Бомбардировка берлина в августе 1941 года

Как в августе 1941 года советские летчики заставили Берлин ощутить ужас ночных бомбежек?

В начале августа 1941 года Гитлер впервые отчитывал Геринга как провинившегося мальчишку. Рейхсминистру авиации возражать было нечего, его уверения, что ни одна бомба не упадет на столицу Рейха, оказались не более чем бравадой.

Советские летчики заставили берлинцев почувствовать ужас ночных бомбежек, показав, что возмездие неотвратимо. Удары по Берлину наносили летчики авиации Балтийского флота. Любопытно, что идея бомбежек столицы Германии родилась, как говорится, и снизу, и сверху. В двадцатых числах июля её впервые высказал адмиралу Н.Г.

Кузнецову командующий авиацией ВМФ генерал-лейтенант С.Ф. Жаворонков. 26 июля Кузнецов с предложением о бомбардировках Берлина был у Сталина.

Уже на следующий день было принято решение поручить нанесение ударов дальней авиации Балтфлота, так как только с её аэродрома на острове Сааремаа можно было достичь столицы Германии. 30 июля Жаворонков прилетел на Балтику в 1-й минно-торпедный авиаполк, которым командовал полковник Е.Н. Преображенский.

Именно этому полку решили поручить нанесение ударов возмездия по Берлину. К удивлению Жаворонкова, после его слов об ответственном задании Ставки, командование полка сразу же представило карту предполагаемого маршрута, расчеты и список из 36 экипажей, предварительно отобранных для этой операции.

Оказалось, что идея нанесения ударов по Берлину родилась и у командования полка, уже подготовившего все необходимые расчеты. Такая инициатива летчиков значительно ускорила подготовку к операции. Уже 4 августа группа самолетов полка перелетела на остров Сааремаа и приступила к подготовке налетов на Берлин.

Стоит отметить, что остров к этому времени находился практически в тылу фашистских войск, к тому же его аэродром Кагул предназначался для базирования истребителей и имел 1300-метровую земляную взлетно-посадочную полосу, чего было явно маловато для тяжелых бомбардировщиков ДБ-3Ф.

Но выбирать было не из чего, поэтому ставку делали на мастерство экипажей. А мастерство от летчиков и на самом деле требовалось немалое, им предстояло взлетать с короткой земляной полосы, имея на внешней подвеске почти по тонне бомб. Любая ошибка грозила гибелью самолета и экипажа.

Уже вечером 6 августа экипажи первой группы бомбардировщиков получили боевую задачу. Вести группу поручили командиру полка.

Нам теперь трудно представить, какое воодушевление испытывали те, кому поручили нанесение первого удара, встретившие боевой приказ криками ура, что явно противоречило уставу. Летчики поклялись любой ценой задачу выполнить. И свою клятву сдержали.

Маршрут был сложен и на пределе возможностей самолетов. Лететь предстояло над морем, затем с поворотом на юг над Германией до Штеттина, а от него уже на Берлин. Длина маршрута в одну сторону составляла около 900 километров. Ошибаться нельзя.

Всего 15-20 лишних минут полета, и самолетам не хватит топлива для возвращения на свой аэродром. Самолеты ДБ-3Ф (в 1942 г. их переименовали в Ил-4) грузоподъемны (до тонны), но тихоходны, поэтому вылететь решили в 21 час, чтобы вернуться с восходом солнца в районе 4 часов утра.

День прошел в усиленной подготовке, и вечером 7 августа тринадцать загруженных бомбами ФАБ-100 и листовками самолетов взяли курс на Берлин. Полет проходил более, чем успешно.

Германская ПВО явно не ожидала такой наглости от советских летчиков, поэтому не обращала на них внимания, принимая за свои самолеты. Правда, до Берлина смогли долететь не все.

К столице Рейха вышли пять самолетов, остальные вынуждены были отбомбиться по Штеттину, служившему морским портом Берлина, где их тоже не ожидали.

Берлин предстал перед нашими летчиками в море огней, были видны идущие по улицам машины и трамваи, составы на вокзалах, самолеты на аэродромах. Столица Рейха была уверена в своей безнаказанности, а зря. На центр города посыпались бомбы.

Вспыхнули первые для Берлина пожары, взвыли сирены ПВО, город погрузился во тьму, в небо устремились лучи прожекторов, стали взрываться снаряды зениток. Но было уже поздно, бомбардировщики легли на обратный курс. Успех был впечатляющий, самолеты не только нанесли удар по Берлину и Штеттину, вызвав пожары и панику, но и все вернулись на свой аэродром.

Руководство Германии не могло поверить, что их столицу бомбили русские, даже листовки не убеждали. Немецкие радиостанции сообщили, что ночью была попытка прорыва к Берлину 150 английских самолетов, которую, естественно, успешно отбили. Только несколько самолетов смогли прорваться к столице, из них шесть было сбито, они-то и вызвали пожары.

Советское Информбюро 8 августа известило, что наша авиация успешно бомбила Берлин, что с ликованием было встречено в стране, подобные сообщения тогда были нужны как воздух.

В этот же день вышел приказ наркома обороны № 0265, который отредактировал Сталин: «В ночь с 7 на 8 августа 1941 года группа самолетов Балтийского флота произвела разведывательный полет в Германию и бомбила город Берлин. 5 самолетов сбросили бомбы над центром Берлина, а остальные на предместья города.

Объявляю благодарность личному составу самолетов, участвовавших в полете, и выхожу с ходатайством в Президиум Верховного Совета СССР о награждении отличившихся. …» Последовали новые налеты, они стали намного труднее, ведь теперь наши самолеты в Германии ждали. Последний вылет был совершен 4 сентября.

Всего летчики Балтфлота совершили 86 вылетов, 33 самолета бомбили Берлин, сбросив на него 21 тонну бомб, 37 самолетов не смогли выйти к столице Германии и нанесли удары по другим городам, 16 самолетов по различным причинам были вынуждены прервать полет и вернуться на аэродром.

Во время осуществления налетов полк потерял 18 самолетов и 7 экипажей, причем, два самолета и один экипаж погибли на аэродроме, когда пытались взлететь с 1000-килограммовой и двумя 500-килограммовыми бомбами на внешних подвесках. Больше подобных экспериментов не проводили и взлетали со 100 и 250-килограммовыми бомбами.

На немецкие города были сброшены и 34 агитбомбы с листовками. Естественно, что подвиг летчиков был по достоинству отмечен. Уже 13 августа вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении первым четырем летчикам полковнику Е.Н. Преображенскому, капитанам В.А. Гречишникову, М.Н. Плоткину, А.Я. Ефремову и штурману флагманского экипажа капитану П.И. Хохлову званий Героя Советского Союза. Орденами Ленина были награждены 13 человек, Красного Знамени и Красной Звезды – 55 человек. В сентябре героями стали еще 5 человек, многие получили ордена и медали. В то время ни один полк не получал за месяц столько наград, причем заслуженных.

После окончания налетов на Берлин полк продолжал успешно воевать, в 1942 году стал гвардейским, в 1944 награжден орденом Красного Знамени, в 1945 получил почетное наименование «Клайпедский».

Полк по праву считался «геройским» – 32 Героя Советского Союза, из них 22 получили это почетное звание в своем полку, а 10 (2 дважды), когда воевали уже в других частях, в основном переведенные на повышение.

9 мая, когда будет отмечаться великий праздник нашего народа, День Победы, ветераны, их дети, а теперь и внуки придут на Новодевичье кладбище в Москве, чтобы положить цветы к могиле генерал-полковника авиации Е.Н. Преображенского, который в далеком 1941 повел советские бомбардировщики на Берлин, заставив фашистов почувствовать, что возмездие неотвратимо.

Источник: http://kommandir.info/vehi-istorii/voprosy-istorii/kak-v-avguste-1941-goda-sovetskie-letchiki-zastavili-berlin-oschutit-uzhas-nochnyh-bombezhek.html

Бомбёжка советской авиацией Берлина в августе 1941 года

Как на Берлин в 41 году падали советские бомбы

СМОТРЕТЬ ВСЕ ФОТО В ГАЛЕРЕЕ

Через месяц после начала боевых действий 22 июля 1941 года немецкая авиация впервые осуществила массированный авианалёт на Москву, который, впрочем, был успешно отражён. 24 июля немцы повторили бомбардировку, на этот раз им удалось сбросить 300 тонн фугасных и зажигательных бомб.

На фоне больших потерь военно-воздушных сил Красной Армии Министр пропаганды Германии Йозеф Геббельс объявил, что советская авиация разгромлена, главнокомандующий люфтваффе Герман Геринг заявил: «Ни одна бомба никогда не упадёт на столицу рейха!».

26 июля нарком Военно-морского флота адмирал Н. Г.

Кузнецов вместе с Жаворонковым на встрече у Сталина предложили ему провести ответные бомбардировки Берлина силами Военно-морской авиации Балтийского флота с аэродрома Кагул на острове Эзель — самой западной на тот момент точки суши, контролировавшейся советскими войсками, но уже оказавшейся в тылу у быстро продвигающихся войск вермахта. 27 июля 1941 года 1-му минно-торпедному авиационному полку 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота под командованием полковника Преображенского Е. Н. был отдан личный приказ Сталина: произвести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам. Командование операцией было поручено Жаворонкову С. Ф., ответственным за исход назначен Кузнецов Н. Г.

ДБ-3Ф (будущий Ил-4)

В 1:30 8 августа пять самолётов осуществили сброс бомб на хорошо освещённый Берлин. Немцы настолько не ожидали авианалёта, что включили светомаскировку только через 40 секунд после того, как первые бомбы упали на город.

Проконтролировать результаты налёта лётчикам не позволила немецкая ПВО, активность которой стала так велика, что заставила радиста Василия Кротенко прервать режим радиомолчания и сообщить о выполнении задания в радиоэфире: «Моё место — Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу!».

В 4 утра 8 августа, после 7-часового полёта, экипажи без потерь вернулись на аэродром.

Тб-7 (Пе-8)

Всего до 5 сентября советские лётчики выполнили девять налётов на Берлин, совершив в общей сложности 86 вылетов. 33 самолёта бомбили Берлин, сбросив на него 21 тонну бомб и вызвав в городе 32 пожара.

37 самолётов не смогли выйти к столице Германии и нанесли удары по другим городам. В общей сложности было израсходовано 311 фугасных и зажигательных бомб общим весом 36050 кг. Были сброшены 34 агитбомбы с листовками.

16 самолётов по различным причинам были вынуждены прервать полёт и вернуться на аэродром.

Во время осуществления налётов было потеряно 17 самолётов и 7 экипажей, причём 2 самолёта и 1 экипаж погибли на аэродроме, когда пытались взлететь с 1000-килограммовой и двумя 500-килограммовыми бомбами на внешних подвесках. Больше подобных экспериментов не проводили и взлетали со 100 и 250-килограммовыми бомбами.

Ер-2

Естественно, что подвиг летчиков был по достоинству отмечен. Уже 13 августа вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении первым четырем летчикам полковнику Е.Н. Преображенскому, капитанам В.А.

Гречишникову, М.Н. Плоткину, А.Я. Ефремову и штурману флагманского экипажа капитану П.И. Хохлову званий Героя Советского Союза.

Орденами Ленина были награждены 13 человек, Красного Знамени и Красной Звезды – 55 человек.

В сентябре героями стали еще 5 человек, многие получили ордена и медали. В то время ни один полк не получал за месяц столько наград, причем заслуженных. Приказ наркома обороны от 8 августа, помимо благодарности, предписывал выдать всем членам экипажей по две тысячи рублей и устанавливал, что впредь такую сумму будет получать каждый, кто бомбил Берлин.

Источник: https://myhistori.ru/blog/43999108038/next

Авиабросок на Берлин: как наши бомбили столицу рейха

Советская армия дошла до Берлина в победном 45-м, однако наши летчики бомбили немецкую столицу уже на начальном этапе войны. В августе-сентябре 41-го, в ответ на бомбардировки Москвы, и ровно через год — в 42-м. «Защищать Россию» вспоминает, как это было.

Удар «разгромленной авиации»

В июне–июле 1941 года советские силы с огромными потерями отступали вглубь страны.

Однако в ночь на 8 августа 1941-го на живущий мирной жизнью Берлин был совершен налет. Наутро немецкое информбюро сообщило, что 15 самолетам английской авиации удалось достигнуть Берлина и сбросить некоторое количество фугасных бомб, бомбардировкой повреждены здания, имеются жертвы, немецкие ночные истребители и бомбардировщики сбили шесть самолетов противника.

Немцам пришлось признать, что в ту ночь именно самолеты «разгромленной советской авиации» заставили содрогнуться многомиллионный город.

Подготовка бомб ФАБ-100 к подвеске на самолет

Ударом на удар

В конце июля 1941 года в ответ на бомбардировки Москвы немецкой авиацией, советские летчики готовились нанести удар по Берлину. Выбор пал на летчиков 1-го минно-торпедного авиационного полка 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота.

Для авиаброска, по предложению наркома ВМФ адмирала Николая Кузнецова, решили использовать аэродром Кагул на острове Эзель(Сааремаа) — самая западная на тот момент точка суши, контролировавшаяся советскими войсками, но уже оказавшаяся в тылу у быстро продвигавшихся гитлеровских войск.

Читайте также:  Ад под балатоном 1945 года

В операции планировалось использовать дальние бомбардировщики ДБ-3, Ил-4, ТБ-7 и Ер-2, которые, с учетом предельного радиуса действия, могли совершить авиабросок до Берлина и обратно.

Для усиления группы морских летчиков на остров прибыли две эскадрильи 22-го авиаполка из 20 Ил-4 под командованием заместителя командира полка майора Василия Щелкунова и командира эскадрильи капитана Василия Тихонова.

С 3 по 6 августа длилась подготовка: удлинение взлетно-посадочной полосы на острове, пробные вылеты и разведка, а вечером 6 августа экипажи первой ударной группы получили боевое задание.

Эскадрилья советских бомбардировщиков ДБ-3А готовится к вылету

Бомбардировки Берлина в 1941-м

В состав группы вошли 15 экипажей морской авиации на бомбардировщиках ДБ-3. 7 августа в 21:00 самолеты поднялись в воздух и взяли курс на Берлин.

Маршрут длиной 1756 км, из которых 1400 км — над морем, проходил по прямой: остров Эзель (Сааремаа) — Свинемюнде — Штеттин — Берлин.

Полет предстояло совершить над территорией, занятой немцами, — задача и так сложная, к тому же для соблюдения строжайшей секретности истребители авиагруппу не сопровождали.

Северной границы Германии летчики достигли через три часа. Пролетая над ее территорией, наши самолеты неоднократно обнаруживали с немецких наблюдательных постов, но гитлеровская ПВО огня не открывала.

В ту ночь над Берлином побывало пять из 15 самолетов во главе с Евгением Преображенским. Остальные отбомбились по берлинскому предместью и городу-порту Штеттину.

Полковник Преображенский (слева) и штурман Хохлов

На рассвете 8 августа авиагруппа в полном составе вернулась на базу. В дальнейшем для вылетов использовался аэродром города Пушкин под Ленинградом, а вылеты совершали в том числе и летчики Дальней авиации. Однако давшая слабину во время первой бомбардировки вражеская ПВО теперь была готова к новым ударам.

Несмотря на мощную защиту, никто из пилотов не спасовал перед лицом смертельной опасности. Летчик Алексей Цыкин в своей книге «Краткий очерк истории Дальней Авиации» вспоминал об августовских вылетах: «Зенитные орудия молчали, но прощупывали небо прожекторы.

Ярко светила луна. Когда с первых самолетов посыпались тяжелые бомбы, ПВО пришла в движение. Зенитки вели ураганный огонь, разрывы снарядов испятнали небо на различных высотах, кругом шарили лучи сотен прожекторов. Но ни один советский экипаж не свернул с курса.

Бомбы сброшены в цель».

Последний в 1941 году авиабросок на столицу рейха советские летчики совершили 5 сентября. После того, как немцы заняли Таллинн, использовать аэродром на острове стало невозможно. За десять налетов на Берлин было сброшено 311 бомб и зарегистрировано 32 пожара.

Налеты советской авиации в 1942-м

Почти через год Сталин вновь поставил задачу нанести удар по Берлину, приурочив операцию к годовщине нападения Германии на Советский Союз, 22 июня 1942-го. Командующий авиацией дальнего действия (АДД) Александр Голованов сумел перенести задачу на конец августа.

Причины были весомые: в двадцатых числах июня самые короткие и светлые ночи, то есть значительные расстояния летчикам предстоит преодолевать в светлое время суток — а это дополнительный риск. Сталин согласился.

Операция началась в конце августа 1942-го и продолжалась до середины сентября.

Ил-4 на аэродроме города Пушкин

Использовали базовые аэродромы, а для наиболее дальних целей — прифронтовые аэродромы подскока.

Налеты 41-го и 42-го годов хоть и не повлияли существенно на ход боевых действий, имели сильный моральный и психологический эффект. Кроме того, гитлеровцы были вынуждены организовывать более мощную систему ПВО, снимая с Восточного фронта значительные силы артиллерии и авиации.

Источник: https://defendingrussia.ru/a/bombezhki_berlina_41_42-4467/

Как СССР бомбил Берлин летом 1941 года

Почему-то стало привычным считать, что в начале Великой Отечественной Войны Красная Армия терпела исключительно одни поражения. Этот ущербный, гнилой стереотип превращается в труху, если вспомнить бомбардировку Берлина в августе-сентябре 1941 года. Даже Гитлер, взирая тогда на пылающую столицу, не мог поверить своим глазам.

Действительно, летом 1941 года Германия захлёбывалась от восторга перед победной поступью своих солдат по русской земле. Вот, казалось бы, тот самый «блицкриг».

Погибни, Москва! У тебя не осталось даже авиации, мы слёту разгромили её, пока она ещё базировалась на земле. «Ни одна бомба никогда не упадёт на столицу рейха», — заявлял немецкому народу главнокомандующий люфтваффе Герман Геринг.

И народ ему безоговорочно верил потому, как не верить оснований не было. Взрослые и дети спали в своих кроватях здоровым, сытым сном.

А тем временем в голове адмирала Кузнецова загорелась идея одёрнуть немцев так, чтобы сон и явь каждого из них наполнились кошмаром, чтобы не лез в горло кусок колбасы, чтобы немцы задумались: «А кто они, эти русские, и на что они способны?» Что ж, вскоре офицеры вермахта и вправду будут писать в своих дневниках: «Русские — не люди. Они сделаны из железа».

Итак, 26 июля 1941 года на стол Иосифу Сталину попадает предложение Кузнецова о бомбардировке Берлина. Сумасбродство? Безусловно! От линии фронта до столицы рейха — тысяча километров. Тем не менее, Сталин довольно улыбается и уже на следующий день приказывает 1-му минно-торпедному авиационному полку 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота произвести бомбовый удар по Берлину.

30 июля генерал Жаворонков прибывает в указанный авиаполк и едва успевает заговорить о приказе Ставки, как командующий полком Евгений Преображенский обескураживает его, выложив на стол готовые расчёты, список экипажей и карту предполагаемого маршрута. Поразительно! В те адские дни лётчики, предвосхитив приказ, думали единым разумом с адмиралом Кузнецовым.

Осталось только приступить к выполнению задачи. Но легко сказать… Все условия были против полёта. Во-первых, огромное расстояние. Минутная ошибка в маршруте грозила отразиться на запасе топлива самым роковым образом.

Во-вторых, взлёт был возможен лишь с территории Прибалтики, с аэродрома Кагул, что на острове Саарема, где имелась короткая земляная полоса, вполне подходящая для истребителей, но не для тяжелых бомбардировщиков.

И, в-третьих, лететь предстояло на высоте 7 тысяч метров с температурой за бортом минус 45-50 градусов по Цельсию. Убийственный холод для восьмичасового полёта.

«…Они сделаны из железа». Именно так. 7 августа в 21 ч. 00 мин. с интервалом в 15 минут в воздух поднялись самолёты ДБ-3Ф. Три звена по пять бомбардировщиков в каждом. Первое звено возглавлял командиро полка Преображенский. В небе самолёты выстроились строем «ромб» и взяли направление на Германию.

Сначала маршрут предполагал полёт над морем мимо острова Рюген (славянский Руян или Буян, воспетый Пушкиным). Затем следовал поворот на южный город-порт Штеттин, и уже после открывался прямой ход на Берлин.

Восемь часов в кислородной маске и при холоде, от которого обмерзали стёкла кабин и очки шлемофонов. Позади целый день усиленной подготовки. Итого: сверхчеловеческие нагрузки, никем ранее не испытанные.

Над территорией Германии группа обнаруживает себя… Немцы связываются с ней по радиосвязи и предлагают сесть в ближайшем аэропорту. Они считают, что это летят сбившиеся с курса бравые рыцари люфтваффе. Им даже не приходит в голову, что это может быть враг. Потому, не получив ответа, они успокаиваются. Не отвечают, мол, и пусть. Будет на их совести.

Десять самолётов вынуждены сбросить бомбы на Штеттин, на его портовые объекты. Топливо на исходе, рисковать уже не приходится. Однако пять оставшихся ДБ-3Ф долетают до Берлина.

Внизу двигаются трамваи и автомобили. Вокзалы и военные аэродромы освещены. Окна в домах горят. Никакой светомаскировки! Немцы убеждены в своей неуязвимости.

Пять самолётов сбрасывают 250-килограммовые бомбы ФАБ-100 на военно-промышленные объекты, находящиеся в самом центре города. Берлин погружается в кромешную тьму, разрываемую всполохами пожаров. На улицах начинается паника. Но поздно. Радист Василий Кротенко уже передаёт: «Моё место – Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу».

Лишь через 35 минут немцы понимают, что подверглись бомбардировке с воздуха. В небо устремляются лучи прожекторов, открывают пальбу зенитные орудия. Однако огонь ведётся наугад. Снаряды взрываются впустую на высоте 4500-5000 метров. Ну не может же быть, чтобы бомбардировщики летели выше! Это же не боги!

Над изуродованным Берлином поднялось солнце, а немцы так и не уразумели, кто же их бомбил. Газеты вышли с нелепыми заголовками: «Английская авиация бомбардировала Берлин. Имеются убитые и раненные.

Сбито 6 английских самолётов». Растерянные, как дети, фашисты решили врать в соответствии с заветами Геббельса: «Чем наглее ложь, тем более в неё верят».

Однако растерялись и англичане, поспешившие заявить, что духу их над Германией не было.

Тогда-то певцы «блицкрига» и признали, что налёт совершили советские асы. Позор лёг на голову министерства пропаганды, и у всей германской нации защемило сердце. Что ещё ждать от русских «недочеловеков»?

А ждать было чего. Советская авиация продолжила вылеты. Вплоть до 4 сентября их было совершено 86. С 33-х самолётов на Берлин обрушилось 36 тонн фугасных и зажигательных бомб. Это если не считать снарядов, начинённых агитационными листовками, и 37 самолётов, отбомбивших другие города Германии.

Гитлер выл, как раненый зверь. 5 сентября он послал несметные силы группы «Север», чтобы те вдребезги разнесли аэродром Кагула. Однако Берлин уже перестал зажигать по ночам огни, и в каждом немце засел животный страх перед тьмой родного арийского неба.

Первая же группа под командованием полковника Преображенского вернулась вся, за исключением самолёта, которому не хватило горючего. Управлял им лейтенант Дашковский.

13 августа 1941 года пятеро лётчиков, отбомбивших Берлин, получили звание Героя Советского Союза и по 2 тысячи рублей. Остальные лётчики были также награждены и премированы.

После этого группа Преображенского бомбила столицу рейха ещё 9 раз.

Источник: http://repin.info/sekretnye-materialy/kak-sssr-bombil-berlin-letom-1941-goda

Бомбардировка Берлина

В июле 1941 года фюрер фашистских ВВС Герман Геринг доложил Гитлеру о том, что военная авиация русских полностью уничтожена. Только после это победной аргументации было принято решение начать авиационные бомбардировки Москвы.

За два года до англичан

22 июля первые фашистские самолеты прорвались к столице нашей Родины. А в ночь с 7 на 8 августа 1941-го уже Берлин сотрясали взрывы мощных авиабомб. Наутро немецкие радиостанции сообщили в эфир о попытке 150 английских самолётов прорваться к Берлину, а немецкие газеты информировали: «Английская авиация бомбардировала Берлин.

Имеются убитые и раненые. Сбито 6 английских самолетов». На это англичане ответили: «Германское сообщение о бомбежке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация со своих аэродромов не поднималась ввиду неблагоприятных метеоусловий».

Только тогда немецкая разведка доложила: к Берлину прорвались советские бомбардировщики.

Гитлер поначалу не поверил. Он считал, что такой налет под силу только англичанам, которые имеют современнейшие самолеты, дислоцирующиеся в досягаемости до Берлина. Однако совместный англо-американский воздушный налет на столицу рейха будет осуществлен только 17 августа 1943 года!

Как же наши летчики сумели пересечь всю Европу и успешно отбомбиться в Берлине за два года до этого?

Долгое время существовала легенда, что это Сталин в ответ на немецкие бомбежки Москвы приказал во что бы то ни стало нанести авиаудары по Берлину. Но документы свидетельствуют об ином. Дело в том, что наши самолеты в то время могли «дотянуться» до фашистской столицы только с балтийских островов Эзель и Даго.

Мысли наркома ВМФ

В архиве Военно-Морского Флота сохранилась шифровка тогдашнего наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова: «Эзель и Даго оборонять при всех условиях обстановки. 29 июня 1941 года. Кузнецов».

Значит, уже через неделю после начала Великой Отечественной войны адмирал Кузнецов имел в голове идею бомбежки Берлина.

Из воспоминаний Н.Г.

Кузнецова: «В начале августа возник вопрос: а нельзя ли ответить на налеты фашистской авиации нашим налетом на Берлин? Подсчитав возможности, убедились, что на пределе физических сил и материальных ресурсов наши самолеты могли бы долететь до Берлина и вернуться на один из аэродромов Моонзундского архипелага. Операция рискованная и ответственная. Было доложено Сталину, и он, рассмотрев все расчеты, разрешил провести эту операцию».

Вечером 7 августа 1941 года 13 тяжело нагруженных «ДБ-3ф» (с форсированными двигателями) взлетели с аэродрома Кагул на острове Эзель и взяли курс на Берлин.

Командовал воздушной операцией полковник Евгений Николаевич Преображенский, он же возглавлял флагманскую группу. Вторую группу вёл капитан Гречишников В.А., третью — капитан Ефремов А.Я.

, штурманом флагманского экипажа летел один из лучших специалистов КБФ капитан Хохлов П.И.

1 — Бомбардировщик ДБ-3ф(Ил-4), 2 — полковник Преображенский Е.Н., 3 — капитан Ефремов А.Я, 4 — нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов

Читайте также:  Великий октябрь и международное коммунистическое движение

На подступах к Берлину немцы посчитали наши самолеты за свои, сбившиеся с пути. Огня не открывали, предлагали сесть на один из ближайших аэродромов. Загипнотизированные геббельсовской пропагандой о разгроме советской авиации дежурные наблюдательных постов пришли в себя только тогда, когда на улицах Берлина начали рваться советские бомбы.

Возникла настоящая неразбериха. Воспользовавшись этим, наши самолеты, освободившись от смертоносного груза, легли на обратный курс. В том историческом полёте, в ночь с 7 на 8 августа 1941 года, над Берлином побывало пять самолётов 1-го минно-торпедного авиаполка во главе с его командиром Е.Н. Преображенским. Остальные отбомбились по германскому городу-порту Штеттину.

По пути отбивались от И-16

Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин так сказал главнокомандующему ВМФ Н.Г. Кузнецову: “Ваши морские лётчики достойны самых больших похвал. Они первыми по воздуху проложили путь на Берлин. Этот факт имеет историческое значение”.

Поразительно, что сложнейшая операция была проведена без потерь. Правда, самолет под командованием Александра Курбана дважды обстреливался советской ПВО и потерпел аварию уже над нашей территорией.

Штурман воздушного корабля Г.П. Молчанов так вспоминал о полете:

«Взлетаем! Отмечаю время — 20ч.30м. Идем с постепенным набором заданной высоты до 6500м. Самолеты должны были пройти по маршруту: остров Рюген — слияние реки Варты с рекой Одер и далее прямая на Берлин.

Вскоре последовал доклад «пушкаря» башенной установки: «Справа по борту, значительно выше пикируют на наш самолет два истребителя» И-16. Неужели наши истребители не узнали своих? Командир дает приказ: при атаке открыть ответный огонь. Слишком важное у нас задание.

Истребители отстрелялись с дальней дистанции и ушли. Остальные наши корабли прошли траверз Таллина без встречи с истребителями.

На территории Германии спокойно, точно в мирное время, отлично просматриваются реки, озера, населенные пункты и незатемненные города. Вывожу корабль на БК. До цели считанные минуты. Под нами ЛОГОВО ФАШИЗМА! Произвожу бомбометание! Как биение сердца отсчитываются импульсы отделяющихся ФАБ-500.

Корабль в правом развороте, видны взрывы наших бомб. Берлин уже очнулся. Работает громадное количество мощных зенитных прожекторов. Заградительный огонь ЗА и МЗА, но к нашему счастью разрывы ниже эшелонов наших бомбардировщиков.

Видно, что ПВО врага не разгадали нашу высоту и весь огонь сосредоточили примерно на 4500-5000 метров высоты.

В развороте, после о. Рюген, отказал 4-й двигатель. Самолет начало трясти. Не меняя эшелона идем на трех двигателях. Снижаемся. В правом развороте виден берег залива, но что это? С моря /видимо с подлодки/ и с берега видны трассы зенитного огня, незамедлительно уходим с набором высоты.

«Сдохли» еще два двигателя. Как падал самолет — ни я, ни кто другой из экипажа не мог видеть, т.к. к моменту отказа еще двух двигателей высота была менее 100 м. Наугад каким-то чудом Саша Курбан сумел посадить самолет на брюхо. Экипаж был невредим, не считая отдельных ушибов и синяков.

Все двенадцать, кто как мог, выкарабкались из самолета, группируясь около командира корабля. С грехом пополам добрались до ближайшего селения, откуда дали командиру полка телефонограмму: «Задание выполнили, при возвращении в результате отказа 3-х двигателей потерпели аварию.

Экипаж невредим, жду указаний».

13 августа 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР были удостоены звания Героя Советского Союза полковник Преображенский Е.Н., капитаны Гречишников В.А., Ефремов А.Я., Хохлов П.И., Плоткин М.Н. 67 человек были награждены орденами и медалями.

    Легендарный Балтфлот

Нужно сказать о том, что летчики Балтийского флота не случайно оказались в те тяжелейшие дни на пике боевого успеха. Командование флотом сумело сохранить не только корабли, но и авиацию. Она активно действовала с первого дня войны. Истребители прикрывали базы, а также корабли, стоявшие на рейдах или выходившие на боевые операции в море.

Над Кронштадтом, Таллинном, Ханко, над аэродромами, на которые были нацелены вражеские бомбардировщики, то и дело завязывались жаркие стычки в воздухе. Летчики Балтики сражались отважно. Уже в первые дни войны флотская авиация бомбила Мемель, Данциг, Гдыню и другие порты, которыми пользовался враг.

С 23 июня начались удары по аэродромам и портам Финляндии, выступившей против Советского Союза на стороне фашистской Германии. Атакам нашей авиации подверглись Турку, Котка, Тампере. Самолеты КБФ ставили мины вблизи баз противника, чтобы затруднить выход его кораблей в море, наносили удары по конвоям.

Успешность действий авиации КБФ подтверждают и сами немцы.

Вот что писал журнал «Марине рундшау» в 1962 году: «Советская авиация ВМС после первых недель некоторой неясности положения добилась почти неоспоримого господства в воздухе над морем. Ее самолеты совершали до 17 воздушных атак в день. Число самолетов, участвовавших в каждом налете, доходило до 25. Налеты отличались систематичностью и упорством действий».

Командир 5-й немецкой флотилии тральщиков сообщал в своем донесении в июле 1941 года о том, что, несмотря на интенсивный зенитный огонь, русские вели прицельное бомбометание, и что часть бомб была сброшена с пикирования.

Он указывал также, что применение бомб с осколочным действием неизвестной до сих пор силы вызвало большие потери в личном составе.

В конце донесения сообщалось, что если проводка конвоев и траление мин в Рижском заливе будут производиться без прикрытия истребителями, то в этом случае следует ожидать тяжелых потерь.

Такой же характер имело донесение командира 1-й флотилии торпедных катеров от 4 июля 1941 года об абсолютном господстве русских в воздухе и «большой опасности, которой подвергаются суда, совершающие переход без прикрытия».

      Все выше и дальше

Боевой дух балтийцев был таков, что сама идея бомбардировок Берлина возникла у рядовых летчиков еще в конце июня 1941 года. Весть об этой инициативе дошла до Кузнецова и вылилась в конкретную небывалую операцию.

Из воспоминаний Н.Г.

Кузнецова: «За первым налетом последовали другие. Но условия стали более тяжелыми. Теперь противник встречал наши самолеты ожесточенным огнем, едва они пересекали береговую черту, а вокруг Берлина действовала сложная система противовоздушной обороны. Каждый раз приходилось разрабатывать особую тактику. Выручала по-прежнему большая высота.

Выше 7 тысяч метров нашим бомбардировщикам уже не так были страшны ночные истребители со специальными мощными фарами, не так был страшен и огонь зениток.

Гитлеровская ставка потребовала от своего командования «ликвидировать военно-морские и военно-воздушные базы на островах Даго и Эзель, и в первую очередь — аэродромы, с которых производятся налеты на Берлин». Нам пришлось усилить защиту аэродромов. Туда были передислоцированы почти все зенитные средства островов и скромные истребительные силы.

Налеты на Берлин повторялись еще не раз. Последний был 5 сентября. Когда пришлось оставить Таллинн, полеты с островов стали невозможны. Всего за десять налетов на Берлин было сброшено 311 бомб и зарегистрировано 32 пожара».

          полковник Е. Преображенский и флагманский штурман П. Хохлов

                                                     ТТД   ДБ-3Ф

Технические характеристики

Источник: http://lemur59.ru/node/8721

Бомбардировки Берлина советской авиацией в 1941 году

Бомбардировки Берлина в 1941 году — серия авианалётов на столицу нацистской Германии Берлин, совершённых с 7 августа по 5 сентября советской авиацией во время Великой Отечественной войны.

Предыстория

Через месяц после начала боевых действий 22 июля 1941 года немецкая авиация впервые осуществила массированный авианалёт на Москву, который, впрочем, был успешно отражён.

 24 июля немцы повторили бомбардировку, на этот раз им удалось сбросить 300 тонн фугасных и зажигательных бомб.

На фоне больших потерь военно-воздушных сил Красной Армии Министр пропаганды Германии Йозеф Геббельс объявил, что советская авиация разгромлена, главнокомандующий люфтваффе Герман Геринг заявил: «Ни одна бомба никогда не упадёт на столицу рейха!».

В это время авиацией Балтийского флота разрабатывался план по нанесению ударов с ленинградского аэродромного узла по базе немецкого флота в Пиллау. Командующий авиацией ВМФ генерал-лейтенант С. Ф. Жаворонков предложил перенацелить подготовленные для удара силы. 26 июля нарком Военно-морского флота адмирал Н. Г.

 Кузнецов вместе с Жаворонковым на встрече у Сталина предложили ему провести ответные бомбардировки Берлина силами Военно-морской авиации Балтийского флота с аэродромаКагул на острове Эзель — самой западной на тот момент точки суши, контролировавшейся советскими войсками, но уже оказавшейся в тылу у быстро продвигающихся войск вермахта.

27 июля 1941 года 1-му минно-торпедному авиационному полку 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота под командованием полковника Преображенского Е. Н. был отдан личный приказ Сталина: произвести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам. Командование операцией было поручено Жаворонкову С. Ф., ответственным за исход назначен Кузнецов Н. Г.

Для нанесения удара планировалось использовать дальние бомбардировщики ДБ-3, ДБ-ЗФ (Ил-4), а также новые ТБ-7 и Ер-2 ВВС и ВВС ВМФ, которые с учётом предельного радиуса действия могли достать до Берлина и вернуться обратно.

Учитывая дальность полёта (около 900 км в одну сторону, 1765 км в обе стороны, из них над морем 1400 км) и мощную ПВО противника, успех операции был возможен лишь при выполнении нескольких условий: полёт необходимо было осуществлять на большой высоте, возвращаться назад по прямому курсу и иметь на борту лишь одну 500-кг бомбу или две бомбы по 250 кг.

28 июля генерал Жаворонков прилетел в посёлок Беззаботное под Ленинградом, где базировался 1-й минно-торпедный авиационный полк Балтийского флота.

Операция готовилась в режиме повышенной секретности, в курс дела были поставлены лишь командующий Балтийским флотом вице-адмирал Трибуц В. Ф. и командующий ВВС Балтийского флота генерал-майор авиации Самохин М. И. Для нанесения удара по Берлину были отобраны 15 экипажей полка.

Командиром особой ударной группы назначили командира полка полковника Преображенского Е. Н., флаг-штурманом — капитана Хохлова П. И.

2 августа из Кронштадта в условиях повышенной секретности и под сильной охраной вышел морской караван, состоящий из тральщиков и самоходных барж с запасом бомб и авиационного топлива, стальных пластин для удлинения взлётно-посадочной полосы, двумя тракторами, бульдозером, трамбовочным асфальтовым катком, камбузным хозяйством и койками для лётного и технического состава особой ударной группы. Пройдя через заминированный Финский залив и зайдя в уже осаждённый немцами Таллин, утром 3 августа караван подошёл к причалам острова Эзель и выгрузил груз.

В ночь на 3 августа с аэродрома Кагул был осуществлён пробный полёт — несколько экипажей, имея запас горючего до Берлина и полный боекомплект, слетали на разведку погоды и сбросили бомбы на Свинемюнде.

4 августа особая ударная группа перелетела на расположенный на острове аэродром Кагул. С 4 по 7 августапроизводилась подготовка к полёту, бытовое устройство лётного и техсостава, удлинение взлётно-посадочной полосы.

В ночь на 6 августа 5 экипажей отправились в разведывательный полёт на Берлин. Было установлено: зенитная оборона расположена кольцом вокруг города в радиусе 100 км и имеет много прожекторов, способных действовать на расстоянии до 6000 м. Вечером 6 августа экипажи первой группы бомбардировщиков получили боевую задачу.

Первый вылет

Штурман П. И. Хохлов рассказывает о авианалёте на Берлин. Кинохроника 1941г. Аэродром Кагул.

В 21:00 7 августа с аэродрома Кагул на острове Эзель поднялась особая ударная группа из 15 бомбардировщиков ДБ-3 ВВС Балтийского флота под командованием командира полка полковника Преображенского Е. Н., загруженных бомбами ФАБ-100 и листовками. Звеньями командовали капитаны Гречишников В. А. и Ефремов А. Я., штурманом летел Хохлов П. И.

 Полёт проходил над морем на высоте 7000 м по маршруту: остров Эзель (Сааремаа) — Свинемюнде — Штеттин — Берлин). Температура за бортом достигала −35 — −40 °C, из-за чего стёкла кабин самолётов и очки шлемофонов обмерзали. Кроме того, лётчикам пришлось все эти часы работать в кислородных масках.

Для соблюдения секретности на всём протяжении полёта выход в радиоэфир был категорически запрещён.

Через три часа полёта вышли к северной границе Германии.

При полёте над её территорией самолёты неоднократно были обнаружены с немецких наблюдательных постов, но, принимая их за свои, немецкая ПВО огня не открывала.

Над Штеттином немцы, посчитав, что это с задания возвращаются заблудившиеся самолёты люфтваффе, с помощью прожекторов предложили экипажам советских самолётов сесть на ближайший аэродром.

В 1:30 8 августа пять самолётов осуществили сброс бомб на хорошо освещённый Берлин, остальные отбомбились по берлинскому предместью и Штеттину. Немцы настолько не ожидали авианалёта, что включили светомаскировку только через 40 секунд после того, как первые бомбы упали на город[источник не указан 747 дней].

Проконтролировать результаты налёта лётчикам не позволила немецкая ПВО, активность которой стала так велика, что заставила радиста Василия Кротенко прервать режим радиомолчания и сообщить о выполнении задания в радиоэфире: «Моё место — Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу!».

Читайте также:  Вооружение армий ссср и германии накануне войны

В 4 утра 8 августа, после 7-часового полёта, экипажи без потерь вернулись на аэродром.

Реакция

Несмотря на то, что бомбовый удар не нанёс существенного военного урона нацистской Германии, он имел важный психологический эффект.

8 августа немецкое радио передало сообщение:

В ночь с 7 на 8 августа крупные силы английской авиации, в количестве 150 самолётов, пытались бомбить нашу столицу… Из прорвавшихся к городу 15 самолётов 9 сбито.

В ответ на это Би-би-си сообщило:

Германское сообщение о бомбёжке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала.

Советское Информбюро 8 августа известило, что советская авиация успешно бомбила Берлин. Сообщение в «Известиях» завершалось словами:

В результате бомбёжки возникли пожары и наблюдались взрывы. Все наши самолёты вернулись на свои базы без потерь.

Заметки с аналогичным содержанием публиковались в «Известиях» в течение всего августа. После налётов домохозяйки Берлина, уже в самом начале войны, писали своим мужьям на фронт подобные письма:

В дальнейшем боевые вылеты были менее успешными.

Вылет 10 августа

Следующий полёт был запланирован на 10 августа. Было принято решение привлечь к участию в вылетах ВВС РККА под командованием Жигарева П. Ф.

Полёт планировалось осуществить силами 81-й бомбардировочной авиационной дивизии с аэродрома города Пушкина на более современных самолётах ТБ-7 (412-й тяжелый бомбардировочный авиационный полк, переименованный в 432-й тяжелый бомбардировочный авиационный полк) и Ер-2 (420-й тяжелый бомбардировочный авиационный полк, переименованный в 433-й тяжелый бомбардировочный авиационный полк).

8 августа командир дивизии Герой Советского Союза комбриг Водопьянов М. В. получил приказ лично от Сталина:

Проведенные расчёты показали, что ТБ-7 с дизельными двигателями М-40Ф с бомбовой нагрузкой 4000 кг (из них 2000 кг на внешней подвеске) могли совершить полёт до Берлина и вернуться обратно.

Для выполнения полётов были отобраны 12 ТБ-7 и 28 Ер-2, которые 10 августа перелетели на аэродром. Здесь, после более тщательного отбора оставили 10 ТБ-7 и 16 Ер-2.

Вечером того же дня самолёты поднялись в воздух с курсом на Берлин.

Бомбардировщик ТБ-7

  • На взлёте Ер-2 Молодчего снёс шасси о дренаж на краю аэродрома.
  • На ТБ-7 майора Егорова сразу после отрыва от земли отказали два правых дизеля М-40Ф, и самолёт потерпел катастрофу. После этого Жигарев П.Ф. остановил вылет остальных самолётов. В результате на Берлин ушли 7 ТБ-7 и 3 Ер-2.
  • Самолёт М. В. Водопьянова при наборе высоты был атакован истребителями И-16, но дошёл до цели и отбомбился по Берлину. После этого попал под зенитный огонь немцев и был повреждён, вынужден был выполнить посадку на оккупированной немцами территории Эстонии в районе Йыхви. Вторым пилотом в экипаже был родившийся в Сибири эстонец Э. К. Пусэп, поэтому с местным населением общался только он, а остальные члены экипажа в контакт с местными жителями не вступали. Через два дня экипаж вышел к своим.
  • На самолёте лейтенанта В. Д. Видного над немецкой территорией загорелся левый внешний двигатель. Экипажу удалось ликвидировать пожар, но самолёт продолжил полёт с потерей высоты. Не долетев до Берлина 370 км, экипаж сбросил бомбы и лёг на обратный курс. После отказа ещё одного М-40Ф самолёт совершил вынужденную посадку на аэродроме в Обухове.
  • На ТБ-7 капитана А. Н. Тягунина уже на обратном пути отказал один из двигателей. Кроме того, над побережьем Балтики самолёт обстреляли свои зенитчики. При посадке машина разбилась.
  • Ер-2 лейтенанта Б. А. Кубышко на обратном пути был сбит истребителем И-16. Экипаж спасся на парашютах.
  • Ер-2 капитана А. Г. Степанова пропал без вести.
  • На ТБ-7 майора Угрюмова М. М. несколько раз на больших высотах отказывали двигатели. Экипаж отбомбился по Берлину, израсходовал всё топливо и выполнил вынужденную посадку в Торжке.
  • ТБ-7 старшего лейтенанта Панфилова А. И. над территорией Германии попал под огонь зениток и получил значительные повреждения. Экипаж сбросил бомбы, но на обратном пути у самолёта отказали два М-40Ф. При вынужденной посадке на территории Финляндии пять человек погибли, а остальные были взяты в плен финнами при попытке перейти линию фронта.
  • ТБ-7 майора Курбана А. А., отбомбившись по Берлину, получил повреждения от зенитного огня и разбился при вынужденной посадке в районе Ропши.

Дальний бомбардировщик Ер-2

Из 10 ушедших на Берлин машин вышли на цель и отбомбились только шесть. В Пушкин вернулось только две машины. После этого вылета Водопьянов был снят с должности командира дивизии, а на его место был назначен полковник Голованов А. Е. 

После снятия с должности комбриг М. В. Водопьянов из дивизии не ушёл, продолжив службу простым командиром экипажа ТБ-7 сначала в 432-м дальнем бомбардировочном авиационном полку, затем после его переименования — в 746-м авиационном полку дальнего действия.

Последующие полёты

Всего до 5 сентября советские лётчики выполнили девять налётов на Берлин, совершив в общей сложности 86 вылетов. 33 самолёта бомбили Берлин, сбросив на него 21 тонну бомб и вызвав в городе 32 пожара. 37 самолётов не смогли выйти к столице Германии и нанесли удары по другим городам.

В общей сложности было израсходовано 311 фугасных и зажигательных бомб общим весом 36050 кг. Были сброшены 34 агитбомбы с листовками. 16 самолётов по различным причинам были вынуждены прервать полёт и вернуться на аэродром.

Во время осуществления налётов было потеряно 17 самолётов и 7 экипажей, причём 2 самолёта и 1 экипаж погибли на аэродроме, когда пытались взлететь с 1000-килограммовой и двумя 500-килограммовыми бомбами на внешних подвесках.

Бомбёжки Берлина в течение месяца сильно озаботили немцев. Гитлер требовал от своего командования:

Совместными усилиями соединений сухопутных войск, авиации и военно-морского флота ликвидировать военно-морские и военно-воздушные базы на островах Даго и Эзель, и в первую очередь — аэродромы, с которых производятся налёты на Берлин

После оставления Таллина и Моонзундского архипелага полёты на Берлин пришлось прекратить.

Награды

Приказ о поощрении участников бомбардировки г. Берлина № 0265 8 августа 1941 года

В ночь с 7 на 8 августа группа самолётов Балтийского флота произвела разведывательный полёт в Германию и бомбила город Берлин. 5 самолётов сбросили бомбы над центром Берлина, а остальные на предместья города. Объявляю благодарность личному составу самолётов, участвовавших в полёте. Вхожу с ходатайством в Президиум Верховного Совета СССР о награждении отличившихся.

Выдать каждому члену экипажа, участвовавшему в полёте по 2 тысячи рублей. Впредь установить, что каждому члену экипажа сбросившему бомбы на Берлин, выдавать по 2 тысячи рублей. Приказ объявить экипажам самолётов, участвовавших в первой бомбёжке Берлина, и всему личному составу 81-й авиадивизии дальнего действия.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН ф. 4, оп. 11, д. 65, л. 263. Подлинник.

Уже 8 августа Сталин подписал специальный приказ № 0265 «О поощрении участников бомбардировки Берлина», в котором, помимо благодарности, объявлялось о выдаче каждому члену экипажа по 2 тысячи рублей.

13 августа вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении первым четырём летчикам: полковнику Преображенскому Е. Н., капитанам Гречишникову В. А., Плоткину М. Н., Ефремову А. Я. и штурману флагманского экипажа капитану Хохлову П. И. званий Героя Советского Союза.

В приказе Сталина «О порядке награждения лётного состава ВВС за хорошую боевую работу» от 19 августа1941 года было специально установлено: «При действиях по политическому центру (столице) противника за каждую бомбардировку каждое лицо экипажа получает денежную награду в размере 2000 рублей» (за обычную успешную бомбардировку лётчики ДБ получали 500 рублей).

Всего в августе-сентябре Орденами Ленина были награждены 13 человек, Красного Знамени и Красной Звезды — 55 человек. В сентябре Героями Советского Союза стали ещё 5 человек, многие получили ордена и медали.

Источник: http://vichivisam.ru/?p=15556

Бомбардировки Берлина с 1940 по 1945 г.г

Английский бомбардировщик B-25

В августе 1939 года, за месяц до начала Второй Мировой войны, главнокомандующий Люфтваффе Герман Геринг утверждал, что Рур никогда не подвергнется бомбардировкам.

Однако первые бомбы упали на Берлин уже в следующем году — первый авианалет на Берлин совершили французы 7 июня 1940 года. В той «карательной» операции участвовал 1 (!!!) самолет типа «Фарман-223», сбросивший бомбы н юго-западе немецкой столицы.

Тогда жертв среди населения не было, но уже 26 августа 1940 года случилась первая «серьезная» бомбардировка Берлина:

На северо-западную часть города было сброшено 22 тонны бомб, погибли 12 человек, также были причинены серьезные разрушения. Жертв было бы значительно больше, ведь первоначально у англичан было 81 самолет (типов «Веллингтон» и «Хэмпден»), однако до цели дошли только 29 машин, причем 7 из них были сбиты над городом.

К концу 1940 года общий урон от английских налетов стоил Берлину примерно 200 убитых и до 1800 разрушенных зданий.

Сравнительно небольшое количество жертв объясняется просто — главными целями были не жилые кварталы – в городе располагались крупнейшие заводы («АЭГ», «БМВ», «Дорнье», «Хейнкель», «Фокке-Вульф»), и главный узел автомобиль­ных и железнодорожных путей Германии, и, конечно, штаб-квартира Рейха.

Вид на поврежденный бомбардировками Берлинский кафедральный собор

Сравнительно низкую эффективность английских бомбардировок обеспечивала и техника – легкие бомбардировщики (а только такие и были в то время у англичан) вмещали мало бомб, были слабо защищены и фактически путь до Берлина был пределом их возможностей.

Вынужденные большую часть пути идти над территорией полностью контролируемой противником, с очень условным истребительным прикрытием, они полагались в основном на ночные бомбардировки, по понятным причинам, невозможные летом.

Однако зимой в северной Европе почти всегда низкая облачность и туманы, вдобавок, уже в конце 1940 г. в Берлине были развернуты первые радарные станции.

Все это обуславливало очень высокие потери, доходившие до гибели половины бомбардировщиков, учувствовавших в налете. Именно поэтому за весь 1941 год сирены воздушной тревоги звучали в Берлине всего 17 раз (из них две советские бомбардировки), а в следующем 1942 и того меньше – 9 (из них 1 советская).

Как была организована ПВО Берлина

За противовоздушную оборону Берлина отвечала 1-я зенитно-артиллерийская дивизия, командный пункт которой размещался в башне управления огнем I в Тиргартене (о башнях ПВО Берлина подробнее). Она располагала 5-ю полками:

  • 22-й зенитно-артиллерийский полк (группа ПВО Берлин-Юг)
  • 53-й зенитно-артиллерийский полк (группа ПВО Берлин)
  • 126-й зенитно-артиллерийский полк (группа ПВО Берлин-Запад)
  • 172-й зенитно-артиллерийский полк (группа ПВО Берлин-Восток)
  • 82-й прожекторный полк (прожекторная группа ПВО «Берлин»)

Сюда же входил 121-й батальон связи. В общей сложности это была внушительная сила, включавшая в себя примерно 500 батарей ПВО, и это без учета авиации.
Стоит отметить, что ПВО Берлина образца 1940 и 1944 года – вещи совершенно разные.

Начиная с 1943 года наиболее опытные и подготовленные расчеты постоянно перебрасывались на Восточный фронт, их места у орудий занимали необученные толком новобранцы и подростки из Гитлеюгенда, а у прожекторов – добровольные помощники армии, в основном, женщины.

Бомбардировки Берлина в 1943 году

В 1943 году многое изменилось – во-первых, на востоке Вермахт потерпел ряд сокрушительных поражений, и для восполнения боевых потерь на фронт были отправлены лучшие из защитников Берлина. Во-вторых, поражение экспедиционного корпуса Роммеля в Африке, появление у англичан 4-х моторных бомбардировщиков и вступление в европейский конфликт США, серьезно скорректировали расстановку сил.

В ночь 16-17 января 1943 года на Берлин был совершен по-настоящему крупный налет, первый в новом году — 190 «Ланкастеров» и 11 английских «Галифаксов» нанесли удар по заводам «Борзиг» и «Ло­ренц», а также Берлинскому цирку, где в этот день давалось большое представление. Только благодаря хорошо отлаженной процедуре эвакуации, число жертв среди населения составило в ту ночь «всего» 198 человек. Потери англичан – 1 «ланкастер». В следующую ночь налет был повторен, на этот раз он обошелся в 19 «Ланкасте­ров» и 3 «Галифакса».

1 марта 1943 года 257 самолетов уничтожили заводы «Телефункен» и железнодорожные мастерс­кие в Темпельхофе. Погибли 191 гражданских, сбито 17 самолетов. 18-19 марта в ходе ещё одного налета погибло уже 300 человек, за что летчики расплатились 30-ю самолетами. Дальше масштабы бомбрдировок только возрастали.

К концу марта 1943 погибшими от бомбардировок непосредственно в Берлине числилось 1700 гражданских лиц. А в ходе всего 3-х налетов в промежутке с 23.08.43

Источник: http://armedman.ru/stati/bombardirovki-berlina-s-1940-po-1945-g-g.html

Ссылка на основную публикацию