Четвертая власть в ссср

Четвертая власть в СССР

Воры в законе — это специфическое для СССР (в дальнейшем для России и стран СНГ) преступное объединение, не имеющее аналогов в мировой криминальной практике, образовавшееся в 30-х годах XX века и характеризующееся наличием жёсткого кодекса криминальных традиций, а также исключительным уровнем закрытости и конспиративности. На уголовном жаргоне словом вор

        без уточнений обычно называется только вор в законе, а не любой совершивший кражу, как в литературном языке. Вор в законе трактуется как «представитель элиты преступного мира, хранитель преступных традиций».

В 1960-х власть взялась за жестокую ломку арестантского и воровского мира. В начале 1970-х воры провели глубокую реформу своей системы, результатом которой стало появление «общака» и рэкета цеховиков с установленной «десятиной». Деньги воровского мира пошли на поддержание зон, что привлекало в него «мужиков».

Воры становились 4-й властью в СССР.

Появление воров в законе относится к началу 1930-х годов, когда жёсткими репрессивными мерами была подавлена активность политической оппозиции и была усилена борьба с общеуголовной преступностью, которая возросла в связи с коллективизацией и последовавшим за ней голодом. Основной сплачивающей силой преступного мира стала тенденция неполитического противодействия и неподчинения власти, а его элитой стали «воры в законе», которые называли себя хранителями криминальных традиций дореволюционной России.

Воров в законе связывал особый кодекс поведения, обычаи и традиции, в число которых вошли полное неприятие общественных норм и правил, в том числе связанных с семьёй (вор в законе ни в коем случае не должен был иметь постоянных связей с женщинами) и не менее полный запрет на какое бы то ни было сотрудничество с государственными органами: как в форме участия в проводимых ими общественных мероприятиях, так и содействия судебно-следственным органам в расследовании преступлений.

В 1940-х годах эти традиции в конце концов привели к почти полному уничтожению этого преступного сообщества в исторической форме: во время Великой Отечественной войны многие из «воров в законе» ответили согласием на предложение властей вступить в ряды Красной Армии, чтобы защитить свою Родину от врага (так называемые «суки»). После победы над Германией они вернулись в лагеря, где между ними и «законниками», не отступившими от традиций преступной среды началась так называемая «сучья война», в результате которой обе стороны понесли крайне значительные потери.

К середине 1950-х после продолжительных «ссучьих войн» и восстаний в лагерях на зонах СССР установился относительно мирный и либеральный режим. Однако это время продлилось недолго, и уже в начале 1960-х власть снова взялась за ужесточение режима в тюрьмах.

Началом ломки послужило Положение об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах союзных республик от 3 апреля 1961 года. Цель перед «тюремщиками» была поставлена достаточно ясная. Прежде всего – по возможности дифференцировать осуждённых, развести их по разным режимам в зависимости от тяжести преступления и профессионального уголовного стажа.

Таким образом власть пыталась свести на нет влияние «воров» и их «идей» на основной контингент арестантов, искоренить арестантские «законы», «правила» и «понятия». «Законченные» «урки» должны сидеть в «своих» колониях и лагерях, «первоходы» – в своих.

При этом и для впервые осужденных вводились режимы разной строгости – в зависимости от тяжести преступления: для «тяжеловесов» создавались отдельные колонии усиленного режима.

Было решено, что пора кончать с неоправданным «либерализмом» в отношении лиц, отбывающих наказание «за колючкой». В тюрьме должно быть тяжело и страшно! Пусть тот, кто её прошёл, будет вспоминать о ней с ужасом и другим закажет туда попадать.

В результате осуждённые лишились многих льгот, завоёванных ими в буквальном смысле кровью в 1950-х.

Вместо этого были введены драконовские ограничения – в том числе на переписку с родными, на получение посылок и передач, на приобретение в магазинах колоний продуктов питания и предметов первой необходимости, запрещалось ношение «вольной» одежды и т.д.

Малолетним преступникам, например, разрешалось не более 6-ти посылок-передач в год, а взрослым, в зависимости от режима, от 1-й до 3-х передач. При этом вес посылки или передачи не должен был превышать 3-х килограммов.

Мясо, мясные изделия, шоколад, цитрусовые и пр. были категорически запрещены к передаче арестантам. Да к тому же право даже на такую жалкую передачу осуждённый получал не ранее чем после отбытия половины срока.

В тюрьмах передачи и вовсе были запрещены.

То же самое и со свиданиями. Взрослым арестантам, в зависимости от вида режима, предоставлялось от 2-х до 5-ти свиданий (длительных и краткосрочных) в год. В тюрьмах «сидельцы» были лишены и этого. При этом администрация имела право за «нарушения режима» вовсе лишать зэка передач и свиданий…

Но не это главное. «Мужик» «пахал» и при новом режиме. Однако теперь он должен был изыскивать возможности «вертеться», добывать своим трудом пропитание в обход официальных правил (лагерный «ларёк» позволялся раз в месяц, в нём можно было «отовариться» на 5-7 рублей)

Тут-то и протягивали руку помощи «чёрные», лагерная «братва». Стали расцветать нелегальные арестантские кассы взаимопомощи под контролем «воров» – так называемые «общаки».

Налаживались через подкупленных работников колоний нелегальные «дороги» на волю, по которым потекло в «зоны» всё то, что строжайше было запрещено: колбаса, шоколад, чай, деньги, водка, наркотики. Конечно, за баснословные цены – но «за колючкой» было всё. И только благодаря «воровскому братству». «Мужик» резко колыхнулся в сторону «законников».

Тем более что теперь «честные воры» и их подручные на первое место стали выдвигать идеи «защиты справедливости», «братства честных арестантов», во главе которого стоят «честные воры».

Несмотря на всю стойкость и волевые качества лидеров «воровского ордена», «законники» вынуждены были считаться с невесёлыми реалиями, сложившимися в местах лишения свободы. «Ментовскому беспределу» и невиданному «прессу» необходимо было что-то противопоставить, чтобы «братство» «воров в законе» не только удержало, но и укрепило власть и в «зонах», и на воле.

https://www.youtube.com/watch?v=b1374_-AgYE

Идеологом таких перемен стал «вор в законе» Черкас, в миру Анатолий Павлович Черкасов.

Черкас принадлежал к новому поколению «законных воров», многие из которых прошли обряд «крещения» в начале 60-х во Владимирской тюрьме строгого режима. «Вором» Черкас стал в зрелом возрасте.

И уже при «коронации» заведомо нарушил «кодекс чести» «законника». Он скрыл, что во время Великой Отечественной был награждён за храбрость и мужество двумя орденами Славы.

Анатолий Черкасов предложил внести несколько серьёзных изменений в «воровские законы».

Прежде всего, отменить обязательное правило, согласно которому «честный вор» обязан был долго не задерживаться на свободе и раз в несколько лет «чалиться» «за колючкой» (настоящий «законник» также и умереть должен был не где-нибудь, а на тюремных нарах).

Наоборот, заявлял Черкас, необходимо сохранить «цвет» «воровского братства», чтобы укреплять влияние «законников» в уголовном сообществе. И, конечно, в местах лишения свободы.

Но в «зонах» разумнее проводить свою политику преимущественно через «положенцев» и «смотрящих» – доверенных лиц «воровского мира» из числа особо авторитетных «жуликов» (самая высокая «масть» в преступном мире, следующая сразу за «вором»; к середине 70-х их стали называть также «козырными фраерами»).

Отсюда вытекало следующее предложение Черкаса.

Поскольку власти ужесточили карательную политику в отношении уголовников, он предложил в основном «бомбить» тех «клиентов», которые не станут обращаться за помощью в правоохранительные органы – прежде всего подпольных предпринимателей-«цеховиков», наркодельцов и даже сутенёров.

При этом соблюдая «справедливость», то есть не доводя людей до отчаяния, когда они могут кинуться искать защиты у милиции, несмотря на угрозу собственной свободе. Другими словами, «идеолог» предлагал заниматься обыкновенным рэкетом, заставляя подпольных предпринимателей делиться «по-честному» неправедно нажитым добром.

Наконец, особую значимость в новых условиях приобретало третье предложение Черкаса.

Раз «менты» пытаются сломить «воров» при помощи подписок, требуя письменного отказа от преступной деятельности, применяя для этого физическое воздействие и стремясь раздавить непокорных, то разумнее всего идти им навстречу и давать такие подписки! Ведь ещё в старом «законе» существовала норма о том, что слово, данное «фраеру» или «менту», ничего не стоит! «Законник» даже освобождался от чувства благодарности к какому-нибудь «штемпу», пусть тот и оказал ему важную услугу (вплоть до спасения жизни).

В завершение Черкас предложил использовать в своих целях высокопоставленных чиновников и даже работников правоохранительных органов, покупая их услуги и обеспечивая этим себе надёжное прикрытие – «крышу».

В начале 70-х годов в Киеве на многочисленной «сходке» «воров в законе» все эти изменения были возведены в норму «закона». Этот «представительный форум» открывал очередную главу в развитии «воровского движения» – рождение «новых воров», с новыми принципами, методами руководства, приёмами борьбы против недругов, жизненным укладом и «моралью».

Весь период 70-х годов в уголовном мире проходит под знаком уверенного возрождения и укрепления власти и идеологии «воров в законе». Новая тактика приносит свои результаты.

Благодаря «обжималовке» подпольных бизнесменов и им подобных преступников наполняются «общаки».

«Законники» благополучно гуляют на свободе и осуществляют «идейное» руководство криминальным и арестантским сообществом, при этом не подвергая себя риску ни в малейшей степени.

Правда, поначалу уголовное «братство», следуя рекомендациям Черкаса, с такой неукротимой энергией бросилось «обжимать деловых», грабить «подпольных миллионеров», что последние были вынуждены вырабатывать адекватные меры. «Цеховики» стали обрастать телохранителями и собственными группами «боевиков» для защиты своей безопасности и безопасности своего бизнеса. Запахло большой кровью.

И тут «воры» в очередной раз оказались на высоте. Они собрали в 1979 году в Кисловодске представительную «сходку», на которую впервые в истории «воровского движения» были приглашены представители противоположной стороны – «цеховики».

После долгих и продолжительных обсуждений непростого вопроса о мире и взаимопонимании стороны в конце концов постановили: теневые предприниматели обязаны выплачивать представителям «цивилизованного рэкета» «десятину» — 10% своих «левых» доходов.

Уголовная «крыша», со своей стороны, обеспечивала им защиту от «залётных» бандитов и мелких хулиганов.

«За колючкой» дела тоже относительно нормализовались. Оказываясь в местах лишения свободы и попадая под «ментовскую ломку», «воры» в критических ситуациях давали подписки, уверяя лагерное начальство, что с преступным прошлым будет навсегда покончено.

К этому времени в местах лишения свободы уже неплохо отлажена теневая система лагерной жизни. Основу составляет мощная производственная база колоний и лагерей.

«Мужик», работавший на производстве колонии, мог заработать неплохие деньги – даже с учётом явно заниженных расценок, официально отбираемой «хозяйской половины» (половина заработка просто вычиталась в бюджет) и всех остальных вычетов (за содержание в колонии, погашение иска, алименты и пр.).

Но использовать эти деньги он не мог: они просто накапливались на его лицевом счёте, откуда арестант имел право потратить в месяц мизерную сумму на приобретение товаров в «ларьке» (до пяти рублей в месяц) или переслать эти деньги своей семье.

Фактически такая помощь была легальным способом обналичивания заработанных денег. Этим пользовались «чёрные». Они помогали арестантам, переславшим суммы на волю, «перегнать» необходимую часть этих денег обратно в «зону». Разумеется, не безвозмездно.

Проценты от таких операций шли «на общак», который, в свою очередь, делился на «зоновский» (для нужд арестантов и, в первую очередь, поддержки «братвы» в штрафных изоляторах и помещениях камерного типа) и «воровской» (для поддержки лидеров уголовного мира на свободе).

Привлечению «мужиков» в свои ряды, а также привлекательности новой воровской системы способствовало ещё одно из нововведений «реформы Черкаса» – это почти полная отмена «прописки» в камерах и на зоне, а также системы «опущенных».

Так, в середине 70-х была запрещена процедура так называемых камерных «прописок», когда новички подвергались издевательствам, всевозможным «проверкам на вшивость» при помощи «игр» и «загадок».

Тот, кто не проходил «подписку», мог перейти в разряд изгоев или просто получал свои порции побоев (затрещины, удары тяжёлыми арестантскими ботинками, мокрым полотенцем и т.д.). К концу 70-х «прописка» существовала только в основном среди «малолеток». Но и здесь «крёстные отцы» преступного мира решительным образом её искореняли.

Читайте также:  Кто в ссср получал самые высокие зарплаты

Ведь раскол в арестантском сообществе, увеличение числа униженных, озлобленных зэков было на руку «ментам», которые потом использовали эту недовольную массу против «отрицалов».

(Кстати, это видно и на более позднем (в 1980-е) примере самой жестокой тюрьмы СССР – «Белого лебедя», где в хозяйственной обслуге и активе состояли именно «обиженные»).

В начале 80-х годов «на продоле» (в межкамерном коридоре) ростовского следственного изолятора №1 было выжжено на стене следующее: «Пацаны! Решением воровской сходки (указывалось место и время сходки) прописки в камерах запрещены. Каждая «хата» отвечает за кровь». (Сами сотрудники СИЗО не стирали эту надпись, поскольку она служила стабилизации обстановки в камерах, снижению количества конфликтных ситуаций).

То же самое и в отношении «обиженных». Сам «воровской мир» теперь был настроен резко отрицательно к процедуре так называемого «опетушения» — то есть изнасилования осуждённых за какие-то провинности.

В «правильных хатах» (камерах под контролем «братвы», воровских «смотрящих») за подобную попытку можно было серьёзно ответить.

Во многих воровских «прогонах» тех лет читаем: «Мужики! Прекратите плодить «обиженных»! «Менты» после используют их против вас».

В «зонах» «воровской мир» тоже всячески пытался пресечь беспредел и «обжималовку», наказывать за лагерные грабежи. «Элита» стремилась сделать так, чтобы «мужик» сам нёс ей необходимое и был её союзником (к примеру, в лагерных восстаниях, которые начали возникать в 1970-е).

Советский режим не мог не отреагировать на усиление «воровской системы», превращения её в параллельную ветвь власти. В начале 1980-х, с появлением тюрьмы «Белый лебедь», начинается новая «ломка» «воров». Об этой странице воровского мира Блог Толкователя расскажет позже.

Вот тут как утверждается полный список воров в законе — http://www.primecrime.ru/chara…. А вот еще такая любопытная табличка:

https://masterok.livejournal.c…

Источник: https://subscribe.ru/group/russkij-mir-i-russkie-v-mire/15011878/

Виктор Кожемяко — Деза. Четвертая власть против СССР

Здесь можно купить «Виктор Кожемяко — Деза. Четвертая власть против СССР» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: История, издательство Литагент «Алгоритм»1d6de804-4e60-11e1-aac2-5924aae99221, год 2012.

Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Деза.

Четвертая власть против СССР» читать бесплатно онлайн.

Эта книга – о трагических, роковых и великих страницах советской истории и о нынешнем отношении к ним.

Российская история советского времени сегодня особенно изощренно фальсифицируется как за рубежом, так и у нас дома десталинизаторами – идеологами известного направления властных усилий.

Для чего? На первый взгляд, чтобы окончательно заклеймить и похоронить все лучшее и светлое в памяти о советской эпохе и не допустить возврата к социальной справедливости. Если же взглянуть глубже, то главной целью видится уничтожение самой России.

Виктор Кожемяко

Деза. Четвертая власть против СССР

Знать правду о прошлом во имя будущего

К читателям

Эта книга – о трагических, роковых и великих страницах истории нашей страны в ХХ веке, а еще – о нынешнем отношении к ним.

Российская история советского времени сегодня особенно изощренно и широко фальсифицируется как за рубежом, так и у нас дома. Кем? Назовем их обобщенно десталинизаторами, имея в виду известное направление властных усилий.

Для чего? На первый взгляд, чтобы окончательно заклеймить и похоронить все светлое в памяти о советской эпохе для недопущения возврата к социальной справедливости. Если же взглянуть глубже, целью видится уничтожение России.

Да, как мы убедились (вспомните горбачевскую «гласность»), прошлое может быть очень ловко использовано для перекройки и даже ликвидации будущего. Целой страны! Ведь Советского Союза в результате не стало.

Внушение народу комплекса исторической неполноценности, ущербности, преступности и теперь сопровождается игрой по тем же знакомым нотам: незаконный Октябрьский переворот и жестокость большевиков во время Гражданской войны, кровавый сталинский режим и 1937 год, репрессии и ГУЛАГ…

Знаковым стало внедрение солженицынского сочинения «Архипелаг ГУЛАГ» в школьную программу для обязательного изучения. Но несет ли истину о сложнейшем историческом периоде этот «роман»? Ту истину, которая – согласимся с В.И. Лениным – конкретна: все зависит от условий, места и времени.

Мне, журналисту «Правды», на газетных страницах постоянно приходится вступать в бой с фальсификаторами и предателями памяти, свидетельство чему многие статьи, очерки и беседы, вошедшие в данную книгу. Но в одиночку с такой задачей я не справился бы. Раскрывать неопровержимую правду прошлого помогают честные ученые, добросовестные специалисты, глубоко исследующие ту или иную историческую тему.

Например, если обратиться к упомянутому ГУЛАГу, поистине бесценные сведения получил я от историков Юрия Николаевича и Михаила Юрьевича Моруковых, отца и сына, много лет занимающихся изучением не мистифицированного, а реального ГУЛАГа и готовых чуть ли не постранично опровергать Солженицына и всех других, кто спекулировал и продолжает спекулировать на этой теме, а им несть числа.

Спекулировать легко, если люди плохо знают подлинную историю. Этим и пользуются фальсификаторы.

Вот злобный и лживый Сванидзе в циклах популярных телепередач «Суд времени» и «Исторический процесс», как только заходил разговор о достижениях советской созидательной работы в предвоенные и послевоенные годы, немедленно с апломбом заявлял: «Это все построили лагерники!» Так было и в передаче, посвященной первой пятилетке. Но поднявшийся с места человек уверенно сказал: «Один процент!» «Что один процент?» – переспросили его. «Лагерники построили от всего созданного за первую пятилетку». И тут же убедительно, со знанием дела это раскрыл.

Вот что значит глубинное проникновение в тему и доскональное знание ее Юрием Николаевичем Моруковым. Именно поэтому он и продолжающий дело его жизни сын Михаил стали моими собеседниками. Результат нашего многодневного творческого сотрудничества – в книге, которую вы сейчас листаете («Неизвестный ГУЛАГ»).

Еще одним примером такого сотрудничества может быть следователь по особо важным делам Владимир Николаевич Соловьев. Ему выпало расследовать историю и обстоятельства расстрела бывшего царя Николая II и его семьи.

За годы своей работы он стал, можно сказать, авторитетнейшим знатоком этой жгучей темы, которая неизменно волнует многих, но по которой тоже немало спекуляций.

И его захватывающий рассказ не только восстанавливает в подробностях (иногда почти никому не известных) напряженное противоборство разных сил вокруг царской семьи, но и дает ответ на ряд вопросов, до сих пор вызывающих острейшие, ожесточенные споры.

Может быть, первый среди этих вопросов такой: Ленин причастен к тому расстрелу? Кто-то в этом абсолютно уверен, и логика тут элементарная. Как же, царскую семью расстреляли большевики, а Ленин – их вождь…

Но что вы скажете, если узнаете, что слово «ленинец» в руководстве уральских большевиков того времени было ругательным? О причинах говорится в беседе с Владимиром Николаевичем Соловьевым, их необходимо знать.

К тому же в Уралсовете сильны были тогда позиции левых эсеров, которые своим давлением очень повлияли на принятое решение.

А ведь через полтора месяца левые эсеры организуют покушение на Ленина! Если же учесть и еще множество конкретных фактов, то получается, что за расстрел этот в ответе вовсе не Ленин, который к нему не причастен, а наоборот – антиленинцы.

Реальные факты и реальные цифры – вот к чему надо обращаться, чтобы опровергать фальсификаторов истории, которые реальность всячески извращают. Утверждается, скажем, что Сталин устроил геноцид народа в Советской стране. Однако за время с 1922 по 1940 год естественный прирост населения в СССР составил 32 миллиона человека. Разве похоже на геноцид?

А сколько злостных антисоветских и антирусских выдумок вдолбили в головы людей о Великой Отечественной войне! Что выиграли ее не благодаря Сталину и партии коммунистов, а вопреки; что к войне страна совершенно не готовилась; что советские маршалы и генералы были бездарными, воевать не умели, а только заваливали врага трупами наших солдат…

По этим и другим острейшим вопросам я провел цикл бесед с целой группой ученых, которым есть все основания доверять. И те цифры, факты, обстоятельства подготовки к войне и хода ее, которые приведены в главе «Победа и Сталин», сомнению не подлежат.

Впрочем, вряд ли стоит комментировать главы книги одну за другой. Лучше ее прочитать. И тогда правда нашего прошлого на самых крутых исторических перепадах предстанет перед вами яснее и убедительнее, опровергая ложь, навязываемую врагами России.

«Вихри враждебные веют над нами…» Они веют извне, из-за рубежа, но не меньше – и от «пятой колонны», от врагов внутренних, которые ненавидят Россию с ее прошлым и хотят, чтобы у нее не было будущего.

Нам надо их победить. Нашим знанием, нашей убежденностью, нашей любовью к родной стране.

Глава первая

Как действуют противники исторической правды

Кто же для России нерукопожатен

«…Нынешние политические воззрения Бондарева суть пещерный сталинизм, делающий его для меня нерукопожатным», – провозгласил недавно Михаил Ефимович Швыдкой. Тот самый, который уверен, что русский фашизм страшнее немецкого. А в данном случае речь идет о выдающемся русском советском писателе Юрии Бондареве.

Это ему доктор искусствоведения, как он представлен в «Российской газете», не намерен подавать руки. Значит, выявлен «сталинизм» у современного литературного классика.

Почему же еще и «пещерный»? И если так, то существует ли пещерный антисталинизм, есть ли пещерные антисталинисты? Во всем этом и кое в чем еще необходимо разобраться.

От Григория Яковлевича Михаилу Ефимовичу

Сюжет с Юрием Бондаревым возник в статье Швыдкого вроде бы мимоходом.

Вообще-то посвящена она книге молодого писателя Захара Прилепина, в которой тот собрал свои интервью последних лет с тридцатью другими прозаиками, поэтами, переводчиками, критиками.

Но вот в связи с тем, что «почвенники» у Прилепина трактуются, как правило, положительно, а «либералы» отрицательно, автор статьи взялся за писателя-фронтовика.

Причем оригинально, надо сказать, взялся! Припомнив давний телефонный разговор, о котором счел нужным поведать в газете. Поведаю вслед за ним и я – процитирую Швыдкого:

«Миша, прошу Вас, никогда не упоминайте мое имя вместе с именем Бондарева!» – Григорий Яковлевич Бакланов говорил сухо и жестко, но даже в его телефонном голосе угадывалось огорчение от того, что он, человек, прошедший войну и обладающий офицерским чувством чести, вынужден объяснять мне, в ту пору популярному театральному критику, очевидные, как ему казалось, вещи. «Прошу Вас, ни в хорошем, ни в дурном смысле, никогда не упоминайте нас вместе». И повесил трубку».

Вот какой интересный состоялся разговор.

Вы не находите, что просьба писателя Бакланова, обращенная к «популярному театральному критику», была весьма странной, как странно и то, что критик решил ее обнародовать? Ведь звучит она по отношению к писателю Бондареву оскорбительно! Это что же такое запредельное должен совершить человек, какую крайнюю неприязнь должен у меня вызвать, чтобы недопустимым (в любом контексте!) стало даже простое упоминание его имени рядом с моим…

Однако Швыдкой хоть и огорчился тогда, по его признанию, таким звонком, но, похоже, не очень был удивлен. «Понятно, – пишет, – что уже в 70-е их развело навсегда». То есть Бондарева и Бакланова развело, двух писателей фронтового поколения. Но виноват, как по всему изложению следует, только Бондарев. А в чем же конкретно обвиняется?

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

СКИДКА ДО 25% ТОЛЬКО СЕГОДНЯ!

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Источник: https://www.libfox.ru/575879-viktor-kozhemyako-deza-chetvertaya-vlast-protiv-sssr.html

Четвертая власть (воровская) в СССР. Воры Одессы. Блатную феню придумали евреи?

Природа хитра. Чтобы животный мир развивался гармонично, она придумала «санитаров леса», а именно, волков, избавляющих животный мир от слабых особей.

Читайте также:  Как жила социалистическая германия 50 лет назад

Так вот одесситы то ли у природы чему-то научились, то ли  сочли, что они не менее хитры, чем природа, и придумали своих санитаров, только «санитаров бизнеса», а если проще, без научных “понтов” — просто воров.

В Одессе эту популяцию всегда считали полезной, неотъемлемой частью одесской жизни…

Благородные, но, увы, жулики

Чтобы не разбазаривать ценнейший генофонд одесского жулья, его надо было где-то заботливо хранить. И тогда по приказу Ланжерона военный комендант Одессы Томас Кобле призвал на помощь одного из лучших архитекторов города Франца Боффо. Боффо задачей проникся, даже воскликнул:

— Меня, чёрт побери, угораздило родиться не в том веке. С детства мечтал строить замки, а мне подсовывали заказы на всякие дворцы. Но уж теперь своего шанса я не упущу!

И Боффо построил в Одессе замок. А специфика заказа дала его творению конкретное название «Тюремный замок». Расположился он в очень престижном месте: там, где сегодня улица Лейтенанта Шмидта пересекается с Пантелеймоновской и Итальянским бульваром.

Творение Боффо настолько понравилось одесситам, что площадь перед замком назвали Тюремной (да, Привокзальной она стала только в 1894 году, когда тюрьму перенесли на Люстдорфскую дорогу). Каждый третий одессит считал за честь провести от трёх до пяти лет в том замке, при этом чувствовал себя там (об этом даже пелось в песне), «как король на именинах».

Вор — профессия почётная и древняя, ещё в Десяти заповедях упомянутая. Но вы-то понимаете, что одесские мазурики, живя в колоритном городе, не могли не расцветить свою профессию одесскими красками.

Федька Бык, обладая слабым зрением, не стал красть у первого попавшегося лоха карманные часы, а просто увёл большие вокзальные часы. О том поведал В. Козачинский в повести «Зелёный фургон».

Правда, вскоре Федька понял, что носить часы в кармане много удобнее, чем на своём горбу, уподобившись одесскому атланту, и, в конце концов, сбыл те часы за три галицийских талера какому-то иностранцу, но обмыть сделку ему так и не судилось, потому что через два часа в Одессе поменялась власть (шла Гражданская война), и за те три талера уже можно было купить только перезвон тех часов.

Если послушать рассказы знатоков одесской старины, в частности Р. Александрова, то нетривиальных воровских приёмов в Одессе уж было изобретено превеликое множество.

К примеру, некие Фукс и Гладштейн прямо с утра как на работу являлись ко входу в канцелярию градоначальника Зеленого на Дерибасовской, 4, и предлагали всем посетителям оставлять у них портфели, саквояжи, кейсы, сидоры и сумки, чтобы, боже упаси, никто не подумал, что в них посетитель несёт градоначальнику взятку. И что интересно, все были уверены, что таково предписание начальства, решившего искоренить коррупцию.

Даже сам градоначальник купился на это. И только много часов спустя, не найдя своего портфеля, а заодно и Фукса с Гладштейном на «рабочем» месте, его осенило: «С чего бы это я сам себе стал давать взятку?!». А ведь идея хороша и нисколько не устарела: сегодня ни суд, ни прокуратура пока не могут побороть коррупцию в Украине, а Фукс и Гладштейн в Одессе эту проблему решили элегантно и сразу.

В ногу со временем

Одесские воры всегда шли в ногу с техническим прогрессом.

Например, стоило в мире появиться электричеству, а в Одессе появиться Бельгийскому электрическому обществу, установившему в домах электрические счётчики, как некий Моисей Халкелевич, выдавая себя за бельгийца (а что, Моисей Халкелевич — типично бельгийское имя), стал ходить по домам, снимать показания счётчика и тут же взимать плату. А если кто отказывался платить, он снимал и счётчик.

Это был настоящий артист, работал только в перчатках, правда, резиновых, потому что Мося боялся в жизни двух вещей: тока и жены, которая била так, как току даже не снилось.

А сколько волнений вызвало появившееся в марте 1874 году в одесских газетах сообщение, что французский аэронавт капитан Бюннель взлетит на воздушном шаре с улицы Херсонской.

Мужской пол закупал бинокли, женский пол запасал голубую краску для глаз под цвет одесского неба.

Десять дней Одесса жила в жутком волнении: полетит или не полетит герой — полёт почему-то всё откладывался. Ажитация нарастала.

Газеты надрывались: «Аэронавт-герой в Одессе!». Но напряжение одесситов не шло ни в какое сравнение с тем, с какой тревогой ждала полёта одесская братва — разве могли настоящие профессионалы упустить такое скопление народа.

И праздник оправдал ожидания — карманники поработали в толпе, форточники пошуровали в опустевших квартирах, семь налётов, было совершенно на ювелирные магазины, ибо вся полиция была брошена контролировать торжество разума и взлёт человеческого духа.

Все газеты на следующий день вышли с броскими заголовками. Правда, градус ажиотажа был слегка снижен, ибо честная одесская пресса честно писала: «С прискорбием следует сообщить, что Бюннель, увы, не герой-аэронавт, он уже попался».

Стали известны подробности, из-за чего откладывался полёт, — десять дней шёл торг между братвой и покорителем стихии, из какого процента стихия будет покорена? Какое счастье, что одесситов как раз это не волновало. А волновало, что один из первых полётов воздушного шара над Россией состоялся с улицы Херсонской, а за такое и кошелька не жалко.

Удачный опыт с шаром был повторен 7 августа 1887 года во время солнечного затмения. Братве затмение понравилось даже больше — солнцу отстёгивать ничего не пришлось.

Профессор в законе

Надо ли говорить, что одесских воров отличала высокая культура и подлинная элегантность. Вам нужны доказательства — ради бога.

Юной девушке, почти Красной Шапочке, случилось как-то ближе к полуночи возвращаться домой от бабушки. И вдруг трах-бах, сюрприз, прямо как в сказке: на ул.

Успенской ей навстречу молодой, приятной наружности Волк, который очень галантно попросил снять каракулевую шубку.

Но Шапочка, сама невинность, вымолвила: «Так я же простужуся!». И тогда кавалер-волк кликнул извозчика, довёз юную непосредственность по указанному ею адресу, проводил на указанный ему этаж и уже там помог снять каракулевую шубку, а заодно и браслетик — надо же было и извозчика не обидеть.

А какую музыкальность демонстрировала простая украинская семья Шопенко, где маму Клаву радовали семь сыновей. Не радовало Клаву только то, что за одним столом собрать их всех ей удавалось крайне редко — всякий раз кто-то из её любимцев сидел не за её столом, а в другом месте и ел не её фирменный борщ, а баланду, тоже, в принципе, фирменную.

Но однажды всё же все собрались в родном доме (Соборная пл., 2, флигель во дворе, 2 этаж), и только вознамерились поднять чарку и закусит базарным сальцем, как этажом выше из квартиры соседа Могилевского, профессора-правоведа Новороссийского университета, зазвучала нечеловеческая музыка, извлекаемая из недр рояля женой профессора.

Очень хотелось назвать звучащее ноктюрном почти однофамильца Шопенков Фредерика Шопена, но, увы, язык не поворачивался это сделать, потому что кусок базарного сала застрял в горле.

Тем более, что в те минуты весь двор (Соборная пл.

, 2) обратил внимание, как что-то тяжёлое ворочается на втором этаже: то ли тяжёлые мысли в головах только что вышедших на свободу братьев Шопенко, то ли то ворочался в гробу их почти однофамилец Шопен.

А вскоре профессор-законник отбыл с женой на курорт в Карловы-Вары. Дни его пребывания там ничем не были омрачены, а вот момент прибытия семьи назад как раз был омрачён: в потолке гостиной наблюдалась дыра на чердак, в точности повторяющая контуры рояля. И как профессор не крутил головой, рояль в гостиной не наблюдался.

Похищение рояля через потолок долго обсуждалось в Одессе, но никем не осуждалось — Шопена в Одессе любили больше, чем музыкальность мадам Могилевской. Полиция следствие вела вяло, постоянно перечитывая записку, оставленную похитителями: «Это тебе за Шопена, артистка занюханная!».

Да уж, восьмую заповедь в Одессе хранили трепетно, но нарушали регулярно. И время мало что изменило. Остаётся вздыхать, причитать, но лучше цитировать классику, к примеру, не устаревающего Михаила Зощенко:

«Что-то, граждане, воров нынче развелось. Кругом прут без разбора. Человека сейчас прямо не найти, у которого ничего не спёрли».

И это Зощенко ещё в одесских маршрутках не ездил…

Филологи спорят по поводу происхождения уголовного жаргона

Как не без основания утверждают знатоки, евреи народ изобретательный. Они подарили миру такие нужные в хозяйстве вещи, как теорию относительности, коммунизм, реакцию Вассермана и еврейские анекдоты.

Но кто мог подумать, что именно евреи придумали в России… воровской жаргон?! По крайней мере, так утверждает филолог П.

Корявцев в своем исследовании «Отдельные вопросы этимологии блатной фени».

ВЕК СВОБОДЫ НЕ ВИДАТЬ!

Каким же образом выходцы из страны обетованной научили уголовников ботать по фене? Автор утверждает (век свободы не видать!), что в XIX веке в уголовный мир России влилось большое количество сынов Израиля.

Это было связано с введением в 1791 году черты оседлости. Лицам иудейского вероисповедания фактически запрещалось проживание в крупных городах.

Соответственно любой ловец счастья, отправившийся из местечка в мегаполис в поисках лучшей доли, сразу же попадал на нелегальное положение.

Исследователь приводит такие цифры: в 1869 году по данным полиции 53 % лиц из числа потомков Авраама, официально зарегистрированных в Санкт-Петербурге, состояло на учете в сыскном отделении. Воровской жаргон стал активно пополнятся лексикой из идиша и иврита.

Уже в 1892 году было издано «Наставление по полицейскому делу», где отмечалось, что «межъ воровъ во множестве употребляются слова еврейскаго происхождения». В связи с этим для городовых был составлен специальный словарь, чтобы они понимали, о чем говорят между собой урки. Вернее, базарят.

После революции места не столь отдаленные стали в изобилии наполнятся самым разным народом. Еврейское влияние растворилось под натиском посланцев всех братских республик СССР. А феня осталась.

В ней знали толк такие авторитетные люди, как академик Лихачев, конструктор Королев, маршал Рокоссовский… И часть этих, кстати, хорошо знакомых нам слов, приведена в табличке ниже.

ЗА БАЗАР ОТВЕТЯТ ОФЕНИ

Честно говоря, становится немного обидно за наш великий и могучий. Неужели в русском языке не нашлось лексики для нужд и чаяний работников ножа и топора? С этим вопросом мы обратились к профессору Анатолию Баранову, заведующему отделом экспериментальной лексикографии Института русского языка РАН.

— Трудно спорить с тем, что отдельные слова фени пришли из идиша. Это очевидно. Но туда попадали слова и из украинского и других языков. По одной из гипотез — весьма правдоподобной — феня это язык, который использовался бродячими торговцами — так называемыми офенями.

Они собственно и создали этот язык. Почему они стали так говорить? Потому что это был язык для своих. Офени были лихими людьми. Они ходили с товаром от одного села к другому. Эти товары представляли немалую ценность и офени вполне резонно опасались грабежа.

У фени две главные функции: первая это сокрытие информации от других. А вторая — это распознавание «своих». А поскольку эти люди ходили по большой дороге, то зачастую сами не брезговали криминальным ремеслом.

И впоследствии этот язык очень органично стал использоваться в преступной среде.

— Насколько весом все же вклад еврейского народа в формирование этого языкового явления?

— В той статье, которую мы обсуждаем, бедным евреям приписывается все на свете. Но действительно были области, где еврейское население превалировало. Особенно после снятия черты оседлости. Например, в Одессе. Есть совершенно замечательные рассказы Бабеля про уголовный мир Одессы, где описывается банда налетчика Бени Крика из еврейского района Молдованка.

Из художественной литературы мы знаем, что в США итальянская коза ностра тесно взаимодействовала с еврейской мафией. То есть еврейские уголовники причастны к созданию блатного жаргона. Но версии происхождения слов, которые предлагает автор, во многих случаях вызывают у меня сомнения. Так «маза» возводится к ивритскому «мазаль» — «удача».

Трудно с этим согласиться, вообще этимология этого слова неясна. А слово «братва» возводится к ивритскому «брит» — священный союз. Это очень сомнительно, потому что «братва» это, конечно, производное от слова «брат». Это по словарю Фасмера общеславянский и индоевропейский корень. А иврит, как мы знаем, это семитский язык, а не индоевропейский.

И вообще, ссылки на иврит выглядят очень сомнительно.

— Почему?

Источник: http://www.kingniknik.ru/chetvertaya-vlast-v-sssr.html

Четвертая власть, вторая древнейшая или ….?

Существует два определения журналистики. Одно из них, характеризующее качественный состав людей, занимающихся этим делом, утверждает, что журналистика — вторая древнейшая профессия, считая первой проституцию.

Второе определение утверждает, что пресса — это четвертая власть, имея в виду, что первые три власти — это законодательная, исполнительная и судебная.

Прошу прощения за то что в данной теме будут упонянуты нетерпимые слова, но другого представители прессы за свои труды мне не оставили. Да и пора уже трезво глянуть на окружающие вещи и назвать это всё своими именами.

В отличие от тех проституток, которые в силу склонности ли или необходимости ли выбирают себе эту профессию, но при этом абсолютно точно понимают, чем они занимаются, журналисты напоминают проституток, умственно недоразвитых, то есть тех, кто в массе своей и не догадываются, что они делают, да и не думают об этом. (Автор при этом не хочет обидеть журналистов-проституток, которые точно знают, что делают.)

Вызвано это следующим. Чтобы понять смысл большинства явлений жизни, большинства ее проблем, надо пожить и позаниматься этими проблемами как своим Делом, отвечать за них.

В журналистику идут с младых лет, то есть туда поступают люди, которые в своей жизни никогда ни за какое Дело не отвечали по в сути своей ни о чем, кроме животных инстинктов, понятия не имеют.

Да, они умеют хорошо писать, хорошо говорить, имеют богатый словарный запас. Но все это «красивый шкаф-купе с убогим содержимым».

Какие выводы о действиях руководителя страны может сделать человек, который никогда не руководил профессионально даже колхозной свинофермой? Как он может понять ответственность за Дело, если сам никогда за Дело не отвечал?

Эти люди, бюрократы по образованию и воспитанию, в подавляющей массе — мудраки. В смысле — люди, которые думали что поступают мудро, но на деле поступали как дураки. Им просто делать нечего.

Не имея собственного понимания происходящего, не имея собственного мнения, они принимают любую оценку событий, если она кажется им происходящей из «мудрого» источника, и считают ее собственной оценкой. Меняется источник «мудрости», и они меняют свои убеждения, не испытывая ни малейших угрызений совести.

Не иметь своих мнений и убеждений — это их профессия; в связи с чем тогда совесть будет «беспокоит» этого «профессионала»? У проститутки половой акт — это тоже профессия и ее из-за этого совесть тоже не мучает.

Сравните, как выступают лидеры забастовщиков и журналисты.

Первые тупят глазки, им неудобно смотреть прямо в глаза народу, их мучают остатки совести, они начинающие проститутки, они еще не вытравили из своего сознания полностью такие понятия, как честь и достоинство.

И это люди, которые никогда в жизни не кормились за счет народа или партийных взносов. Они кормились только за счет своего труда, порой тяжелого и опасного.

А посмотрите, как выступают все эти полторанины, цветовы, волкогоновы и прочие выкормиши партийных школ ЦК КПСС. Вчера еще они убеждали всех, что коммунизм — это молодость мира, а сегодня — что капитализм это молодость мира, и ни малейшего стыда в глазах! А чего им стыдиться? Ведь это вам не простые б…., это проститутки-профессионалки!

Понимание сути происходящего или приверженность к определенным убеждениям не позволяет человеку продаваться. Легче всего купить того, кто профессионально не имеет ни убеждений, ни понимания. И действительно, пресса по сути своей наиболее продажная организация из всех организаций страны. Это профессионально.

Положение с качественным составом журналистики в СССР усугубилось еще и тем, что с «перестройкой» в стране произошла замена более умных людей более подлыми и далеко не умными. Да, при коммунистах преданность коммунистическим убеждениям журналистов была главным. А что стоило прикинуться убежденным? В этом плане они все были одинаковыми, и отбор шел по уму, по знаниям.

С «перестройкой», расталкивая прежних ведущих журналистов, к газетным полосам и телевизионным экранам рванули те, кто до этого был в тени. Разумеется, это были не только молодые и наиболее подлые, но и наименее умные и образованные.

Может быть, наиболее характерным или наиболее видным (в полном смысле этого слова) является кадровый состав телевидения дерьмократов. Мальчики и девочки, мелькающие на экранах, каждый раз, открывая рот, извергают такие несусветные потоки глупости…

Им бы учиться, учиться и учиться, как завещал великий Ленин, но его-то они как раз и не почитают, возможно, именно в связи с этим завещанием.

На российском канале одно время был диктором молодой человек, рыжеватенький, лысоватенький и усатенький. Исходя из того, что он обычно говорил, следовало, что он сам убежденный дерьмократ, так сказать, до мозга костей. Как-то он рассказывал об армянско-азербайджанском конфликте, показал зрителям пистолетную гильзу и сообщил, что это «пуля от нагана Макарова».

Только для женщин, которым простительно незнание некоторых областей деятельности мужчин, поясним, что это высказывание рыженького аналогично тому, как если бы он показал с экрана бюстгальтер и заявил, что это грудь бабьей женщины. Для мужчины же незнание разницы между патроном, гильзой, пулей или конструкторами оружия Наганом и Макаровым непростительно.

Так стоит ли удивляться при проявлениях кретинизма в более сложных вещах? Телевидение может сегодня показать репортаж из села о массовом забое молочного стада и птицы, а на следующий день радоваться сообщению правительства, что наша страна имеет большие запасы зерна. Но зерно — это корм для скота, и если скот режут от бескормицы в то время, когда корм есть у правительства, то надо не радоваться, а рыдать. Но для этого должно быть немного ума в голове.

Вы посмотрите, как тешатся своим интеллектом журналисты во всех телепередачах, как бахвалятся им, как кичатся эти «шоумэны».

В то же время с каким тупым энтузиазмом они мусолили выдумку перестройки, не понимая, что это; выдумку рыночных отношений; выдумку реформ — и ни в одном случае не последовало ни малейших потуг ума понять, что это такое, зачем нужно народу, что это дает столь любимой им демократии. Полный суверенитет языка от мозгов!

Пока пишутся эти строки, автор с полной уверенностью может сказать о том, что к 26-му апреля, т.е. к очередной годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС, газеты снова запестрят «фактами из архивов КГБ и версиями о том как это было», и с полной ответственностью автор может сказать — правды там будет лишь половина, а то и ещё меньше.

Говорят, что ум человеческий имеет предел, а глупость беспредельна. В этом смысле наша пресса беспредельна.

Теперь о другом определении прессы, о том, что она «четвертая власть». Это правильно, но лишь наполовину. Она власть, но не четвертая, она — либо первая власть либо ни какая. Власть имеет один номер — первый.

Вот с таким багажом и оказываются те, кто по прежнему верит газетным фуфлыжкам и телевизионным кочерыжкам, где и правды не скажет даже тот же вшивый ТВ-канал «Дискавери», славящийся бахвальством военной техники США…

Я считаю, что нет особой причины доверять наслово тем деятелям, которые каждую годовщину катастрофы будут убеждать нас в том что то, что они говорят — это святая правда.

Источник: https://Professionali.ru/Soobschestva/rozhdyonnye_v_sssr/chetvertaya_vlast_vtoraya_drevnejshaya_ili_/

Органы власти в СССР с 1924 по 1991 годы

Органы власти в СССР с 1924 по 1991 годы

Органы власти в СССР с 1924 по 1991 годы

Добрый день, дорогие друзья!

В этом посте мы поговорим об одной из самых сложных тем в истории России — органах власти в СССР с 1924 по 1991 годы. Тема эта вызывает не просто трудности у абитуриентов, а порой ступор, так как если структура органов власти царской России хоть как-то понятна, то с СССР наступает какая-то неразбериха.

Оно и понятно, советская история сама по себе во много раз сложнее для абитуриентов, чем вся предшествующая история России вместе взятая. Однако с помощью этой статьи об органах власти в СССР вы сможете разобраться этой темой раз и навсегда!

Начнем с основ. Всего есть три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Законодательная власть — принимает законы, которые регулируют жизнь в государстве. Исполнительная власть — эти самые законы исполняет. Судебная власть — судит людей и следит за правовой системой в целом. Более подробно смотрите мою статью о структуре власти в РФ.

Так вот, мы сейчас с Вами разберем органы власти, которые были в СССР — Союзе Советских Социалистических Республик, который образовался, как Вы помните, в 1922 году. Но сначала оформите подписку на новости сайта!

Органы власти в СССР по Конституции 1924 года.

Итак, первая Конституция СССР была принята в 1924 году. Согласно ей,  вот такие были органы власти в СССР:

Вся законодательная власть принадлежала Съезду Советов СССР, именно этот орган власти принимал все законы, обязательные для всех союзных республик, которых первоначально было 4 — УССР, ЗССР, БССР и РСФСР.

Однако Съезд собирался всего раз в год! Поэтому между съездами его функции выполнял Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК).

Он же объявлял созыв Съезда Советов СССР.

Однако и сессии ЦИКа прерывались (было всего 3 сессии в год!) — отдыхать-то надо же! Поэтому между сессиями ЦИКа действовал Президиум ЦИКа.

Согласно Конституции 1924 года,  Президиум Центрального Исполнительного Комитета является высшим законодательным исполнительным и распорядительным органом власти Союза Советских Социалистических Республик. Однако за свои действия он был ответственен перед ЦИКом.

Президиум ЦИКа все поступающие на его рассмотрения законопроекты, направлял их двум палатам ЦИКа: Союзному Совету и Совету Национальностей.

Однако не вся испольнительная власть принадлежала исключительно Президиуму ЦИКа! Центральный испольнительный комитет утверждад СНК — Совет народных комиссаров. По-другому он фигурирует в тестах ЕГЭ как Совнарком! СНК состоял из народных комиссариатов. Ими руководили народные комиссары, коих изначально было десять: 

народный комиссар по иностранным делам; народный комиссар по военным и морским делам; народный комиссар внешней торговли; народный комиссар путей сообщения; народный комиссар почт и телеграфов; народный комиссар рабоче-крестьянской инспекции; председателя Высшего Совета Народного Хозяйства; народный комиссар труда; народный комиссар продовольствия; народный комиссар финансов.

Кто конкретно занимал все эти должности — в конце статьи! Фактически СНК — это Правительство СССР, которые должно было также исполнять законы, принимаемые ЦИКом и Съездом Советов СССР. При СНК было образовано ОГПУ — Объединенное Государственное Политическое Управление, которое заменило ВЧК — Всероссийскую Чрезвычайную Комиссию («чекистов»).

Судебную власть осуществлял Верховный Суд СССР, который формировал также Съезд Советов СССР.

Как видите ничего сложного. Однако стоить добавить, что у каждого этого органа власти был свой Председатель, который его курировал (возглавлял), у него были свои заместители.

Более того, Союзный Совет и Совет национальностей имели свои Президиумы, которые функционировали между их сессиями.

Само собой был и Председатель Президиума Союзного Совета Председатель Президиума Совета Национальностей!

Органы власти в СССР по Конституции 1936 года.

Как видно из схемы, структура органов власти в СССР стала намного проще. Однако есть одна ремарка: до 1946 года продолжал существовать СНК (Совнарком) вместе с наркоматами. Кроме этого был образован НКВД — народный комиссариат внутренних дел, в состав которого вошли ОГПУ и ГУГБ — государственное управление государственной безопасности.

Понятно, что функции органов власти были те же. Просто изменилась структура: ЦИКа уже не было, а Совет Союза и Совет национальностей вошли в состав Верховного Совета СССР. Верховный Совет СССР — это переименнованный Съезд Советов СССР, он созывался теперь 2 раза в год. Между съездами Верховного Совета СССР его функции исполнял Президиум.

Верховный Совет СССР утверждал Совет Министров СССР (До 1946 г. был СНК) — правительство СССР, и Верховный Суд СССР.

И у Вас может возникнуть закономерный вопрос: «А кто же был главой государства СССР?». Формально СССР управлялся коллективно  — Верховным Советом СССР и его Президиумом. На деле же в этот период тот кто занимал пост Председателя СНК  и был главой партии ВКП (б) и являлся главой СССР. К слову, таких человека было всего три: В.И. Ленин, И.В. Сталин и Н.С. Хрущев. Во все остальные времена, пост главы партии и главы правительства (Председателя Совета Министров СССР) были разделены. Более подробную информацию о Председателях СНК (а с 1946 года — Совета Министров), вы сможете найти в конце этой статьи

Источник: http://ege59.ru/2014/04/24/organy-vlasti-v-sssr-s-1922-po-1991-gody/

Ссылка на основную публикацию