Фашизм и ватикан

Ватикан — одна из самых страшных преступных организаций в мире

Верующие люди до сих пор обсуждают недавнее заявления Папы Римского Франциска, который обозначил три главные трагедии XX века — это геноцид армян в Османской империи, случившийся в 1915 году, и ещё два «беспрецедентных геноцида», произошедшие по вине нацизма и сталинизма.

Что на это можно сказать? Очевидно, что Папа Римский опустился до банальной и откровенно циничной западной пропаганды, которая уже давно приравняла Советский Союз к нацистской Германии. Что само по себе делает понтифика вовсе не духовным лидером западных христиан, а дешёвым пропагандистом, находящегося на содержании американского Госдепа.

Однако тут далеко не так всё просто. И дело здесь не только и не столько в чисто антироссийской пропаганде, к которой присоединился Ватикан. Мне кажется, что Папа Римский своим выступлением попросту хотел увести общественность от очень неприятных вопросов к самой Римско-Католической церкви — по принципу тех деятелей, которые обычно громче всех кричат «держи вора!».

Ибо за всю тысячелетнюю историю этой церкви её кровавые преступления по своим масштабам и по числу жертв уже давно превзошли и деяния турок-османов, и акции нацистов вместе взятых! Одни только бессмысленные крестовые походы, осенявшиеся благословениями Римских Пап, унесли многие миллионы невинных человеческих жизней!

Не исключением в перечне католических преступлений стал и упомянутый Франциском XX век.

Шашни с большевиками

Вот Папа Римский клянёт большевиков, однако известно, что Ватикан в своё время был очень даже удовлетворён самим фактом Октябрьской революции.

А всё потому, что Риму очень были по нраву те гонения, которые устроили победившие революционеры на Православную Церковь.

Профессор и богослов Николай Глубоковский с полным основанием говорил тогда, что «Рим кружится, как изголодавшийся волк, и готов пожрать, как свою добычу, погибающее Православие».

Аизвестный русский философ Иван Ильин так свидетельствовал о настроениях, которые царили в то время в умах католических иерархов:

«Сколько раз за последние годы католические прелаты принимались объяснять мне лично, что „Господь выметает железной метлой православный Восток для того, чтобы воцарилась единая католическая церковь“.

Сколько раз я содрогался от того ожесточения, которым дышали их речи и сверкали их глаза. И внимая этим речам, я начинал понимать, как мог прелат Мишель д'Эрбиньи, заведующий восточно-католической пропагандой, дважды (в 1926 г. и 1928 г.

) ездить в Москву, чтобы налаживать унию с „обновленческой церковью“ и „конкордат“ с марксовым Интернационалом, и как мог он, возвращаясь оттуда, перепечатывать без оговорок гнусные статьи Ярославского-Губельмана, именующие мученическую православную патриаршую Церковь (дословно) „сифилитической“ и „развратной“… Я понял, наконец, истинный смысл католических „молитв о спасении России“…»

В то тяжёлое для православных время Святейший Патриарх Тихон в своём воззвании от 1-го июля 1923 года писал: «Пользуясь происходящею у нас неурядицей в Церкви, римский папа всячески стремится насаждать в Российской Православной Церкви католицизм».

В 20-ые годы Римский Папа даже обратился к вождям ВКП(б) со специальным посланием, где, помимо поздравлений с «революционным прогрессом», выражал готовность заменить разгромленное на русской земле Православие католической верой. Правда, атеисты-большевики такого «юмора» не поняли, оставив папское послание без ответа, однако Ватикан всё равно не оставлял надежды духовного захвата России.

Русский эмигрант второй волны Николай Рутченко оставил по этому поводу интересные воспоминания.

В 1945 году он оказался в Риме, где стал свидетелем того, как католики пытались обрабатывать наших беженцев, которые по разным причинам после Великой Отечественной войны отказались возвращаться в Советский Союз.

Представители Ватикана внушали беженцам мысль о том, что Россия с точки зрения христианства представляет собой настоящую пустыню и что после падения большевизма ей необходимо «второе крещение» (разумеется, по католическому обряду).

В общем-то, Ватикан попытался осуществить это и на практике, направив в Россию, сразу после распада Советского Союз, сотни своих миссионеров…

Так стоит ли после этого удивляться, что наша Русская Православная Церковь до сих пор не спешит устанавливать тесные партнёрские отношения с Ватиканом и категорически выступает против визита папы Римского в Россию?!

Союзники  Гитлера

Запятнал себя «святой престол» и весьма тесными связями с нацистами, коих лицемерно сегодня « проклинает». Как пишет издание «Христианский взгляд» в своём материале «Римско-Католическая Церковь способствовала Гитлеру насаждать фашизм»:

«В 1929 году Папа Римский Пий XI подписал Латеранские соглашения с фашистским правительством диктатора Муссолини, предоставив ему политическую поддержку и влияние, необходимые для надёжного фашистского будущего.

В свою очередь, Церковь получила девяносто миллионов долларов США наличными, новое безналоговое папское государство на Ватиканском холме, государственную зарплату для итальянских священников, и обещание о политической и финансовой безопасности со стороны фашистского государства.

Источник: http://www.posprikaz.ru/2015/05/vatikan-odna-iz-samyx-strashnyx-prestupnyx-organizacij-v-mire/

Взаимоотношения Ватикана и фашизма Муссолини

Пий XI и фашизм.

Избрание Ратти на папский престол горячо приветствовал лидер фашистов Муссолини. Он писал в своей газете «Пополо д'Италия»:

«Ратти пользуется симпатиями и среди нас, в светском мире. Я убежден, что с Пием XI отношения между Италией и Ватиканом улучшатся». Шесть месяцев спустя, в августе 1922 г., Муссолини пришел к власти. Как реагировал новый папа на это событие? Пий XI и его советники толкали католическую Народную партию на сговор с фашистами.

Ратти был закоренелым антисоветчиком, ярым врагом коммунизма. Он считал, что только «сильная» власть может успешно бороться с большевизмом. Муссолини, с точки зрения Ратти, олицетворял именно такой идеал государственного деятеля. Папа назовет впоследствии этого фашистского диктатора человеком, призванным божественным провидением править Италией.

Презрение к демократии, зоологический антикоммунизм, шовинизм, проповедь классового сотрудничества, защита интересов крупного капитала-эта идеология фашизма казалась слепком с традиционного социально-политического учения католической церкви, основы которого были изложены Львом XIII в энциклике «Рерум новарум». Пий XI был уверен, что с приходом к власти фашистов ему удастся добиться примирения с итальянским государством. Исходя из этих соображений, папа приветствовал через ватиканский орган «Оссерваторе Романо» передачу власти Муссолини.

Пий XI испытывал к Муссолини явную симпатию. В особенности он восторженно отзывался о нем в первые годы фашистской диктатуры, когда Муссолини не только подавлял антифашистское движение, но не скупился и на дружественные жесты в адрес Ватикана.

Погромы, зверства, убийства, творимые фашистскими молодчиками, отнюдь не возмущали папу: ведь все эти преступления совершались по отношению к «врагам церкви»- итальянским демократам.

Ратти приходил в негодование только тогда, когда затрагивались, по его мнению, интересы церкви и церковников.

Французский посол при Ватикане Ф. Шарль-Ру передает следующую беседу с Пием XI:

— Как Бонапарт относился к исламу? — спросил однажды папа посла.

— Император стремился заручиться дружбой мусульман. Иногда он действовал правильно, проявляя уважение к исламу, иногда неправильно, непомерно восхваляя его и выдавая себя за врага католицизма и папства.

— Он доходил даже до этого? И все же следует, как сказал Пий VII, быть ему благодарными за то, что он восстановил церковь во Франции.

Таким образом, Пий XI вслед за Пием VII был готов простить Наполеону даже то, что тот ликвидировал Папскую область, обобрал Ватикан, арестовал папу и подверг его неслыханным унижениям и оскорблениям, только потому, что тот же Наполеон вновь превратил церковь в опору власти, какой она была до революции 1789 г.

Следует ли удивляться, что Пий XI готов был одобрить все акции Муссолини, Гитлера, Франко, Салазара, Дольфуса, Пилсудского и прочих фашистских диктаторов, лишь бы они соглашались на союз с церковью. В августе 1923 г., 10 месяцев спустя после прихода Муссолини к власти, Пий XI говорил послу Бельгии при Ватикане Б. Бейлену:

— Муссолини, разумеется, не Наполеон и, возможно, даже не Кавур, но только он один понял, что нужно его стране, чтобы выйти из анархии, в которую ее ввергнули бессильный парламентаризм и три года войны.

Муссолини в свою очередь делал все возможное, чтобы завоевать доверие вновь избранного папы и иерархов католической церкви и через них заручиться в парламенте необходимой поддержкой католической Народной партии. Это позволило бы ему укрепить свою, на первых порах весьма шаткую, власть, придать ей необходимую респектабельность.

Вхождение правых лидеров Народной партии в правительство Муссолини к тому же значительно ослабило бы демократическую оппозицию.

Диктатору удалось перетянуть на свою сторону некоторых правых католических лидеров, однако большинство руководителей Народной партии не решалось пойти на открытый сговор с фашистами, опасаясь потерять поддержку масс.

Муссолини предпринял ряд шагов, которые не могли не вызвать благоприятный отклик в Ватикане. Между декабрем 1922 г. и январем 1923 г.

его правительство распорядилось расставить во всех школьных, больничных и судебных помещениях распятия, усилило судебные наказания за оскорбления католической религии и духовенства, восстановило должность капелланов в армейских подразделениях, повысило зарплату приходским священникам, обещало ввести преподавание закона божьего в школах, наконец, запретило членам фашистской партии принадлежать к масонским ложам, члены которых были отлучены от церкви.

Результатом всех этих мероприятий был рост симпатии к Муссолини и фашизму в Ватикане. Диктатор, разумеется, рассчитывал на взаимность, и он не ошибся в своих расчетах.

В январе 1923 г., спустя два месяца после прихода Муссолини к власти, произошла секретная встреча кардинала Гаспарри с фашистским вожаком, длившаяся несколько часов.

Муссолини предложил покончить с «римским вопросом» путем заключения договора, который предоставил бы Ватикану экстерриториальность и независимое существование.

Кардинал Гаспарри усомнился было, удастся ли диктатору добиться одобрения такого договора палатой депутатов, но Муссолини заверил его, что в противном случае он распустит палату.

— Но если вы не измените избирательного закона, то получите вновь такую, же непослушную палату,- заметил на это кардинал.

— Не беспокойтесь, избирательный закон мы тоже изменим,- успокоил его Муссолини.

«Тогда я понял,- признавался Гаспарри десятилетие спустя французскому послу при Ватикане Франсуа Шарль-Ру, что с этим человеком можно будет договориться».

Во время этой же встречи Муссолини обещал оказать финансовую помощь ватиканскому «Банка ди Рома», находившемуся на грани банкротства в результате неудачных послевоенных спекулятивных операций. Теперь оставалось только официально оформить решение «римского вопроса» и закрепить, таким образом, альянс между Ватиканом и итальянским фашизмом.

Тем временем отношение Народной партии к Муссолини стало меняться. Большинство ее членов было настроено антифашистски и требовало от своего руководства осуждения кровавых преступлений, которые ежедневно творили чернорубашечники. Под давлением снизу министры-католики вынуждены были покинуть кабинет Муссолини. Народная партия перешла в оппозицию к фашистской диктатуре.

Такой поворот в политической ориентации католиков пришелся Муссолини не по вкусу. Он стал шантажировать Ватикан, угрожая конфисковать церковное имущество в Италии и запретить все католические организации, если католики откажут ему в поддержке.

Пий XI и его окружение решили пожертвовать Народной партией, чтобы сохранить расположение Муссолини. Они настояли на ее самороспуске. Лидер этой партии, священник Луиджи Стурцо, покинул Италию. Его заместитель Альчиде де Гаспери перебрался в Ватикан, где получил место в той самой библиотеке, которой руководил некогда Ратти.

С ликвидацией Народной партии церковники активизировали свою деятельность в рамках «Католического действия» — массовой организации мирян, находящейся под контролем епископата. Муссолини не возражал.

Ему позарез нужна была поддержка Ватикана, он был готов до поры до времени терпеть существование «Католического действия», тем более что в планы этой организации не входило препятствовать ему в борьбе с рабочим и демократическим движением.

Читайте также:  О чем поэма «москва – петушки»?

Президентом «Католического действия» Пий XI назначил своего человека, крупного капиталиста из Ломбардии Луиджи Коломбо, не скрывавшего своих профашистских симпатий, а ее духовным советником — монсиньора Пиццардо, заместителя кардинала Гаспарри на посту статс-секретаря.

Папа категорически запретил руководителям «Католического действия» вмешиваться в политику.

«Не политика, не социальные вопросы, даже не культура, а прежде всего христианское воспитание личности-вот чем вы должны заниматься, вот чего требует от вас устав вашей организации»,-заявил он им на аудиенции.

Далеко не все католики одобряли позицию, занятую церковным руководством в отношении фашистской диктатуры. Злодейское убийство социалистического депутата Джакомо Маттеотти (10 июня 1924 г.

) вызвало волну негодования и среди католиков, многие из которых высказывались за единый фронт всех демократических сил в борьбе с фашизмом.

Из Ватикана последовал суровый окрик: никаких контактов с коммунистами и социалистами! На вопрос католических студенческих лидеров, посетивших Ватикан, почему в других странах католикам разрешается участвовать вместе с социал-демократами в одном правительстве, а в Италии им запрещено вместе бороться против фашизма, раздраженный Пий XI ответил: «Одно дело-сотрудничать с социал-демократами в правительстве, другое — в оппозиции и тем самым способствовать их приходу к власти».

Григулевич И.Р. папство.Век 20.-3-е изд., испр., доп. – М.:ТЕРРА- Книжный клуб, 2003. – 368 с. – (Боги и ученые). Стр.123-127

Источник: https://livrezon.ru/baza/notes/206/

Политика Ватикана — часть 3 Поддержка фашизма во Второй мировой войне

Оригинал взят у matveychev_oleg в Политика Ватикана — часть 3 Поддержка фашизма во Второй мировой войнеПосле подписания Ватиканом Латеранских соглашений, вернувших ему статус государства, в 1929 году (при активной поддержке Муссолини) и конкордата с нацистской Германией в 1933 году, католическая церковь начала активное сотрудничество с фашистским режимом, большинство лидеров которого были католиками, что существенно облегчало взаимодействие.

Оригинал взят у nthsv

Так, например, СС была построена по принципам организации католического ордена иезуитов. Опыт успешной работы ордена привлекал Гитлера, Гиммлера, Геббельса и других.

Шелленберг, глава службы безопасности СС, в своих мемуарах писал: «У Гиммлера было лучшее и крупнейшее собрание книг об ордене иезуитов.

Годами он изучал по ночам эту обширную литературу. Поэтому организацию СС он построил по принципам ордена иезуитов. При этом он опирался на устав ордена и труды Игнатия Лойолы: высшим законом было абсолютное послушание, беспрекословное выполнение любого приказа. Сам Гиммлер, как рейхсфюрер СС, был генералом ордена.

Структура руководства походила на иерархическую систему католической церкви».

Гитлер говорил о Гиммлере: «Я вижу в нем нашего Игнатия Лойолу».

Любовь фашистов и Ватикана была взаимной, Папа Пий XII отказался назвать Германию агрессором после начала Второй мировой войны и до её окончания не делал никаких заявлений в пользу какой-либо стороны.

Карло Фалькони, исследовавший архивные документы Польши и Югославии, пишет о том, что Ватикан обладает одной из самых значительных разведывательных сетей в мире. Пий XII был хорошо информирован о деятельности и методах нацистов как в Центральной и Восточной Европе, так и в Советской Союзе. Но Папа Римский не только не выступал в защиту жертв фашистских деяний, но и запрещал это делать.

Причиной такому поведению «Святого престола» были надежды на совместную экспансию с нацистской Германией восточных славян, обращение их в католическую веру, восстановление влияния на западных территориях Советского Союза.

Ольга Четверикова, историк-исследователь, пишет: «Св.

Престол открыто поддерживал профашистские режимы, установленные в Восточной Европе, особое покровительство оказывая усташам и Анте Павеличу, главе Независимого Государства Хорватии (НГХ), созданного в апреле 1941 года и находящегося под жестким контролем немецких и итальянских властей.

НГХ рассматривалось Пием XII как «великий авангард христианства на Балканах», а о Павеличе папа отзывался как о «хорошем католике и хорошем человеке». В свою очередь Павелич в отправленном папе письме заявил, что именно понтифику принадлежит честь создания Независимого Государства Хорватии».

Между тем Павелич получил прозвище «хорватского Гитлера», во главе усташей он установил в Хорватии один из самых жестоких режимов, который несет ответственность за массовые уничтожения сербов, евреев и цыган во время Второй мировой войны.

«Истинная информация о геноциде тщательно скрывалась и скрывается до сих пор, однако, по данным сербских историков и по признанию бывшего министра внутренних дел НГХ А. Артемовича, сделанного им в ходе Загребского процесса 1986 году, только в концлагере Ясенцов было уничтожено около 700 тысяч человек.

Этот террор осуществлялся по благословению Пия XII и архиепископа Загребского Алоизия Степинаца, главы католической церкви в Хорватии, удостоенного высшей награды установкой диктатуры — ордена «Велеречие», и поддерживался подавляющей частью католического духовенства, выступавшего в качестве его вдохновителя», — пишет Ольга Четверикова.

По окончании войны Анте Павеличу удалось бежать, первое убежище ему было предоставлено в Ватикане. Он скончался в Мадриде 26 декабря 1954 года, приняв причастие и личное благословение Пия XII. Архиепископ Загребский Алоизий Степинац отсидел за свои преступления 16 лет и был произведен Пием XII в кардиналы, стал членом курии, а в 1998 году при Иоанне Павле II беатифицирован.

http://matveychev-oleg.livejournal.com/3045932.htmlПолитика Ватикана — часть 2 Конкордат с нацистской Германией

Конкордат Ватикана с нацистской Германией

Очередным «достижением» политической деятельности «святого престола» стал Конкордат между Ватиканом и нацистской Германией.

Конкордат — соглашение между Ватиканом и «третьим рейхом», определившее статус католической церкви в Германии, подписано 20 июля 1933 года, ратифицировано 10 сентября 1933 года, действует по настоящее время.
Подписание конкордата 20 июля 1933 года.

Слева направо: Людвиг Каас, Франц фон Папен, секретарь по чрезвычайным церковным делам Джузеппе Пиццардо, Эудженио Пачелли, Альфредо Оттавиани, Рудольф Бутманн.

Оригинал взят у nthsv

Источник: https://sis-2007.livejournal.com/842557.html

Ватикан и фашизм: «папа Римский отказался от моральных принципов»

   Читать оригинал публикации на inosmi.ru   

Der Spiegel: Г-н Керцер, в Ватикане Вы просматривали документы 20-30х годов, находящиеся вне общего доступа. Что Вы узнали об отношениях Папы Римского Пия XI и Бенито Муссолини?

Дэвид Керцер: Папа Иоанн Павел II в 2002 году объявил о том, что для ученых будет открыт доступ к архивным документам, имеющим отношение к понтификату Пия XI, и в 2006 году обещанное осуществилось. Я нашел множество документов, свидетельствующих о следующем: отношения между Ватиканом и фашистским режимом, установившимся в 1922 году, были непростыми, вплоть до смерти Пия XI в 1939 году.

— Исходя из этого, Вы выдвигаете предположение о том, что без поддержки Ватикана фашистская диктатура не имела бы шанса на существование.

— В особенности в начальной фазе установления фашизма в 1922-1924 годах Муссолини не мог обойтись без существенного содействия церкви. На его пути к власти стояла Итальянская народная партия.

Если бы она не лишилась поддержки Ватикана, Муссолини было бы сложно установить диктатуру.

К тому же, Пий XI запретил всем католикам поддерживать социалистов, которые были единственной реальной альтернативой Муссолини.

— То есть, еще в самом начале существовала тесная связь между папским престолом и итальянскими фашистами. В Вашей книге «Первый наместник» Вы утверждаете, что Муссолини и Папа Римский договорились о том, что фашизм и церковь отражают определенный образ тоталитаризма. Под этой формулировкой Муссолини и Пий XI понимали одно и то же?

— Примечательно, что папа говорил о том, что существует только одна по-настоящему тоталитарная организация — это римско-католическая церковь. Считалось, что существует лишь одна истинная церковь. И любого, кто ее не признавал, нужно было наставлять на путь истины.

А Муссолини заявил, что папа Римский ему лично высказал такое мнение: «В системе фашистского учения, делающего упор на принципы порядка, авторитета и дисциплины, я не вижу ничего, что могло бы противоречить католическому учению».

Оба не придавали демократии и парламентаризму никакого значения.

— Почему так?

— Италию считали насквозь католической страной, управляемой предписаниями церкви. Откуда же там могла взяться свобода вероисповедания или право на критику церкви? Пий XI очень строго осуждал даже встречи католических и протестантских объединений. Такая ситуация сохранялась в большей степени вплоть до Второго Ватиканского собора, открытого в 1962 году.

— Удивительно, что Ватикан видел угрозу в таком маленьком количестве протестантов в Италии — и точно так же в иудаизме.

Иезуитский журнал «La Civiltà Cattolica» в то время не только восхвалял фашистское правительство, а был полон антисемитской пропаганды.

Так почему же Ватикан предпочел связаться с идеологией Муссолини, не имеющей отношения к церкви, нежели чем наладить плодотворное общение со своими братьями по вере — евангелистами и иудаистами?

— Потому что Муссолини пошел навстречу церкви, чтобы заручиться ее поддержкой: он гарантировал введение в школах религиозного воспитания. В классах повесили католические кресты, а также Муссолини восстановил в армии должность военных священников.

Своему первому правительству при вступлении в полномочия в 1922 году он велел встать на колени, чтобы помолиться. Он взял в привычку регулярно посещать мессы, чтобы почтить память павших фашистов.

Муссолини был для церкви, кроме всего прочего, надежным оплотом в борьбе против большевизма.

— А Адольфа Гитлера тоже считали таким «Муссолини»?

— Ватикан по-разному относился к Италии и к Германии. В глазах папы Римского Гитлер был язычником, преследующим свою собственную еретическую религию, чего не признавали многие немецкие католики. В итальянском фашизме он, напротив, видел определенную силу, способную укрепить позиции церкви.

— То есть, «реальная политика» была важнее религиозных убеждений и христианских ценностей?

— Да, церковь в первую очередь заботилась о том, чтобы укрепить свое институциональное влияние на общество. Следствием явилось заключение в 1933 году имперского конкордата между Святым Престолом и Немецким рейхом. Пий XI дал на него согласие, поскольку конкордат должен был предоставить церкви определенные преимущества, а не потому, что он симпатизировал Гитлеру.

— Чтобы сохранить благосклонность Гитлера, Пий XI был согласен даже на то, чтобы прекратить оказание церковью поддержки партии Католического центра, которая вскоре прекратила свое существование. Значит он пожертвовал собственными религиозными убеждениями?

— Да. Хотя позже он начал это осознавать и пожалел о содеянном. Незадолго до смерти он пригласил епископов в Рим в феврале 1939 года, чтобы обратиться к ним со своим последним посланием.

Точное содержание этого обращения, в котором он якобы высказывал намерение противостоять расизму и антисемитизму, никому не известно. За день до запланированного обращения Пий XI скончался.

Его преемник кардинал Эудженио Пачелли, впоследствии — Пий XII, преследуя интересы Муссолини, сделал все, чтобы уничтожить уже напечатанную для епископов речь почившего Папы.

Даже так называемая «отложенная» энциклика Пия XI «Humani generis Unitas» долгое время не публиковалась. В ней Пий XI критиковал идею о том, что порядочный христианин мог бы стать расистом, и требовал прекращения преследования евреев. Лишь спустя 20 лет, через четыре месяца после смерти Пия XII, Папа Римский Иоанн XXIII поделился отрывками из энциклики.

— Тем не менее в марте 1937 года Пий XI опубликовал энциклику «С глубокой тревогой». В этом послании он говорит о притеснении церкви в Германском рейхе, а также критикует политику и идеологию национал-социализма.

— Папу Римского все больше беспокоил тот факт, что нацисты ограничивали влияние католической церкви в школах. Немецкие архиепископы призывали Папу к тому, чтобы он высказался против сложившегося положения. Он так и сделал — но не затем, чтобы осудить фашизм, а из-за дискриминации церкви, а также потому что Гитлер не выполнял договоренностей имперского конкордата 1933 года.

— Вот уже много лет длится процесс беатификации папы Римского Пия XII, занимавшего должность государственного секретаря Ватикана, а до того — нунция сначала в Мюнхене, затем в Берлине. Между тем, немецкий драматург Рольф Хоххут обличал его в своей пьесе «Наместник», опубликованной в 1963 году, в упорном замалчивании Холокоста. В пьесе он называет папу Римского преступником.

— Преступником я бы его не назвал, ведь он не нарушал никаких законов. Однако он поступился моральными принципами. Парчелли делал то, что, по его мнению, было лучше всего для церкви. В какой-то момент он решил решать вопросы с нацистами мирным путем, вместо того чтобы добиваться конфронтации. В Италии даже он считал фашизм лучшей политической системой.

Читайте также:  Что вы не знали о пятиэтажках?

— Не кажется ли нелогичным причисление Пия XII к лику святых, подобно убитой в Освенциме и канонизированной в 1998 году Эдит Штайн? Она была монахиней, отрекшейся от иудаизма, уже в 30-е годы предупреждала о нацистской угрозе и в Ватикане приложила все усилия для того, чтобы папа Римский выразил решительное возражение против преследования евреев. Эта просьба Эдит Штайн была отклонена именно кардиналом Пачелли от имени Пия XI.

— Канонизация Пия XII означала бы абсолютно ошибочную оценку его исторической роли. То, что он пытался защитить церковь, — это одно.

Но говорить о том, что он спас жизни миллионам евреев, просто смешно, это звучит даже предательски, учитывая тот факт, что он замалчивал холокост.

Однако, когда солидные ученые-историки пытаются омрачить героический образ Пия XII, рисуемый церковными консерваторами, то право крыло церкви чувствует себя вправе сделать из него святого.

Источник: https://lenta.co/vatikan-i-fashizm-papa-rimskij-otkazalsya-ot-moralnyh-principov-280171

Сложные отношения Ватикана и фашизма

Католическая церковь и фашизм — архивные документы на эту щекотливую тему американский историк Дэвид Керцер изучал в ВатиканЕго окончательный приговор: ради власти Папа Римский Пий XI пожертвовал христианскими ценностями, а при Пие XII ситуация ухудшилась.

Der Spiegel: Г-н Керцер, в Ватикане Вы просматривали документы 20-30х годов, находящиеся вне общего доступа. Что Вы узнали об отношениях Папы Римского Пия XI и Бенито Муссолини?

Дэвид Керцер: Папа Иоанн Павел II в 2002 году объявил о том, что для ученых будет открыт доступ к архивным документам, имеющим отношение к понтификату Пия XI, и в 2006 году обещанное осуществилось. Я нашел множество документов, свидетельствующих о следующем: отношения между Ватиканом и фашистским режимом, установившимся в 1922 году, были непростыми, вплоть до смерти Пия XI в 1939 году.

— Исходя из этого, Вы выдвигаете предположение о том, что без поддержки Ватикана фашистская диктатура не имела бы шанса на существование.

— В особенности в начальной фазе установления фашизма в 1922-1924 годах Муссолини не мог обойтись без существенного содействия церкви. На его пути к власти стояла Итальянская народная партия.

Если бы она не лишилась поддержки Ватикана, Муссолини было бы сложно установить диктатуру.

К тому же, Пий XI запретил всем католикам поддерживать социалистов, которые были единственной реальной альтернативой Муссолини.

— То есть, еще в самом начале существовала тесная связь между папским престолом и итальянскими фашистами. В Вашей книге «Первый наместник» Вы утверждаете, что Муссолини и Папа Римский договорились о том, что фашизм и церковь отражают определенный образ тоталитаризма. Под этой формулировкой Муссолини и Пий XI понимали одно и то же?

— Примечательно, что папа говорил о том, что существует только одна по-настоящему тоталитарная организация — это римско-католическая церковь. Считалось, что существует лишь одна истинная церковь. И любого, кто ее не признавал, нужно было наставлять на путь истины.

А Муссолини заявил, что папа Римский ему лично высказал такое мнение: «В системе фашистского учения, делающего упор на принципы порядка, авторитета и дисциплины, я не вижу ничего, что могло бы противоречить католическому учению».

Оба не придавали демократии и парламентаризму никакого значения.

— Почему так?

— Италию считали насквозь католической страной, управляемой предписаниями церкви. Откуда же там могла взяться свобода вероисповедания или право на критику церкви? Пий XI очень строго осуждал даже встречи католических и протестантских объединений. Такая ситуация сохранялась в большей степени вплоть до Второго Ватиканского собора, открытого в 1962 году.

— Удивительно, что Ватикан видел угрозу в таком маленьком количестве протестантов в Италии — и точно так же в иудаизме.

Иезуитский журнал «La Civiltà Cattolica» в то время не только восхвалял фашистское правительство, а был полон антисемитской пропаганды.

Так почему же Ватикан предпочел связаться с идеологией Муссолини, не имеющей отношения к церкви, нежели чем наладить плодотворное общение со своими братьями по вере — евангелистами и иудаистами?

— Потому что Муссолини пошел навстречу церкви, чтобы заручиться ее поддержкой: он гарантировал введение в школах религиозного воспитания. В классах повесили католические кресты, а также Муссолини восстановил в армии должность военных священников.

Своему первому правительству при вступлении в полномочия в 1922 году он велел встать на колени, чтобы помолиться. Он взял в привычку регулярно посещать мессы, чтобы почтить память павших фашистов.

Муссолини был для церкви, кроме всего прочего, надежным оплотом в борьбе против большевизма.

— А Адольфа Гитлера тоже считали таким «Муссолини»?

— Ватикан по-разному относился к Италии и к Германии. В глазах папы Римского Гитлер был язычником, преследующим свою собственную еретическую религию, чего не признавали многие немецкие католики. В итальянском фашизме он, напротив, видел определенную силу, способную укрепить позиции церкви.

— То есть, «реальная политика» была важнее религиозных убеждений и христианских ценностей?

— Да, церковь в первую очередь заботилась о том, чтобы укрепить свое институциональное влияние на общество. Следствием явилось заключение в 1933 году имперского конкордата между Святым Престолом и Немецким рейхом. Пий XI дал на него согласие, поскольку конкордат должен был предоставить церкви определенные преимущества, а не потому, что он симпатизировал Гитлеру.

— Чтобы сохранить благосклонность Гитлера, Пий XI был согласен даже на то, чтобы прекратить оказание церковью поддержки партии Католического центра, которая вскоре прекратила свое существование. Значит он пожертвовал собственными религиозными убеждениями?

— Да. Хотя позже он начал это осознавать и пожалел о содеянном. Незадолго до смерти он пригласил епископов в Рим в феврале 1939 года, чтобы обратиться к ним со своим последним посланием.

Точное содержание этого обращения, в котором он якобы высказывал намерение противостоять расизму и антисемитизму, никому не известно. За день до запланированного обращения Пий XI скончался.

Его преемник кардинал Эудженио Пачелли, впоследствии — Пий XII, преследуя интересы Муссолини, сделал все, чтобы уничтожить уже напечатанную для епископов речь почившего Папы.

Даже так называемая «отложенная» энциклика Пия XI «Humani generis Unitas» долгое время не публиковалась. В ней Пий XI критиковал идею о том, что порядочный христианин мог бы стать расистом, и требовал прекращения преследования евреев. Лишь спустя 20 лет, через четыре месяца после смерти Пия XII, Папа Римский Иоанн XXIII поделился отрывками из энциклики.

— Тем не менее в марте 1937 года Пий XI опубликовал энциклику «С глубокой тревогой». В этом послании он говорит о притеснении церкви в Германском рейхе, а также критикует политику и идеологию национал-социализма.

— Папу Римского все больше беспокоил тот факт, что нацисты ограничивали влияние католической церкви в школах. Немецкие архиепископы призывали Папу к тому, чтобы он высказался против сложившегося положения. Он так и сделал — но не затем, чтобы осудить фашизм, а из-за дискриминации церкви, а также потому что Гитлер не выполнял договоренностей имперского конкордата 1933 года.

— Вот уже много лет длится процесс беатификации папы Римского Пия XII, занимавшего должность государственного секретаря Ватикана, а до того — нунция сначала в Мюнхене, затем в Берлине. Между тем, немецкий драматург Рольф Хоххут обличал его в своей пьесе «Наместник», опубликованной в 1963 году, в упорном замалчивании Холокоста. В пьесе он называет папу Римского преступником.

— Преступником я бы его не назвал, ведь он не нарушал никаких законов. Однако он поступился моральными принципами. Парчелли делал то, что, по его мнению, было лучше всего для церкви. В какой-то момент он решил решать вопросы с нацистами мирным путем, вместо того чтобы добиваться конфронтации. В Италии даже он считал фашизм лучшей политической системой.

— Не кажется ли нелогичным причисление Пия XII к лику святых, подобно убитой в Освенциме и канонизированной в 1998 году Эдит Штайн? Она была монахиней, отрекшейся от иудаизма, уже в 30-е годы предупреждала о нацистской угрозе и в Ватикане приложила все усилия для того, чтобы папа Римский выразил решительное возражение против преследования евреев. Эта просьба Эдит Штайн была отклонена именно кардиналом Пачелли от имени Пия XI.

— Канонизация Пия XII означала бы абсолютно ошибочную оценку его исторической роли. То, что он пытался защитить церковь, — это одно.

Но говорить о том, что он спас жизни миллионам евреев, просто смешно, это звучит даже предательски, учитывая тот факт, что он замалчивал холокост.

Однако, когда солидные ученые-историки пытаются омрачить героический образ Пия XII, рисуемый церковными консерваторами, то право крыло церкви чувствует себя вправе сделать из него святого.

Источник: http://24news.com.ua/24874-slozhnye-otnosheniya-vatikana-i-fashizma/

Фашизм и христианство — они, если честно…

Дмитрий ЖВАНИЯ

Фашист с дубиной, поп с кадилом и крестом, банкир с деньгами — так изображали реакционное трио советские карикатуристы. Совпадал ли этот образ с реальностью? Начнём с того, что банкиры давали деньги как правым, так и левым.

Например, Жан Жорес не наладил бы выпуск газеты «Юманите», если бы его ученик Леон Блюм не взял на это деньги — 800 тысяч франков — у знакомых банкиров. Спонсировали «Юманите» и немецкие банкиры, на которых Жорес вышел с помощь Августа Бебеля. Это только один факт.

А вообще левые никогда и нигде бы не победили, если бы их не финансировала либеральная буржуазия. 

Итальянский историк Ренцо Де Феличе пришёл к мысли, что союз церкви и фашизма представлял собой «брак по расчёту», так как каждая сторона стремилась добиться максимальных преимуществ как внутри Италии, так и на международной арене

А что касается взаимоотношений христианских церквей и крайне правых движений, то они были весьма неоднозначными.

Обычно, ища корни такого сложного явления, как фашизм, исследователи обращаются к идеологии правого католического консерватизма, а именно к писаниям Жозефа де Местра и Луи де Бональда. Есть учёные, которые утверждают, что «фашизм взял на вооружение идеи до 1789 года».

Что находят они фашистского и в идеях католиков-консерваторов? Антропологический пессимизм и апологию неравенства. «Человек слишком плох, чтобы быть свободным», — утверждал де Местр.

Первородный грех всегда будет тяготить человека. Поэтому мечты эпохи Просвещения о создании разумного и свободного общества обречены. Если бы человек был от природы хорош, то он и в самом деле не нуждался бы ни в авторитетах, ни в наказании. Но в действительности он не таков.

«Непостижимое сочетание двух различных и непримиримых сил, чудовищный кентавр, он ощущает себя продуктом какой-то неведомой ошибки, какого-то отвратительного смешения, испортившего человека до самой глубины его существа», — пишет де Местр. И это непостижимое существо живёт в непостижимом мире, во власти «сокровенного и ужасного закона, требующего человеческой крови».

Ледяное дыхание философии Просвещения убивает религию, всякое «изысканное чувство», всякий «возвышенный порыв».

Вольтер, с точки зрения де Местра, поборник упадка и разрушения. «Всё, что наше злополучное столетие называет суеверием, фанатизмом, нетерпимостью и т.д., было необходимой составной частью величия Франции», — утверждает де Местр.

 Хранители важнейших истин — аристократия и духовенство; и они правильно поступали, защищая эти истины с помощью инквизиции, ибо без связующего авторитета бытие превращается в ничто. В Великой французской революции Жозеф де Местр видит проявление сатанизма. Ведь что такое дьявол? Это то, что совращает (diabolos).

Читайте также:  Сравнение стоимости жизни в ссср и сша в 1980 году

А революция стремится разрушить самые основы вечного порядка, господство и авторитет бога и исходящий из них авторитет земных властей.

Не менее категоричен Луи де Бональд.

Бог для него — источник всех сил природы, единственный суверен, от которого исходит всякая власть: «Уберите Бога из этого мира, и единственным обоснованием обязанности остается насилие, потому что иного притязания на власть больше нет». А что касается атеистов, то они «сначала отрицают причину, а затем следствие, отрицают Вселенную, отрицают Бога, отрицают самих себя».

Перед нами — выражение, как бы сказали коммунисты, крайней реакции. И де Местр, и Бональд начисто отрицают 1789 года.

Но фашизм ли это в зародыше?  «Это Гоббс и Руссо предложили “сделать из двух голов орла одну голову”, подготовив этим секуляризированную теократию, то есть “тоталитаризм”. Де Местр — реакционер.

Но в сверкающем разнообразии его личности и его мышления скрыты in nuce (в зародыше) некоторые из новейших тенденций развития, которые могут заключаться в этом чересчур упрощённом представлении», — считает немецкий исследователь Эрнст Нольте.

Отец итальянского фашизма в «Доктрине фашизма» писал чётко и ясно: «Фашистское отрицание социализма, демократии, либерализма не даёт, однако, права думать, что фашизм желает отодвинуть мир ко времени до 1789 года, который считается началом либерального века. Нет возврата к прошлому! Фашистская доктрина не избирала своим пророком де Местра.

Монархический абсолютизм отжил своё, и также, пожалуй всякая теократия. Как отжили свой век феодальные привилегии и разделение на “замкнутые”, не сообщающиеся друг с другом касты». Фашизм — это революция справа, которая потрясает общество не в меньшей степени, чем левая революция.

Фашисты заявляют о необходимости смены выродившейся элиты закалённой в боях контрэлитой.

Одновременно фашизм претендует на создание новой религии, отдавая старой религии в лучшем случае дань уважения. «Фашизм — концепция религиозная; в ней человек рассматривается в его имманентном отношении к высшему закону, к объективной Воле, которая превышает отдельного индивида делает его сознательным участником духовного общения», — читаем мы в «Доктрине фашизма».

Бенито Муссолини, ещё будучи членом Социалистической партии, неоднократно высказывался и против церкви, и против религии.

В 1904-м в брошюре «Человек и божество» Муссолини писал: «Религия с точки зрения науки — это нелепость, на практике — это безнравственность, для людей — это болезнь… Священники всех религий одинаково вредны».

В 1909-м в газете L’Awenire del lavoratore («Будущее трудящихся») Муссолини не стеснялся в выражениях тоже: «Римская церковь — огромный труп, сохранившийся из-за плохого доступа воздуха».

Во время войны, уже будучи за бортом Соцпартии, Муссолини вспоминает о существовании «римского вопроса», но лишь для того, чтобы иметь повод обвинить Ватикан в сношениях с центральными державами и в кознях против Италии.

«Римский вопрос решён, — восклицал Муссолини. — Только сумасшедшие могут мечтать заставить нас вновь им заниматься. Сумасшедших надо одевать в смирительные рубашки.

Итальянцы приготовят их в достаточном количестве, и они послужат для клерикалов в Италии и для их друзей в Германии».

После окончания войны Муссолини предполагал сделать антиклерикализм одним из программных принципов фашистского движения.

В программе, принятой фашистами в марте 1919 года на миланской площади Святой гробницы, формулировка по проблеме отношения к церкви звучала так: «Изъятие всех имуществ у религиозных конгрегаций и отмена расходов на содержание епископского стола (mense vescovile), которые представляют собой колоссальный пассив в бюджете нации и привилегию немногих». На выборы фашисты по настоянию Муссолини шли с требованием «конфискации церковных имуществ для передачи их благотворительным учреждениям, управляемым мирянами».

Однако, будучи популистом и очень желая власти, Муссолини понимал, что в такой стране, как Италия, с католической церковью лучше поддерживать добрые отношения.

Уже с лета 1920 года выступления фашистских лидеров, в том числе самого Муссолини, теряют антиклерикальный оттенок.

В октябре 1920 года Муссолини писал: «Наше повстанческое движение не будет ни антирелигиозным, ни даже антиклерикальным и… Ватикан будет нами почитаться как всемирный религиозный центр».

Эти идеи он развил в речи, произнесённой им в Палате депутатов 21 июня 1921 года.

«Фашизм не проповедует и не исповедует антиклерикализм… Я утверждаю, что исконно латинские традиции и традиции Римской империи выражает ныне католицизм… Вот почему я выдвигаю следующее предложение: если Ватикан окончательно откажется от мечты о светской власти, а мне кажется, что он находится на пути к этому, то мирской, светской Италии следует предоставить Ватикану материальные средства для школ, церквей, больниц и т.д. Ведь распространение католицизма во всём мире и тот факт, что число людей во всех концах света, обращающих свои взоры к Риму, достигает 400 миллионов человек, вызывает большой интерес и чувство гордости у нас, итальянцев», — будущий дуче заявил.

Однако на эти примирительные заявления Муссолини не остановили фашистское насилие против католических активистов и организаций. 7 декабря 1922 года Римский совет Католической молодёжи направил в Министерство внутренних дел документ с перечислением случаев нападений  сквадристов на католиков.

Они имели место в Вальмонтоне, Бассиано, Монце, Арнетта и других городах и местечках. Всего фашисты совершили на католиков 172 нападения, учинили 46 погромов, что обернулось 16 смертями и 36 ранеными.

Отношения между фашистским движением и католической Народной партией, которая, как и фашистская партия, появилась на свет в 1919-м, складывались весьма непросто. Они были жёсткими оппонентами.

После похода фашистов на Рим, когда они пришли к власти, католические «народники» прямо заявляли, что будут бороться с фашистским режимом.

«Мы призваны бороться со светским пантеистическим либерально-демократическим государством, мы также боремся с государством, основанным на абсолютном этическом принципе пантеистического национализма, обожествляющим нацию, ибо нет принципиальных различий между либерально-демократическим и националистическим государством», — утверждал Луиджи Стурцо, священник и один из лидеров Итальянской народной партии. в 1924-м он эмигрировал из Италии.

Другой лидер «народников», Альчиде Де Гаспери, считал даже, что «итальянский фашизм — плод либерализма».

«Это уникальное явление в Европе после дарования конституций. Фашизм — это не одна только диктатура, это сотни диктатур по количеству фашистских главарей, окопавшихся на территории всего государства и подчинивших себе префектов, субпрефектов, мэров городов, — объяснял он.

— Это подчинение фашизму не только парламента, но и всех государственных административных органов. Это не только уничтожение тех или иных свобод — свободы собраний, печати и др.

но и сам дух распространившегося повсюду насилия, проводником которого является фашистская милиция, своего рода армия победителей, контролирующая сплошь всю страну. Дух насилия искореняет самый смысл свободы и равенства всех граждан перед лицом закона».

За выступления против фашизма Де Гаспери отбыл 16-месячное тюремное заключение. С 1931 года работал в Ватиканской библиотеке, а в 1943-м приступил к созданию Христианско-демократической партии.

В 1926 году в Италии была введена однопартийность. Соответственно Итальянская народная партия оказалась под запретом.

Фашистское государство всё же нашло компромисс с Ватиканом, который 11 февраля 1929 года, в день праздника Мадонны Лурдской, был закреплён Латеранскими соглашениями.

Интересно, что камнем преткновения был брачный вопрос. Ватикан настаивал на признании за церковным браком той же юридической силы, что и за гражданским. Муссолини долго не желал принимать эти условия.

20 января 1929 года он писал королю Виктору-Эммануилу: «Не скрою от Вашего величества, что самое важное препятствие для заключения Конкордата — это статья, касающаяся брака. Здесь государство намного отступает и как бы становится посторонним в отношении такого важнейшего дела, каким является создание и жизнь семьи.

С другой стороны, кажется, что Святой Престол делает из этого предмета всепоглощающий вопрос, от решения которого зависит все остальное?»

Договор признавал католицизм «единственной государственной религией» Италии (ст. 1); светский суверенитет Святого Престола, включая международные дела (ст.

2); предусматривает формальное признание за Ватиканом статуса суверенной территории, управляемой Святым Престолом, формально именуя Ватикан — Городом Ватикан (Citta del Vaticano), границы которого определяются планом, приложенным к договору (ст. 3).

Ряд статей регулирует административные вопросы, положение о специальном гражданстве для подданных Святого Престола, дипломатическом корпусе при Святом Престоле и т. д. Соглашения были названы «Латеранскими» по имени дворца, где они были подписаны.

Итальянский историк Ренцо Де Феличе пришёл к мысли, что союз церкви и фашизма представлял собой «брак по расчёту», так как каждая сторона стремилась добиться максимальных преимуществ как внутри Италии, так и на международной арене.

Исследуя роль церкви и католических организаций в период фашизма, Де Феличе сделал вывод, что им удалось избежать фашизации.

Уже с начала 30-х годов церковь вступила на путь концентрации сил, что позволило ей оказаться во всеоружии, а католическим организациям занять доминирующее положение в стране, когда фашистским режим рухнул.

Пойдя на компромисс с фашистским режимом в Италии, Католическая церковь критиковала его идеологию.

«Кто возводит расу, или народ, или государство, или частную форму государства, или власть имущих, или иную какую-либо фундаментальную ценность человеческого общества, — как бы необходимы и почётны ни были их функции в мирских делах, — кто возводит эти понятия превыше принадлежащего им достоинства и обожествляет их до степени идолопоклонства, тот искажает и извращает мировой порядок, замышленный и сотворённый Богом», — написано в энциклике Папы Римского Пия XI Mit brennender Sorge  от 1937 года.

Не могло понравится фашистам и то, что Папа Пий XI заявил во время конфликта с ультраправым «Французским действием»: «Католикам не дозволяется активно присоединяться к школе тех, кто ставит интересы партии выше религии и заставляет ее служить этим интересам».

Католический мыслитель Жорж Бернанос, который участвовал в деятельности «Французского действия», но вышел из него из-за конфликта с Шарлем Моррасом, идеологом организации, очень резко написал, почему для католика фашизм не приемлем: «Если правда, что Мифы современного мира противоречат разуму, то самым прожорливым из этих животных является, безусловно, Государство. Я говорю о Мифе Государства. Дело в том, что когда Государство становится Богом, оно становится неспособным по-человечески делать свою работу, оно прячется за своим Мифом, как африканский король за колдуном. Именно правящие классы, и в первую очередь буржуазия, всей своей властью способствовали появлению этого Мифа о Государстве. Государство скрывалось Колдуном, класс собственников — за государством-Колдуном… В обществе, где огонь религиозной спекуляции в XV и XVI веках не смог уничтожить если не христианскую традицию, то по меньшей мере христианское чувство, Государство с абсолютной неизбежностью становится Богом, а капитал — его пророком. Религии капитала и Государства родились в один и тот же день».

А что касается фашистов, то они находились в поиске своей собственной мистики. Наиболее последовательно этим занимались студенты и молодые преподаватели Миланского университета.

Возглавлял их Никколо Джани (1909-1941) — директор Школы фашистской мистики, которая работала в Милане в 1930-1943 годы.

«Мы подчёркиваем, что фашизм требует своих апостолов, которые должны с открытым сердцем приблизиться к пониманию его красоты и постичь высоту той миссии, что провидение возложило на Дуче», — писал Никколо Джани.

Продолжение следует

Источник: https://www.sensusnovus.ru/featured/2015/12/05/22237.html

Ссылка на основную публикацию