Запад-81: военные учения ссср

«Запад-81»: как СССР мог «смять» силы НАТО за трое суток

Командно-штабные учения – всегда нечто больше, чем просто отработка навыков. Военные маневры призваны не только отточить взаимодействие разных родов войск, но и продемонстрировать потенциальному противнику всю тяжесть последствий на случай начала войны.

Семь часов на ядерную войну и мощь советских танков

К концу 70-х отношения СССР, США и стран НАТО обострились до предела. Сценарии ядерной войны уже никому не казались выдумками штабных фаталистов: войска и с той, и с другой стороны пребывали в состоянии повышенной боевой готовности.

Только что занявший пост президента США Рональд Рейган был полон решимости «проучить коммунистов», однако боевые действия с применением ядерного оружия Генштаб Вооруженных Сил СССР прорабатывал, пожалуй, не менее детально, чем американские военные.

Сценарий условных, но крайне вероятных боевых действий, помимо обмена ядерными ударами, предполагал активные боевые действия в Центральной Европе.

Основными действующими лицами в такой битве должны были стать войска СССР при участии стран ОВД (Организации варшавского договора) и «весь остальной мир», состоявший преимущественно из натовских военных.

Планированием и непосредственной организацией учений со стороны СССР занимался маршал Советского Союза и начальник Генерального штаба Николай Васильевич Огарков – один из самых талантливых военачальников в послевоенной истории страны.

Вклад маршала Огаркова в боевые возможности Советской армии до сих пор сложно оценить полностью, поскольку именно с его инициативы начинались многие ОКР в советском ВПК, связанные в основном со средствами управления войсками и процессами их тылового обеспечения.

Начальник Генерального штаба, Николай Васильевич Огарков, несмотря на солидный возраст (в 1981 году ему исполнилось 64 года), мыслил крайне прогрессивно.

Именно Огаркову принадлежит идея связать воедино не только современные средства связи и обработки информации, но и увязать в единую боевую систему все рода войск – каждого рядового, офицера и генерала.

По всем фронтам!

К 1981 году Вооруженные Силы СССР значительно «прибавили» в качественном и материально-техническом отношении.

Во многом качественный прирост боеспособности советских войск объяснялся тем, что, помимо управления процессами внутри вооруженных сил, Николай Васильевич Огарков с 1974 года был назначен на должность председателя Государственной военно-технической комиссии. Фактически благодаря этому ведомству был обеспечен уникальный, строгий и бескомпромиссный процесс военной приемки техники.

Именно под руководством Огаркова ГВТК советские вооруженные силы подошли к самым масштабным в истории Союза учениям с уникальной командной системой боевого управления стратегического звена (КСБУ) – прообразом современной автоматизированной системы управления войсками.

Стоит отметить, что практическая реализация КСБУ хоть и сопровождалась определенными сложностями, но в конечном счете оправдала вложенные в ее создание средства.

Именно КСБУ сыграла «первую скрипку» в самых масштабных учениях «Запад-81», размах и скорость проведения которых надолго отбили у «партнеров по НАТО» желание проверять СССР на прочность.

Оперативно-стратегические учения армии и флота СССР проходили в период с 4 по 12 сентября и по количеству задействованных сил и средств долгие десятилетия оставались непревзойденными. Сто тысяч человек и почти все рода войск были задействованы в учениях, кульминацией которых стала высадка 7-й воздушно-десантной дивизии на одном из полигонов под Минском.

Забегая вперед, стоит отметить, что подобных учений в странах НАТО ни до, ни после никто не проводил и даже не планировал. Победа над противником, согласно задумке советских военачальников, достигалась без применения ядерного оружия. Опыт, планирование, связь – три ключевых составляющих «Запада-81».

Море огня

О том, какими были учения «Запад-81», телеканалу «Звезда» рассказал один из участников, Виктор Бобринский, в 1981 году командир танковой роты, старший лейтенант ВС СССР.

«В плане насыщенности средствами поддержки эти учения, конечно, заметно отличались от других.

Насколько мне известно, примененный в них наступательный прием, когда артиллерия начинает подготовку следующего района лишь при выходе танковой группы на дистанцию меньше 500 м, до сих пор никем из зарубежных военных не применяется и не отрабатывается.

Сложно сказать, сколько “стволов” на каждый километр фронта было задействовано, но в реальных боевых условиях укрепрайон противника превратили бы в труху, а уцелевшие войска были бы лишены возможности оперативно реагировать», – рассказал Бобринский.

Если рассуждать с сугубо практической точки зрения, то всех задействованных в учениях сухопутных соединений и авиационных полков хватило бы не только для «расчистки» и броска через два танкодоступных направления – Северогерманскую низменность и Фульдский коридор, но и для быстрого выхода к границам таких государств, как, например, Португалия. Средства связи, управления и автоматизации в контексте «Запада-81» упоминаются не случайно, поскольку в его состав были интегрированы такие средства управления, как автоматизированная система управления ВВС «Воздух-1М» и АСУ ПВО «Алмаз-3».

Вишенкой на торте экспериментальной АСУВ стала система управления фронтом «Маневр», отдельные элементы которой были задействованы для управления войсками, а годом позднее, после устранения некоторых замечаний, в составе единого комплекса были приняты на вооружение.

«Эти учения стали своеобразной испытательной площадкой для войск будущего», – поясняет в интервью телеканалу «Звезда» военный эксперт Алексей Леонков.

«Помимо масштабного удара силами Сухопутных войск, активно применялось и тестировалось в условиях, максимально приближенных к боевым, и высокоточное оружие, которому Николай Васильевич Огарков уделял огромное значение», – добавил эксперт. Натовские штабисты размах учений оценили по-своему.

Ничего вменяемого, по оценкам историков, западный блок на центральноевропейском ТВД «красной машине» противопоставить не мог, и военные стратеги из США и стран Западной Европы готовы были пожертвовать центральной и восточной частью Европы, лишь бы предотвратить советский «бросок до Лиссабона».

«Стратеги в НАТО хорошо понимали, что такой удар остановить невозможно. Ну не было у них для этого ни сил, ни средств. Поэтому  в пределах Фульдского коридора “оборонительная” стратегия предусматривала закладку 141 ядерного фугаса мощностью от 0,1 до 10 кт! Это обстоятельство долго скрывалось, однако такой план действительно существовал», – рассказал Алексей Леонков.

Когда ядерное оружие бесполезно

Отдельное внимание в ходе учений «Запад-81» маршал Огарков уделял вертолетам армейской авиации, «на плечи» которых возлагались задачи по непосредственной поддержке войск.

Высокоточное неядерное вооружение, в том числе авиационное, сочеталось со «вспарыванием» обороны противника системами реактивного залпового огня, артподготовкой «прямо под носом» у наступающих Сухопутных войск и танковым тараном.

Военный историк Игорь Шацкий, командир танковой роты в составе 2-й гвардейской танковой армии ГСВГ, рассказал в интервью телеканалу «Звезда» о том, что в случае такой атаки войска НАТО могли отбиваться всего несколько суток.

«Насколько я помню, через год или два после этих учений были проведены и другие. Назывались они “Щит-82”. Там отрабатывался сценарий полномасшатбной ядерной войны, затрагивающей территорию Европы. Если память мне не изменяет, на все про все отводилось до семи часов.

Что касается учений “Запад-81”, то в этом случае использование ядерного оружия не допускалось, а на активную оборону, по подсчетам натовских аналитиков, отводилось трое, максимум четверо суток.

Затем нужно было задействовать один из двух сценариев: либо вводить в бой резервы, либо сдаваться», – рассказал Шацкий.

«Запад-81» явили западному миру такой военный таран с красной звездой на корпусе, который, выражаясь простым языком, просто был не по зубам блоку НАТО.

Главным фактором, благодаря которому «Запад-81» был оценен зарубежными специалистами как «крайне успешный в случае начала боевых действий», стало использование современного вооружения и техники на пределе возможностей.

Западным «партнерам» же раз и навсегда стало ясно, что даже без использования ядерного оружия и его разрушительной силы Советский Союз был в состоянии усмирить любого агрессора.

Противовес

На фоне уникальных оперативно-стратегических учений в СССР зарубежные «упражнения с оружием» выглядят дрябло. Сколь-нибудь вменяемую конкуренцию советским учениям США и страны НАТО смогли достичь лишь при организации военно-морских учений RIMPAC, в ходе которых, помимо ВМС, нескольких государств задействовались наземные силы.

В отличии от «демонстрации решимости» российская армия и флот активно отрабатывают не просто взаимодействие всех родов войск, но и с каждым разом делают процесс «принуждения к миру» быстрее.

Важным обстоятельством в этом случае является интерес стран НАТО к проводимым в России военным маневрам.

Эксперты поясняют, что с начала 2010 года любые командно-штабные учения для средств разведки стран НАТО стали загадкой в связи с переходом на новые средства связи и алгоритмы управления войсками.

«Если взять, например, “Кавказ-2012”, то о подробностях этих учений все военные за рубежом знают преимущественно из выпусков новостей и Интернета, поскольку во время этих СКШУ применялись новейшие изолированные системы связи и управления.

Если перевести с технического языка на человеческий, то, по сути, над районом проведения учений был создан радиоэлектронный купол, который никто “со стороны” не мог ни “пробить”, ни прослушать», – пояснили телеканалу «Звезда» представители одного из предприятий ВПК.

Стоит добавить, что по доле современного вооружения и средств управления, а также по численности личного состава судьбоносные учения «Запад-81» удалось превзойти лишь в 2014 году. В ходе внезапной проверки войск и учений «Восток-2014» было задействовано 150 тыс. военных, 1,5 тыс. танков, 70 кораблей и 120 самолетов.

Источник: https://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201705180832-2l7l.htm

Как устроены крупнейшие в российской истории военные учения — «Восток-2018»? И что изменилось со времен самых масштабных советских маневров? — Meduza

«Запад-81», оперативно-стратегические учения армии и флота СССР и стран Варшавского договора. Танки на марше во время полевого смотра войскВ. Киселев / Sputnik / Scanpix / LETA

Рано утром 13 сентября на забайкальском полигоне Цугол в присутствии президента Владимира Путина начались самые масштабные учения в истории России, в них участвует почти 300 тысяч человек.

Учения такого масштаба — это всегда не просто тренировка военных, но и политический жест. В Минобороны говорят, что нынешние маневры можно сравнить разве что со знаменитыми советскими учениями «Запад-81», которые, в свою очередь, принято сравнивать с крупнейшими операциями Второй мировой войны.

«Медуза» сопоставила два этих события и то, как на них реагировали на Западе — тогда и сейчас.

Запад-81

По словам генерала Валентина Варенникова (тогда — первый заместитель начальника Генштаба), маневры должны были показать плюсы новой стратегии ведения войны, предложенной реформатором армии СССР, начальником Генштаба маршалом Николаем Огарковым.

По  Огаркова, прорывы танковых армий и особых корпусов в глубину обороны противника должны были лишить его возможности применить тактическое ядерное оружие, а значит, и предотвратить скатывание к глобальной ядерной войне.

Таким образом могла быть достигнута победа в войне без применения ядерного оружия.

Восток-2018

У современных учений нет задачи опробовать какую-то принципиально новую стратегическую концепцию — во всяком случае, из открытых источников об этом ничего неизвестно.

Министр обороны Сергей Шойгу и начальник Генштаба Валерий Герасимов ограничились общим описанием целей: маневры нужны, чтобы проверить подготовку всей армии, учения не направлены против кого-то конкретно и имеют оборонительные задачи.

Герасимов, излагая план учений для иностранных военных атташе, рассказал о состоянии армии. Из его речи можно сделать вывод, что за несколько лет ее удалось сделать более мобильной.

С распадом СССР и «изменением форм собственности» транспортных предприятий у армии «возникали сложности» с использованием железных дорог, гражданских аэродромов и портов, но сейчас, по словам генерала, эти проблемы решены.

Высадка морского десанта на Чукотке во время учений «Восток-2018»Пресс-служба Минобороны России / ТАСС / Scanpix / LETA

Сама армия, утверждает Герасимов, стала гибкой и мобильной: созданы и укомплектованы контрактниками 126 боевых батальонных групп численностью 800–900 человек каждая. Они оснащены всем необходимым для самостоятельного ведения боевых действий и находятся в постоянной готовности.

Читайте также:  «клим ворошилов» против танковой дивизии

Именно эти качества и будут проверяться на учениях — Минобороны собирается отрабатывать перегруппировку целых военных округов и мобильные действия.

Какие сценарии придумали для учений?

Запад-81 

Документы по этим учениям до сих пор засекречены. По воспоминаниям Варенникова, штабисты написали такую легенду: «Южные» — под ними подразумевались силы НАТО — наступали на Киев и Москву.

«Северные» — советские войска и их союзники по соцлагерю — остановили врага (например, под Москвой «агрессоры» дошли до Волоколамска) и пошли в контрнаступление — на Минск, Варшаву и Берлин.

«Южные» перешли к обороне.

В ходе самих учений были разыграны сражения на одном из участков фронта.

В маневрах приняли участие войска Белорусского военного округа, Балтийского флота и ВДВ («Северные») и войска Прибалтийского военного округа, а также небольшой отряд кораблей и подводных лодок («Южные»).

У «Северных» было на одну армию и особый армейский корпус больше, в целом их численность была в два, если не в три, раза больше, писал Варенников.

Восток-2018

Сценарий конфликта, по которому разыгрываются учения, пока не обнародован.

Судя по плану, изложенному начальником Генштаба России Валерием Герасимовым, агрессорами в данном случае являются «Западные», их представляют войска Центрального военного округа (постоянно дислоцированы в Поволжье, на Урале и в Сибири), а также корабли Северного флота. Им отвечают активной обороной «Восточные» из Восточного военного округа и входящего в его состав Тихоокеанского флота.

На учениях войска двух «противоборствующих» округов переправляются в Забайкалье разными способами — по железной дороге, по воздуху и маршем по автомобильным дорогам. Корабли Северного флота выходят из портов Мурманской области по Северному морскому пути и Беринговому проливу — в Тихий океан. У берегов Чукотки и Камчатки им предстоит встреча с флотом «Восточных».

Как выглядят учебные операции? Что именно отрабатывают на учениях?

Запад-81

9 сентября 1981 года на Дретуньском полигоне под Полоцком в Белоруссии на участке в 16 километров был отыгран прорыв фронта противника войсками Белорусского военного округа («Северными»).

Использовались настоящие боеприпасы, поэтому реальных войск «противника» (из Прибалтийского округа) на полигоне не было; для большего правдоподобия оборона была оборудована и укреплена так, как требовалось по уставам стран НАТО.

Атаку танков и БМП мотопехоты поддерживали 300 стволов артиллерии на километр фронта, следовал всего в 200 метрах впереди атакующих подразделений. Авиация наносила удары в ближайшем тылу противника.

60% целей было поражено артиллерией и авиацией, остальные подавляли танки и мотопехота; «фронт» был прорван, в прорыв устремилась целая танковая армия — тысячи танков, БМП и БТР.

На следующий день в глубоком тылу «Южных» под Минском был сброшен на парашютах полк десантников вместе с техникой, вскоре к ним прорвалась танковая армия.

Еще через день под Калининградом, несмотря на противодействие флота «Южных», с Балтики был высажен десант морской пехоты и мотострелков. Задачи прорыва были выполнены, писал Варенников.

Учения «Запад-1981»

МОССЕЛЬПРОМ

Восток-2018

По словам начальника Генштаба Герасимова, 13 сентября на полигоне Цугол под Читой будет разыграна «самая динамичная часть маневров» с участием 25 тысяч военнослужащих, сотен танков и самолетов.

«Западные», имеющие на одну армию меньше, наступают, «Восточные» ведут мобильную оборону, а потом переходят в контрнаступление. «На помощь» «Восточным» приходят бригада (3200 военнослужащих, 30 самолетов и вертолетов) Народной освободительной армии Китая и подразделения вооруженных сил Монголии.

Запланирован «повтор» самого эффектного эпизода «Запада-81» — высадки на парашютах десанта ВДВ с техникой.

Тем временем флот «Западных» (корабли Северного флота) попытается высадить морской десант на Чукотке. Флот «Восточных» (Тихоокеанский флот) и авиация будут отражать эту атаку.

Что с вооружениями и техникой?

Запад-81

Основой концепции глубокой операции на театре военных действий маршала Огаркова были оперативные маневренные группы (ОМГ) на основе танковых армий, способных как прорвать оборону, так и развивать наступление в глубину.

Их задача — дезорганизовать управление противника и не дать ему использовать тактическое ядерное оружие. Той же цели служили крупные парашютные и морские десанты. Поэтому в учениях задействовали шесть тысяч танков, не считая БМП.

В маневрах дебютировали недавно принятые на вооружение танк Т-72 и БМП-2.

Быстрота и синхронность прорывов ОМГ и десантов обеспечивалась автоматизированной системой управления стратегическими операциями на основе ЭВМ — она также впервые была опробована на учениях. Балтийский флот впервые использовал авианосец ТАКР «Киев». Авиация наносила удары в том числе с помощью авиабомб с лазерным указанием цели.

На маневрах «Запад-81» наверняка использовалось даже больше роботов, чем примет участие в «Востоке-2018».

Во время «прорыва обороны» войсками Белорусского округа под Полоцком условный противник контратаковал их несколькими десятками радиоуправляемых «танков», сделанных из самоходок Су-100 времен Второй мировой войны.

Они были подбиты артиллерией, вертолетами и противотанковыми ракетами; один танк-робот, по воспоминаниям участников маневров, после попадания потерял управление и доехал почти до наблюдательного пункта руководства учениями, где заглох.

Восток-2018

Большая часть нового вооружения Российской армии уже была опробована на учениях прошлых лет и в боевых условиях — в Сирии. Это касается средств управления и радиоэлектронной борьбы и боевых роботов, новых ракет.

«Огневого вала» в стиле учений 1981 года не будет — сейчас предпочтение отдается высокоточному оружию (ракеты и авиабомбы с системами самонаведения, корректируемые артиллерийские снаряды).

Его применение в СССР в 1981 году только начиналось.

Но основным оружием подразделений, принимающих участие в маневрах, остаются сильно модернизированные танки Т-72 и БМП-2, чьи «предки» дебютировали на масштабных учениях в 1981-м. Новейшие образцы вооружений — танки и БМП на основе платформы «Армата» — Минобороны и правительство сочли слишком дорогими и пока не планируют их масштабные закупки, предпочитая модернизировать старые.

Что с международной обстановкой? Кто в союзниках?

Запад-81

В декабре 1979 года началась афганская война, «разрядка», которая длилась несколько лет, завершилась.

6 января 1980 года США ввели против СССР санкции, в том числе в самой чувствительной для советской экономики сфере — было объявлено эмбарго на поставки зерна (отменены новым президентом Рональдом Рейганом в 1981 году).

Страны Запада и Китай (всего более 60 стран) бойкотировали Олимпиаду-80 в Москве. В 1980 году США, Пакистан и Иран создали базы для тренировок и снабжения афганских моджахедов.

В 1981 году Рейган запретил продажу СССР лицензий на высокотехнологичную продукцию. США распространили запрет на поставку оборудования других стран, производимых по американским лицензиям, но ФРГ, Франция и Италия объявили такой запрет незаконным.

В социалистической Польше после волны забастовок в августе 1980 года было создано объединение профсоюзов «Солидарность», которое вступило в открытый конфликт с Коммунистической партией и правительством.

К началу учений «Запад-81» в это объединение вступили уже 10 миллионов поляков.

В марте 1981 года на учениях в Северной Польше (они были частью «Запада-81») СССР высадил авиационный и морской десанты в непосредственной близости от Гданьска, который был главным оплотом «Солидарности».

Восток-2018

После революции на Украине в начале 2014 года, присоединения Крыма к России и начала войны в Донбассе США свернули объявленную президентом Бараком Обамой «перезагрузку» отношений с Россией. Партнеры по НАТО — США, Канада и страны ЕС — ввели санкции против Москвы. С тех пор санкционный режим несколько раз усиливался.

После начала российской операции в Сирии отношения с Западом стали еще более напряженными. США и другие страны НАТО сохраняют свои войска в Сирии, отвоевав у террористов восток и северо-восток страны.

Россия в это же время помогла правительству Асада освободить юг, центр и северо-запад Сирии от «Исламского государства», других радикальных исламистов и от отрядов «умеренной» оппозиции, которую поддерживает Запад и Турция.

В апреле 2018 года после химической атаки в городе Дума на окраине Дамаска США нанесли удар по правительственным аэродромам и объектам.

Россия, не признавшая сам факт применения отравляющих веществ и называющая газовую атаку «постановкой», обещала ответить на американский удар, если он затронет российские войска и базы (по сообщению американских СМИ, администрация президента Дональда Трампа действительно рассматривала возможность удара по российским и иранским объектам в Сирии, но потом решила разбомбить лишь несколько сирийских объектов).

По сравнению с 1981 годом радикально поменялся состав союзников России. Бывшие страны Варшавского договора и три республики бывшего СССР вступили в НАТО. Некоторые бывшие противники, например Иран и в последнее время Турция, сотрудничают с Москвой. Китай, который в 1981-м был одним из главных противников СССР и поставлял оружие афганским моджахедам, сотрудничает с Россией.

Парад российских, китайских и монгольских участников маневров на полигоне Цугол 13 сентября 2018 годаМладен Антонов / AFP / Scanpix / LETA

Как заявил 13 сентября министр обороны Сергей Шойгу, после «Востока-2018» совместные российско-китайские учения станут регулярными. Но про создание полноценного военного союза двух стран речи не идет. Китайские СМИ пишут, что это «деловое сотрудничество» и «партнерство без альянса».

Какова реакция Запада?

Запад-81

Судя по рассекреченным документам, разведка США знала о ходе и целях учений, в том числе о концепции Огаркова и его оперативных мобильных группах. У ЦРУ были сведения и о новых вооружениях армии СССР.

Американской прессой маневры рассматривались не как неотразимая угроза НАТО в Европе (на этом и сейчас настаивает военный телеканал «Звезда»), а как инструмент давления на Польшу в разгар борьбы Компартии с «Солидарностью». 

США предъявили СССР формальную претензию: договор об ограничении вооружений требовал, чтобы сторона, проводящая учения численностью более 25 тысяч человек, информировала о них партнера, чего СССР не сделал.

Восток-2018

В 2018 году реакция общества и экспертов на масштабные учения получилась более нервной. Организацию маневров связывают и с ситуацией в Сирии, и с военным конфликтом в Донбассе, и с тем, что Россия хочет показать: она готова к полномасштабной войне с Западом. Отдельно обсуждается, являются ли маневры свидетельством нарождающегося российско-китайского военного союза.

НАТО на этот раз получил оповещение об учениях — еще в мае 2018 года, а потому не высказал никаких претензий. Пресс-секретарь организации Дилан Уайт сказал, что каждая страна имеет право тренировать свою армию. «Учения показывают, что Россия [теперь] сфокусирована на отработке [деталей] крупномасштабного конфликта», — сказал он.

Источник: https://meduza.io/feature/2018/09/13/kak-ustroeny-krupneyshie-v-rossiyskoy-istorii-voennye-ucheniya-vostok-2018-i-chto-izmenilos-so-vremen-samyh-masshtabnyh-sovetskih-manevrov

«Запад-81»: как СССР мог «смять» силы НАТО за трое суток

Командно-штабные учения — всегда нечто больше, чем просто отработка навыков. Военные маневры призваны не только отточить взаимодействие разных родов войск, но и продемонстрировать потенциальному противнику всю тяжесть последствий на случай начала войны.

Семь часов на ядерную войну и мощь советских танков

К концу 70-х отношения СССР, США и стран НАТО обострились до предела. Сценарии ядерной войны уже никому не казались выдумками штабных фаталистов — войска и с той, и с другой стороны пребывали в состоянии повышенной боевой готовности.

Только что «заступивший» на пост президент США Рональд Рейган был полон решимости «проучить коммунистов», однако боевые действия с применением ядерного оружия Генштаб Вооруженных сил СССР прорабатывал, пожалуй, не менее детально, чем американские военные.

Сценарий условных, но крайне вероятных боевых действий помимо обмена ядерными ударами предполагал активные боевые действия в центральной Европе.

Основными действующими лицами в такой битве должны были стать войска СССР при участии стран ОВД (Организации Варшавского Договора), и «весь остальной мир», состоявший преимущественно из НАТОвских военных.

Планированием и непосредственной организацией учений со стороны СССР занимался маршал Советского Союза и начальник Генерального Штаба Николай Васильевич Огарков — один из самых талантливых военачальников в послевоенной истории страны.

Вклад маршала Огаркова в боевые возможности советской армии до сих пор сложно оценить полностью, поскольку именно с его инициативы начинались многие ОКР в советском ВПК, связанные, в основном, со средствами управления войсками и процессами их тылового обеспечения. Начальник Генерального Штаба, Николай Васильевич Огарков несмотря на солидный возраст (в 1981 году ему исполнилось 64 года) мыслил крайне прогрессивно. Именно Огаркову принадлежит идея связать воедино не только современные средства связи и обработки информации, но и «увязать» в единую боевую систему все рода войск — каждого рядового, офицера и генерала.

По всем фронтам!

К 1981 году Вооруженные силы СССР значительно «прибавили» в качественном и материально-техническом отношении.

Во многом качественный прирост в боеспособности советских войск объяснялся тем, что помимо управления процессами внутри Вооруженных сил, Николай Васильевич Огарков с 1974 года был назначен на должность председателя Государственной военно-технической комиссии. Фактически, благодаря этому ведомству, был обеспечен уникальный, строгий и бескомпромиссный процесс военной приемки техники.

Именно под руководством Огаркова ГВТК советские Вооруженные силы подошли к самым масштабным в истории Союза учениям с уникальной командной системой боевого управления стратегического звена (КСБУ) — прообразом современной автоматизированной системы управления войсками.

Стоит отметить, что практическая реализация КСБУ хоть и сопровождалась определенными сложностями, но в конечном счете оправдала вложенные в ее создание средства.

Именно КСБУ сыграла «главную скрипку» в самых масштабных учениях «Запад-81», размах и скорость проведения которых надолго отбили у «партнеров по НАТО» желание проверять СССР на прочность.

Оперативно-стратегические учения армии и флота СССР проходили в период с 4 по 12 сентября, и по количеству задействованных сил и средств долгие десятилетия оставались непревзойденными.

Сто тысяч человек и почти все рода войск были задействованы на учениях, кульминацией которых стала высадка 7-й воздушно-десантной дивизии на одном из полигонов под Минском.

Забегая вперед стоит отметить, что подобных учений в странах НАТО задолго ДО и много после никто не проводил, и даже не планировал.

Победа над противником, согласно задумке советских военачальников, достигалась без применения ядерного оружия. Опыт, планирование, связь — три ключевых составляющих «Запад-81».

Море огня

О том, какими были учения «Запад-81» телеканалу «Звезда» рассказал один из участников — Виктор Бобринский, в 1981 году командир танковой роты, старший лейтенант ВС СССР.

«В плане насыщенности средствами поддержки эти учения, конечно, заметно отличались от других.

Насколько мне известно, примененный в тех учениях наступательный прием, когда артиллерия начинает подготовку следующего района лишь при выходе танковой группы на дистанцию меньше 500 метров, до сих пор никем из зарубежных военных не применяется и не отрабатывается.

Сложно сказать, сколько «стволов» на каждый километр фронта было задействовано, но в реальных боевых условиях укрепрайон противника превратили бы в труху, а уцелевшие войска были бы лишены возможности оперативно реагировать», — рассказал Бобринский.

Читайте также:  Советские миллионеры

Если рассуждать с сугубо практической точки зрения, то всех задействованных в учениях сухопутных соединений и авиационных полков хватило бы не только для «расчистки» и броска через два танкодоступных направления — Северогерманскую низменность и Фульдский коридор, но быстрого выхода к границам таких государств, как например, Португалия. Средства связи, управления и автоматизации в контексте «Запад-81» упоминаются не случайно, поскольку в ее состав были интегрированы такие средства управления, как автоматизированная система управления ВВС «Воздух-1М», и АСУ ПВО «Алмаз-3».

«Вишенкой» на торте экспериментальной АСУВ стала система управления фронтом «Маневр», отдельные элементы которой были задействованы для управления войсками, а годом позднее, после устранения некоторых замечаний, в составе единого комплекса были приняты на вооружение.

«Эти учения стали своеобразной испытательной площадкой для войск будущего», — поясняет в интервью телеканалу «Звезда» военный эксперт Алексей Леонков. «Помимо масштабного удара силами сухопутных войск активно применялось и тестировалось в условиях, максимально приближенных к боевым и высокоточное оружие, которому Николай Васильевич Огарков уделял огромное значение», — добавил эксперт. НАТОвские штабисты размах учений оценили по-своему. Ничего вменяемого, по оценкам историков, западный блок на центральноевропейском ТВД «красной машине» противопоставить не мог, и военные стратеги из США и стран западной Европы готовы были пожертвовать центральной и восточной частью Европы, лишь бы предотвратить советский «бросок до Лиссабона».

«Стратеги в НАТО хорошо понимали, что такой удар остановить невозможно. Ну не было у них для этого ни сил, ни средств. Поэтому в пределах Фульдского коридора «оборонительная» стратегия предусматривала закладку 141 ядерного фугаса мощностью от 0,1 до 10 килотонн! Это обстоятельство долго скрывалось, однако такой план действительно существовал», — рассказал Алексей Леонков.

Когда ядерное оружие бесполезно

Отдельное внимание в ходе учений «Запад-81» маршал Огарков уделял вертолетам армейской авиации, «на плечи» которых возлагались задачи по непосредственной поддержке войск.

Высокоточное неядерное вооружение, в том числе авиационное, сочеталось со «вспарыванием» обороны противника системами реактивного залпового огня, артподготовкой «прямо под носом» у наступающих сухопутных войск и танковым тараном.

Военный историк Игорь Шацкий, командир танковой роты в составе 2-я гвардейской танковой армии ГСВГ рассказал в интервью телеканалу «Звезда» о том, что в случае такой атаки войска НАТО могли отбиваться всего несколько суток.

«Насколько я помню, через год или два после этих учений были проведены и другие. Назывались они «Щит-82». Там отрабатывался сценарий полномасшатбной ядерной войны, затрагивающей территорию Европы. Если память мне не изменяет, «на все про все» отводилось до семи часов.

Что касается учений «Запад-81», то в этом случае использование ядерного оружия не допускалось, а на активную оборону, по подсчетам НАТОвских аналитиков, отводилось трое, максимум, четверо суток. Затем нужно было задействовать один из двух сценариев: либо вводить в бой резервы, либо сдаваться», — рассказал Шацкий.

«Запад-81» явили «западному миру» такой военный таран с красной звездой на корпусе, который, выражаясь простым языком, просто был «не по зубам» блоку НАТО.

Главным фактором, благодаря которому «Запад-81» были оценены зарубежными специалистами как «крайне успешными в случае начала боевых действий» стало использование современного вооружения и техники на пределе возможностей.

Западным «партнерам» же раз и навсегда стало ясно, что даже без использования ядерного оружия и его разрушительной силы Советский Союз был в состоянии «усмирить» любого агрессора.

Противовес

На фоне уникальных оперативно-стратегических учений в СССР зарубежные «упражнения с оружием» выглядят дрябло. Сколь-нибудь вменяемую конкуренцию советским учениям США и страны НАТО смогли достичь лишь при организации военно-морских учений RIMPAC, в ходе которых помимо ВМС нескольких государств задействовались наземные силы.

В отличии от «демонстрации решимости» российская армия и флот активно отрабатывают не просто взаимодействие всех родов войск, но и с каждым разом делают процесс «принуждения к миру» быстрее. Важным обстоятельством в этом случае является интерес стран НАТО к проводимым в России военным маневрам.

Эксперты поясняют, что с начала 2010 года любые командно-штабные учения для средств разведки стран НАТО стали загадкой в связи с переходом на новые средства связи и алгоритмы управления войсками.

«Если взять, например, «Кавказ-2012», то о подробностях этих учений все военные за рубежом знают, преимущественно, из выпусков новостей и интернета, поскольку во время этих СКШУ применялись новейшие изолированные системы связи и управления.

Если перевести с технического языка на человеческий, то по сути, над районом проведения учений был создан радиоэлектронный купол, который никто «со стороны» не мог ни «пробить», ни прослушать», — пояснили телеканалу «Звезда» представили одного из предприятий ВПК.

Стоит добавить, что по доле современного вооружения и средств управления, а так же численности личного состава, судьбоносные учения «Запад-81» удалось превзойти лишь в 2014-м году. В ходе внезапной проверки войск и учений «Восток-2014» было задействовано 150 тысяч военных, 1,5 тысячи танков, 70 кораблей и 120 самолетов.

Источник: https://news.rambler.ru/other/36909238-zapad-81-kak-sssr-mog-smyat-sily-nato-za-troe-sutok/

«Запад-81»: как СССР мог «смять» силы НАТО за трое суток

Командно-штабные учения — всегда нечто больше, чем просто отработка навыков. Военные маневры призваны не только отточить взаимодействие разных родов войск, но и продемонстрировать потенциальному противнику всю тяжесть последствий на случай начала войны.

Семь часов на ядерную войну и мощь советских танков

К концу 70-х отношения СССР, США и стран НАТО обострились до предела. Сценарии ядерной войны уже никому не казались выдумками штабных фаталистов — войска и с той, и с другой стороны пребывали в состоянии повышенной боевой готовности.

Только что «заступивший» на пост президент США Рональд Рейган был полон решимости «проучить коммунистов», однако боевые действия с применением ядерного оружия Генштаб Вооруженных сил СССР прорабатывал, пожалуй, не менее детально, чем американские военные.

Сценарий условных, но крайне вероятных боевых действий помимо обмена ядерными ударами предполагал активные боевые действия в центральной Европе.

Основными действующими лицами в такой битве должны были стать войска СССР при участии стран ОВД (Организации Варшавского Договора), и «весь остальной мир», состоявший преимущественно из НАТОвских военных.

Планированием и непосредственной организацией учений со стороны СССР занимался маршал Советского Союза и начальник Генерального Штаба Николай Васильевич Огарков — один из самых талантливых военачальников в послевоенной истории страны.

Вклад маршала Огаркова в боевые возможности советской армии до сих пор сложно оценить полностью, поскольку именно с его инициативы начинались многие ОКР в советском ВПК, связанные, в основном, со средствами управления войсками и процессами их тылового обеспечения.

Начальник Генерального Штаба, Николай Васильевич Огарков несмотря на солидный возраст (в 1981 году ему исполнилось 64 года) мыслил крайне прогрессивно.

Именно Огаркову принадлежит идея связать воедино не только современные средства связи и обработки информации, но и «увязать» в единую боевую систему все рода войск — каждого рядового, офицера и генерала.

По всем фронтам!

К 1981 году Вооруженные силы СССР значительно «прибавили» в качественном и материально-техническом отношении.

Во многом качественный прирост в боеспособности советских войск объяснялся тем, что помимо управления процессами внутри Вооруженных сил, Николай Васильевич Огарков с 1974 года был назначен на должность председателя Государственной военно-технической комиссии. Фактически, благодаря этому ведомству, был обеспечен уникальный, строгий и бескомпромиссный процесс военной приемки техники.

Именно под руководством Огаркова ГВТК советские Вооруженные силы подошли к самым масштабным в истории Союза учениям с уникальной командной системой боевого управления стратегического звена (КСБУ) — прообразом современной автоматизированной системы управления войсками.

Стоит отметить, что практическая реализация КСБУ хоть и сопровождалась определенными сложностями, но в конечном счете оправдала вложенные в ее создание средства.

Именно КСБУ сыграла «главную скрипку» в самых масштабных учениях «Запад-81», размах и скорость проведения которых надолго отбили у «партнеров по НАТО» желание проверять СССР на прочность.

Оперативно-стратегические учения армии и флота СССР проходили в период с 4 по 12 сентября, и по количеству задействованных сил и средств долгие десятилетия оставались непревзойденными. Сто тысяч человек и почти все рода войск были задействованы на учениях, кульминацией которых стала высадка 7-й воздушно-десантной дивизии на одном из полигонов под Минском.

Забегая вперед стоит отметить, что подобных учений в странах НАТО задолго ДО и много после никто не проводил, и даже не планировал. Победа над противником, согласно задумке советских военачальников, достигалась без применения ядерного оружия. Опыт, планирование, связь — три ключевых составляющих «Запад-81».

Море огня

О том, какими были учения «Запад-81» телеканалу «Звезда» рассказал один из участников — Виктор Бобринский, в 1981 году командир танковой роты, старший лейтенант ВС СССР.

«В плане насыщенности средствами поддержки эти учения, конечно, заметно отличались от других.

Насколько мне известно, примененный в тех учениях наступательный прием, когда артиллерия начинает подготовку следующего района лишь при выходе танковой группы на дистанцию меньше 500 метров, до сих пор никем из зарубежных военных не применяется и не отрабатывается.

Сложно сказать, сколько «стволов» на каждый километр фронта было задействовано, но в реальных боевых условиях укрепрайон противника превратили бы в труху, а уцелевшие войска были бы лишены возможности оперативно реагировать», — рассказал Бобринский.

Если рассуждать с сугубо практической точки зрения, то всех задействованных в учениях сухопутных соединений и авиационных полков хватило бы не только для «расчистки» и броска через два танкодоступных направления — Северогерманскую низменность и Фульдский коридор, но быстрого выхода к границам таких государств, как например, Португалия. Средства связи, управления и автоматизации в контексте «Запад-81» упоминаются не случайно, поскольку в ее состав были интегрированы такие средства управления, как автоматизированная система управления ВВС «Воздух-1М», и АСУ ПВО «Алмаз-3».

«Вишенкой» на торте экспериментальной АСУВ стала система управления фронтом «Маневр», отдельные элементы которой были задействованы для управления войсками, а годом позднее, после устранения некоторых замечаний, в составе единого комплекса были приняты на вооружение.

«Эти учения стали своеобразной испытательной площадкой для войск будущего», — поясняет в интервью телеканалу «Звезда» военный эксперт Алексей Леонков.

«Помимо масштабного удара силами сухопутных войск активно применялось и тестировалось в условиях, максимально приближенных к боевым и высокоточное оружие, которому Николай Васильевич Огарков уделял огромное значение», — добавил эксперт. НАТОвские штабисты размах учений оценили по-своему.

Ничего вменяемого, по оценкам историков, западный блок на центральноевропейском ТВД «красной машине» противопоставить не мог, и военные стратеги из США и стран западной Европы готовы были пожертвовать центральной и восточной частью Европы, лишь бы предотвратить советский «бросок до Лиссабона».

«Стратеги в НАТО хорошо понимали, что такой удар остановить невозможно. Ну не было у них для этого ни сил, ни средств. Поэтому в пределах Фульдского коридора «оборонительная» стратегия предусматривала закладку 141 ядерного фугаса мощностью от 0,1 до 10 килотонн! Это обстоятельство долго скрывалось, однако такой план действительно существовал», — рассказал Алексей Леонков.

Когда ядерное оружие бесполезно

Отдельное внимание в ходе учений «Запад-81» маршал Огарков уделял вертолетам армейской авиации, «на плечи» которых возлагались задачи по непосредственной поддержке войск.

Высокоточное неядерное вооружение, в том числе авиационное, сочеталось со «вспарыванием» обороны противника системами реактивного залпового огня, артподготовкой «прямо под носом» у наступающих сухопутных войск и танковым тараном.

Военный историк Игорь Шацкий, командир танковой роты в составе 2-я гвардейской танковой армии ГСВГ рассказал в интервью телеканалу «Звезда» о том, что в случае такой атаки войска НАТО могли отбиваться всего несколько суток.

«Насколько я помню, через год или два после этих учений были проведены и другие. Назывались они «Щит-82″. Там отрабатывался сценарий полномасшатбной ядерной войны, затрагивающей территорию Европы. Если память мне не изменяет, «на все про все» отводилось до семи часов.

Что касается учений «Запад-81″, то в этом случае использование ядерного оружия не допускалось, а на активную оборону, по подсчетам НАТОвских аналитиков, отводилось трое, максимум, четверо суток.

Затем нужно было задействовать один из двух сценариев : либо вводить в бой резервы, либо сдаваться», — рассказал Шацкий.

«Запад-81» явили «западному миру» такой военный таран с красной звездой на корпусе, который, выражаясь простым языком, просто был «не по зубам» блоку НАТО.

Читайте также:  Афганистан: победы и поражения ссср

Главным фактором, благодаря которому «Запад-81» были оценены зарубежными специалистами как «крайне успешными в случае начала боевых действий» стало использование современного вооружения и техники на пределе возможностей.

Западным «партнерам» же раз и навсегда стало ясно, что даже без использования ядерного оружия и его разрушительной силы Советский Союз был в состоянии «усмирить» любого агрессора.

Противовес

На фоне уникальных оперативно-стратегических учений в СССР зарубежные «упражнения с оружием» выглядят дрябло. Сколь-нибудь вменяемую конкуренцию советским учениям США и страны НАТО смогли достичь лишь при организации военно-морских учений RIMPAC, в ходе которых помимо ВМС нескольких государств задействовались наземные силы.

В отличии от «демонстрации решимости» российская армия и флот активно отрабатывают не просто взаимодействие всех родов войск, но и с каждым разом делают процесс «принуждения к миру» быстрее.

Важным обстоятельством в этом случае является интерес стран НАТО к проводимым в России военным маневрам.

Эксперты поясняют, что с начала 2010 года любые командно-штабные учения для средств разведки стран НАТО стали загадкой в связи с переходом на новые средства связи и алгоритмы управления войсками.

«Если взять, например, «Кавказ-2012″, то о подробностях этих учений все военные за рубежом знают, преимущественно, из выпусков новостей и интернета, поскольку во время этих СКШУ применялись новейшие изолированные системы связи и управления.

Если перевести с технического языка на человеческий, то по сути, над районом проведения учений был создан радиоэлектронный купол, который никто «со стороны» не мог ни «пробить», ни прослушать», — пояснили телеканалу «Звезда» представили одного из предприятий ВПК.

Стоит добавить, что по доле современного вооружения и средств управления, а так же численности личного состава, судьбоносные учения «Запад-81» удалось превзойти лишь в 2014-м году. В ходе внезапной проверки войск и учений «Восток-2014» было задействовано 150 тысяч военных, 1,5 тысячи танков, 70 кораблей и 120 самолетов.

Дмитрий Юров

Источник: http://svegienovosti.ru/2017/05/18/zapad-81-kak-sssr-mog-smyat-sily-nat/

«Запад-81»: как СССР мог «смять» силы НАТО за трое суток

24 мая 2017, 05:09  •  2026 • Аналитика

Командно-штабные учения – всегда нечто больше, чем просто отработка навыков. Военные маневры призваны не только отточить взаимодействие разных родов войск, но и продемонстрировать потенциальному противнику всю тяжесть последствий на случай начала войны.

Семь часов на ядерную войну и мощь советских танков

К концу 70-х отношения СССР, США и стран НАТО обострились до предела. Сценарии ядерной войны уже никому не казались выдумками штабных фаталистов: войска и с той, и с другой стороны пребывали в состоянии повышенной боевой готовности. Только что занявший пост президента США Рональд Рейган был полон решимости «проучить коммунистов», однако боевые действия с применением ядерного оружия Генштаб Вооруженных Сил СССР прорабатывал, пожалуй, не менее детально, чем американские военные. Сценарий условных, но крайне вероятных боевых действий, помимо обмена ядерными ударами, предполагал активные боевые действия в Центральной Европе. Основными действующими лицами в такой битве должны были стать войска СССР при участии стран ОВД (Организации варшавского договора) и «весь остальной мир», состоявший преимущественно из натовских военных. Планированием и непосредственной организацией учений со стороны СССР занимался маршал Советского Союза и начальник Генерального штаба Николай Васильевич Огарков – один из самых талантливых военачальников в послевоенной истории страны. Вклад маршала Огаркова в боевые возможности Советской армии до сих пор сложно оценить полностью, поскольку именно с его инициативы начинались многие ОКР в советском ВПК, связанные в основном со средствами управления войсками и процессами их тылового обеспечения. Начальник Генерального штаба, Николай Васильевич Огарков, несмотря на солидный возраст (в 1981 году ему исполнилось 64 года), мыслил крайне прогрессивно. Именно Огаркову принадлежит идея связать воедино не только современные средства связи и обработки информации, но и увязать в единую боевую систему все рода войск – каждого рядового, офицера и генерала.

По всем фронтам!

К 1981 году Вооруженные Силы СССР значительно «прибавили» в качественном и материально-техническом отношении.

Во многом качественный прирост боеспособности советских войск объяснялся тем, что, помимо управления процессами внутри вооруженных сил, Николай Васильевич Огарков с 1974 года был назначен на должность председателя Государственной военно-технической комиссии.

Фактически благодаря этому ведомству был обеспечен уникальный, строгий и бескомпромиссный процесс военной приемки техники.

Именно под руководством Огаркова ГВТК советские вооруженные силы подошли к самым масштабным в истории Союза учениям с уникальной командной системой боевого управления стратегического звена (КСБУ) – прообразом современной автоматизированной системы управления войсками.

Стоит отметить, что практическая реализация КСБУ хоть и сопровождалась определенными сложностями, но в конечном счете оправдала вложенные в ее создание средства. Именно КСБУ сыграла «первую скрипку» в самых масштабных учениях «Запад-81», размах и скорость проведения которых надолго отбили у «партнеров по НАТО» желание проверять СССР на прочность.

Оперативно-стратегические учения армии и флота СССР проходили в период с 4 по 12 сентября и по количеству задействованных сил и средств долгие десятилетия оставались непревзойденными. Сто тысяч человек и почти все рода войск были задействованы в учениях, кульминацией которых стала высадка 7-й воздушно-десантной дивизии на одном из полигонов под Минском. Забегая вперед, стоит отметить, что подобных учений в странах НАТО ни до, ни после никто не проводил и даже не планировал. Победа над противником, согласно задумке советских военачальников, достигалась без применения ядерного оружия. Опыт, планирование, связь – три ключевых составляющих «Запада-81».

Море огня

О том, какими были учения «Запад-81», телеканалу «Звезда» рассказал один из участников, Виктор Бобринский, в 1981 году командир танковой роты, старший лейтенант ВС СССР. «В плане насыщенности средствами поддержки эти учения, конечно, заметно отличались от других.

Насколько мне известно, примененный в них наступательный прием, когда артиллерия начинает подготовку следующего района лишь при выходе танковой группы на дистанцию меньше 500 м, до сих пор никем из зарубежных военных не применяется и не отрабатывается.

Сложно сказать, сколько “стволов” на каждый километр фронта было задействовано, но в реальных боевых условиях укрепрайон противника превратили бы в труху, а уцелевшие войска были бы лишены возможности оперативно реагировать», – рассказал Бобринский.

Если рассуждать с сугубо практической точки зрения, то всех задействованных в учениях сухопутных соединений и авиационных полков хватило бы не только для «расчистки» и броска через два танкодоступных направления – Северогерманскую низменность и Фульдский коридор, но и для быстрого выхода к границам таких государств, как, например, Португалия.

Средства связи, управления и автоматизации в контексте «Запада-81» упоминаются не случайно, поскольку в его состав были интегрированы такие средства управления, как автоматизированная система управления ВВС «Воздух-1М» и АСУ ПВО «Алмаз-3».

Вишенкой на торте экспериментальной АСУВ стала система управления фронтом «Маневр», отдельные элементы которой были задействованы для управления войсками, а годом позднее, после устранения некоторых замечаний, в составе единого комплекса были приняты на вооружение.

«Эти учения стали своеобразной испытательной площадкой для войск будущего», – поясняет в интервью телеканалу «Звезда» военный эксперт Алексей Леонков. «Помимо масштабного удара силами Сухопутных войск, активно применялось и тестировалось в условиях, максимально приближенных к боевым, и высокоточное оружие, которому Николай Васильевич Огарков уделял огромное значение», – добавил эксперт.

Натовские штабисты размах учений оценили по-своему. Ничего вменяемого, по оценкам историков, западный блок на центральноевропейском ТВД «красной машине» противопоставить не мог, и военные стратеги из США и стран Западной Европы готовы были пожертвовать центральной и восточной частью Европы, лишь бы предотвратить советский «бросок до Лиссабона». «Стратеги в НАТО хорошо понимали, что такой удар остановить невозможно. Ну не было у них для этого ни сил, ни средств. Поэтому в пределах Фульдского коридора “оборонительная” стратегия предусматривала закладку 141 ядерного фугаса мощностью от 0,1 до 10 кт! Это обстоятельство долго скрывалось, однако такой план действительно существовал», – рассказал Алексей Леонков.

Когда ядерное оружие бесполезно

Отдельное внимание в ходе учений «Запад-81» маршал Огарков уделял вертолетам армейской авиации, «на плечи» которых возлагались задачи по непосредственной поддержке войск.

Высокоточное неядерное вооружение, в том числе авиационное, сочеталось со «вспарыванием» обороны противника системами реактивного залпового огня, артподготовкой «прямо под носом» у наступающих Сухопутных войск и танковым тараном.

Военный историк Игорь Шацкий, командир танковой роты в составе 2-й гвардейской танковой армии ГСВГ, рассказал в интервью телеканалу «Звезда» о том, что в случае такой атаки войска НАТО могли отбиваться всего несколько суток.

«Насколько я помню, через год или два после этих учений были проведены и другие. Назывались они “Щит-82”. Там отрабатывался сценарий полномасшатбной ядерной войны, затрагивающей территорию Европы. Если память мне не изменяет, на все про все отводилось до семи часов. Что касается учений “Запад-81”, то в этом случае использование ядерного оружия не допускалось, а на активную оборону, по подсчетам натовских аналитиков, отводилось трое, максимум четверо суток. Затем нужно было задействовать один из двух сценариев: либо вводить в бой резервы, либо сдаваться», – рассказал Шацкий. «Запад-81» явили западному миру такой военный таран с красной звездой на корпусе, который, выражаясь простым языком, просто был не по зубам блоку НАТО. Главным фактором, благодаря которому «Запад-81» был оценен зарубежными специалистами как «крайне успешный в случае начала боевых действий», стало использование современного вооружения и техники на пределе возможностей. Западным «партнерам» же раз и навсегда стало ясно, что даже без использования ядерного оружия и его разрушительной силы Советский Союз был в состоянии усмирить любого агрессора.

Противовес

На фоне уникальных оперативно-стратегических учений в СССР зарубежные «упражнения с оружием» выглядят дрябло. Сколь-нибудь вменяемую конкуренцию советским учениям США и страны НАТО смогли достичь лишь при организации военно-морских учений RIMPAC, в ходе которых, помимо ВМС, нескольких государств задействовались наземные силы.

В отличии от «демонстрации решимости» российская армия и флот активно отрабатывают не просто взаимодействие всех родов войск, но и с каждым разом делают процесс «принуждения к миру» быстрее. Важным обстоятельством в этом случае является интерес стран НАТО к проводимым в России военным маневрам.

Эксперты поясняют, что с начала 2010 года любые командно-штабные учения для средств разведки стран НАТО стали загадкой в связи с переходом на новые средства связи и алгоритмы управления войсками.

«Если взять, например, “Кавказ-2012”, то о подробностях этих учений все военные за рубежом знают преимущественно из выпусков новостей и Интернета, поскольку во время этих СКШУ применялись новейшие изолированные системы связи и управления.

Если перевести с технического языка на человеческий, то, по сути, над районом проведения учений был создан радиоэлектронный купол, который никто “со стороны” не мог ни “пробить”, ни прослушать», – пояснили телеканалу «Звезда» представители одного из предприятий ВПК.

Стоит добавить, что по доле современного вооружения и средств управления, а также по численности личного состава судьбоносные учения «Запад-81» удалось превзойти лишь в 2014 году. В ходе внезапной проверки войск и учений «Восток-2014» было задействовано 150 тыс. военных, 1,5 тыс. танков, 70 кораблей и 120 самолетов.

Подпишитесь на нас

Источник: https://pravdoryb.info/zapad-81-kak-sssr-mog-smyat-sily-nato-za-troe-sutok-119957.html

Ссылка на основную публикацию