Фронтовой фотокорреспондент георгий зельма

Сталинградская битва в документах РГАКФД | Российский государственный архив кинофотодокументов (РГАКФД)

«Жив ты или помер – Главное, что б в номер

Материал успел ты передать…»

К. Симонов

Российский государственный архив кинофотодокументов – особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации. Архив – крупнейшее и старейшее в мире государственное хранилище аудиовизуальных документов. В этом году нам исполнился 91 год со дня основания.

На государственном хранении в нашем архиве находятся более 45 000 наименований кинодокументов начиная с первой киносъёмки в России 1896 г.

 – коронации императора Николая Второго до настоящего времени, около полутора миллионов оригинальных фотодокументов с 1850 года по настоящее время: это и дагерротипы, и ферротипии, и альбомы, в том числе принадлежавшие царской семье, и негативы на стекле и пленке, и современные цифровые фотоизображения; а также более 10 000 видеодокументов, созданных в профессиональном формате.

«Слова врут, документальное изображение – никогда», – сказал как-то Жан-Люк Годар.

О Великой Отечественной войне сказаны миллионы слов, но ее истинный образ создавался не постфактум, а прямо на месте — силами командированных на фронт кинооператоров и фотокорреспондентов. Именно их глазами мы видим Великую Отечественную, когда смотрим черно-белую военную хронику или фотографии этого периода.

За четыре года войны кинооператоры и фоторепортеры сделали сотни тысяч фотоснимков, сняли миллионы метров кинопленки. Около полутора часов из каждых суток ужасной войны остались запечатленными.

Эти люди отправлялись на передовую и снимали из окопов, из смотровой щели танка, выезжающего первым на поле боя, из кабины самолета, через амбразуру дзота, из окон горящего здания…

снимали отовсюду, где шел разгул войны.

В РГАКФД хранится свыше 2 тыс. названий (это более 3,5 тыс. ед. хр. и около 1 миллиона м кинопленки) кинодокументов военных лет и более 90 тыс. единиц хранения фотодокументов. Среди них 221 кинофильм и специальные выпуски, 402 номера киножурнала, 1462 кинолетописных сюжета.

2 февраля 1943 года завершилась Сталинградская битва – сражение, которое стало переломным моментом войны, после которого фашистские войска окончательно потеряли стратегическую инициативу.

Вот почему фотодокументы об этой эпопее, собранные Российским государственным архивом кинофотодокументов, представляют исключительную ценность. В архиве хранится более 1700 негативов о Сталинградской битве, запечатленных такими известными мастерами, как Г. Зельма, Г. Капустянский, Э. Евзерихин, О.

 Кнорринг, Г. Липскеров, Н. Ситников, В. Темин, Я. Рюмкин, а также два фотоальбома. Один из них особенно интересен (Ал. № 1203). Все снимки (15) не только информативны, но и высокохудожественны. Предположительно фотографии сделаны С. Алпериным. Альбом был подарен Н.С. Хрущеву полковником Г.Е.

 Гришко в декабре 1944 г.

Фотодокументы РГАКФД о Сталинградской битве относятся к боевым действиям, фронтовой жизни города, его восстановлению. Первая, наиболее многочисленная, группа (800 ед. хр.) отражает хронику военных событий, деятельность командования, мужество и героизм бойцов и командиров, катастрофу попавшей в плен немецкой армии и трагедию плена.

Масштаб разрушений Сталинграда доносят до нас 360 документов: улицы, набережные, мосты, уцелевшие стены домов с отсутствующими этажами и пролетами. Пустые глазницы зданий потрясают до сих пор. В восстановлении города принимала участие вся страна. Фотодокументы запечатлели трудовые будни жителей, фактически заново построивших город.

Наиболее значительная часть коллекции это фотографии Сталинградского цикла Эммануила Евзерихина. В течение многих месяцев Евзерихин запечатлел настоящий, голодный и разрушенный Сталинград.

Панорамы горящего города с «ослепшими» окнами домов; боевые действия бойцов Красной Армии; пугающая пустота вымерших улиц; постройки, от которых остались одни каркасы, напоминают плоские театральные декорации или разбросанные детали конструктора. Снимки пленных немцев проникнуты отчаянием и заставляют сопереживать людям, ставшими жертвами войны.

Замерзшие, жалкие, закутанные в лохмотья и построенные в неровные шеренги солдаты бредут по белому снегу в никуда, их лица и фигуры оставляют лишь ощущение чудовищной бессмысленности всякой войны.

Трудно себе представить, как в условиях зимы где-то в подвале разрушенного дома Евзерихин проявлял пленку, сушил ее для срочной отправки негативов в Москву. Сроки всегда поджимали – снимки должны были появиться в газетах на следующий день одновременно со сводками Совинформбюро.

Военный фотокорреспондент «Известий» Георгий Зельма был в Сталинграде с первого дня, когда он стал фронтовым городом, и до окончательного разгрома гитлеровской группировки.

Сталинградская битва, показанная Георгием Зельмой, предстает во всей сложности и многообразии, с ее невиданным героизмом, грозными испытаниями, радостью побед, горечью переживаний и потерь. Фотокорреспондент находился в гуще битвы, в знаменитой 62-й армии генерала В.И. Чуйкова.

Отснятую пленку отправляли для проявки и печати самолетами. «Иногда мы с фронтовым оператором В. Орлянкиным, – вспоминает Георгий Анатольевич, – проявляли пленку сами. Для этого надо было под вражеским обстрелом перейти замерзшую Волгу – в село Бурковское.

Там, в землянке, мы и устроили «лабораторию»: проявляли, сушили пленку, натягивая над ней простыни, – оберегая от земли, которая сыпалась с потолка от близких разрывов…»

В архиве храниться не так много снимков, сделанных военным фотокорреспондентом Георгием Лепскеровым в Сталинграде. Уникальный снимок «Взятый в плен генерал-фельдмаршал Паулюс» вошел в историю.

Вот как рассказывает об этом сам Георгий Абрамович: «Утром 31 января меня срочно вызвали в штаб 64-й армии, где я служил фотокорреспондентом. Прибыв в Бекетовку, я увидел среди собравшихся командующего армией М. Шумилова, председателя ГКО А.

 Чуянова и узнал, что вскоре привезут пленного Паулюса. Нужно ли говорить, в каком я был напряжении. Вскоре его привезли. Около дома, где находился штаб Шумилова, Паулюсу, начальнику его штаба и адъютанту, пришлось подождать.

Как только Паулюс чувствовал наведенный на него фотоаппарат, он отворачивался или высоко вскидывал голову. И вот пора идти. В этот момент Паулюсу было не до выправки. Это видно на фотографии».

Яков Рюмкин спустя сорок лет после войны вспоминал о своей 200-дневной съемке Сталинградской битвы, когда он в качестве фотокорреспондента «Правды» был прикомандирован к 62-й армии: «Обстановка была трудная, порой критическая, но мы понимали значение нашей журналистской работы.

Время позволяет лучше оценить то, что ты сделал. Информация, которую мы тогда посылали в свои редакции, была очень нужна людям – они хотели видеть, что происходит на этом тяжелом участке фронта…

Мы снимали бои, различные эпизоды военных действий, но больше всего – людей, потому что каждый боец заслуживал, чтобы его знала вся страна».

Николай Ситников был командирован в освобожденный Сталинград в качестве корреспондента ТАСС. Здесь, снимая героев – участников битвы за Сталинград, он старался шире и подробнее показать возвращение в город мирной жизни: разборы завалов, возвращение беженцев, первый рабочий поезд, пришедший в Сталинград после освобождения, рабочие в цехах восстанавливаемых заводов, заботы мирных жителей…

К сожалению, существует комплекс фотодокументов, посвященных Сталинградской битве, авторы которых не известны.

Кроме фотодокументов историю Сталинградской битвы во всем многообразии отражает кинохроника.

Фронтовые кинооператоры Великой Отечественной войны – это летописцы, хроникёры войны.

Константин Симонов, сам прошедший всю войну, писал: «Глядя в тылу кадры фронтовых кинохроник, люди не всегда ясно представляют себе, что значит работать с киноаппаратом в условиях современной войны, что стоит тот или иной, казалось бы, не особенно внешне эффектный кадр киноленты. Он почти всегда стоит неимоверных усилий». Война, снятая нашими операторами, – это война солдатская, снятая из окопа на переднем крае.

Шесть месяцев, начиная с первого налета на Сталинград вражеской авиации до последнего залпа по окруженной группировке врага, вместе с защитниками города были кинооператоры. Они, так же как и рядовые бойцы, повторяли ставшую крылатой фразу: «За Волгой нет для нас земли!».

Историческую битву на Волге снимали военные кинооператоры Борис Вакар, Николай Вихирев, Соломон Гольбрих, Израиль Гольдштейн, Давид Ибрагимов, Роман Кармен, Исаак Кацман, Абрам Козаков, Абрам Кричевский, Иван Малов, Евгений Мухин, Валентин Орлянкин, Григорий Островский, Михаил Посельский, Авенир Софьин, Борис Щадров. Материалы, отснятые ими, вошли в выпуски «Союзкиножурналов» и документальный фильм «Сталинград».

Читайте также:  20 лучших советских комедий

В РГАКФД хранится 9 документальных фильмов («Сталинград», «Возрождение Сталинграда», «Разрушения Сталинграда, «Великая битва», «Великая Отечественная. Фильм 7. Оборона Сталинграда. Фильм 8. Победа под Сталинградом» и др.), сюжеты в 175 документальных фильмах, сюжеты в 21 выпуске «Союзкиножурнала» за 1942–1943 гг., 70 сюжетов «Кинолетописи», посвященных Сталинградской битве.

Все фронтовые съемки делили на две тематические части. В первую входили победные репортажи, которые показывал в кинотеатрах «Союзкиножурнал», выходивший несколько раз в месяц.

В каждом выпуске «Союзкиножурнала» была рубрика «Кинорепортаж с фронтов Отечественной войны», в которой и демонстрировались фронтовые репортажи о ходе Сталинградской битвы. Каждый репортаж обязательно имел свое название – «Юго-Западнее Сталинграда», «Отстоять Сталинград», «В районе Сталинграда», «Сталинград», «Сегодня в Сталинграде», «Город-воин» и т.д.

В репортажах из Сталинграда мы можем увидеть ожесточенные бои на подступах к Сталинграду, атаки танков, пехоты, артиллерии, воздушный бой уличные бои, виды Сталинграда, наступление советских войск под Сталинградом, немецких военнопленных, трофеи. Длительность сюжетов составляет 3–5 минут.

Основная трудность и специфика работы фронтового кинооператора заключалась в том, что «Союзкиножурнал» требовал, чтобы материал представлял из себя законченный рассказ о событии. Для этого надо снять не только общие планы, но и крупные планы людей, деталей, необходимые для построения связного кинорассказа.

К тому же снятый с одной точки материал не дает представления ни о масштабах события, ни о людях. Для съемок наступательной операции оператору нужно провести несколько дней в войсковой части в момент самых активных боевых действий, снять все их элементы, начиная с артподготовки, атак до преодоления укреплений врага, взятия пленных, трофеев и т.д.

Только в этом случае материал будет признан полноценным и попадет на экран.

Вторая часть съемок шла не в «Союзкиножурнал», а в «Кинолетопись». Эти кадры не показывали широкой аудитории, их снимали как бы «про запас», на будущее, когда будет одержана полная победа над врагом.

Но иногда их использовали и при создании документальных фильмов, посвященных тому или иному масштабному сражению. Например, в некоторых монтажных листах к летописи о Сталинградской битве есть сюжеты с пометой «К фильму «Сталинград».

Все сюжеты в кинолетописи немые, но к ним есть монтажные листы, составленные на основании студийной аннотации, по которым можно судить о содержании того или иного сюжета.

Фронтовая кинолетопись широко использовалась в агитационно-пропагандистской работе среди защитников Сталинграда. Убежденность в правоте своего дела и патриотизм воинов порождали массовый героизм, который проявлялся в упорной борьбе за каждый дом, за каждый камень и клочок родной земли.

Итак, оказавшись на месте по распределению командования части, фронтовые кинооператоры совмещали в себе три роли – сценариста, режиссера и оператора, самостоятельно решая, кого и как снимать. Операторы часто применяли «парный» метод работы: один снимает общие планы, второй – более крупные.

Точка съемки, ракурс, момент включения камеры и другие важные моменты творческого решения кадра выбирались в скоростном режиме. На войне это называлось «арифметикой». Непростой «арифметики» требовала камера «Аймо», которая стала главной героиней всех операторских мемуаров. Кассета вмещала всего тридцать метров – одну минуту экранного времени.

Очень сложной была частая перезарядка в боевых условиях, сложным был, например, расчет времени полета бомбы и ее взрыва на земле – заснять все на одной кассете не всегда удавалось. Следует напомнить, что три с половиной миллиона метров отснятой во время Великой Отечественной войны кинохроники складывались в основном из тридцатиметровых кусков пленки.

Количество вложенного труда можно только вообразить.

Отснятую плёнку с кассетой нужно было завернуть в черную бумагу и засунуть в темный мешок. При этом, если во время перезарядки на плёнку попадала соринка, то на студии, при проявке, материал сразу уходил в брак.

Снятое отсылалось в Москву самолетом, и должно было сопровождаться монтажным листом, в котором оператор пояснял содержание кадров. В ответ на каждый материал приходила рецензия от московских редакторов.

Иногда с отрицательным ответом: «Брак-переснять!».

В период Сталинградской эпопеи фронтовые операторы впервые столкнулись со съемкой уличных боев. Умозрительно они представляли себе, что значит бой за улицу, за перекресток, за дом, но надо было научиться его снимать и не стать случайной жертвой немецкого снайпера или шальной мины.

Вместе с тем надо было показать на экране, что перенес советский воин, остановивший фашистскую армию на берегах Волги. «Целая армия, уцепившись за берег Волги, вросла в узкую полоску земли, – вспоминает оператор А. Кричевский. – Правда, дивизии, полки и батальоны давно уже перестали быть таковыми по количеству людей и сохранили только свои названия.

От КП армии до КП полка было меньше двухсот метров. И все же это была стальная линия обороны.

Города, по существу, нет. Стоят разрушенные коробки домов. Все, что могло гореть, сгорело».

Валентин Орлянкин первым снимал в упор уличные бои в Сталинграде. Альпинист-любитель, он лазил по разбитым домам. Он же первым снял лобовой танковый таран, когда танк давил дот. Орлянкин тогда находился в танке и сильно пострадал.

Переползая по ходам сообщений, которые здесь назывались «улицами», перебегая в местах, где висели таблички с надписью: «Здесь не переходи, а перебегай! Стреляет немецкий снайпер!», маскируясь за стенами домов, живя вместе с солдатами в землянках, вырытых на склонах волжских берегов, операторы вели кинолетопись великой битвы.

Командование хорошо понимало всю важность миссии, выполняемой фронтовыми кинохроникерами, и всячески содействовало им.

Фашисты еще оборонялись, но час расплаты приближался. Когда войска Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов перешли в наступление, операторы шли с наступающими частями.

Фронтовые операторы, снимая последние кадры Сталинградской битвы, покрытые снежным саваном трупы немецких солдат, разбитую военную технику, автомашины, бесчисленные колонны пленных, идущих на восток, думали о том, что скоро, очень скоро в этом мертвом городе снова начнется жизнь.

Сталинградские операторы с честью выполнили свой долг. Об их работе написал в газете «Литература и искусство» (1943, 6 марта) писатель С.

 Нагорный: «Они снимали все перипетии великой борьбы, как будто знали, что сгорят эти дома и разрушатся эти цехи, но придут из-за Волги подкрепления, и наступит блистательный миг победы, и на площади города, среди домов, насквозь пронизанных солнцем, соберутся на митинг бойцы и горожане великого Сталинграда.

А может быть, действительно знали они все наперед? Да знали, потому что были вместе с защитниками Сталинграда и делили с ними их труд, бедствия и веру. Уверенность в будущем и взволнованность воина – вот что нужно для создания такого эпоса».

Архив бережно сохраняет любое мало-мальское свидетельство Великой Отечественной войны. Кино и фотодокументы, посвященные Сталинградской битве, отнесены к категории особо ценных документов. Они находятся в открытом доступе, введены в научный оборот, доносят до современников и донесут до потомков память о героическом прошлом страны и о людях, прошедших через горнило одной из величайших битв.

Источник: http://www.rgakfd.ru/doklady-soobshhenija/2017-koroleva-stalingradskaya-bitva-v-dokumentah-rgakfd

Фотографы | Военный альбом 1941-1945

Главная » Фотографы

Читайте также:  История создания книги mein kampf (моя борьба)

На этой странице представлены портреты и краткие биографии некоторых из фотокорреспондентов, фотографии которых есть в каталоге «Военного альбома» (сортировка списка — по алфавиту). Нажав на соответствующее имя, можно посмотреть список фотографий этого автора.

В конце страницы размещен полный список всех-всех авторов фотографий из каталога (учтите, что авторы многих фотографий неизвестны).

Дмитрий Николаевич Бальтерманц был фотокорреспондентом газеты «Известия», снимал для нее репортажи о строительстве противотанковых укреплений под Москвой, обороне Крыма, Сталинградской битве.

В 1942 году из-за ошибки редактора (опубликовали фотографию подбитых не немецких, а английских танков, бывших на вооружении Красной Армии), ответственность за которую была возложена именно на автора фото, Бальтерманц был разжалован в рядовые и направлен в штрафной батальон.

В результате ранения ему ампутировали ногу. Пролежав в госпиталях до 1944 года, Дмитрий вернулся на фронт фотокорреспондентом армейской газеты «На разгром врага».

После войны, имея ордена, медали и огромное количество фронтовых фотографий, подвергался притеснениям, пока наконец его не приняли в «Огонек», где в 1965 году он возглавил фотослужбу и проработал там до самой смерти.

Альфред Палмер (Alfred T. Palmer), имевший к 1939 опыт фотографии, в том числе коммерческих фото для судоходных компаний, был назначен главой департамента фотографии в National Defense Advisory Commission of the Office of Emergency Management (OEM).

OEM способствовала проекту создания мощного флота США, освещая деятельность по сбору средств и развитию производств. 1941 году, после вступления США в войну, стал штатным фотографом правительственного агентства Office of War Information (OWI).

Агентство освещало жизнь в США, связанную с войной, пропагандируя патриотизм, работу на военных предприятиях и военную службу. Палмер создал множество снимков рабочих военных заводов США, курсантов и рекрутов, служащих береговой охраны и других.

Его фотографии, очень интересные в сюжетном плане, также отличаются потрясающим качеством, свойственным скорее цифровым фотографиям XXI века.

Сергей Николаевич Струнников в 1930-е гг. – фотокорреспондент газет «Водный транспорт», «Комсомольская правда», «Известия». Любил работать в жанре репортажа, активно печатался в отечественных и зарубежных периодических изданиях.

С 1932 года — фотокорреспондент газеты «Правда». Участвовал в арктической экспедиции на ледоколе «Красин», вел фоторепортажи о социалистическом строительстве в Средней Азии и Закавказье. С первого дня Великой Отечественной войны — фронтовой фотокорреспондент газеты «Правда».

Снимал на Западном, Калининском, Брянском, Ленинградском, Волховском, Первом Прибалтийском и других фронтах, в Москве, Подмосковье, Ленинграде, Сталингрдае, Смоленске, Одессе, Крыму. Его снимок «Зоя» вошел в классику военного фоторепортажа.

Выполняя задание редакции Сергей Струнников погиб 22 июня 1944 г. под Полтавой.

Евгений Ананьевич Халдей с 18 лет стал работать фотокорреспондентом, с 1939 года представлял «Фотохронику ТАСС». Снимал Днепрострой, репортажи о Алексее Стаханове.

Великую Отечественную войну прошел от первого до последнего дня, сделав огромное количество фотографий, многие из которых стали знаменитыми (в том числе и один из символов Победы — фото «Знамя Победы над Рейхстагом»).

Участвовал в освобождении Севастополя, штурме Новороссийска, Керчи, освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Австрии, Венгрии.

Снял циклы фотографий о жизни североморцев и моряков Черноморского флота, Парижское совещание министров иностранных дел, поражение японцев на Дальнем Востоке, конференцию глав союзных держав в Потсдаме, водружение флага над Рейстагом, подписание акта капитуляции Германии, Нюрнбергский процесс.

Поиск по любому автору фотографии

Список ниже содержит все имена, указанные в поле «Автор» фотографий в каталоге. Выберите нужное имя и нажмите кнопку «Показать фото»для просмотра списка фотографий соответствующего автора.

Источник: http://waralbum.ru/photographers/

Память и время: каким советские фотографы показывали Таджикистан миру

Корреспондент Sputnik Лев Рыжков поговорил с ветераном фотослужбы МИА «Россия сегодня» Владимиром Вяткиным о том, как советские фотографы работали в Центральной Азии

ДУШАНБЕ, 17 янв — Sputnik. Sputnik публикует фоторепортажи из жизни советских республик Средней Азии. Создававшие их мастера в разное время работали в АПН (Агентстве печати «Новости»).

Макс Альперт – автор самой знаменитой фотографии Великой Отечественной войны «Комбат». Но вошел в историю фотоискусства он еще до войны благодаря фотоочеркам о прокладке Туркестанско-Сибирской железной дороги и строительстве Большого Ферганского канала.

Еще один замечательный фотограф Георгий Зельма вообще родом из Ташкента. Перебравшись в Москву, он не раз возвращался в родной Узбекистан в творческие командировки.

Фотоснимки Зельмы, сделанные в советской Средней Азии представляют особый интерес, потому что созданы «своим человеком», уроженцем здешних мест.

О том, какими людьми были эти фотохудожники, сегодня почти забытые, корреспондент Sputnik Лев Рыжков поговорил с ветераном фотослужбы МИА «Россия сегодня» Владимиром Вяткиным.

Фотографы 60-х были популярны, как поэты

Вся Москва в 60-е годы мечтала побывать в АПН на Пушкинской площади. Попасть на отчет Георгия Зельмы, Макса Альперта, Всеволода Тарасевича, Александра Устинова хотели даже классики военной фотографии — Анатолий Гаранин, Дмитрий Бальтерманц.

В маленькое помещение, вмещавшее максимум сорок человек, набивалось до двухсот. Они стремились попасть к нам, чтобы участвовать в разговорах о перспективах современной фотожурналистики, о том, что ее ждет в будущем. Напоминало Политехнический музей, когда там читали свои стихи Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина или выступал Василий Аксенов.

Когда я впервые встретился с Зельмой и Альпертом, я еще не был фотографом. Я пришел с улицы. Мои наставники были удивительно интеллигентными людьми. Ни разу я не слышал, чтобы они повышали голос. Не случалось такого даже в горячке спора: а творческие дискуссии у нас происходили очень активные.

© Sputnik / Валерий Шустов

Фотокорреспондент Агентства печати «Новости» (АПН) Макс Альперт катается на лошади во время командировки в Таджикистане, архивное фото

А учился я у всех: и у Георгия Зельмы, и у Всеволода Тарасевича, и у Макса Альперта, и у братьев Изерских, и у Валерия Шустова. Конечно, между ветеранами и молодыми была дистанция. Если по коридору шел Георгий Зельма или Макс Альперт, молодые, случалось, даже прятались.

Почему? Боялись критики.

Хотя мэтры умели говорить так, чтобы не обидеть человека, не зло, а по-доброму. Еще они были шутниками. Но и мы, молодые, смеялись над ними, над тем, как они шушукались о своих болячках. А сейчас смеемся над собой, потому что мы такие же. Хотя тогда, в 60-70-е, мы не думали, что доживем.

Мистика темной комнаты

Мои учителя Зельма, Альперт, Малышев были одержимы профессией. Многие из них не учились журналистике – это были самоучки-фотолюбители.

Эти старики-ветераны объяснили мне, как скучно и неинтересно ходить и снимать одно и то же, освоив одну технологию и не понимая, что современная фотожурналистика удивительно сложна.

К сожалению, чаще всего сегодня технология забивает то, что называется внутренним состоянием — душу и сердце. А во времена пленки они были основой всего. Сейчас открылись иные возможности.

© Sputnik / Георгий Зельма

Таджичка в шелковом сюзане, архивное фото

Я не говорю, что это плохо: удобно стало работать, не надо возиться с реактивами. Но вся магия, вся мистика темной комнаты с красным фонарем исчезла.

Ведь 60% лучших снимков делались в темной комнате. Сейчас молодые фотографы говорят о технике: о разрешениях, оптике, объективах. А во времена Альперта разговоры-то шли о другом! О бессонных ночах. О том, что из-за работы рушится семья. О детях, которым недодали любви, ласки и заботы.

Фотография – это стихия. Искусство – это удел одержимых людей. Фотографы АПН были элитой. Они не снимали, бегая по улицам. Перед ними стояли задачи более глубокие: они исследовали жизнь советских людей. Фотоочерк — это абсолютно особая интеллектуально-визуальная работа. К сожалению, современные молодые фотографы ее уже не знают.

На войне как на войне

В Агентство печати «Новости» я пришел в 1968 году в 18 лет. Георгию Зельме и Максу Альперту уже перевалило за шестьдесят. Они были классиками советской фотожурналистики, входили в число лучших профессионалов мира. И еще все они были ветеранами войны.

Читайте также:  Исторический портрет л.и. брежнева

Я тоже был на одиннадцати войнах. Но по сравнению со священной Отечественной войной это, наверное, не то.

О чем мог с ними говорить восемнадцатилетний подросток? Все мои воспоминания того времени – это взгляд со стороны.

Но сейчас, в свои шестьдесят лет, я бы хотел встретиться с шестидесятилетними Альпертом, Зельмой, Малышевым, Штеренбергом и уже на равных обсудить с ними, в чем они были правы, в чем – нет, тогда, в 60-е годы.

Источник: https://tj.sputniknews.ru/columnists/20180117/1024446189/sovetskie-fotografy-pokazyvali-tadzhikistan-miru.html

Георгий Зельма

  Георгий Анатольевич Зельма (настоящая фамилия Зельманович) — фотокорреспондент «Известий», «Огонька», «Красной Звезды» и других изданий в 1920-30-х годах, военный фотокорреспондент газеты «Известия».

Работал на передовых в Молдавии, Одессе и на Украине. Его самые известные фотографии сделаны во время битвы за Сталинград, где фотограф создал хронику боев за город.

После войны Георгий Зельма работал в журнале «Огонек», а с 1962 года — в агентстве «Новости».

 Красный флаг над площадью Павших борцов освобожденного Сталинграда. На заднем плане — здание универмага, где взят в плен штаб окруженной 6-й армии вермахта во главе с командующим армией фельдмаршалом Паулюсом. На площади — захваченные советскими войсками немецкие грузовики.

 Артиллеристы батареи старшего лейтенанта Сиротина И. ведут огонь по врагу. Северный фронт. На снимке советская 152-мм пушка образца 1910-30 годов.

 Советские солдаты в бою в Сталинграде.

 Советские снайперы выходят на огневую позицию в разрушенном Сталинграде. Легендарный снайпер 284-й стрелковой дивизии Василий Григорьевич Зайцев и ученики отправляются в засаду. Декабрь 1942 года..

 Расчет советской 76-мм дивизионной пушки ЗиС-3 на позиции у завода «Красный Октябрь» в Сталинграде.

 Командир штурмовой группы морской пехоты П. Гольберг в одном из цехов разрушенного завода «Баррикады».

 Советские автоматчики среди разрушенных домов во время уличных боев за Сталинград.

 Советский расчет 50-мм ротного миномета ведет огонь в Сталинграде.

 В засаде «сорокапятка», 45-мм противотанковая пушка обрографии «Саперы готовы».

 Советские саперы у мотков с колючей проволокой на берегу Волги.

 Вид из советского укрытия в Сталинграде.

 Расчет советского 50-мм ротного миномета меняет позицию в рабочем поселке под Сталинградом.

 Командир  39-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии генерал-майор С.С. Гурьев (1902—1945) произносит ответную речь перед бойцами дивизии по случаю вручения гвардейского знамени. Фотография сделана у завода «Красный октябрь». Из Журнала боевых действий 39-й гв. сд от 3.01.43 г.: «Сегодня в 12.

00 под звуки Интернационала и артиллерийского салюта, на КП дивизии, командир дивизии генерал-майор т. Гурьев и его заместитель по полит. части полковник т. Чернышев при почетном карауле приняли от командующего 62-й армией генерал-лейтенанта тов. Чуйкова боевое гвардейское Знамя.

В почетный караул прибыли представители всех частей прямо с боя, с переднего края.

В краткой ответной речи, командир дивизии рассказав пройденный боевой путь дивизией — поклялся от имени командования и бойцов-гвардейцев «Пронести это Знамя сквозь всю войну, под этим Знаменем бить врага так, как бил Суворов и выйти победителем».».

 Польский расчет (Натан Познер и Ян Банковский) станкового пулемета «Максим» в бою в Варшаве.

 Салют в Сталинграде 1-го мая 1943-го года.

 Артиллеристы батареи старшего лейтенанта Сиротина И. ведут огонь по врагу. Северный фронт. На снимке советская 152-мм пушка образца 1910-30 годов.

 Бойцы 45-й стрелковой дивизии полковника Василия Соколова на заводе «Красный Октябрь» в разрушенном Сталинграде.

 Снайпер Герой Советского Союза Василий Зайцев объясняет новичкам предстоящую задачу.

 Пограничники в секрете на берегу Дуная. Отличники боевой и политической подготовки N-ской погранзаставы лейтенант А.И. Кошкаха (слева) и младший сержант К.С. Гусев. Последние мирные дни.

Источник: http://35mmrp.ru/photographer/georgiy-zelma.php

Фотолетописцы Победы

Павел Трошкин стал прототипом Мишки-корреспондента из «Живых и мертвых» Константина Симонова. Фотограф (справа) и писатель (курит) были фронтовыми товарищами.

Фото: архив «ИЗВЕСТИЯ»

В свои работы они вложили столько таланта, душевных сил и мужества, что их снимки до наших дней волнуют читателей и зрителей.

Среди главных фотолетописцев тех лет оказались и четыре замечательных извес­тинца: Павел Трошкин, Анатолий Скурихин, Дмитрий Бальтерманц, Георгий Зельма.

Павел Трошкин фотографировал на трех войнах: участвовал в боях за Халхин-Гол, побывал на фронтах Финской и Великой Отечественной. И с первого дня германской агрессии против СССР майор Трошкин был на фронте.

Снимал оборону Москвы, Сталинградскую и Курскую битвы, сражения в Крыму, освобождение Украины.

Погиб Павел Константинович в сентябре 1944 года под городом Станиславом (ныне Ивано-Франковск), выполняя задание редакции.

Батальные эпизоды Трошкин удивительным образом комбинировал с мотивами, воспевающими жизнь. Вот медсестра нежно перевязывает голову раненого солдата, в то время как на заднем плане продолжается бой…

А вот — лошадь на фоне разрушенного, дымящегося дома (кадр сделан в Сталинграде).

Работая на газету, Трошкин не просто занимался фотофиксацией событий, но наполнял кадры эмоциями и художественной выразительностью.

Пожалуй, самые известные снимки из Сталинграда принадлежат другому извес­тинцу — Георгию Зельме. В числе фотографий ожесточенных боев — знаменитый кадр «Советские солдаты штурмуют дом в Сталинграде». Пригнувшиеся солдаты бегут по разрушенным «каменным джунглям». Вокруг — одни руины. Можно ли найти более выразительный, но при этом лишенный непосредственного трагизма образ страшной битвы?

И все же фотографы избегали показывать страдание, боль чересчур открыто. Ведь газетные снимки не должны были шокировать и эмоционально подавлять читателей, а, напротив, давать им силы бороться и ковать Победу.

Поэтому неудивительно, что самый известный снимок Дмитрия Бальтерманца с полей Великой Отечественной — «Горе» — был напечатан только в середине 1950-х.

Зато до сих пор остается одним из самых известных антивоенных образов, актуальных, увы, во все времена.

Дмитрий Бальтерманц четырнадцатилетним подростком начинает свою трудовую жизнь в издательстве «Извес­тия» с наборщика в типографии. Затем — учеба в Московском государственном университете. В 1939 году по заказу «Известий» сделал свой первый фоторепортаж.

Именно это событие и решило его судьбу: он был зачислен в штат редакции фотокорреспондентом. С первых дней Великой Отечественной в «Извес­тиях» благодаря ему появились кадры строительства противотанковых укреплений под Москвой, военных действий в Крыму, битвы под Сталинградом.

Был дважды тяжело ранен.

В отличие от коллег, Анатолий Скурихин на фронте не был. Но его фотоработы военных лет помогали жителям огромной страны не меньше, чем репортажи с передовой.

Художник по образованию, профессиональный фотокорреспондент с 1929 года, Скурихин был командирован «Известиями» на оборонные заводы Урала и Сибири. Тогда и появились его знаменитые фоторепортажи «Тыл — фронту» и «Урал куёт победу».

Воспев героику трудового подвига, Скурихин противопоставил созидание ужасам военного разрушения.

Работы всех известинцев вошли в золотой фонд произведений о войне.

Эти выдающиеся репортерские кадры по праву получили широкое международное признание как произведения документального фотоискусства и со временем благодаря огромной силе художественного обобщения стали символами общечеловеческого протеста против войны.

Константин Симонов, писатель и журналист, о военных фотокорах писал уже спустя много лет после войны: «Человек, который смотрит на жизнь через глазок фотоаппарата, всегда в конечном счете глядит через него в историю. Чем дальше идет время, тем ценнее становятся для нас исторические фотосвидетельства, тем с большим волнением мы разглядываем старые фотографии…»

Евгений Федоровский работал в «Известиях» с 1985 по 1987 год.

Фотолетописцы Победы

Известинцы в строю Бессмертного полка

​​​​​​​

Источник: https://100.iz.ru/news/657569

Ссылка на основную публикацию