Советские миллионеры

Подпольные советские миллионеры

О них не было статей в Forbes — для них были статьи Уголовного кодекса.

Созданная Сталиным в 1930-е годы командно-плановая централизованная экономика была крайне неэффективна, о чем свидетельствует хронический дефицит, сопровождавший СССР до самой его кончины. Вопреки официальным заявлениям о перевыполненных планах, из закрытых докладов партии и правительству ясно, что план ни одной из пятилеток не был не то что перевыполнен, но даже просто выполнен.

В условиях дефицита с 1930-х годов расцветал черный рынок, удовлетворявший половину потребностей граждан.

Черная икра и водка, изъятые у советских подпольных предпринимателей

А раз был черный рынок, значит, были и его герои — подпольные миллионеры. И если серьезная борьба на уничтожение черного рынка могла привести к вымиранию большей части населения (и власти это понимали), то миллионеры время от времени попадались под репрессивный каток советской власти.

Николай Павленко

Время деятельности: Великая Отечественная война — начало 1950-х

Этот предприимчивый сын раскулаченного крестьянина сумел во время войны создать не просто какую-нибудь небольшую артель, а настоящую частную строительную корпорацию с численностью в несколько сотен сотрудников, работавшую на всей европейской части СССР.

С началом Великой Отечественной войны Павленко был призван в действующую армию и отступал вместе с войсками вглубь страны, пока не дошел до Вязьмы.

После этого он дезертировал, выписал себе поддельные документы и организовал в Калинине (Тверь) первое предприятие — «Участок военно-строительных работ № 5 Калининского фронта» (УВСР-5). За взятку в типографии Павленко отпечатал необходимые документы — накладные, договоры и т.п.

, подобрал на фронтовых дорогах с десяток брошенных грузовиков и бульдозеров и, пользуясь неразберихой военного времени, встроил УВСР-5 в систему военно-строительных частей Калининского фронта.

«Частное» подразделение Николая Павленко, поставленное на довольствие и снабжаемое пополнением, вместе с фронтом дошло до Берлина, ремонтируя дороги и мосты, строя аэродромы и госпитали, иногда даже вступало в бой с прорвавшимися в тыл немцами. «Командир» и его «подчиненные» получали звания, награждались медалями и орденами.

К концу войны бюджет мифического УВСР-5 достигал 3 миллионов рублей, а сам Павленко ездил на немецких автомобилях представительского класса «Хорьх» и «Адлер».

Получив за взятку железнодорожный эшелон из тридцати вагонов, Павленко вывез из Германии реквизированное у местного населения продовольствие, а также трофейные грузовики, тракторы, автомобили и другую технику. Все это распродали в Калинине на черном рынке.

После этого Павленко демобилизовал большую часть своего «подразделения», насчитывавшего к тому времени около 300 человек, при этом каждый из офицеров получил от 15 до 25 тысяч рублей, а рядовые — от 7 до 12 тысяч. Себе «командир» оставил около 90 тысяч рублей.

Дальше Павленко организовал в Калинине строительную артель «Пландорстрой». Вскоре переехал во Львов, далее — в Кишинев, где контроль был не таким жестким, как в центральных регионах страны.

Там он организовал 1-е Управление военного строительства (УВС-1), вскоре превратившееся в одну из крупнейших в регионе строительных организаций. У предприятия была своя вооруженная охрана, личный состав поступал из местных военкоматов.

Подряды УВС-1 получало от промышленных предприятий и организаций Молдавии, Украины, Белоруссии, западных областей РСФСР и Прибалтики.

Платил Павленко наличными, в три-четыре раза больше, чем на госпредприятиях, и строил на совесть, в чем позже признавались даже следователи, которые вели «дело Павленко». У заказчиков претензий к работе УВС-1 тоже не возникало.

С 1948 по 1952 год УВС-1 по подложным документам заключило 64 договора на сумму 38 717 600 рублей. По фиктивным счетам в отделениях Госбанка Павленко получил более 25 миллионов рублей. Бизнес, надежно прикрытый взятками, работал без сбоев.

Подвела случайность. Одному из сотрудников УВС-1 недоплатили за облигации госзайма, и он написал заявление в местную прокуратуру. Началась проверка, в ходе которой выяснилось, что УВС-1 нигде официально не числится.

14 ноября 1952 года в результате широкомасштабной операции, тщательно спланированной органами госбезопасности пяти союзных республик, строительная «империя» Николая Павленко была ликвидирована. Арестовали почти 400 человек.

В квартире Павленко, который к тому времени уже был в звании полковника, обнаружили несколько чемоданов с деньгами на общую сумму 34 миллиона рублей. Приговор предсказуемый: в апреле 1955 года Павленко расстреляли.

Еще 16 подсудимых получили сроки от 5 до 20 лет.

Борис Ройфман

Время деятельности: 1940-е — начало 1960-х

Этот подпольный бизнесмен создавал цеха при различных государственных предприятиях и организациях с 1947 года. В 1957 году Ройфман запустил производство неучтенной продукции в трикотажном цехе общества глухонемых в Калинине.

Сколотив капитал, Ройфман стал штурмовать столицу: купил за 2000 рублей должность заведующего мастерскими психоневрологического диспансера в Краснопресненском районе Москвы и добился разрешения (тоже за взятки) создать при психдиспансере трикотажный цех.

В доле были все, от главврача до рядовых сотрудников. При диспансере Ройфман оборудовал подпольный цех, закупил для него несколько десятков трикотажных машин на разных госпредприятиях и сырье — шерсть.

Продукция сбывалась через «прикормленных» торговцев на рынках и вокзалах.

К 1961 году, когда в стране объявили денежную реформу, Ройфман был миллионером. Обменять миллионы старых рублей на новые было затруднительно, но проблема была решена уже не раз испытанным способом — за взятку сотрудникам нескольких сберкасс, в которых производился обмен.

Подпольный цех раскрыли случайно: партнер Ройфмана Шакерман поссорился со своими родственниками, а те донесли в прокуратуру — мол, живет не по средствам. Бдительные органы провели проверку, вскрыли деятельность подпольного цеха, вышли на Ройфмана. Во время обысков в нескольких тайниках нашли десятки килограммов золота.

По решению суда Ройфмана и Шакермана расстреляли.

Ян Рокотов

Время деятельности: конец 1950-х — начало 1960-х

После VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, проходившего в 1957 году в Москве, ударными темпами начинает развиваться фарцовка.

Идя навстречу пожеланиям трудящихся, насмотревшихся на иностранцев и возжелавших одеваться стильно и оригинально, предприимчивые молодые люди быстро наладили нелегальную торговлю с интуристами. Со временем среди фарцовщиков появились свои «короли».

Наиболее заметной фигурой в этой сфере — не только по положению, но и по трагичности своей судьбы — является Ян Рокотов.

Именно он первый создал хорошо организованную и выстроенную систему — со своей иерархией и законами, со сложной схемой посредников для скупки валюты и товаров у иностранцев.

Начав создавать свою империю в 1957 году, уже к 1959-му Рокотов превратился в подпольного миллионера. Чтобы проще было заниматься бизнесом, он стал милицейским осведомителем и время от времени сдавал некоторых из своих коллег и даже собственных «сотрудников», находившихся на низших ступенях фарцовой иерархии.

Неизвестно, как долго бы все это продолжалось, если бы не вмешалась большая политика.

Во время поездки Хрущева в Западный Берлин в ответ на слова советского лидера «Берлин превратился в грязное болото спекуляции» из зала кто-то крикнул: «Такой черной биржи, как ваша московская, нигде в мире нет!» Получив публичную оплеуху, Хрущев пришел в ярость и приказал на корню извести фарцовку. Развернулась кампания по борьбе с фарцовщиками и валютчиками.

Нужен был показательный процесс. В мае 1961 года Рокотова арестовали, чуть позже взяли двух ближайших соратников — Файбишенко и Яковлева. При обыске у Рокотова изъяли около 1,5 миллиона долларов в разной валюте и золоте. Общий оборот подпольной «империи» Рокотова составил 20 миллионов рублей.

По советским законам, максимальное наказание для Рокотова, Файбишенко и Яковлева было 8 лет. Но Хрущева это не устраивало. Дело пересмотрели, суд назначил новое наказание в соответствии со специально принятым законом: 15 лет лишения свободы.

Однако Хрущев жаждал крови и, вмешавшись в судебный процесс, прямо приказал вынести смертный приговор — это уже было вопиющим нарушением юридических норм. Ради дела Рокотова, Файбишенко и Яковлева в Уголовный кодекс внесли изменения, в соответствии с которыми установили смертную казнь за валютную контрабанду.

Несмотря на то что закон обратной силы не имеет, дело пересмотрели и его фигурантов приговорили к смертной казни. 16 июля 1961 года приговор привели в исполнение.

Зигфрид Газенфранц и Исаак Зингер

Время деятельности: 1950-е — начало 1960-х

Еще одни трикотажники-частники, в меру своих сил латавшие дыры советского дефицита, работали в городе Фрунзе, столице советской Киргизии. Газенфранц и Зингер выкупили устаревшее оборудование у трех пошивочных артелей, оборудовали в заброшенных военных ангарах ткацкую фабрику и наняли на работу портных из местных еврейских общин.

Через короткое время они стали обладателями миллионных капиталов со всеми атрибутами роскошной жизни: купленный в одном из московских дипломатических представительств, хоть и подержанный, но «Роллс-Ройс», огромный дом с прислугой.

Этими непомерными тратами цеховики себя и выдали. В январе 1962 года по «трикотажному делу» КГБ арестовал 150 человек. По свидетельству задержанных, показания из них выбивались кулаками. Газенфранц и Зингер обвинялись в хищениях социалистической собственности. На это Зигфрид Газенфранц резонно отвечал: «Мы государству ущерб не нанесли.

Сколько было у государства, столько и осталось. Мы выворачивались на собственные деньги, выпускали неучтенную продукцию. Нас судить за хищения никак нельзя».

21 обвиняемого, в том числе и Газенфранца с Зингером, приговорили к расстрелу, применив закон задним числом: аресты произошли еще до принятия поправок, вводящих смертную казнь за экономические преступления.

Артем Тарасов

Время деятельности: перестройка

Тарасов известен как первый легальный советский миллионер. Но этого статуса ему пришлось добиваться с боями.

Началось все в 1987 году, когда он открыл первое в Москве брачное агентство и за пять дней заработал 100 тысяч рублей, при том что средняя зарплата в СССР тогда составляла 120 рублей. Поднялся скандал, Тарасова объявили спекулянтом и на шестой день кооператив закрыли.

Предприниматель не унывал и открыл новый бизнес: кооператив «Техника» — мастерскую по ремонту импортной аппаратуры. Достать импортные детали было почти невозможно, но умельцы в фирме Тарасова умудрялись ставить на иностранную технику советские детали.

Когда это вскрылось, Тарасова обвинили в воровстве зарубежных деталей. Но, поскольку от клиентов не было ни одной жалобы (техника, хоть и с отечественными деталями, но работала), следователям не за что было зацепиться, дело развалилось.

Бизнес Тарасова расширялся, фирма перешла на закупку компьютеров и программного обеспечения для госструктур, даже для КГБ.

Поскольку расчет в те годы был только наличными, к началу 1989 года на счету фирмы оказалось более 100 миллионов долларов. Тарасов стал самым богатым человеком в СССР.

В том же году вышел закон, согласно которому в кассе фирмы должно быть не более 100 рублей. Тогда Тарасов просто поделил весь зарплатный фонд среди своих сотрудников — всего у него работало 1800 человек.

Когда один из сотрудников-коммунистов сделал обязательный партвзнос — 3% от своей зарплаты в 3 млн рублей, в партячейке обомлели.

Информация молниеносно дошла до самого верха. Пришла представительная комиссия, составленная аж из восьми различных организаций: КГБ, ГРУ, ОБХСС, Минфин, КРУ Минфина, финансовые территориальные отделения. Сняли кассу, в ней оказалось 959 837 рублей 48 копеек.

Комиссия проверила документы: все оказалось законно. Но тут вмешался Горбачев, сказавший: «Мы не позволим превращать нашу социалистическую родину в капитализм. Мы этих толстосумов должны призвать к ответственности».

Комиссии пришлось разорвать первоначальный протокол, фирму закрыли.

Тарасову грозила расстрельная 93-я статья УК СССР «Хищение государственной собственности в особо крупных размерах». Миллионер решился на нетривиальный шаг: он пришел на телевидение, в популярную программу «Взгляд», и рассказал свою историю на всю страну.

А в конце объявил: если докажут, что он спекулянт, он готов к расстрелу хоть на Красной площади. В последующие дни материалы с ним сделали многие советские и иностранные СМИ, и расстреливать медийную персону стало как-то неудобно. Вскоре Тарасова избрали народным депутатом РСФСР, так что и преследовать его оказалось невозможным.

Читайте также:  20 лучших советских комедий

Артем Тарасов до сих пор является одним из самых богатых людей в мире.

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://extremal.mirtesen.ru/blog/43647999820/prev

Советские миллионеры

?aleks070565 (aleks070565) wrote,
2017-05-09 22:21:00aleks070565
aleks070565
2017-05-09 22:21:00Оригинал взят у otevalm в Советские миллионерыВ СССР люди не придавали деньгам такого значения, как в настоящее время.

На небольшую заработную плату можно было жить, ни в чем себе не отказывая. Особенно, если имелись знакомые, к примеру, в сфере торговли. Как говорил Райкин: «Ты приходишь ко мне, я через завсклада, через директора магазина, через товароведа, через заднее крыльцо достал дефицит!».

Тем не менее, в стране развитого социализма были действительно богатые люди. Даже миллионеры.— Одного официального миллионера знала вся страна — это Сергей Михалков, — рассказывает известный кинорежиссер Александр Стефанович. — Мне посчастливилось с ним написать несколько сценариев.

После войны кинорежиссерам и другим людям искусства урезали гонорары. Но литераторы (Михалков и, скажем, другой советский миллионер — «красный» граф Алексей Толстой) добились, чтобы на сценаристов это не распространялось. А потиражные в советское время были огромны.

Ходила даже байка, что у Михалкова столько денег, что у него в банке «открытый» счет — то есть он может брать любые суммы без ограничений. Как-то я спросил: правда ли? Михалков сказал — чушь.

Но однажды, прогуливаясь с ним по Питеру, я в шутку спросил, указывая на четырехэтажный особняк в стиле модерн: «Сергей Владимирович, а вы можете его купить?» Он глянул на здание и с характерным заиканием серьезно ответил: «П-пожалуй, могу. Но не буду!»
Дефицит на столе в СССР был главным признаком достатка

Драгоценный малыш

Людям искусства, не раздражающим советскую власть, жилось действительно вольготно. Тем не менее накопить миллион удавалось не всем. К примеру, сам Стефанович получил шестизначный гонорар за фильм, снятый во Франции, уже на излете СССР, в период инфляции. Не удалось это сделать и популярнейшему сатирику Михаилу Задорнову.

— В советское время у меня на счету было где-то 800 тысяч рублей, — признался он «Экспресс газете». — Но поскольку копить тогда не было никакого смысла, я все время снимал и тратил.Как в воду смотрел Михаил Николаевич! К 1990-му на счетах граждан лежало 369 миллиардов еще далеко не деревянных рублей, которые безвозвратно «сгорели» после захвата власти ельциноидами.

— Тот, кто в семидесятые имел 50 тысяч рублей, уже считался богатым человеком, — вспоминает те времена писатель Михаил Веллер. — Одной из немногочисленных категорий официальных советских миллионеров были поэты-песенники.

Когда еще не диссидент Владимир Войнович сочинил стихи «Давайте-ка, ребята, закурим перед стартом», в котором, правда, мерзкие ханжи заменили «закурим» на «споемте», он обеспечил себе годы благоденствия. Ныне старый, забытый, нищенствующий поэт Алексей Ольгин, автор стихов к хиту Майи Кристалинской «Топ-топ, топает малыш», получал в месяц восемь — десять тысяч.

На что он их мог потратить? Выбор небольшой. Купил «Волгу», имел трехкомнатную квартиру в центре, отдыхал в Пицунде, Гаграх, Сочи, давая фантастические чаевые, ходил в самой дорогой дубленке.
Владимир Семёнович со старателем ТУМАНОВЫМ

Грузинский толстосум

А еще имелись в СССР и миллионеры валютные!- Однажды Георгий Павлов, управделами Брежнева, приобрел для резиденции патрона заграничную мебель аж за миллион долларов. Но генсек рвение не оценил. «Что я вам, арабский шейх?!» — возмутился Леонид Ильич.

И потребовал сделать заказ отечественным производителям, — поделился историей Стефанович. — Павлову объявили взыскание, но встал вопрос — что делать с мебелью, приобретенной за народную валюту? На одном из заседаний Политбюро слово взял Эдуард Шеварднадзе: «Есть у меня на примете человек.

Скульптор, лауреат Ленинской премии, молодой парень Зураб Церетели. Его родственник, архитектор Посохин, строит по всему миру посольства СССР, а Церетели их оформляет. Он годами живет за границей, принимает частные заказы и вполне может решить нашу проблему».Церетели вызвали в ЦК КПСС.

«Зураб Константинович, — сказали ему, — есть партийное задание. Мы знаем, что у вас в Грузии имеется особняк, где планируете создать свой музей. Вы должны приобрести у нас для него обстановку. За миллион американских долларов!» Церетели улыбнулся: «Вообще-то я беспартийный. Но просьбу такой уважаемой организации, разумеется, выполню».

Официально доллар тогда стоил 60 копеек. Но на черном рынке его продавали один к четырем. Кстати, Церетели на тот момент не исполнилось еще и 30.

Хозяин улицы Горького

Далекий 1976 год. Алла Пугачева, чьей песней «Арлекино» уже заслушивалась вся страна, возвращалась на поезде с гастролей из Одессы вместе с мужем Александром Стефановичем. В дверь аккуратно постучали.

— Типичный одессит средних лет очень вежливо сказал, что не хочет навязываться, но, поскольку вагон-ресторан откроется лишь через два часа, он приглашает перекусить в соседнее купе, — вспоминает Стефанович. — Мы, захватив бутылку коньяка, отправились в гости.

А там все до потолка завалено коробками! Вместо традиционной дорожной курицы, хозяин начал метать на стол дефицитные балыки, килограммовые банки икры и другие деликатесы. Оказалось, что мужчина — директор легендарного Привоза, а коробки ему «люди дали в дорогу». Под коньячок Алла поведала приятному собеседнику, что за концерт получает всего 8 рублей.

Тот вытаращил глаза: «Откровенность за откровенность. Я зарабатываю в несколько миллионов раз больше».Он ехал на 18-летие к сыну, которого устроил в МГИМО, «несмотря на нашу национальность». В подарок вез килограммовую золотую медаль, на которой сияла надпись «Моня, 18 лет».И это был не единственный миллионер из сферы торговли, постучавший в нашу дверь.

Однажды в отсутствие Аллы раздался звонок в квартире на Горького, 37. На пороге стоял солидный мужчина с коробкой. Чужих в подъезд не пускали, соседями у нас были знаменитая балерина Семеняка, внизу жил режиссер Марк Захаров.Незнакомец — сразу видно, человек приличный.

Он отрекомендовался большим поклонником Пугачевой и принес подарок — эффектную напольную лампу в виде шара. Я поинтересовался, как его зовут. «Соколов», — просто ответил он. «А чем вы занимаетесь?» — спрашиваю. Гость посмотрел на меня, как на ненормального: «Я хозяин улицы Горького».

Это был легендарный директор Елисеевского гастронома, фронтовик, которого впоследствии расстреляли.Добавим от себя: даже палач, исполнявший приговор, искренне сожалел о смерти этого человека. Хотя государство и обвинило его в нанесении ущерба в три миллиона рублей.
Продав картины в квартире Ильи ЭРЕНБУРГА, можно было построить ещё одну Тверскую улицу, на которой он жил.

Купить начальника КГБ

Есть у Веллера книга «Легенды Невского проспекта». В ней выведен ленинградский еврей Фима Бляйшиц, родоначальник советской фарцовки:«Горничные и швейцары в отелях, проститутки, таксисты и гиды, милиционеры — все составляли основание Фиминой пирамиды. Шмотки, обменянные у интуристов, сдавались в комиссионки, и деньги лились рекой.

Однако Фима дальновидно вкладывал большую часть в бизнес и в приступе гордыни подумывал взять на содержание самого начальника ленинградского отдела КГБ».По словам Веллера, легендарный Фима — реальный человек, которого расстреляли году в 70-м. И в основе своей книга правдива.

Но Михаил Иосифович подчеркивает, что Бляйшиц — исключение:- Обычно на фарце так не поднимались. В Ленинграде подпольных миллионеров не было. Они проживали на Кавказе или в Средней Азии. Азия — приписки и торговля. На Кавказе — цеховики. И это уже реальные сверхбогачи, которые, допустим, могли позволить себе белый «мерседес».

Это все равно что сейчас купить марсоход.В славянских республиках подпольные коммерсанты вынуждены были вести себя скромнее. Ездили максимум на «Волгах». Но куда-то же надо вкладывать несметные заработки! Доходило до курьезов. В конце 60-х арестовали симферопольского владельца подпольной швейной фабрики, которого все звали дядя Ноля или Цеховик.

В числе прочего, у него изъяли… переднюю дверь автомобиля, сделанную из золота. Она никогда не открывалась, якобы из-за поломки.Король московских валютчиков Ян Рокотов хоть и обедал каждый день в ресторане «Арагви», но жил в коммуналке с тетушкой, ходил в одном и том же потертом костюме, в котором и предстал на суде.

У него изъяли ценностей на $1,5 миллиона.
Автор иллюстраций «Волшебника…» обеспечил себя на всю жизнь

Шедевр в сортире Эренбурга

Люди утонченные вкладывали в картины и антиквариат. Как, например, директор автосервиса на Варшавском шоссе, который демонстрировал Стефановичу свою уникальную коллекцию.

— Но самую потрясающую частную галерею картин, которой позавидовал бы «Эрмитаж», я видел не у цеховика, спекулянта или торговца, а в квартире легендарного писателя Ильи Эренбурга, жившего напротив Моссовета, — признается кинорежиссер.

— Все стены были завешаны подлинниками Шагала, Модильяни, Хаима Сатина, Пикассо, Кандинского — это были его друзья. У него даже туалет был как музей. Над унитазом и на двери висели работы художника Фернана Леже.

Не досталось ему места, бедняге, среди художников первого ряда… Сейчас метровая картина Леже стоит в среднем 10 миллионов евро.Директор Елисеевского гастронома Юрий СОКОЛОВ…

Вместо эпилога

Чтобы упомянуть всех советских подпольных магнатов, нужно писать книгу. Это и цеховик Шах Шаверман, устроивший швейную мастерскую… в психдиспансере, где был директором. И харьковский «дядя Боря», заваливший страну своей продукцией: от трусов и калош до фальшивых хрустальных люстр.

И азербайджанский Теймур Ахмедов, расстрелянный по личному приказу Алиева. Среди них, конечно, встречались непорядочные дельцы — обманщики, стукачи, кидалы. Но много было и работящих смекалистых людей, которым просто не повезло родиться лет на 30 — 40 позднее.

малютке дочке ни в чём не отказывал

«Золотой» Туманов

Поразительно, но в СССР официально существовало частное предпринимательство. После Великой Отечественной экономика страны лежала в руинах. Власти сквозь пальцы смотрели на возникновение класса мелких кустарей, которые шили одежду, производили разные бытовые мелочи. В конце 50-х в Союзе насчитывалось 150 тысяч артелей.

Но плавать мелко хотели не все. Судьба легендарного Вадима Туманова тому подтверждение.Моряк, юный боксер сборной Тихоокеанского флота попал в лагеря по «политической 58-й статье» — за любовь к Есенину. Отсидел восемь лет, несколько раз пытался бежать. Как остался жив, одному богу известно.

Фильм «Фартовый» с Владимиром Епифанцевым в главной роли по книге Владимира Высоцкого и Леонида Манчинского «Черная свеча» — это про Туманова.После освобождения организовал полтора десятка самых крупных в Союзе старательских артелей, прообразов будущих кооперативов, которые добыли стране 500 тонн золота.

Его люди получали зарплаты больше, чем у членов Политбюро, — в среднем по две тысячи рублей!Вот как писал о нем поэт Евгений Евтушенко:«Наш легальный советский миллионер помахал швейцару сквозь стекло двери сиреневой четвертной.

Когда возникла щель в двери, Туманов незамедлительно сунул в щель четвертную, и она исчезла, как в руке факира. Швейцар был небольшого роста, величавостью слегка похожий на Наполеона Вдруг с лицом его что-то случилось: оно поползло одновременно в несколько разных сторон.

— Туманов? Вадим Иванович?- Капитан Пономарев? Иван Арсентьевич?»Оказалось, что колымская легенда повстречала своего бывшего надзирателя. Встреча, как ни странно, получилась сердечной.

НАКАПАЛО

* Суперзвезды уровня Раймонда Паулса или Юрия Антонова только на авторских зарабатывали в месяц порядка 12 — 15 тысяч рублей. А ведь еще они получали гонорары. Творец «Крыши дома своего» в начале 80-х носил наличные деньги не в кошельке, а в чемодане.* Михаилу Шолохову «капали» легальные миллионы как от изданий в СССР, так и от переводов.* Драматург Анатолий Барянов за публичное исполнение написанной им пьесы «На той стороне» в 1949 году получил 920 700 рублей процентных отчислений.* Художник Леонид Владимирский, сделав знаменитые иллюстрации к сказке «Волшебник Изумрудного города», больше ничего не рисовал — хватило на всю жизнь!* Великий шахматист Анатолий Карпов без смущения говорит: «Был ли я легальным советским миллионером? Да».* Авторы песни «День Победы» Давид Тухманов и Владимир Харитонов каждое 9 Мая зарабатывали на новый автомобиль.

источник

Источник: https://aleks070565.livejournal.com/3808581.html

Советские миллионеры »

ВСССР экономика, как известно, считалась социалистической и плановой.

Конечно, это во многом фикция: реального экономического плана (системы, основанной на анализе спроса и предложения) в СССР не существовало, производством руководили чиновники «сверху», следствием чего были низкая производительность и бесконечные дефициты; не было и социализма – на его месте процветал государственный капитализм, хотя и сдобренный некоторой толикой социальных программ. Однако заниматься бизнесом в СССР всё-таки можно было, нередко даже легально.

  1. Во-первых, частное предпринимательство вплоть до прихода к власти Хрущёва было законным и неплохо развивалось. Встречались даже совместные государственно-частные организации.
  2. Во-вторых, реформы Косыгина в шестидесятые позволили, фактически, заниматься предпринимательством, причём не только мелким, но и довольно крупным. Официально это были государственные хозрасчётные предприятия, количество которых резко возросло. Они имели гораздо больше самостоятельности, чем традиционные советские предприятия. Коллектив завода (на практике – преимущественно начальство) мог самостоятельно распоряжаться прибылью, устанавливать размеры зарплат, формировать фонды и финансировать различные проекты – культурные, экономические, спортивные. Организация хозрасчётного предприятия и была неким аналогом частного предпринимательства.

Полноценно развить советскую бизнес-сферу помешала, видимо, малообразованность населения по этой части, ведь оно выросло на пропаганде. Однако были советские граждане, понявшие суть реформ и сумевшие воспользоваться ими.

Самым известным таким предпринимателем был Вадим Туманов, организовавший огромное количество артелей по добыче золота. Позже Туманов основывал в СССР предприятия, занимавшиеся, в частности, строительством автомобильных дорог.

Он стал одним из первых официальных советских миллионеров.

Примечательно, что несмотря на абсолютно легальный статус тумановских артелей, против его деятельности началась активная травля со стороны правительства. Агрессивной кампанией руководили член Политбюро Егор Лигачёв и министр цветной металлургии В. А. Дурасов, а активное участие в ней принимал даже Горбачёв.

Итогом кампании стало закрытие крупной артели «Печора». Политические работники не стеснялись использовать против законного предпринимателя незаконные и аморальные методы – дезинформация в СМИ, запугивание, очернение его репутации, коррупцию.

Деятельность государственных работников была ещё и убыточна для советской экономики: тумановские артели приносили в бюджет страны серьёзные доходы.

Кооперативы, артели и частники были более многочисленны в республиках Средней Азии и Закавказья, где власть верховного правительства была слабее. В прибалтийских республиках и Молдавии были распространены сельскохозяйственные частники. В «славянских» же республиках преобладал государственно-командный сектор.

В европейских странах, относившихся к социалистическому лагерю, заниматься бизнесом было куда проще и легче.

Коммунистические и социалистические партии этих стран предпочитали «договариваться» с «мелкобуржуазными элементами», которых в этих странах было большинство – даже простые рабочие ощущали себя средним классом.

Неудивительно, что там тоже стали появляться свои миллионеры, отношение властей к которым было куда более лояльным. Легче всего стать миллионером было в Венгрии – эту страну вообще называли «социалистической Швейцарией».

Первым легальным миллионером социалистической Венгрии должен был стать местный бизнесмен Джордж (Дьердь) Сорос – ныне знаменитый американский меценат.

Но Сорос в 70-х предпочёл уехать в США, где вести бизнес было ещё легче, поэтому первым венгерским миллионером стал другой бизнесмен – Эрнё Рубик, тот самый автор «кубика». Кубик Рубика сказочно обогатил и саму Венгрию – эта страна получила эксклюзивное право на его мировые поставки.

Правда, справиться с гигантским спросом на кубик Рубика маленькая Венгрия не могла, поэтому передала это право ещё нескольким странам.

Источник →

Ключевые слова: миллионеры,

ссср

Источник: http://topast.ru/sovetskie-millionery/

Кто зарабатывал миллионы во времена СССР

В советское время партия заливала нам сказки о том, что в Союзе все равны. Кто-то может и верил, что социализм уравнял всех в финансовом плане, однако нам их искренне жаль. Пока рабочие пахали на заводах и стройках за скромную оплату, как в ваших капиталистических Америках, партийные и военные начальники, спортсмены и актеры кушали в ресторанах и разъезжали на волгах.

Сделать всех одинаково бедными или богатыми невозможно ни при какой системе, ведь разный труд имеет разную оплату. В СССР, как и в остальном мире, хорошо жили деятели искусства, спортсмены политики. Именно они стали миллионерами при отсутствии частного бизнеса.

Сергей Михалков

Знаменитый советский и российский писатель за свою главную работу, гимн Советского Союза, получил награду в каких-то 500 рублей. Конечно, в 1944 году это были немалые деньги, однако они никак не сравнятся с гонорарами современных творцов.

Впрочем, Михалков никогда не бедствовал. Он был одним из самых издаваемых литераторов СССР и за каждый тираж своих произведений получал хорошие проценты.

Юрий Антонов

У композитора и певца Антонова только одна официальная зарплата была 15 тысяч рублей, чего уже вполне хватало на безбедную жизнь. Прибавь к этой кругленькой сумме постоянные доходы от концертов и процент за каждое исполнение написанных им песен.

Доходы Юрия были просто колоссальными, он стал миллионером еще в советские годы.

Наталья Дурова

Потомственная цирковая артистка Наталья Дурова больше чем животных любила только драгоценности. Среди ее огромной коллекции больше всего выделялись голубые бриллианты Екатерины Великой и перстень кавалерист-девицы Надежды Дуровой.

При жизни драгоценности дрессировщицы украшали ее уши и шею, а после кончины стали предметом спора наследников. Бесконечные судебные тяжбы родственников привели к тому, что коллекция досталась внучке Дуровой, Елизавете Соловьевой.

Людмила Зыкина

Свое огромное состояние эстрадная певица заработала благодаря невероятному таланту. Зыкина была популярной далеко за пределами СССР: артистка с гастролями объездила более 60 стран мира. В Союзе ее пластинки улетали с прилавков (общий тираж проданных копий превысил 6 миллионов).

Совершенно не удивительно, что у такой богатой женщины была огромная коллекция бриллиантов. Кольца и серьги с украшениями певица меняла как перчатки. После ее ухода родственникам осталось солидное наследство. Одних только украшений продали на несколько миллионов долларов.

Анатолий Карпов

Оказывается, играть в шахматы полезно не только для умственного развития, но и для пополнения собственного кошелька. А если играть так же хорошо, как и двенадцатый чемпион мира по шахматам, то можно стать миллионером.

Призовые на шахматных турнирах действительно огромные. Карпов рассказал, что, проиграв в 1987 году на международном турнире, упустил награду за первое место в размере 600 тысяч долларов.

Михаил Шолохов

Легендарный советский писатель стал богат благодаря иностранным переводам своих произведений. Сколь бы много его ни издавали в СССР, таких гонораров, как из-за границы, на родине он не зарабатывал.

Шолохов с легкостью расставался с многочисленными литературными премиями, среди которых была даже Нобелевская, жертвуя их на благотворительность.

Были в Советском Союзе и богачи, которые нажитое незаконным путем имущество прикрывали «честными доходами» и подарками друзей и родственников, как это делают современные проворовавшиеся чинуши. Мы говорим о несметных богатствах певицы Лидии Руслановой и ее мужа.

Впрочем, без коммерческой жилки ни один из вышеупомянутых нами героев не сколотил бы такого состояния. Вот, к примеру, актриса Елена Метелкина, до сих пор живет в ужасных условиях.

Вячеслав Юрьев обожает историческую тематику и всё, что связано с путешествиями. Если тебе понадобится краткая справка о какой-нибудь далекой стране, смело обращайся к Славе. Этот редактор откопает малоизвестные факты о жизни полководцев и классиков литературы. В то же время ему не чужды современные технологии, начиная с модных гаджетов и заканчивая освоением космических просторов.

Источник: https://videoboom.cc/sovetskie-millionery/

Про черный рынок СССР и советских миллионеров

http://www.m24.ru/articles/42291

«Нераскрытые тайны»: Как работал черный рынок товаров в СССР

В СССР, который жил за «железным занавесом», разбогатеть можно было только торгуя на черном рынке. Чем торговали в стране Советов, как люди узнавали где и почем добыть дефицит и почему власти зачастую закрывали глаза на черный рынок — об этом снял сюжет телеканал «Москва Доверие».

Борьба со спекулянтами

В середине 80-х годов генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев впервые озвучил величину оборота на черном рынке – 10 миллиардов рублей. Вскоре Верховный Совет СССР принял закон о кооперативах. Они получили равные права с госпредприятиями: обязались выплачивать налоги и вести официальную бухгалтерию. Предприниматели начали «выходить из тени».

Экономист Никита Кричевский утверждает, что советская экономика не считалась с нуждами людей. Половина жителей гигантской страны вынуждена была приобретать товары, минуя магазины.

Как считает Кричевский, это была экономика средств производства, а советские руководители в те годы, еще со времен индустриализации, были заняты тем, что стремились произвести как можно больше станков, оборудования, машин, механизмов и ракет. «А уж жители, население, как-нибудь перетопчутся, потому что времена тяжелые, нас окружают враги, идет противостояние двух систем. Одним словом, не до вас, господа», — говорит Кричевский.

Старшему оперуполномоченному по особо важным делам ГУ МВД СССР Евгению Черноусову не раз приходилось устраивать облавы на спекулянтов. Советская власть контролировала оборонные предприятия и колхозы, хищений там зафиксировано не было, а вот в рыбном хозяйстве, на фабриках и заводах неучтенную продукцию отследить не представлялось возможным, она сразу уходила на черный рынок.

«За счет создания излишек продукции и материалов изготовляли новые изделия, приклеивали ярлыки иностранных фирм и выдавали за хорошую продукцию, а потом реализовывали.

И это были огромные деньги, и трудно было бороться из-за того, что никто это не афишировал. Тогда не строили никаких дач, особняков, машин несколько – все боялись.

Держали «в кубышке», это действительно была проблема», — вспоминает оперуполномоченный.

В 1989 году Горбачев снова затронул тему теневой экономики.

Толкнула его на это история успеха москвича Артема Тарасова: тот открыл первое в Москве брачное агентство и в первые пять дней заработал 100 тысяч рублей, причем средняя зарплата по стране тогда составляла 120 рублей. Тарасова тут же объявили спекулянтом, который незаконно устраивает браки по расчету в погоне за московской пропиской.

В те годы все продавалось только из-под полы — начиная от мяса и заканчивая гарнитурами «Хельга» из ГДР (люди стояли за этими гарнитурами в очередях по три, по четыре года). У Тарасова был друг, нелегальный миллионер, и он знал десятки способов того, как, не воруя, зарабатывать.

Одной из таких тайн он поделился: «Поступает гарнитур мебельный, я иду на склад с гвоздем и царапаю по боковине, огромную царапину делаю. Дальше приходит из главка комиссия и смотрит на гарнитур, он поврежден при перевозке, его уценивают.

И мой краснодеревщик заделывает царапину так, что клиент никогда этого не увидит. Приходит клиент по очереди, получает довольный и счастливый гарнитур за полную цену, и еще мне пытается сунуть взятку – 50 или 20 рублей.

Я, конечно, не беру – это глупо, брать взятку».

Первый советский миллионер

Несмотря на неудачную попытку с брачным агентством, Тарасов затеял новое дело: Московский дом быта разрешил ему в своих стенах открыть мастерскую по ремонту техники, эксклюзивной в те времена в Советском Союзе – импортной.

Тарасов взял двух инженеров с паяльниками, которые могли чинить бытовую японскую технику. В то время не было возможности нигде ее ремонтировать в Москве, была только одна организация, которая привозила эти запчасти. Причем запчасти ждали по году, по два, и платили большие деньги. А эти «умельцы» стали ремонтировать японские магнитофоны, видеомагнитофоны, телевизоры.

У компании пошел огромный поток, потому что инженеры умудрялись ставить советские транзисторы в японские портативные магнитофоны. И когда один из пользователей открыл крышку и посмотрел, что там было — там стояли огромные транзисторы, куча проводов, все это было залито эпоксидной смолой, но самое главное — магнитофон работал.

Компанию обвинили в воровстве зарубежных деталей, начался процесс. Спасла Тарасова жалобная книга: в ней ни одной претензии, сплошь благодарности, и следователям не за что было зацепиться. Но вскоре он дал новый повод для ареста.

«Руководство – я, мой заместитель, второй заместитель и главный бухгалтер, разделили между собой 10 миллионов. Выписали по 3 миллиона зарплаты, и бухгалтеру, чтобы она с нами оставалась, 700 тысяч дали. Она чуть не повесилась от ужаса», — рассказывает предприниматель. Едва была подписана ведомость, как дело дошло до самого Горбачева.

«Периодически сотрудники МВД возбуждали уголовные дела по спекуляции, заводились дела оперативной разработки и выявлялись организаторы поставок той продукции из-за рубежа или неучтенной.

Но это была капля в море, поэтому побороть это было просто нельзя.

И власти, понимая это, делали видимость, что борются с этими черными рынками и так далее, а на самом деле такой эффективности работы в этом направлении, безусловно, не было», — считает оперуполномоченный Черноусов.

Тарасову тоже приходилось общаться со спекулянтами, иначе система не будет работать: чтобы получить одно, нужно достать что-то другое. Его фирма по ремонту импортной техники выросла, они перешли на закупку компьютеров и программного обеспечения для всех структур в стране, в том числе для Звездного городка Академии наук и даже для КГБ.

Расчет в те годы был только наличными. К началу 1989 года на счету фирмы оказалось 100 миллионов рублей, и это в то время, когда роскошный Mercedes стоил 12 тысяч.

У фирмы Тарасова был знакомый в Минюсте СССР, который сообщал все новости о законодательстве. И как-то он сказал: «Вскоре на наличные деньги, которые кооператив может тратить в день, будет ограничение – всего 100 рублей. Вот в кассе должны быть 100 рублей.

Все остальные где-то должны в банках размещаться и тратить их нельзя». А у кооператива «Техника» в штате были 1800 человек. Тогда-то и пришла Тарасову идея поделить зарплатный фонд среди «своих», чтобы потом в течение года тратить его на нужды кооператива.

Но когда они внесли партийные взносы на 90 тысяч рублей, об этом тут же доложили «наверх».

Вскоре пришла комиссия – восемь различных организаций: ОБХСС, КГБ СССР, ГРУ, Минфин, КРУ Минфина, финансовые территориальные отделения. Когда они сняли кассу, там оказалось 959 тысяч 837 рублей 48 копеек.

Комиссия подготавливала протокол о том, что все законно, но выступил Горбачев и сказал: «Мы не позволим превращать нашу социалистическую родину в капитализм.

Мы этих толстосумов должны призвать к ответственности».

Комиссия вернулась, протокол был порван, кооператив остановил работу, все уволились.

Тарасов остался один, ему грозила 93-я статья УК СССР «Хищение государственной собственности в особо крупных размерах». Наказание только одно – расстрел.

По этой же статье несколько лет назад приговорили отца друга Тарасова – директора Елисеевского магазина Соколова, в свое время эта история наделала много шума.

Советский миллионер Артем Тарасов пошел на отчаянный шаг: он пришел на телевидение, в прогрессивную программу «Взгляд», и рассказал свою историю на всю страну. Причем сделал громкое заявление: если докажут, что он спекулянт, он готов к расстрелу хоть на Красной площади.

«Взглядовцы» боялись, что их закроют, но их не закрыли, и я стал популярным: в следующие дни меня окружало огромное количество всяких журналистов, обо мне написали «Московские новости» – в то время очень прогрессивная газета, на английском. У меня брали интервью все агентства мира: Associated Press, японские всякие. И, конечно, меня трогать было сложно», — рассказал Тарасов.

Дошло это до того, что его избрали народным депутатом РСФСР. Тогда Тарасов обрел «иммунитет» и мог уже спокойно, находясь в лагере Ельцина, в унисон со всеми говорить, что пора уходить Горбачеву, что эта перестройка – это неправильно и нужен свободный рынок.

История свободной торговли в СССР

Слово «рынок» в то время само по себе считалось преступным. За частную торговлю могли вменить статью. Если человек покупал товар и перепродавал – это спекуляция: пять-семь лет тюрьмы с конфискацией имущества. За коммерческое посредничество (была и такая статья) – три года.

Правда, в Советском Союзе так жили не всегда. В середине 20-х годов торговля на улицах велась открыто – это были годы НЭПа. Короткому, но такому яркому периоду в истории москвовед Татьяна Воронцова посвящает отдельную экскурсию.

«Многие у нас считают, что выстрелила «Аврора», а потом сразу метро пустили, вот эти 10-15 лет все время куда-то из нашей истории исчезают, но, тем не менее, время это было очень интересное, когда торговля расцвела. Была и частная торговля, и кооперативная, существовало множество артелей. И государственная торговля тоже стала подниматься. Была конкуренция, было многообразие товаров», — считает Воронцова.

Правда, частников и тогда несколько ущемляли: не давали печатать цветную рекламу или пользоваться помощью профессиональных поэтов, в то время как госуслуги продвигал сам Маяковский.

Интересный факт: в 1927 году в Москве в свободной продаже было 25 наименований модных журналов (детская мода, женская мода, летняя, весенняя) – на любые запросы. Но в конце 20-х годов, когда начинаются пятилетки, о свободной частной торговле пришлось забыть, страна встала на рельсы индустриализации.

Однако публицист Александр Трубицын недавно сделал своеобразное открытие: он обнаружил, что при Сталине предприниматели как класс уничтожены не были, а наоборот – весьма и весьма процветали.

Например, в «Сборнике документов НКВД периода Великой Отечественной войны», было написано, что на заводе таком-то в производстве находится столько-то снарядов, столько-то в производстве, столько-то на выходе, столько-то заготовлено, столько-то может произвести, сроки и так далее – обычный технический отчет. Но самое главное, что это производство принадлежало артели.

Артель – это когда люди объединялись в бригады на сезонные заработки или налаживали небольшое производство. Как правило, они занимали ту нишу, где не успевало государство. К слову, в 1953 году порядка 6% валового национального продукта делалось частными предпринимателями, причем первые телевизоры и первые радиолы делали именно в артелях.

В документах сталинского периода членов артелей указывали наряду с рабочими и колхозниками. Они были полноправными гражданами, которых так же награждали орденами и выдвигали на доску почета.

Мало того, чтобы исключить коррупцию, Совнарком предусмотрел точные ставки, по которым в артели доставляют сырье и материалы.

Единственное требование к ним – чтобы цена на продукцию не превышала государственную больше чем на 10%.

При Хрущеве появилось такое явление, как фарцовка. Особенно заметно это стало после Международного фестиваля молодежи и студентов, устроенного в Москве в 1957 году. Тогда советские люди увидели, как можно одеваться. Советских модников тут же окрестили стилягами. Сначала только они были главными клиентами фарцовщиков, а потом нелегальная торговля разрослась до всесоюзных масштабов.

Гостиница «Интурист» – самое известное гостиничное предприятие, в котором обитали торговцы, фарцовщики. К 70-м годам в сеть фарцовщиков входили практически все горничные, этажные, бармены, уборщики гостиниц. Их задача — выторговать у незадачливых иностранцев любыми средствами модные вещи и потом уже отдать перекупщикам.

У «Интуриста», «Метрополя» и других популярных среди иностранцев гостиниц фарцовщики дежурили сутками. За определенную плату швейцары их не прогоняли. Продавали добычу зачастую тут же, в ближайшем московском дворе и даже в общественном туалете. Один из них когда-то располагался в Камергерском переулке, недалеко от Красной площади.

«Валютные» дела и красные доллары

И если на мелкую торговлю власти зачастую закрывали глаза, то валютные операции в стране были вне закона. За пару долларов можно было получить немалый срок.

Так произошло с актером Владимиром Долинским: за пять лет до съемок в фильме «Тот самый Мюнхгаузен» его, артиста Театра сатиры, взяли с поличным на продаже валюты. Он отсидел почти четыре года в колонии строгого режима. Прошение друзей-артистов и доказательства случайности сделки на следствие не подействовали.

А все из-за 30 долларов — он купил их, когда театр собрался за рубеж на гастроли. Потом поездку отменили, и Долинский захотел вернуть свои рубли.

Как вспоминает экономист Кричевский, незаконные валютные операции в Советском Союзе иногда доходили до абсурда.

Так, в 70-х годах в Москве получил широкую, естественно, неформальную, негазетную огласку занятный эпизод, случившийся в так называемой «трубе» – переходе от нынешнего Охотного ряда к площади Революции.

Один товарищ, желавший приобрести доллары, по совету друзей собрал все свободные советские рубли, приехал на эту точку, пришел в «трубу» и достаточно быстро нашел того, у кого доллары были в наличии.

Дальше началось самое интересное. Продавец сообщил нашему незадачливому покупателю, что настоящий доллар не зеленый, а красный. И если он купит красные доллары, и приедет за границу, то он сможет обменять эти доллары на европейскую валюту по более высокому курсу. Продавец очень удивился, что покупатель, который желал приобрести эти доллары, об этом ничего не знал и ничего не слышал.

Кстати говоря, покупателем был не самый последний советский спортсмен. Он купил красные доллары и, конечно же, был поднят на смех абсолютно всеми своими приятелями.

Преследование антикваров

На волне перестройки пришла волна облав: милиция арестовывала крупных спекулянтов, которых раньше не смели трогать.

Шли операции по захвату цеховиков – это те, кто производит товар подпольно и в больших размерах. Чаще всего они подделывали заграничные бренды.

Особенно популярен был джинсовый бизнес, а самые высокие ставки шли на рынке антиквариата. Одним из немногих частных коллекционеров тогда был Михаил Перченко.

Страсть к антиквариату и коллекционированию у него появилась еще в детстве. Перченко до сих пор помнит тот день в мельчайших деталях: он гулял по старому Арбату и случайно заметил в витрине комиссионного магазина красивый сервиз, точнее – его ценник. Сервиз стоил 96 тысяч рублей (для сравнения: лимузин «ЗиМ», который никто не мог купить, стоил 42 тысячи).

Сервиз, кстати, был непростой: он был на 48 персон, весил 146 килограммов и принадлежал Николаю II, с его вензелями и с родной позолотой. Первый предмет Перченко смог купить уже в 19 лет. Правда, давно уже его продал — говорит, нельзя собрать настоящую коллекцию, ни с чем не расставаясь.

Михаил Перченко признает, что в советские годы сотрудничал со спекулянтами – покупал у них иконы. Но было одно железное правило, которого он придерживался, и которое, как считает, спасло его от тюрьмы, – никогда не связываться с контрабандистами.

«Черный рынок в России был громадным. Правда, и сейчас редко когда можно купить что-то стоящее с витрины, все продается в кабинетах, в руках и так далее.

Можно было каждого антиквара обвинить в спекуляции и посадить его на большой срок, и многие из коллекционеров сидели. Когда я уже стал собирать западноевропейское искусство, на меня начали охотиться.

Как-то удалось поймать меня на взятке в 10 рублей, причем взятка была не должностному лицу, а продавцу и не в виде денег, а в виде конфет», — рассказал Перченко.

Обыск в доме коллекционера начался в 6 часов утра и продолжался до позднего вечера. Он уже изучил процедуру – это третий раз, когда его пытались арестовать. Только потом друзья ему рассказали, что в тот день в Москве изъяли 13 коллекций и лишь Перченко удалось все вернуть благодаря связям.

По неписаным законам теневая экономика появляется везде и всегда, если есть ограничения на торговлю тем или иным товаром. Прибыль на таком рынке гораздо выше, хотя выше и риски. Черный рынок в СССР стал неотъемлемой частью советского быта. Запретить жить красиво было невозможно и за «железным занавесом».

Источник: https://matveychev-oleg.livejournal.com/1064955.html

Ссылка на основную публикацию