Условия содержания немецких военнопленных в ссср

Условия содержания немецких военнопленных в СССР

«Орава» имела право

По официальным данным, за годы войны в руки бойцов Красной Армии попало 3 млн 486 тысяч военнослужащих германского вермахта, войск СС, а также граждан стран, воевавших в союзе с Третьим рейхом. Разумеется, такую ораву нужно было где-то размещать.

Уже в 1941 году усилиями сотрудников Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД СССР начали создаваться лагеря, где содержались бывшие солдаты и офицеры немецкой и союзных Гитлеру армий. Всего таких учреждений насчитывалось свыше 300. Они, как правило, были небольшими и вмещали от 100 до 3-4 тысяч человек.

Одни лагеря существовали год и более, другие — всего несколько месяцев. Размещались они в самых разных уголках тыловой территории Советского Союза — в Подмосковье, Казахстане, Сибири, на Дальнем Востоке, в Узбекистане, Ленинградской, Воронежской, Тамбовской, Горьковской, Челябинской областях, Удмуртии, Татарии, Армении, Грузии и других местах.

По мере освобождения оккупированных областей и республик лагеря для военнопленных строились на Украине, в Прибалтике, Белоруссии, Молдавии, Крыму. Бывшие завоеватели жили в новых для них условиях в общем-то терпимо, если сравнить советские лагеря для военнопленных с аналогичными гитлеровскими.

Немцы и их союзники получали в сутки по 400 г хлеба (после 1943 года эта норма выросла до 600-700 г), 100 г рыбы, 100 г крупы, 500 г овощей и картофеля, 20 г сахара, 30 г соли, а также немного муки, чая, растительного масла, уксуса, перца. У генералов, а также солдат, больных дистрофией, суточный паек был побогаче. Продолжительность трудового дня пленных составляла 8 часов.

Согласно циркуляру НКВД СССР от 25 августа 1942 года они имели право на небольшое денежное довольствие. Рядовым и младшим командирам выплачивалось 7 рублей в месяц, офицерам — 10, полковникам — 15, генералам — 30 рублей. Военнопленным, которые трудились на нормированных работах, выдавались дополнительные суммы в зависимости от выработки.

Перевыполняющим нормы полагалось 50 рублей ежемесячно. Те же дополнительные деньги получали бригадиры. При отличной работе сумма их вознаграждения могла вырасти до 100 целковых. Деньги, превышающие разрешенные нормы, военнопленные могли хранить в сберкассах.

Кстати, они имели право на получение денежных переводов и посылок с родины, могли получать 1 письмо в месяц и отправлять неограниченное количество писем. Кроме того, им бесплатно выдавалось мыло. Если одежда находилась в плачевном состоянии, то пленные получали даром телогрейки, шаровары, теплые шапки, ботинки и портянки. Обезоруженные солдаты армий гитлеровского блока трудились в советском тылу там, где не хватало рабочих рук. Пленных можно было увидеть на лесоповале в тайге, на колхозных полях, у станков, на стройках.

Были и неудобства. Скажем, офицерам и генералам запрещалось иметь денщиков.

От Сталинграда до Елабуги

Места содержания военнопленных делились на 4 группы. Кроме фронтовых приемно-пересыльных лагерей существовали еще офицерские, оперативные и тыловые. Офицерских лагерей к началу 1944 года насчитывалось всего 5. Из них наиболее крупными были Елабужский (в Татарии), Оранский (в Горьковской области) и Суздальский (во Владимирской области).

В оперативном Красногорском лагере содержались важные персоны, попавшие в плен, например, фельдмаршал Паулюс. Потом он «переехал» в Суздаль. В Красногорск были направлены и другие известные гитлеровские военачальники, попавшие в плен под Сталинградом, — генералы Шмидт, Пфайффер, Корфес, полковник Адам.

Но основную часть немецких офицеров, плененных в Сталинградском «котле», после Красногорска отправили в Елабугу, где их ждал лагерь N 97. Политотделы многих лагерей для военнопленных напоминали советским гражданам, которые несли там охрану, работали техниками связи, электриками, поварами, что надо соблюдать Гаагскую конвенцию о военнопленных.

Потому отношение к ним со стороны советских граждан в большинстве случаев было более-менее корректным. Саботажники и вредители Основная масса военнопленных вела себя в лагерях дисциплинированно, трудовые нормы иногда перевыполнялись. Хотя крупномасштабных восстаний зарегистрировано не было, случались ЧП в виде саботажа, заговоров, побегов.

В лагере N 75, который был размещен у деревни Рябово в Удмуртии, военнопленный Мензак уклонялся от работы, симулировал. При этом врачи признали его годным к труду. Мензак попытался бежать, но был задержан. Он никак не хотел мириться со своим положением, отрубил себе кисть левой руки, потом умышленно затягивал лечение. В итоге был передан военному трибуналу.

Самых отпетых нацистов отправляли в спецлагерь в Воркуте. Такая же судьба постигла и Мензака. Лагерь для военнопленных N 207, располагавшийся в районе Краснокамска, был расформирован в Приуралье одним из последних. Он просуществовал до конца 1949 года.

В нем еще оставались военнопленные, репатриация которых была отложена по причине того, что они подозревались в подготовке диверсий, зверствах на оккупированных территориях, связях с гестапо, СС, СД, абвером и другими гитлеровскими организациями.

Потому в октябре 1949 года в лагерях ГУПВИ были созданы комиссии, которые выявляли среди пленных тех, кто занимался саботажем, был замешан в массовых расстрелах, казнях, пытках. Одна из таких комиссий работала и в Краснокамском лагере. После проверки часть пленных отправлялась на родину, а оставшиеся предавались суду Военного трибунала.

Опасения насчет убежденных нацистов, готовых на подготовку диверсий и другие преступления, не были беспочвенными.

Содержащийся в Березниковском лагере N 366 оберштурмфюрер Германн Фриц заявил на допросе о том, что еще 7 мая 1945 года по дивизии СС «Мертвая голова» был издан особый приказ: все офицеры в случае пленения должны были «организовать саботаж, устраивать диверсии, вести шпионско-разведывательную работу и как можно больше вредить».

В пределах Татарской АССР в районе Зеленодольска был размещен лагерь N 119. Здесь содержались и военнопленные румыны. Осенью 1946 года в лагере случился казус, о котором стало известно в Москве. Бывший лейтенант румын Чампаеру нанес публично несколько ударов доской своему земляку за то, что тот подписал обращение в адрес известного румынского антифашиста Петру Гроза. Чампаеру заявил, что будет расправляться с другими военнопленными, подписавшими этот документ. Об этом случае упоминалось в подписанной 22 октября 1946 года Директиве НКВД СССР «О выявленных фашистских группировках, оказывающих противодействие антифашистской работе среди военнопленных».

Но такие настроения не получили массовой поддержки среди пленных, последние из которых покинули СССР в 1956 году.

Кстати

С 1943 по 1948 год во всей системе ГУПВИ НКВД СССР совершили побег 11 тысяч 403 военнопленных. Из них было задержано 10 тысяч 445 человек. Не пойманными остались 3%. При задержании было убито 292 человека. За годы войны Красной Армии сдалось около 200 генералов.

В советском плену оказались такие известные нацистские военачальники, как генерал-фельдмаршалы Фридрих Паулюс и Людвиг Клейст, бригаденфюрер СС Фриц Панцингер, генерал артиллерии Гельмут Вейдлинг.

Большинство пленных немецких генералов к середине 1956 года было репатриировано, вернулось в Германию.

В советском плену кроме немецких солдат и офицеров в немалом количестве оказались представители союзных Гитлеру армий и добровольческих частей СС — австрийцы, финны, венгры, итальянцы, румыны, словаки, хорваты, испанцы, чехи, шведы, норвежцы, датчане, французы, поляки, голландцы, фламандцы, валлоны и другие.

источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

1

Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Источник: https://historicaldis.ru/blog/43820965877

Немецкие военнопленные в спецлагерях СССР

Семён Богатырёв

Пребывание иностранных военнопленных в СССР является одной из сложных и малоизученных проблем. Эта судьба выпала на долю свыше 5 млн. человек.

Согласно статистике НКВД СССР, в советском плену оказалось около 3 486 206 солдат и офицеров Вермахта.

Большинство из них содержалось на объектах Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД-МВД СССР. Около 5 тыс.

советских лагерей для военнопленных, рассеянных по всей территории СССР, образовали «архипелаг ГУПВИ», ставший филиалом ГУЛ-ага для иностранных военнопленных.

Новизна исследования обусловлена введением в научный оборот локально-географического и историко-краеведческого материала с опорой на архивные документы, а также на устные источники — свидетельства респондентов — ветеранов Кировских промышленных предприятий, где трудились немецкие военнопленные.

История военнопленных в Вятском крае тесно переплетена с историей спецгоспиталей. Большая часть сохранившихся архивных документов — это документы госпиталей для военнопленных.

И специфика трудового использования пленных в том, что в экономике Кировской области спецконтингент был занят очень мало и неэффективно.

В Кировской области располагался один из 50 лагерных комплексов ГУЛага — Вятлаг. Часть документов по Вятлагу о опубликована в монографии В.А. Бердинских [2] и приводятся в работе по данному изданию.

Особую группу источников, иллюстрирующую прежде всего государственную политику властей по отношению к военнопленным и пропагандистское значение, которое придавалось тем или иным событиям, связанным с военнопленными, представляют материалы местных газет за период существования Вятлага, статьи и книги местных историков и краеведов.

В изучении истории немецких военнопленных в СССР выделяются два периода: вторая половина 1940-х — конец 1980-х гг. и с начала 1990-х гг. по настоящее время. В конце 80-х гг. ХХ в.

был снят негласный запрет на эту тему; был открыт доступ к ранее засекреченным архивным материалам НКВД и МВД СССР.

Публикация документов ГА РФ, РГВА, РГАСПИ и других, в том числе региональных, архивов дали мощный импульс изучению истории военнопленных Второй мировой войны [3].

Вышедшие до конца 1980-х годов работы о пребывании немецких военнопленных в СССР были немногочисленными; они опирались главным образом на воспоминания бывших советских политработников и предназначались в основном для немецкого читателя [4]. Проблема использования военнопленных в качестве рабочей силы в народном хозяйстве СССР в советской историографии была полностью обойдена вниманием.

Правовой статус военнопленных определялся Гаагской конференцией 1907 г. «О законах и обычаях сухопутной войны» [9] и Женевскими конвенциями 1929 г. «Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях» и «Об обращении с военнопленными» [10]. Однако реалии плена во Второй мировой войне были далеки от международно-правовых гарантий.

СССР отказался через МКК обмениваться списками военнопленных, не допуская представителей этой организации в советские лагеря для военнопленных. Все попытки МКК оказать пленным соответствующую международному праву гуманитарную помощь были напрасны.

Читайте также:  Мода 1980-х в советском союзе

«Второго декабря 1942 года Уполномоченный Международного Красного Креста К. Бутхардт пытался убедить посла СССР в Великобритании И. М.

Майского, что правительство СССР, разрешив делегатам МКК посещать лагеря для военнопленных у себя, прежде всего позаботится о своих соотечественниках в немецком плену.

В противном случае есть опасность, что немцы запретят делегатам МКК посещать лагеря для советских военнопленных в Германии. Посол Майский обещал поддержку, но поступило распоряжение из Москвы: «Всякие переговоры о военнопленных прекратить!»» В декабре 1943 г. СССР разорвал все контакты с МКК.

В вопросе обращения с иностранными военнопленными правительство СССР прежде всего исходило из политических соображений. Условия содержания для них определялись таковыми, чтобы сделать их если не приверженцами, то и не ярыми противниками советской власти. В начале Второй мировой войны издаётся приказ НКВД СССР № 0438 от 29 декабря 1939 г.

, в котором была утверждена Временная инструкция о работе пунктов НКВД по приёму военнопленных, регламентировавшая эту деятельность.

В соответствии с инструкцией у военнопленных не подлежали изъятию обмундирование, постельные принадлежности, бельё, котелки и другая посуда, а также табак, зажигалки, предметы религиозного культа, деньги, часы, кольца, портсигары, письма с фотографиями, ордена и значки, предметы туалета, очки, канцелярские принадлежности.

Офицеры, полицейские, жандармы размещались отдельно от солдат и младшего начальствующего состава. В свободное время разрешалось чтение газет, игра в шахматы, шашки и другие не азартные игры. По указанию Политотдела Управления НКВД по делам военнопленных предусматривалось проведение среди них «массово-политической работы».

В 1941-1942 гг. число немецких военнопленных в СССР было незначительно, а потому особых трудностей с их вывозом с линии фронта в тыл не было. Положение стало меняться после поражения Вермахта под Сталинградом.

1943 г. явился годом коренной перестройки всей системы УПВИ как в центре, так и на периферии.

«Недостаточная сеть лагерей» для военнопленных, неудовлетворительные условия их содержания, ослабленный и до предела истощённый контингент военнопленных, поступивший в лагеря из окружённых группировок войск под Воронежем и Сталинградом, поставили перед руководством УПВИ задачу «немедленной и решительной» перестройки всей работы Управления и собственно лагерей для военнопленных. Сеть тыловых лагерей для содержания контингента военнопленных была расширена.

При организации лагерных подразделений для иностранных военнопленных широко заимствовался опыт создания исправительно-трудовых лагерей и колоний ГУЛага НКВД СССР. В частности, использовался опыт Вятлага — крупнейшего лесозаготовительного лагеря в Верхнекамском районе на севере Кировской области.

Политический идеологизированный подход СССР к проблеме военного плена позволяет утверждать, что Советский Союз, разрабатывая законодательную базу содержания военнопленных, имел конечной целью не выполнение норм международного права, а демонстрацию «преимуществ социалистического строя над капиталистическим».

Объектами ГУПВИ на Вятской земле были лагеря и госпитали; причём основными были именно госпитали. Трудовых объектов ГУПВИ НКВД было в области всего два — на территории Вятлага (лагерь № 101) и в областном центре (лагерь № 307).

Военнопленные прибывали в ужасном состоянии: грязные, завшивленные, истощённые до предела, обмороженные и простуженные, полуживые. «В эшелонах, доставлявших по 1000-1500 военнопленных в Пинюг, Тарасовы, находили до 200 трупов. Некоторые пленные прибыли туда в состоянии агонии. В Киров, Слободской, Вятские Поляны доставлены вагоны, в которых живых уже не было» [11].

Общие статистические сведения о пребывании, динамике перемещений и смертности немецких военнопленных на территории области содержатся в архивных документах 1943-1947 годов.

За первое полугодие 1943 года в Кировскую область:

3/2013 — доставлено 5948 военнопленных; из них врачи нашли здоровыми только 127 человек;

— поражённых в боях было 2048 человек (преобладали обморожения — 1604 случая);

— после излечения в лагеря было отправлено 644 человека; 533-х выздоровевших военнопленных НКВД долго не забирал по причинам немедицинского характера: не хватало вагонов, обмундирования, лагеря не всегда вовремя высылали конвойные команды;

— умерли 2311 человек, причём из 1439 больных сыпным тифом умерли 713, из 316 больных дизентерией — умерли 289 человек.

В первой половине 1944 года в область прибыло 6316 военнопленных.

Среди них диагноз туберкулёз в различных стадиях установлен у 9,7%, сыпной тиф — 0, 4%, множество случаев пеллагры, цинги и прочих авитаминозов. Но самый массовый диагноз — алиментарная дистрофия (61,1%). 15.03.

44 Наркомат здравоохранения РСФСР совместно с УПВИ НКВД принимает решение организовать в госпиталях отделения для больных туберкулёзом.

Итак, с конца 1942 года Кировская область принимала большой поток военнопленных. Здоровых среди них были единицы.

Покажем все названные проблемы на примере спецгоспиталя № 1773 (д. Тарасовы, ст. Быстряги Ори- чевского района), который был освобождён под приём военнопленных одним из первых в Кировской области.

Госпиталь эвакуирован в Кировскую область из Белоруссии. штат сотрудников был рассчитан на одновременное лечение 250 раненых. К началу марта 1943 г. госпиталь был подготовлен к приёму спецконтингента.

Деревня Тарасовы находилась в одном километре от железнодорожной станции Быстряги. Госпиталю были выделены здания местной школы, колхозного клуба. Электричества, канализации не было. Воду брали из колодцев. Санпропускник состоял из трёх комнат с двумя ваннами. Не было дезкамеры.

Её заменяла баня, приспособленная для серной дезинфекции (баня эта, кстати, находилась в 6 км от госпиталя). Переуплотнение было неизбежно: для размещения спец- контингента госпиталю предписывалось подготовить 600 коек, но при всех усилиях удалось подготовить 450 мест. В марте 1943 г. было принято «по счёту», без всяких документов 1543 (!) человека.

Страшная скученность тяжело больных людей чрезвычайно затрудняла всю работу по приёму, санобработке, диагностике, питанию и лечению.

Ко времени массового поступления военнопленных в госпитале остался один врач (остальные были отозваны без замены в Москву и Киров). штат врачей дополнили специалисты, отозванные из больниц области.

Врачи, оказавшиеся среди прибывших военнопленных, смогли приступить к своей профессиональной деятельности только летом 1943 г. Штатное количество врачей 11, фактическое — 5. Из них один ветеринарный врач-лаборант. Из числа военнопленных привлечено к работе 5 врачей.

Ждали хирургических больных, но поступили терапевтические.

Первая медицинская проблема, требовавшая срочного решения, — сыпной тиф и туберкулёз. Быстро и точно диагностировать, ввиду массового поступления тяжелобольных и отсутствия должной лабораторной базы, не удавалось. Также не удалось разместить больных по роду заболеваний. Смешанное размещение чревато перекрёстными заражениями.

Госпиталь действовал под постоянной угрозой эпидемического распространения инфекционных заболеваний. Изучение документов показывает, что пик смертности военнопленных приходился на первые дни после прибытия в спецгоспиталь. Всего из первой партии военнопленных в д. Тарасовы к середине 1943 года умер 461 военнопленный.

Причиной смерти стали дистрофия 2-й и 3-й степени, туберкулёз, сепсис, сыпной тиф.

Условия лечения в госпиталях Народного комиссариата здравоохранения и Народного комиссариата внутренних дел были сходными. Как показывают отчёты спецгоспиталей, почти 70% пленных поступали на лечение с диагнозом дистрофия, на долю которой приходилось до 80% всех летальных исходов. Не удалось избежать и высокой смертности среди военнопленных, заболевших пневмонией и туберкулезом.

По приказу МГБ СССР документация лагеря немецких военнопленных № 101, функционировавшего при Вятлаге в 1943-1947 гг., была сразу же после ликвидации лагеря вывезена в обстановке строжайшей секретности. Данные о её местонахождении в лагерном архиве отсутствуют [14].

Источник: http://www.gazetaprotestant.ru/2014/02/nemeckie-voennoplennye-v-speclageryax-sssr/

Немецкие военнопленные в СССР: условия содержания, репатриация

Образование 9 июля 2017

В советский период целый ряд общественно-политических и исторических тем выводился за рамки всеобщего обсуждения по тем или иным идеологическим причинам.

В частности, табу было наложено на всё, что имело хоть какое-то отношение к военнопленным, сражавшимся в годы Второй мировой войны на стороне гитлеровской Германии. Их как будто не существовало.

Между тем, по официальным данным МВД СССР, численность этих лиц составляла 2 389 560 человек, что сопоставимо с населением современного мегаполиса. Из них 356 678 умерли, не дождавшись освобождения.

«Парад побеждённых»

После того как 24 мая 1945 года состоялся знаменитый парад на Красной площади, в котором перед трибунами Мавзолея прошли войска, одержавшие победу над фашистской Германией, в Москве состоялось ещё одно знаменательное событие. В историю оно вошло как «Парад побеждённых». Его фото открывает статью.

17 июля того же года колонны солдат Третьего рейха, захваченных в плен частями Советской армии (в основном бойцами трёх Белорусских фронтов), сопровождаемые вооружённым конвоем, были прогнаны по Садовому кольцу и некоторым другим улицам столицы. В этом позорном шествии приняли участие 57 тыс.

пленных немцев, вслед за которыми двигались поливальные машины, символически отмывавшие землю от «фашистской нечисти». Отметим, что 24 мая, когда состоялся парад на Красной площади, по её брусчатке прошли 16 тыс. солдат-победителей.

Эти два события стали достойным завершением Великой Отечественной войны.

Количество немецких военнопленных в СССР

В годы Великой Отечественной войны при НКВД СССР было создано особое управление (ГУПВИ), в ведении которого находились вопросы, связанные с военнопленными, а позднее и интернированными лицами, в число которых входили представители гражданского населения Германии и ряда европейских государств, по тем или иным причинам подвергнутые ограничению свободы. Именно на основании сводок этого ведомства впоследствии была установлена общая численность немецких военнопленных в СССР.

Читайте также:  История советской кухни

Следует сразу уточнить, что по установившейся традиции под термином «немецкие военнопленные» принято понимать всех оказавшихся в плену военных, сражавшихся на стороне Третьего рейха, независимо от их этнической принадлежности. В действительности же в их число входили представители ещё 36 национальностей, по тем или иным причинам оказавшиеся в рядах противников антифашистской коалиции.

Данные, приведённые в отчётах ГУПВИ и в 1959 году озвученные в докладе МВД СССР (о них упоминалось в начале статьи), во многом расходятся с результатами исследований зарубежных историков.

В частности, немецкие исследователи утверждают, что истинное количество военнослужащих, оказавшихся в советском плену, превышает 3 млн человек, из которых по меньшей мере 1 млн умер, не дождавшись возвращения на родину.

Такое расхождение статистических данных вполне объяснимо. Дело в том, что в лагерях для военнопленных и армейских пунктах учёт людей был поставлен плохо, а частые их перемещения из одного места заключения в другое лишь усложняли задачу.

Известно, что в начале войны количество пленных было невелико и к 1942 году едва достигало 9 тыс. человек. Впервые огромное количество немцев ─ 100 тыс.

солдат, офицеров и генералов ─ оказалось в плену после их поражения в Сталинградской битве.

Видео по теме

Как содержались немецкие военнопленные в СССР?

На этот вопрос можно ответить известной поговоркой: «Что посеешь, то и пожнёшь». Поскольку зверства, которые творили фашистские захватчики на оккупированных территориях, вызывали к ним всеобщую ненависть, то с ними особо не церемонились.

Многие военнопленные умирали, не выдержав длительных переходов к местам заключения, во время которых раздетым и голодным людям приходилось пешком преодолевать по несколько десятков километров в день.

Смертность среди них была крайне высока и, как правило, не отражалась в отчётности.

Постоянная нехватка квалифицированных врачей становилась причиной высокой смертности в результате болезней и травм, а систематические перебои в снабжении продовольствием вызывали хроническое недоедание и истощение заключённых.

Но даже в тех случаях, когда продукты доставлялись вовремя, установленные нормы питания были столь малы, что не позволяли восстанавливать силы, подорванные изнурительной физической работой.

Если добавить сюда холод, грязь и тесноту, в которых содержались заключённые, то становится понятным, почему в отдельные периоды смертность между ними достигала 70 %.

Кроме солдат и офицеров, сражавшихся на стороне Германии, в советском плену оказались и многочисленные представители генералитета Третьего рейха.

В частности, после завершения Сталинградской битвы были вынуждены сдаться 32 немецких генерала во главе с генерал-фельдмаршалом Паулюсом (его фото представлено в статье).

Всего же за годы войны в плену оказались 376 фашистских генералов, из которых 277 вернулись на родину, 99 умерли, не дождавшись репатриации, а 18 были повешены за совершение военных преступлений.

Попранная конвенция

Документом, определявшим международные нормы обращения с военнопленными, была Женевская конвенция 1929 года, подписанная и ратифицированная 53 странами Европы, Азии и Америки, но отвергнутая правительством Сталина.

Советский Союз отказался вступать в их число, чем обрёк на неимоверные страдания миллионы своих граждан, оказавшихся за годы Второй мировой войны в немецком плену.

На них не распространялась Конвенция об обращении с военнопленными и установленные в соответствии с её требованиями юридические нормы.

В аналогичном положении оказались и немцы, содержавшиеся на территории СССР в многочисленных лагерях и иных местах заключения.

Советские власти не считали себя обязанными соблюдать в отношении них какие-либо нормы, установленные мировым сообществом.

Однако общепризнанно, и не только у нас, но и за рубежом, что условия содержания немецких военнопленных в СССР были всё же более гуманными, чем те, которые создавались в Германии и на оккупированных территориях для наших соотечественников.

Использование труда немецких военнопленных

В Советском Союзе всегда широко использовался труд заключённых, независимо от того, являлись ли они собственными гражданами, осуждёнными за уголовные преступления, или ставшими жертвами политических репрессий. Подобная же практика применялась и в отношении военнопленных. Если в годы войны их вклад в экономику страны был невелик, то в последующий период приобрёл весьма большое значение.

Немецкие военнопленные в Советском Союзе являлись многочисленной и дешёвой рабочей силой, с помощью которой осуществлялось восстановление разрушенного войной народного хозяйства. Вчерашние солдаты и офицеры Третьего Рейха работали на строительстве заводов, железных дорог, портов, плотин и т. д.

Их руками восстанавливался жилой фонд в городах страны, и они же трудились на лесозаготовках, а также разработках полезных ископаемых, таких, например, как уран, железная руда и уголь.

В связи с этим многим из военнопленных пришлось провести долгие годы в отдалённых и труднодоступных районах Советского Союза.

В послевоенный период вся территория страны была разделена на 15 экономических регионов, в 12 из которых использовался труд бывших германских солдат и офицеров. Лагеря немецких военнопленных в СССР по условиям содержания заключённых ненамного отличались от тех, в которых содержались миллионы жертв сталинских репрессий. Особенно тяжело было в годы войны.

О масштабах работ, выполненных немецкими военнопленными в СССР с 1943 по 1950 год, свидетельствуют данные отчёта Центрального финансового отдела МВД.

Согласно имеющимся в них материалам, за указанный период на стройках народного хозяйства ими было отработано более 1млрд (если точнее — 1 077 564 200) человеко-дней.

При этом выполненный объём работ, по принятым в те годы расценкам, составил порядка 50 млрд рублей.

Пропагандистская работа среди военнопленных

В период Великой Отечественной войны сотрудники НКВД вели непрестанную работу по созданию среди военнопленных антифашистских организаций. Её итогом стало образование в 1943 году Национального комитета «Свободная Германия», вначале немногочисленного и не имевшего влияния среди заключённых, поскольку состоял он из представителей рядового состава и нижних чинов армии.

Однако политическое значение комитета значительно упрочилось после того, как в него изъявили желание вступить генерал-лейтенант Александр фон Даниэльс и два генерал-майора — Отто Корферс и Мартин Латтамнн.

Их шаг вызвал на тот момент протест и возмущение многих прежних сослуживцев, также находившихся в плену.

Большая группа немецких генералов во главе с Паулюсом выступила с письменным обращением, в котором заклеймила их позором и объявила предателями интересов Германии.

Однако весьма скоро отношение к переходу генералов на сторону антифашистских сил изменилось, и решающую роль в этом сыграл сам Паулюс. По личному распоряжению Сталина он был переведён из лагеря военнопленных на один из спецобъектов НКВД ─ дачу в подмосковном Дуброво.

Там, в результате проведённой психологической обработки, генерал-фельдмаршал коренным образом изменил свою прежнюю позицию и вскоре публично объявил о присоединении к антифашистской коалиции. Принято считать, что принятию подобного решения во многом способствовал коренной перелом в ходе военных действий, а также «заговор генералов», в 1944 году едва не стоивший жизни фюреру.

Начало процесса репатриации

Репатриация немецких военнопленных (возвращение их на родину) проводилась в несколько этапов.

Первый из них был начат после того, как в августе 1945 года вышло постановление Государственного комитета обороны СССР, на основании которого право вернуться в Германию получили 708 тыс.

инвалидов и нетрудоспособных военнослужащих всех национальностей из числа рядового и унтер-офицерского состава.

Через месяц, а точнее, 11 сентября того же года, появился новый документ, значительно расширивший круг репатриируемых лиц.

В дополнение к ранее указанным категориям, в него вошли солдаты и нижние чины всех национальностей, кроме немцев, независимо от их физического состояния и трудоспособности. Они были отправлены на родину в январе 1946 года.

Исключение составляли только те, кто обвинялся в совершении тяжких военных преступлений. Особо отмечалось, что репатриации не подлежали лица, проходившие службу в рядах СС, СА, СД, а также сотрудники гестапо.

Таким образом, в первые послевоенные годы основной контингент военнопленных, продолжавших трубиться над восстановлением ими же разрушенного народного хозяйства страны, состоял главным образом из немцев.

Согласно данным отчёта МВД СССР за октябрь 1946 года, в лагерях, рабочих батальонах и спецгоспиталях находилось почти полтора миллиона человек, в том числе 352 генерала и 74,5 тыс. офицеров.

Так бесславно закончили фашистские захватчики свой пресловутый Drang nach Osten («Натиск на Восток»).

Долгий путь на родину

В дальнейшем число немецких военнопленных в СССР сокращалось, но довольно медленно. В мае 1947 года, на основании постановления Совета Министров СССР, в Германию было отправлено около 100 тыс.

нетрудоспособных заключённых из числа немцев, не служивших в СС, СД, СА и гестапо, а также не принимавших участие в совершении военных преступлений.

Репатриации подлежали как солдаты, так и офицеры, имевшие звание не выше капитана.

В июне того же года руководством НКВД была проведена акция, носившая ярко выраженный пропагандистский характер.

Согласно директиве, подписанной лично Сталиным, на родину была отправлена тысяча немецких военнопленных всех званий, открыто выразивших свои антифашистские настроения и входивших в число передовых производственников.

Об этой отправке широко информировались все оставшиеся заключённые, причём в сообщении делался особый акцент на трудовые достижения репатриантов.

Политика правительства по вопросу о репатриации

К концу 1947 года количество военнопленных, отправляемых на родину, увеличилось, но при этом со всей ясностью обозначилась политика правительства СССР в вопросе их репатриации.

Прежде всего, процесс этот шёл постепенно, и свободу получали лишь сравнительно небольшие группы определённых категорий лиц.

Кроме того, на родину в первую очередь отправляли тех, кто, по мнению советских властей, был наименее способен оказать влияние на дальнейшее развитие политической обстановки как в самой Германии, так и в странах, воевавших в годы войны на её стороне.

Читайте также:  Чудесный русский доктор георгий синяков

В связи с этим в первую очередь отправляли больных, которые по вполне понятным причинам, вернувшись из плена, будут заниматься восстановлением здоровья, а не политикой.

Не подлежало сомнению также то, что рядовые солдаты, унтер-офицеры и офицеры, даже если попытаются принять участие в политической жизни страны, достигнут гораздо меньшего результата, чем вернувшиеся из плена генералы.

Особенно же увеличился поток репатриантов после установления в Восточной части Германии просоветского правительства.

Позже всех свободу получили бывшие военнослужащие, до младших офицеров включительно, находившиеся в хорошей физической форме и пригодные для использования их в качестве рабочей силы. Кроме того, пребывание в плену затянулось для старших офицеров, генералов и адмиралов, сотрудников СС, СД, гестапо, а также для всех осуждённых за военные и уголовные преступления.

Завершение репатриации военнопленных

К концу 1949 года в советском плену ещё удерживалось более 430 тыс. немецких военнослужащих, что противоречило обязательству, взятому представителями СССР в 1947 году на совещании министров иностранных дел стран антигитлеровской коалиции. Согласно подписанному ими документу, репатриация военнопленных должна была завершиться к декабрю 1948 года.

Столь явное нарушение принятой договорённости вызвало недовольство руководителей западных государств и вынудило Сталина ускорить темпы отправки пленных.

Были, наконец, поэтапно возвращены в Германию не только представители высшего офицерского состава, но также генералы и адмиралы.

Исключение составили лишь 99 из них, скончавшихся от болезней, а также 18 повешенных за совершение военных преступлений.

В целом же репатриация была завершена в мае 1950 года. В официальном сообщении ТАСС, прозвучавшем 5 мая, говорилось, что в Германию были отправлены все бывшие военнослужащие, сражавшиеся на стороне Третьего Рейха, за исключением 9716 осуждённых, 3816 подследственных, а также 15 тяжелобольных.

Источник: fb.ru

Источник: http://monateka.com/article/238891/

Как в СССР содержали немецких военнопленных »

По данных НКВД СССР, за годы войны в плен попало 2,7 млн солдат и офицерских чинов вермахта и еще чуть более 700 тысяч военнослужащих из числа союзников нацистской Германии. В общей сложности их было 3,486 млн. Из них 85,1% вернулись на родину (были репатриированы), остальные 14,9% умерли в плену на территории СССР.

Размещение военнопленных

В начале войны в Советском Союзе усиленно возводились лагеря для пленных бойцов вермахта. Они строились под руководством структур спецслужб, в первую очередь, НКВД. Один лагерь для гитлеровцев мог вместить до 4-х тысяч пленных, а всего таких «учреждений» на территории Казахстана, Украины, на Дальнем Востоке, в Подмосковье и некоторых других областях СССР было построено свыше трехсот.[

По сравнению с советскими пленными, сотнями тысяч гибнувшими в гитлеровских концлагерях, немцы содержались в достаточно сносных условиях. В день каждому выделялось полбуханки хлеба, картофель, крупа, чай, немного масла и даже рыбы. Особенно изможденным солдатам паек повышали. Советские пленные в застенках Освенцима и других лагерей смерти о таком даже мечтать не смели.

Фашисты, попавшие в плен красноармейцам и содержавшиеся в лагерях, могли даже работать и зарабатывать. Трудились на лесоповале, оружейных заводах, полях и на строительстве дорог. Рядовым платили в месяц 7 советских рублей, старшим офицерским чинам – от 10 до 30-ти рублей. По меркам военного времени это было очень даже неплохо. Пленный имел право положить заработанные деньги в сбербанк.

Как фашисты воспринимали свое положение

Немцы, привыкшие к порядку и подчинению, в большинстве своем были добросовестными работниками. Нередко даже планы перевыполняли. Но иногда встречались и случаи неповиновения, протеста.

Самые злостные противники советской власти даже шли на членовредительство: могли отрубить себе пальцы или даже кисть руки, чтобы не работать.

Тех, кто не желал подчиняться, отправляли в специальный лагерь в Воркуте.

Случались и побеги. В период 1943-1948 годов было зафиксировано свыше 11,4 тысяч побегов. 97 % из бежавших были пойманы и возвращены в места заключения. Около 300 гитлеровцев застрелены во время задержания из-за того, что оказали сопротивление. Судьба остальных 3 % не известна. Они могли остаться в СССР и скрываться либо добраться до родины.

После войны

18 июня 1946-го Совет министров Советского Союза принял постановление, согласно которому больные военнопленные репатриировались на родину. Еще через год в Москве состоялась встреча американских, британских и советских министров, на которой был решен вопрос репатриации всех остальных гитлеровцев.

Советский Союз не собирался их и дальше держать на своей территории, поэтому все, кроме осужденных военных преступников, подлежали отправке на родину. Это процесс продолжался вплоть до 1950 года. В 1955 году в СССР прибыл с визитом канцлер ФРГ Конрад Аденауэр. Совет министров пришел с ним к общей договоренности, вследствие которой 14 тысяч военных преступников были также репатриированы.

Данные по погибшим военнопленным отличаются у разных сторон. НКВД предоставил документальные свидетельства о том, что погибших на территории СССР пленных нацистов и их союзников было чуть более 518 тысяч. Немецкая сторона утверждает, что количество умерших сильно занижено. По ее данным, их могло быть 1-1,3 млн.

Особенно много умирали в начале войны из-за сильных морозов, частых случаев мести и самосуда над захватчиками. И все же пленным фашистам жилось в стране, которую они планировали захватить, гораздо лучше, чем советским военнопленным в нацистских лагерях смерти и большинству рабочих, насильно угнанных в Германию.

Источник

Источник: http://topast.ru/kak-v-sssr-soderjali-nemeckih-voennoplennyh/

Адские условия для пленных немцев в СССР. Воспоминания

Интересный факт: слово «шаромыжник» появилось в нашем языке после Отечественной войны.

Так русские называли оборванных полуголодных французов, которые после разгрома Наполеона слонялись по городам и весям и всякую просьбу начинали со слов «cher ami…», что в переводе значило «Дорогой друг…».

Это не первый и не последний случай, когда поверженный враг молил русского человека о прощении, и мы сегодня перенесемся как минимум лет на 140 вперед. Говорить будем как всегда о непростой теме и как всегда – максимально объективно.

Что весьма затруднительно! Совершенно разные данные о пленных немцах на территории СССР приводят советские и немецкие источники. Первые утверждают, что их было не более 400 тыс.

, вторые – что почти 3,5 миллиона. Возможно, дело в том, что немцы предпочитали маскироваться под другие национальности, а может и в том, что пленных тогда особо не считали.

Да и не принято было о них говорить в приличных кругах.

Есть данные, что в начале 1942 года число немецких военнопленных составляло всего 9 тыс. чел., но после легендарной Сталинградской битвы их стало в десять раз больше! В первые годы войны непривычные к русским морозам немцы умирали особенно часто. И дело тут не в жестоком обращении или издевательствах.

Конечно же, имели место отдельные случаи агрессии, но они жестоко наказывались. Причиной высокой смертности стало плохое питание, обмундирование, тяжелые условия труда. Что вполне естественно: в стране, опаленной войной, занимались в первую очередь нормализацией жизни гражданского населения и вернувшимися с фронта солдатами.

Остальным приходилось терпеть.

Бывшим «хозяевам Европы» было нелегко смириться с новой ролью

Все «фольксдойче» и им подобные трудились в самых разнообразных сферах экономики, восстанавливая разрушенное своими соотечественниками и строя новые предприятия.

Даже в сооружении знаменитых сталинских высоток в Москве участвовали. Военнопленными в СССР занималось структурное подразделение НКВД – Главное управление по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ).

Исследователь Стефан Карнер отмечает, что на долю пленных приходилось около 8% ВВП первой послевоенной пятилетки СССР. И это при том, что немцы нередко были вынуждены сами себе построить лагеря в тяжелейших условиях.

Лагпункты располагались во всех уголках Союза от Ворошиловграда до Ташкента. На сегодня установлено расположение 216 лагерных управлений и 2454 лагерных отделений.

Еще одно фото немецких военнопленных

Если же говорить о деталях, условия проживания немцев в плену естественно были очень тяжелыми, но, как мы уже упоминали, до целенаправленной жестокости дело доходило редко.

С точки зрения международного права она была неприемлема, но с точки зрения надзирателей (да и самих немцев) – вполне понятна.

В своих дневниках заключенные пишут о сильном голоде, строгости лагерного начальства, описывают бытовые моменты… Но откровенных проклятий в адрес надзирателей нет. Опуститься до подобных высказываний наверняка не давало чувство вины.

Времени у простых солдат оставалось только на работу и поддержание порядка в бараках, поэтому языковой барьер преодолевали с трудом. Самообразованием могли заниматься разве что высшие немецкие чины.

Их содержали в отдельных от рядового состава лагерях, Берия, Молотов, Маленков и даже Сталин лично следили за состоянием военнопленных – их позже вербовали для антифашистской деятельности либо же возбуждали уголовные дела при отстранении от репатриации.

Немцев пугал даже не справедливый гнев надзирателей, а русская зима

Более точные данные о немецких военнопленных в СССР остаются предметом ожесточенных споров. Достоверно известно только одно: условия в нацистских концлагерях были гораздо хуже, и если в фашистском плену погибло более половины русских, то у нас этот показатель составлял менее 15%.

Вам может быть интересно:

Зарплаты руководителей СССРЛиквидация ХаттабаНикита Хрущев: неизвестные факты об известном политике

Как вы считаете, какие чувства испытывали немцы в советском плену? Чего боялись? Делитесь мнениями в комментариях!

Подписывайтесь на наш канал, пишите комментарии, ставьте лайки, и мы будем радовать Вас новыми историями от наших авторов

Источник: https://zen.yandex.ru/media/russianhistory/adskie-usloviia-dlia-plennyh-nemcev-v-sssr-vospominaniia-5bedecf0ff4a1d00ac03646d

Источник: http://www.bidread.com/articles/adskie-usloviya-dlya-plennih-nemcev-v-sssr.-vospominaniya.-5bf6645be43f02786162ab6c

Ссылка на основную публикацию