионские приключения», то книжный рынок окажется отнюдь не переполненным серьезной литературой, аналитическими, статистическими и прочими документальными материалами о разведке.

Аналогичные трудности испытал и австрийский историк, доктор философских наук Карл Барц, с огорчением заметивший по этому поводу:

— Я пришел к выводу, что не сохранилось ни одного документального обоснования причин расформирования абвера. Практически отсутствует достоверная информация как о бесславном закате карьеры адмирала Канариса, так и о судьбе его людей. Периодически появляющиеся в печати исторические фрагменты не дают целостной картины…

Разведчики относятся к той категории людей, о жизни и деятельности которых мы узнаем, как правило, посмертно. Гласность здесь не в чести, и по неписаным законам спецслужб «бойцы невидимого фронта» уносят свои тайны в могилу.

Уникальность данного издания заключается в том, что, наверное, впервые в истории в силу вполне определенных причин «соавторами» книги стали высшие руководители военной разведки и контрразведки Германии — Ганс Пикенброк (шеф абвер–1), Эрвин Эдлер фон Лахузен—Вивремонт (шеф абвер–2), Франц Эккард фон Бентивеньи (шеф абвер–3) и оберст Эрвин Штольце (заместитель начальника отдела «Абвер–2»). Они, отправившие сотни агентов «за кордон» с обязательной капсулой с ядом и приказом «ни при каких обстоятельствах не попадать в руки врага живыми», удивительным образом сохранили свои жизни и оказались кто в русском, кто в американском плену.

Чтобы написать эту книгу, я побывал на трех континентах, пересекал океаны, работал в государственных и частных архивах европейских, азиатских и американских стран, изучил материалы десятков судебных процессов над главными и второстепенными военными преступниками по всему миру, прочитал тысячи страниц свидетельских показаний и собственноручных признаний офицеров абвера.

Берлин, весна 1970.

Юлиус Мадер

вернуться

Игра слов: от нем. die Abwehr — а) оборона; б) защита; в) сопротивление; г) орган разведки и контрразведки Третьего рейха. (Примеч. перев.)

Источник: http://online-knigi.com/page/117397

Ссылка на основную публикацию