Как разоблачить шпиона

Как разоблачить шпиона? Внимательнее присматривайтесь к знакомым!

Всего лишь два-три поколения до нас совершенно обычным делом было в одно прекрасное утро узнать, что человек, с которым мы встречались каждый день и которого знали с наилучшей стороны, арестован как опасный шпион и враг народа.

Как же так? Всё это время, здороваясь с нами, мило улыбаясь и шутя, угощая нас конфетами, в то же самое время втайне он занимался страшными делами, готовил немыслимые злодеяния — взрыв военного завода или убийство народного комиссара?! Конечно, подобные слухи соответствовали атмосфере истерии, нагнетавшейся тогда в массах, но порой — и достаточно нередко — имели под собой почву.

Интересен разговор школьников из книжки «Алые перья стрел». Сидя за дополнительными заданиями, на которые их оставила после уроков учительница-немка, они от обиды перемывали ей кости.

Один из мальчишек высказался, что, возможно, она вражеская шпионка.

На робкое возражение товарища, что их старенькая добрая Адель Францевна вовсе не похожа на шпионку, он сердито сказал: «Ты дурак! Если бы шпионы были похожи на шпионов — их бы сразу всех переловили!»

Что и говорить, в телефильме «Мы везём с собой кота», когда арестовали самую добрую нянечку в туберкулёзной больнице, которую любили все дети, и прошёл слух, что она якобы шпионка, — это никого не удивило! Здесь мы можем сделать первый вывод — шпион с виду вовсе не похож на злодея, кажется добрым, симпатичным, в общем — белым, пушистым и совершенно безвредным.

Различные государства нередко засылали в нашу страну агентов своих разведок, а также внедряли резидентов в те круги, где их было крайне трудно обнаружить, а сами они вместе с тем имели возможность собирать информацию и передавать её связным.

Резидент имел надёжную легенду, абсолютно чистый паспорт. Как правило, по месту жительства и работы его знали не один десяток лет, причём как исключительно приятного человека.

Сам он прекрасно был осведомлён о делах всех своих знакомых, сослуживцев и соседей, что было для него полезно.

Зоя Александровна Воскресенская, имевшая большой опыт работы в разведке, на страницах своего романа «Девочка в бурном море» поведала нам историю «дедушки Питера» — искусного часового мастера, всю жизнь прожившего в приморском шотландском городке.

Он был любимцем всех жителей городка, его знали все моряки, которым он недорого, но отменно чинил часы. Также он часто давал приют загулявшим матросам и ссужал им деньги в долг, не особо настойчиво напоминая о возврате.

За долгие годы он собрал всю информацию о проходах через заграждения к военно-морской базе в Скапа-Флоу и как-то средь бела дня устремился на берег моря, где его уже поджидала германская подлодка.

Напоследок он успел уничтожить свою уникальную коллекцию часов — в маленьком городке его ничто уже больше не держало. Затем подлодка подошла прямо к базе и с лёгкостью уничтожила её.

Представляете, как легко проглядеть опасного врага прямо у себя под носом?

В фантастической повести Аркадия Адамова «Тайна двух океанов» вредитель-диверсант оказался прямо в экипаже новейшей секретной советской подлодки. Причём он занимал там должность техника-радиста, что облегчало его задачу.

Несмотря на то, что он допустил несколько косяков (например, засветил при очередной подводной вылазке свой шпионский инвентарь), заподозрили его слишком поздно, а обнаружили, когда вообще уже ничего нельзя было сделать. Ему удалось взорвать двигатель подлодки, и не погибла она лишь потому, что имела большой запас прочности. А ремонт её под водой был большим подвигом экипажа.

Также шпиону удалось вернуться и убить одного из членов экипажа (он вскрыл под водой его скафандр и тот был буквально разрезан хлынувшей внутрь под большим давлением струёй воды).

В фильме, снятом по этому популярному среди советских детей произведению, добавили подробностей подводных сражений, а также объяснили, как враг создал себе легенду — он убил своего брата, настоящего офицера экипажа подлодки, а затем поменялся с ним одеждой и выдал себя за него.

Для убийства он отвлёк его внимание — пригласил в цирк, где работал воздушным гимнастом, и попросил осмотреть конструкцию трапеции на предмет возможности её доработки.

То, что шпион был опытным циркачом, делало его ещё более опасным — он мог проявить головокружительную ловкость, например, в случае побега.

Из других литературных примеров стоит назвать непревзойдённого мастера маскировки Джима Боливара Ди Гриза, известного как Стальная Крыса. Конечно, он на полную использовал достижения далёкого будущего, в котором проворачивал свои махинации, но многие его приёмы с успехом реализуются на практике и нашими современниками.

На его опыте мы можем убедиться, что изменять свой вид до полной неузнаваемости не обязательно — достаточно лишь поменять яркие, бросающиеся в глаза детали. Это уже поможет на мгновение отвлечь внимание охраны, выиграть секунды, а то и минуты, что для хорошего шпиона и диверсанта является достаточным решающим фактором.

Шпион часто использует костюм с накладной имитацией полного телосложения, характерного для пожилых людей, накладную лысину или маску. Эту маскировку он может за одну секунду снять.

Знаменитая авантюристка Джейн Четыре Квадрата похитила знаменитую картину художника Ромни, прикинувшись школьницей. Она обманула бдительность охранников галереи, находившейся в особняке лондонского банкира, пропустив вперёд себя старика в громоздкой одежде.

Выходя из зала, он нарочно споткнулся, уронил трость, и пока охранники поддерживали его под руки, авантюристка вырезала картину, приколола её к шторе, после чего быстро подняла штору. Никому и не пришло в голову опустить штору.

Банкиру пришлось по требованию отчаянной девчонки перечислить деньги на счёт одного из приютов, после чего она просто послала ему письмо, содержавшее единственную строку: «Опусти штору, болван!»

Нередко у шпиона бывает напарник, который сам нарочно вызывает подозрение всем своим видом и поведением, но ничего определенного не предпринимает.

Его единственная задача — отвлекать на себя внимание и направлять преследование по ложному пути, пока его старший товарищ проворачивает своё тёмное дело.

Этим нередко пользуются отрицательные персонажи произведений Акунина, и эта тактика всяких нехороших личностей действительно была распространена на рубеже позапрошлого и прошлого веков — тогдашние злонамеренные лица предпочитали работать тихо и в тени.

Впрочем, к середине прошлого столетия они уже не стеснялись совершать диверсии и убийства в людных местах среди бела дня. Так, в начале 30-х годов осведомителем НКВД по Москве был некий Штайгель — прообраз барона Майгеля из «Мастера и Маргариты». Он занимался сбором информации в дипломатических кругах, часто появлялся на приёмах в посольствах и имел множество знакомств среди иностранцев.

В какой-то момент он засветился и стал опасен для работы нашей разведки. Его решили убрать. Сделал это другой агент прямо на очередном приёме.

Он убил Штайгеля с расстояния в несколько шагов, воспользовавшись одним из первых образцов бесшумного оружия. Свидетели не сразу поняли, что произошло.

И началась практика применения стреляющих тростей, зонтов, авторучек — вплоть до сюжета фильма «Укол зонтиком».

Продолжение следует.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/61629/

Ловушка для шпиона. Как вычислить «засланца»?

Вычислить шпиона очень непросто,

но если у вас появилось хоть малейшее подозрение в адрес работника,

немедленно усильте контроль!

Шпионов ловят не только в государственных структурах, но и в самых обычных коммерческих компаниях Эксперты советуют постоянно быть начеку и рассказывают, как вычислить «засланца».«Я недавно устроилась на работу и столкнулась с удивительной вещью, — рассказывает личный помощник руководителя Мария Антонова.

— Один из начальников, отвечающих за развитие компании, подал заявление об уходе. Моя коллега по секрету рассказала мне, что это увольнение — фиктивное. Начальник специально увольняется из фирмы, чтобы устроиться к конкурентам и выведать у них профессиональные секреты.

Я смутно понимаю, что именно он собирается делать на новом месте, только знаю, что все это тщательно спланированное мероприятие, и наше руководство в курсе истории». То, что промышленным шпионажем занимаются только крупные компании, — одно из самых распространенных заблуждений.

У любой организации есть свои конкуренты, а значит, каждая из них когда-нибудь может стать жертвой нечистоплотных действий соперника.

Эксперты считают, что распознать шпиона бывает сложно.

«Сотрудник-разведчик будет вести себя в высшей степени аккуратно: сложно представить себе новичка, который в первый же вечер начнет прилюдно копировать все важные документы организации», — комментирует заместитель генерального директора компании «Велес Персонал» Марина Миронова. Но иногда излишняя подозрительность может помочь вывести лгуна на чистую воду. Для этого достаточно присмотреться к сотруднику немного внимательнее.

Он интересуется не только своей работой

Совершенно логично, что такого работника волнует то, что не связано напрямую с его профессиональной деятельностью. Он задает много вопросов, выбирая для этого, как правило, неформальную обстановку: перекуры, обеды, корпоративные мероприятия. Конечно, излишнюю любознательность сотрудника можно списать на характер.

К тому же если работник занимает руководящую позицию, ему по долгу службы приходится выходить за рамки своего круга задач: он должен понимать специфику взаимодействия подразделений, основные принципы их работы, проблемы и достижения фирмы.

Однако если любопытство работника не ослабевает, а вопросы, задаваемые им, все меньше и меньше относятся к сути дела — самое время задуматься и усилить контроль над новичком.

Он только что уволился из конкурирующей компании

Любого рекрутера интересуют мотивы, побудившие сотрудника уйти с предыдущего места работы. Особое недоверие вызывают высококвалифицированные профессионалы, которым, казалось бы, на прошлом месте должны были быть созданы все необходимые условия для развития.

Впрочем, придумать вполне логичное объяснение может каждый, а желание заполучить себе ценный кадр оказывается сильнее инстинкта самосохранения.

Руководителя должен насторожить тот факт, что сотрудник сразу же после увольнения желает устроиться в конкурирующую компанию.

Этому тоже можно найти объяснение, но гораздо большее доверие вызовет сотрудник, успевший проработать какое-то время в другой организации или находившийся некоторое время безработным, — это говорит о его принципиальности и избирательности.

Он никого к себе не подпускает

«Человек, не нацеленный на длительную работу в компании, по-другому строит свои планы на ближайшее время: он не стремится налаживать контакты с окружающими, так как в этом нет смысла, — говорит Марина Миронова. — Он боится раскрыться перед своими коллегами, старается избегать сближений и привязанностей. Обычно между ним и сослуживцами устанавливаются чисто формальные отношения. Он держит дистанцию, избегает рассказов о себе».

Настоящий шпион ведет себя трезво и собранно в любой ситуации и на корпоративных мероприятиях никогда не позволит себе лишнего, зато обязательно воспользуется приподнятым настроением своих коллег, чтобы уточнить или выведать необходимую информацию.

Он слишком хочет понравиться

Не все шпионы одинаковы, и многие из них, напротив, стремятся задружиться с коллективом для того, чтобы не вызвать лишних подозрений. Некоторым это удается, другие же, оказавшись «на задании» впервые, напротив, выставляют себя неумелыми манипуляторами.

«К нам в компанию устроился молодой человек, — рассказывает бухгалтер Светлана Домогарова. — Так уж случилось, что у нас работает много женщин, так что все они дико обрадовались потенциальному жениху. Тот сразу же взял их в оборот: комплименты каждый день, „лишние билетики“ в театр, цветы по праздникам от себя лично.

И это несмотря на то, что работал он вообще в другом отделе! Через два месяца он испарился из компании, как будто его и не было. Оказалось, его послала другая фирма, он должен был выяснить состояние дел нашей организации. Дела у нас сейчас шли неважно, так что конкуренты решили нас прикончить и наслали налоговую.

После всех этих перипетий руководству пришлось серьезно сократить штат и урезать зарплату».

Он задерживается допоздна

Вряд ли шпион будет возиться с документами на глазах у всего коллектива — ему необходимо избавиться от свидетелей. Поэтому частые задержки на работе без видимых для того причин должны как минимум заинтересовать руководителя.

«Конечно, не существует однозначных ответов на вопрос, как понять, что человек обманывает компанию, — считает Марина Миронова.

— Однако некоторые признаки в совокупности могут свидетельствовать о том, что вы приняли в свои ряды „засланца“. Если у вас возникли подобные соображения, приглядитесь к человеку повнимательнее. Ни одна уважающая себя компания не подпустит к секретным данным человека, который себя не зарекомендовал.

Для этого необходимо проверить сотрудника и переждать два-три месяца перед тем, как открывать ему значимую информацию».

Карьерный совет дня

Следите за новичком

Если вы подозреваете работника в шпионаже, попробуйте найти доказательства. Наведите справки о фирме, из которой он уволился, — быть может, они уже и ранее занимались «разведывательной» деятельностью.

Наталья Чудова

trud.ru

Источник: http://www.ekb-security.ru/news/1873-2011-02-17-19-16-03.html

Раскрыт предатель, сдавший российских шпионов в США

Спецслужбам США удалось арестовать российских агентов, потому что их предал высокопоставленный сотрудник Внешней разведки России.

Российская пресса опубликовала имя предателя, который выдал американцам 11 российских агентов в США — 10 из них были депортированы, еще одному, задержанному на Кипре, удалось бежать.

Газета «КоммерсантЪ» по итогам собственного журналистского расследования заявила, что предатель — полковник Щербаков, который долгое время работал в Службе внешней разведки (СВР) начальником американского отдела управления «С», занимающегося работой с нелегалами.

Читайте также:  «москва будущего» — диафильм о генеральном плане развития москвы (1977)

Сейчас расследование грандиозного провала СВР проводит целый ряд силовых ведомств, в том числе и ФСБ. По данным источников издания, по делу проходит «множество бывших и действующих сотрудников СВР».

Группа российских шпионов была арестована в США в конце июня. В июле их обменяли в венском аэропорту на четырех россиян, осужденных ранее в РФ за шпионаж.

Москва не скрывала, что российско-американский шпионский скандал стал результатом предательства. Премьер-министр Владимир Путин во время встречи с разоблаченными и высланными из США агентами заявил: «Это результат предательства, а предатели всегда плохо заканчивают, они заканчивают, как правило, либо от пьянки, или от наркотиков, под забором».

Однако до сих пор виновник инцидента назван не был. Собственное расследование провели журналисты, которые и выявили: о том, что полковник Щербаков — предатель, в СВР могли бы понять заранее.

Однако в российской разведке выпустили из виду тот факт, что дочь Щербакова давно живет в США. «Странно, почему никто не озаботился тем, что у человека на такой должности есть родня за рубежом. Это лишь один из многих вопросов в этом деле, которое интересует следствие», — рассказал разведчик, знакомый с ходом расследования.

В СВР ничего не заподозрили, даже когда Щербаков отказался от повышения по службе, которое предлагалось ему примерно за год до шпионского скандала. Пожалуй, Щербаков решил таким образом избежать необходимой в случае повышения проверки на детекторе лжи. То есть, он уже тогда активно сотрудничал с американскими спецслужбами.

Сын Щербакова, который работал в другом ведомстве — Госнаркоконтроль, спешно покинул Россию, улетев в Америку незадолго до разоблачения российских агентов.

Сам предатель бежал из России всего за три дня до июньского визита президента России Дмитрия Медведева в США.

«После этого американцы, опасаясь, что мы, заподозрив измену, начнем вытаскивать из США своих нелегалов, стали их арестовывать. Это поставило Белый дом в крайне неловкое положение и заставило понервничать: ведь никто не хотел усложнять первый визит Медведева в Штаты», — рассказал источник в российских госструктурах.

Источники в российских спецслужбах утверждают, что предательство Щербакова стало беспрецедентным по масштабу причиненного ущерба.

Он сдал американцам одного из ценнейших агентов российской разведки, 65-летнего Героя Советского Союза Михаила Васенкова, также известного как фотограф Хуан Лазаро.

Под видом модного фотографа Хуан Лазаро объездил всю Латинскую Америку, попутно обрастая знакомствами среди политиков и бизнесменов. Впоследствии его друзья и знакомые использовались советскими, а затем и российскими спецслужбами не только для получения информации, но и как агенты влияния.

Жена российского разведчика Вики Пелаез была влиятельной журналисткой испаноязычной газеты El Diario, а среди знакомых самого Михаила Васенкова были высокопоставленные функционеры из левого крыла Демократической партии США. За успешную работу ему еще в 1980-е годы секретным указом руководства СССР было присвоено звание Героя. Незадолго до ареста Михаилу Васенкову было присвоено звание генерала.

«Это профессионал высокого класса, ему однажды удалось даже добыть расписание зарубежных визитов президента США на несколько лет вперед», — рассказали источники. И американцы, уверены они, никогда бы не узнали о деятельности Васенкова, если бы не измена.

Источник: https://ru.tsn.ua/svit/razoblachen-predatel-sdavshiy-rossiyskih-shpionov-v-ssha.html

Как распознать «шпиона»

С темой промышленного или корпоративного шпионажа во всём мире сталкиваются довольно часто. Совсем недавно российские СМИ заговорили о скандале в «Лаборатории Касперского», где один из сотрудников выложил в интернет часть исходного кода программного продукта. Мы решили разобраться, можно ли предотвратить подобные случаи и на что обращают внимание специалисты, когда выявляют «шпионов». 

В первую очередь, нужно обращать внимание на новых людей: иногда их засылают в компании специально.

Такие «засланные казачки» могут поработать некоторое время, потусоваться в курилках, походить в столовую, чтобы подружиться с большим количеством людей и собрать нужную информацию, полагает ведущий российский профайлер и полиграфолог, автор нескольких методик по выявлению лжи и прогнозированию поведения, президент Научно-исследовательского центра корпоративной безопасности Анна Кулик.

Важно, чтобы в компании за внутрикорпоративными конфликтами следили профессионалы. Это может помочь вовремя выявить «серого кардинала» и так называемого антилидера. Не всегда это сам шпион, но если в компании есть «засланный казачок», то он обязательно постарается с ним «подружиться». Потому что в промышленном шпионаже не всегда действуют напрямую, иногда это действия исподтишка. 

Так называемая «карта слухов» – это старый дедовский метод, который обычно использует служба безопасности. Они смотрят, кто с кем дружит, у кого с кем конфликт, какие слухи обсуждают за обедом или в курилке.

Всё это фиксируется и кладется, как говорится, «в стол».

Кто-то посплетничал, кто-то закатил скандал начальнику, кто-то был замечен в дурных привычках, таких как игромания, склонность к чрезмерным и не по зарплате тратам – все это берется на карандаш, говорит аналитик.

В случае утечек очерчивается круг людей, обладавших данной или специфической информацией или имевших к ней доступ.

Дальше соответствующий отдел компании «поднимает» все инциденты с участием подозрительных личностей, подпадающих под мотив, проводит с ними беседы, задает вопросы.

Возможны собеседования на лояльность с целью выяснить, кто доволен работой, а кто нет. Это помогает узнать много дополнительной информации, а порой и использовать ее для предотвращения новых инцидентов. 

«В случае виновности такие люди во время беседы при переходе к «проверочной теме» начинают вести себя странно. Они скованы больше чем обычно.

 Даже если беседа ведется дипломатично, принимают зажатые позы, пристально наблюдают за интервьюером, прислушиваются к каждому вопросу, как бы ожидая опасности, подхватывают каждое слово, выдерживают слишком длинные паузы при ответе даже на простые вопросы или задают уточняющие вопросы там, где и так все понятно.

Помимо этого сотрудник, который выступает в роли профайлера, смотрит на синхронность мимики и жестов с тем, что говорится. Если слова человека противоречат его движениям, это показательно, и должно заставлять задуматься, не лукавит ли собеседник», – объясняет специалист. 

Несинхронность и прочая симптоматика по факту собираются вместе. Чем больше совпадений у конкретного человека, тем больше вероятности того, что именно он – та персона, которая может быть замешана в нарушении, говорит Кулик.

Дальше у такого «подозреваемого» часто просят объяснительную, предложив сначала написать от руки какую-то нейтральную часть вроде своих ФИО и должности, где врать смысла нет. Специалисты сопоставляют почерк разных частей «сочинения».

Эксперт отмечает, что в зависимости от отношения к написанному, почерк может сильно отличаться, особенно в мелких, заметных лишь специалисту деталях. Весь этот комплекс нюансов анализируется и практически безошибочно указывает на виновника тех или иных корпоративных проблем. 

Бывает, что сотрудники, сознательно решившие поделиться корпоративными секретами, но не обладающие опытом таких афер, не заморачиваются вопросами конспирации и вещают всё конкурентам прямо со своего служебного эмейла. «Иногда помогает анализ электронных устройств, но для этого люди должны работать именно на корпоративной технике.

Если сотрудник хранит все на личном устройстве, он вправе не давать его на исследования», – говорит Анна Кулик. Помогают и видеокамеры: с их помощью можно установить сотрудников, которые, например, фотографируют на телефон какие-то служебные документы с экрана монитора.

Распечатывать эти документы на принтере в офисе рискованно, остаётся слишком много следов, а сфотографировать некоторым кажется делом вполне безопасным.

Засланный человек, опытный в промышленном шпионаже, постарается действовать осторожно и не попасть на камеру за столь подозрительным занятием. Например, он может подложить под монитор пару книжек, чтобы он стал выше, сам делает вид, что «чатится» с кем-то в телефоне, а на самом деле незаметно фотографирует открытые в компьютере файлы.

Технические возможности позволяют вычислить откуда слита информация даже в том случае, если человек удалил со своих устройств все папки. С электронного устройства ничто бесследно не удаляется.

Тем не менее, если никаких прямых доказательств вины подозреваемого ни на камерах наблюдения, ни на электронных устройствах не обнаружено, для профайлеров это тоже может являться показателем уровня подготовки человека. 

Отдельно Анна Кулик отмечает такое современное явление для промышленного шпионажа, как фишинг. В компанию отправляется письмо, которое хорошо стилизовано под банковские или государственные услуги, сообщение от коллеги, партнера и т.п.

с несколько измененным адресом электронного ящика. Если открыть ссылку или документ, присланные с целью фишинга, то они, как правило, не открываются.

Человек об этом благополучно забывает, не предупреждая ни информационную службу, ни службу безопасности, а к нему в компьютер попадает неприятный «жучок». 

«У нас был кейс, – рассказывает Анна Кулик, – трое учредителей обсуждали инновационную тему в переговорной комнате, с заглушками и со всеми техническими средствами защиты от слива информации, общались они через защищенную корпоративную почту. Но в итоге информация все равно попала к конкурентам. Сначала они хотели искать виновного из троих, но логично было предположить, что никому из них данная утечка была не нужна.

Проверили помещение на предмет прослушки – ничего нет. Тогда начали проверять корпоративную почту. Нашли стилизованное письмо из банка. Оказалось, что накануне один из учредителей взял кредит в банке на свои личные нужды и указал корпоративную почту.

И ему шпионы отправили письмо якобы от банка, в котором написали, что изменены условия сделки. Он на эмоциях (а на эмоциях снижается критичность) перешел по ссылке, там вроде ничего не произошло, он про это благополучно забыл.

А в его ноутбук попал «жучок», который отслеживал и передавал всю переписку». 

Нужно учить сотрудников быть внимательными с письмами, прежде чем переходить по какой-нибудь ссылке или открывать документ – проверить точно ли его отправил ваш адресант, – советует профайлер.

Так или иначе, некоторые нюансы подобных расследований известны только экспертам и вряд ли могут быть сымитированы неспециалистом. 

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИПОДПИШИСЬ НА НАС В TELEGRAM

Источник: https://mir24.tv/articles/16294780/kak-raspoznat-shpiona

Разоблаченных шпионов защищают дипломатические паспорта. Вероятно, они помогли и чехам

Около двух лет назад российские спецслужбы разоблачили двух чешских разведчиков, которым пришлось вернуться домой в Чехию. Это не первый и не последний случай. Что обыкновенно происходит при таких обстоятельствах?

Шпионаж — дело рискованное, и все участники это понимают. Как мы узнали несколько дней назад, недавно в этом убедились и чешские шпионы.

Около двух лет назад российские спецслужбы разоблачили двух чешских разведчиков из Института по внешним сношениям и информации (ÚZSI). Это не первый и не последний случай.

Точно так же наша Служба безопасности и информации (BIS) ищет шпионов из России, Китая и некоторых других стран и иногда находит.

Из доклада следует, что оба разоблаченных шпиона вынуждены были вернуться в Чехию. Значит, они работали в Москве или Санкт-Петербурге под дипломатическим прикрытием. То есть, речь не идет об агентах, завербованных из местного российского населения.

Gazeta Wyborcza12.06.2018VG02.05.2018ИноСМИ26.04.2018Süddeutsche Zeitung22.04.2018Все разведывательные службы НАТО отправляют своих офицеров-агентов в Россию, Китай и некоторые другие недемократические страны под дипломатическим прикрытием. Таким образом их защищают от возможного ареста, и, как правило, дело ограничивается высылкой. Случается, что контрразведка принимает решение сразу не задерживать агентов, а следить за ними, чтобы удалось раскрыть их агентов среди местных жителей.

Вынужденный отъезд тоже бывает разным. Иногда он проходит без шумихи, а иногда (если складывается выгодная международная ситуация) об этом пишут на первых полосах газет как о громком скандале.

Судьба местных агентов плачевна

При коммунистическом режиме западные контрразведки легко вычисляли шпионов из стран Варшавского договора по их передвижениям. Профессиональные дипломаты сидели в посольствах, поскольку у них не хватало денег на бары, рестораны и кино.

Разведчики с дипломатическими паспортами ходили в парламент, на разные конференции, приглашали политиков, ученых и бизнесменов пропустить по стаканчику и отобедать. Тут все было ясно. Однако, согласно советской разведывательной доктрине, которой разведчики из Восточного блока должны были придерживаться, менять ничего было нельзя.

Разумеется, есть категория агентов из рядов местных жителей. Они не могут защититься дипломатическим паспортом. Когда контрразведка их вычисляет, то они предстают перед судом.

В Советском Союзе было принято, что если в кругах сотрудников советских спецслужб, ученых или руководителей находили западного агента, его казнили выстрелом в затылок. Но бывали и исключения.

Сегодня Россия не отправляет этих предателей на смерть, а «приберегает» их на случай обмена с западными государствами на собственных разоблаченных шпионов, не имеющих дипломатической защиты.

Как российская контрразведка смогла вычислить двух чешских разведчиков в посольстве? Они тоже могли привлечь к себе внимание каким-нибудь необычным поведением, встречами с подозрительными россиянами. Или основанием могли стать данные прослушки телефонных разговоров посольства или свидетельства арестованных агентов из местных граждан. Вариантов много.

Прослушка любыми средствами

Прослушивание телефонных переговоров посольства — самое малое из того, с чем вынуждены сталкиваться все дипломаты и недипломаты. Кроме того, в их служебных кабинетах и квартирах могут быть установлены и другие средства прослушивания.

После Второй мировой войны советские пионеры подарили американскому послу огромную гравюру государственного знака США, и он повесил ее у себя на стену. Только через несколько лет стало понятно, что там был встроен жучок, который передавал все разговоры.

Сегодня иногда применяется и удаленное прослушивание, когда на расстоянии нескольких сотен метров специальная аппаратура фиксирует вибрацию окон, а затем «переписывает» полученные данные в обыкновенную речь. Против этого существует защита, которая заключается в использовании специальных пленок на окнах, которые препятствуют считываемой вибрации.

Читайте также:  История появления революционного матроса и краснофлотца в московском метро

Когда-то ФБР выразило обеспокоенность в связи с тем, что мэрия Вашингтона дала согласие на строительство нового советскогороссийского посольства на самом высоком холме в городе. Оттуда открывается вид на многие правительственные объекты. Поэтому не оставалось ничего другого, как оснастить окна этих учреждений, выходящих на посольство, такими пленками для безопасности.

В 80-х американским шпионам удавались уникальные вещи. Они узнали, где за Москвой находится узел, связывающий телефоны всех правительственных учреждений и секретариата коммунистической партии.

На этом узле они и установили прослушивающую аппаратуру. Другое прослушивающее устройство они установили при помощи офицера КГБ на телефонном узле под Кремлем.

Потом этого офицера вместе с семьей тайно переправили через Финляндию в США.

Ночные монтеры нападали на посольства

Чехословацкие коммунистические спецслужбы пытались установить прослушивающие жучки в западных посольствах ночью. У американцев и израильтян защита была столь безупречной, что проникнуть к ним не удалось. Однако все чехословацкие граждане, которые работали там на разных должностях, вынуждены были передавать все, что знали, чехословацкой спецслужбе StB.

У России в посольстве и консульствах в Чешской Республике много шпионов. Людей с дипломатическими паспортами там намного больше, чем у других государств сопоставимых размеров. Что касается чешского посольства в Москве, то его штат, напротив, невелик, но несколько офицеров разведки там найдется.

Обмен информацией между союзниками

Государства, которые поддерживают союзные отношения, отправляют в посольства агентов, которые налаживают контакт с местными спецслужбами и сотрудничают с ними в решении общих задач. Так, у ÚZSI, как правило, есть один человек в Вашингтоне, а у ЦРУ — один в Праге. По тому же принципу осуществляются контакты с Великобританией, Францией, Германией и другими странами-членами НАТО.

Ранее уже не раз сообщалось, что служба BIS получила предупреждение от союзной службы о шпионах из России и других стран. ÚZSI также сообщает свои данные коллегам из стран НАТО.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20180723/242798468.html

Разоблачить шпиона: как определить, использует ли студент микронаушники

Давно канули в лету времена, когда студенты готовились к экзамену основательно и серьезно: шили специальные потайные карманы или пояса, писали десятки и даже сотни миниатюрных шпаргалок, разрабатывали систему поиска нужного билета и т.д.

Сегодняшний студенческий мир – это современные технологии, которые отлично помогают в учебе, но не менее хорошо помогают при сдаче экзаменов. Микронаушники – один из вариантов сдать сложный предмет легко и на хорошую оценку.

«Помощь друга» в процессе написания тестов или экзамена стала новым способом передачи информации с момента появления мобильных телефонов. Сейчас проблема стала еще сложнее. Хотя мобильные телефоны часто необходимо оставлять вне аудитории, с помощью качественного микронаушника студенты легко обходят такие преграды.

По сути, это обычная, хоть и дорогая, беспроводная гарнитура, и найти микронаушники в Алмате, Астане или других городах Казахстана сегодня можно без проблем.

Законодательство не позволяет обыскивать студентов, да и как это сделать, если многие микронаушники настолько малы, что их заметить невозможно?

Чтобы облегчить жизнь преподавателям, и усложнить использование подсказок для студентов или учеников, мы предлагаем вам несколько простых способов вычислить таких «шпионов» и разоблачить.

4 способа борьбы с микронаушниками на важных экзаменах

Микронаушники в Астане можно купить нескольких видов. Они отличаются по типу передачи сигнала, по внешнему виду и действию:

  • микронаушник подключается через провод к телефону;
  • беспроводной микронаушник обычного типа;
  • магнитный микронаушник;
  • микронаушник с радиопередачей сигнала.

Итак, основные способы борьбы с таким вариантом «подсказок»:

  1. ввести правило о сдаче мобильных телефонов перед экзаменом. Радиус действия даже самой лучшей фурнитуры – до 10 метров, купить микронаушники более мощные позволит себе не каждый студент. Поэтому простой вариант – собрать телефоны и оставить их в аудитории, которая дальше по коридору, чем на 10 метров от места сдачи. Впрочем, студент может просто сказать, что у него нет мобильного, а проверить это сложно;
  2. наблюдать за работой студентов. Признаков того, что они используют «нелегальные» способы сдачи экзамена, есть много. Так, он должен повторить вслух вопрос из билета, чтобы «друг» по телефону его услышал; он подает сигналы (кашляет, стучит ручкой по парте, шепчет, щелкает пальцами и т.д.); как правило, держит руку у уха (там находится беспроводная гарнитура);
  3. использовать «глушилку». Обычные микронаушники передают сигнал GSM, как и другая гарнитура беспроводная. Поэтому такие «глушилки» действенны в большинстве случаев. Использовать связь может только обладатель рации, а такие устройства и микронаушники купить непросто, да и достаточно дорого. Минус этого варианта – такие «глушилки» можно использовать, только имея соответствующий сертификат;
  4. встать сзади за студентом, и внимательно посмотреть на уши. Обычные микронаушники все-таки заметны, но если студент использует магнитный микронаушник, этот способ не подействует.

Хотя приобретение такой аппаратуры – дело дорогостоящее, часто можно взять микронаушники в Алматы в аренду, на 1-2 дня. Это выгодно и для владельцев устройства, и для студентов. Поэтому на 100% исключить риск использования таких современных приборов, к сожалению, невозможно.

Источник: http://microshop.kz/55-razoblachit-shpiona-kak-opredelit-ispolzuet-li-student-mikronaushniki

Советские разведчики разоблачили американских шпионов в руководстве СССР

В высших эшелонах власти СССР были шпионы, работавшие на зарубежные спецслужбы, утверждает ветеран внешней разведки, генерал Юрий Дроздов. По его словам, был создан особый список, в который вошли члены руководства Советского Союза, заподозренные в нелегальных связях с иностранной разведкой — в первую очередь, американской.

По мнению Дроздова, который более 30 лет проработал в нелегальной разведке и прошел путь от оперативного уполномоченного до начальника управления, именно внедрение шпионов в высшие круги власти позволило Вашингтону узнавать о результатах многих секретных операций. Об этом генерал рассказал в интервью «Российской газете».

«Появились некоторые люди в высших эшелонах власти, которые знать обо всем этом, о наших результатах ни в коем случае не должны», — отмечает разведчик. Сам он рассказывает, что опасался предательства, так как даже агентурные материалы подтверждали присутствие иностранных шпионов в советской власти, пишет РИА «Новости».

В целом, за годы успешной работы в разведке генерал Дроздов не утратил веры в такой способ получения информации. «Потому что всю историю существования мира человек всегда занимался разведкой… И поэтому без разведки, если перечитывать библейские источники, общество жить не может. Разведка нужна в любом государстве.

Что касается нашего государства, то нам она обязательно нужна. Мы же хотим правильно строить наши отношения с миром, двигаться вперед. Для этого обязаны обладать и хорошо оснащенной, всесторонне подготовленной нелегальной разведкой», — пояснил генерал.

На будущее российской разведки он смотрит с оптимизмом, даже в век компьютерных технологий.

«Почему же нам отказываться от того, чем пользуются все мощные державы. Надо иметь полную картину политического ландшафта, прорабатывать будущую стратегию. Разве это возможно без разведки?» — сказал Дроздов.

Напомним, что крупный шпионский скандал разгорелся в конце июня. Тогда из США выслали целую группу российских разведчиков-нелегалов.

Западные СМИ писали о грандиозном упадке разведки в России со времен Советского Союза и вырождении ФСБ, так как за годы шпионажа агенты не смогли добыть стоящих сведений, которых не было бы в открытом доступе в интернете.

Однако бывший директор британской контрразведки Стивен Ландер, возглавлявший MI5 шесть лет вплоть до 2002 года, заявил в августе, что над российскими шпионами рано посмеялись.

В документальной передаче о скандале этого лета он заявил, что сам факт существования сети российских нелегалов — то есть, шпионов, работающих без дипломатического прикрытия, — ни в коей мере не предмет для насмешек.

По его мнению, то, что разоблаченные агенты не выглядят сколько-нибудь опасными и кажутся неудачниками, — это часть захватывающей игры. «Вот почему русские часто преуспевают в шпионском деле: такой образ — это своего рода прикрытие. Они винтики машины, очень профессиональной и грозной», — считает Ландер.

Единственное, что изменилось со времен холодной войны, — это цели шпионов, считают эксперты. Теперь они во многом лежат в экономической плоскости, поскольку современная Россия хочет укрепить свою стратегическую позицию в мире за счет своих энергоресурсов.

Юрий Дроздов — разведчик-ветеран

Юрий Иванович Дроздов родился 19 сентября 1925 года в Минске в семье военнослужащего. В 1944 году закончил 1-е Ленинградское артиллерийское училище, эвакуированное в город Энгельс. Участник Великой Отечественной войны. Войну закончил в Берлине. В 1956 году закончил Военный институт иностранных языков и был переведен в Комитет государственной безопасности.

В августе 1957 году был направлен в Берлин в Аппарат уполномоченного КГБ в качестве оперативного работника. В связи с арестом в США ставшего впоследствии легендарным советского разведчика Рудольфа Абеля принимал участие в операциях разведки по его обмену на американского летчика Гарри Пауэрса.

В 1963 году после завершения служебной командировки в Германию направлен на курсы усовершенствования оперативного состава. В августе 1964 года направлен в долгосрочную командировку в Китай, где находился до 1968 года в качестве резидента внешней разведки органов государственной безопасности.

После работы в Центре в 1975 году был назначен резидентом внешней разведки в Нью-Йорке, где находился до 1979 года под прикрытием заместителя постоянного представителя СССР при ООН. В ноябре 1979 года назначен Начальником управления нелегальной разведки ПГУ КГБ СССР, которое возглавлял до 1991 года. Участник афганских событий.

Инициатор создания и руководитель разведывательно-диверсионного подразделения «Вымпел», предназначенного для проведения операций за пределами СССР в «особый период».

С 1991 года в отставке. Генерал-майор. Награжден множеством орденов, причем имеет правительственные награды ГДР, Польши, Кубы, Афганистана.

Первоисточник:http://newsru.com

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://topwar.ru/1471-sovetskie-razvedchiki-razoblachili-amerikanskix-shpionov-v-rukovodstve-sssr.html

The Daily Beast: Искусство подставы. Секретная инструкция из шпионских архивов КГБ

Обозреватель The Daily Beast Майкл Вайс рассказывает о попавшем к нему в руки документе КГБ, до сих пор не рассекреченном в России и раскрывающем подробности шпионских игр времен холодной войны — как западные спецслужбы обманывали восточных визави, внедряя своих агентов. The Insider предлагает полный перевод статьи. 

В 1973 году бывший сотрудник ЦРУ. работавший в Латинской Америке, явился в резидентуру КГБ в Мехико. То, что он принес с собой, он называл бесценной секретной информацией о «тайных операциях США в Западном полушарии».

Резидент КГБ привык с недоверием относиться к «слишком хорошим, чтобы быть правдой» предложениям от людей с Запада, якобы добровольно решившихся сотрудничать.

В полной уверенности, что ему подбрасывают очевидного двойного агента с «подарками», разработанными в Лэнгли, опытный шпион указал Филипу Эйджи на дверь.

Олег Калугин, в то время начальник контрразведывательной службы в Первом главном управлении КГБ, занимавшемся внешней разведкой, позже рассказывал об этом, не скрывая огорчения: «Тогда Эйджи отправился к кубинцам, которые встретили его с распростертыми объятиями. Кубинцы поделились полученной от него информацией с нами. Когда я сидел в кабинете в Москве и читал рапорты об откровениях Эйджи, то проклинал наших офицеров, которые упустили такое сокровище».

У этого «сокровища», как отмечал Калугин, были «целые кипы» ценной информации о текущих операциях WHE: в том числе имена 250 сотрудников под прикрытием в Западном полушарии. Это была неожиданная удача для советской пропаганды. Эйджи опубликовал книгу под названием «Внутри компании. Дневник ЦРУ», которая в 1975 году стала бестселлером.

В последующие годы Эйджи, к тому времени уже ставшего советским агентом под оперативным псевдонимом Понт, использовали, чтобы раскрыть имена двух тысяч сотрудников ЦРУ, список которых дали ему в КГБ.

Эти имена он опубликовал в американском издании Covert Action Information Bulletin, основанном, как рассказывал бывший архивист КГБ Василий Митрохин, по инициативе этой спецслужбы, и в книге «Грязная работа: ЦРУ в Западной Европе».

Но все же трудно обвинять резидента из Мехико, заподозрившего в Эйджи то, что на шпионском жаргоне называется «подставой». Случаи, когда подлинная ценная разведывательная информация попадала в посольство за рубежом, крайне редки.

Гораздо вероятнее, что, когда вы думаете, что вам вручают ключи от вражеского королевства, на самом деле на вас собираются защелкнуть наручники.

Если вы читали роман Джона Ле Карре «Шпион, выйди вон», то вспомните «Черную магию» — провальную операцию, вокруг которой строится сюжет: искусно организованную «подставу» КГБ, когда советский атташе по культуре при помощи британского двойного агента проник в «Цирк», то есть MI6, где его посчитали своим человеком.

Во время Холодной войны в эти игры играли обе стороны, причем это началось еще прежде, чем Холодная война была объявлена, и теперь мы знаем, что в истории немало случаев, когда противники из демократического мира заманивали сотрудников КГБ в искусные ловушки.

***

В 1943 году некто Губер, лейтенант германской армии, на фронте перебежал на советскую сторону. Красные хотя и отправили Губера в лагерь военнопленных, явно почувствовали в нем какой-то потенциал.

Он прошел курс обучения в «антифашистской школе» и стал работать на НКВД, помогая обучать других немецких пленных.

Как рассказывал один источник, знакомый с этой давней международной интригой, «Губер разоблачил две подпольные фашистские группы [в СССР], пытавшиеся установить контакты с Германией. Он представлялся прогрессивным оппонентом гитлеровского режима».

До поры до времени все шло нормально. В 1950 году Губера освободили из лагеря военнопленных и стали готовить к внедрению в Западную Германию в качестве нелегала с фальшивым именем и легендой, объяснявшей, почему он провел много времени в Восточной Германии.

Он должен был представляться беженцем, происходящим из Западной Германии и желающим вернуться домой. В созданную советской разведкой легенду Губера были вплетены реальные факты из его биографии: настоящий адрес в Мюнхене, имя (Вильгельм) и профессия (зубной врач) его умершего отца.

По легенде, его забрали в гитлеровскую армию в 1943 году, когда он учился на третьем курсе медицинской факультета Йенского университета.

Читайте также:  Сравнение стоимости жизни в ссср и сша в 1980 году

Это было достаточно правдоподобно (по крайней мере, так думали его кураторы), чтобы пройти проверку, если кто-то в западногерманских спецслужбах проявит интерес к очередному вернувшемуся беженцу.

Но кураторы Губера сами проверили то, что они считали информацией о его происхождении. Они обнаружили, что человек по имени Вильгельм действительно жил по указанному адресу, его дом разбомбили во время войны и он погиб.

Но, кроме того, они нашли выжившего соседа, и тот рассказал им, что у Вильгельма детей не было.

Советские шпионы принялись копать дальше и выяснили, что в 1945 году британцы изъяли весь архив Йенского университета, в результате чего проследить студенческое прошлое Губера оказалось невозможно. Но советские агенты смогли разыскать бывшего университетского бухгалтера, который в годы войны выдавал студентам продуктовые карточки.

Тот сохранил свой собственный список получателей карточек. В списке не только не было фамилии Губера, не было даже следов того, что каких-либо студентов третьего курса забрали в армию. Более того, призванным в армию студентам давали «дополнительные хлебные карточки», записи о которых бухгалтер тоже сохранил.

И в этом частном архиве не было никого, кто подходил бы под описание Губера.

Губер был немецким военным — это была чистая правда. Но прежде чем сдаться Красной армии в 1943 году, он попал в плен к британцам, те завербовали его и дали задание отправиться на фронт и сдаться в плен советским войскам.

Поток «фрицев»-перебежчиков тогда был такой, что Губер должен был легко сойти за одного из них.

Так и случилось, и это стоило сталинским спецслужбам нескольких лет обучения и затрат неопределенных ресурсов на того, кто оказался агентом Лондона под хитроумным прикрытием.

***

За два года до того как Эйджи объявился в Мехико, КГБ издал совершенно секретный документ для служебного пользования об опасности «подстав». В советских традициях текст был снабжен характерно многословным заголовком: «Разоблачение подстав противника в процессе разработки лиц, представляющих разведывательный интерес».

Недавно сотрудник западной разведслужбы передал мне копию этого документа. В России он до сих пор засекречен, так как считается ценным учебным материалом для СВР. История Губера, до этого не публиковавшаяся, содержится там в качестве предупреждения для советских шпионов наряду с другими рассказами о западных «троянских конях».

И конечно же, как это часто случалось, «медовых ловушках».

В 1969 году венгерский шпион Яноши, работавший под видом инженера в венгерском торгпредстве в Великобритании, познакомился на приеме, устроенном британским Форин-офисом, с некоей Греттой.

Она представилась 26-летним техническим секретарем западногерманского посольства в Лондоне «с прогрессивными взглядами, незамужней, дочерью богатых родителей», с которыми рассорилась. Она попыталась вызвать романтический интерес у Яноши, который был женат и, казалось бы, не интересовался легкими интрижками.

По крайней мере, интрижкой с Греттой. Впрочем, это не помешало ей найти способ снова встретиться с ним в Лондоне и предложить нечто большее.

Начала она с того, что рассказала Яноши, что в посольстве ей приходится печатать всякие странные документы, которые она толком не понимает. На Яноши это не подействовало. Тогда она нашла более сильный ход: сказала, что легко может вернуться в Германию и получить работу в Министерстве иностранных дел.

Венгр и на это не реагировал. Наконец она проговорилась, что «по воскресеньям у нее есть доступ к секретным документам»; Яноши должен был решить, что это в мире шпионажа — все равно что вручить пару нестираных трусиков с написанным на ним номером комнаты в отеле.

Но даже тогда он сохранял полный самоконтроль.

Так как спецслужбы стран Варшавского договора всегда подчинялись КГБ и обычно были наводнены его агентами, настойчивость Гретты не осталась не замеченной Москвой. Центр установил за ней наблюдение и обнаружил, что она контактировала с сотрудником BND — западногерманской разведки.

***

Гретта была слишком настойчивой любительницей, которую легко было раскусить, но многие другие «подставы» были устроены куда хитроумнее, с игрой на психологии шпиона или его личных пороках.

Инструкция КГБ учит всегда искать тех, кто поначалу проявляет осторожность, понимая, что их проверяют. Любой, кто при первой же встрече предлагает секретные документы Пентагона или код компьютерного «червя» Stuxnet, — почти наверняка провокатор (несмотря на случай Эйджи).

Помните, что перспективные источники, утверждающие, что имеют доступ к секретам иностранных разведок, могут предоставлять полезную и ценную информацию только для того, чтобы поймать вас на крючок, после чего ценность их информации быстро уменьшится.

Избегайте случаев «благотворительности», тех, кто создает условия, чтобы стать зависимых от вас, или предлагает одно под видом другого.

Но не будьте слишком осторожны и не впадайте в паранойю до такой степени, чтобы упустить по-настоящему ценный контакт, если он выйдет на вас.

Странным образом, у Гретты был двойник — машинистка из «западноевропейского посольства» по имени Ливия, 25-летняя незамужняя школьная подруга жены «проверенного и лояльного» агента болгарской разведки по имени Георгий, по совместительству врача частной практики, не имевшего отношения к госслужбе в неназванной западноевропейской стране, где он находился. Незадолго до этого болгарскую резидентуру одурачила другая машинистка из МИДа, оказавшаяся «подставой», и было решено, чтобы не возбуждать подозрений контрразведчиков, не работать с Ливией напрямую, а поручить Георгию проверить ее.

Доктор Георгий нашел, что ее левые взгляды искренни, как и ее в целом положительное отношение к социалистическим странам. Как и Гретта, она встречалась с женатым мужчиной, с которым вместе работала, но не по указанию куратора.

В отличие от Гретты, Ливия получила воздаяние за свои чувства: она родила ребенка, а сослуживец ее бросил. Ей не хватало денег. Георгий попробовал сыграть на ее «прогрессивных» убеждениях, и Ливия начала рассказывать ему о документах, которые печатала в министерстве.

Ливию завербовали, и скоро она стала передавать эти чувствительные документы болгарам.

***

Из смельчаков получаются отличные шпионы, но не тогда, когда они спустя рукава относятся к оперативной безопасности.

А это значит, что у них может быть одно серьезное основание не бояться контрразведки страны, где они находятся: они сами на нее работают.

Наконец, возможный объект вербовки, который просит все новые и новые задания, не успев даже завершить старые, — возможный внедренный агент, как и тот, кто добровольно идет на «аморальные действия, которые могут его скомпрометировать».

Ни один честный объект не стремится к опасным для жизни заданиям, если он не психопат и не любитель адреналина, а такие агенты совершенно бесполезны. Завербованного агента надо убеждать идти на жертвы.

Страны, где гостеприимство — часть национального культурного кода (инструкция причисляет к таким страны Африки и Ближнего Востока), могут показаться привлекательными для вербовки агентов: почти всегда перед этим нужно побывать в доме объекта. Но в таких странах всегда есть риск познакомиться со слишком большим количеством друзей, коллег и родственников объекта, из=за чего игра может кончиться раньше, чем начнется.

Агент Штази Клаус работал в Риме под прикрытием должности первого секретаря посольства.

Он «успешно установил дружеские отношения с Ирвином, первым секретарем американского посольства, который, как подтвердил Центр после проверки, не имел связей с ЦРУ.

Но Ирвин не скрывал своего знакомства с Клаусом, и объект восточногерманской вербовки незаметно превратился в инструмент аналогичной американской операции.

Однажды вечером Стенли, второй секретарь американского посольства в Риме, обедал с Ирвином и Клаусом. После этого Ирвин стал сторониться своего восточногерманского коллеги, зато Стенли продолжал с ним общаться и выкачивать из него информацию. Прикрытие Клауса развалилось.

***

Один из способов проверки объекта, согласно инструкции, — дать ему или ей задание «собрать материал на нейтральную фигуру и посмотреть, не проинформирует ли он этого человека и не сообщит ли об этом кому-то еще».

К примеру, советский агент в Вене Штауб познакомился с Джеком, западногерманским журналистом, живущим в Париже. Джек говорил все, что надо (не одобрял американскую «милитаристскую политику»). Он был женат и испытывал финансовые затруднения. Он не был ни слишком настойчив, ни слишком любопытен. Как и собирался, он вернулся во Францию, где некоторое время назад поселился со своей женой.

Тогда Белеву, агенту Штази в Париже, дали указание встретиться с Джеком и проверить его. Джек произвел на Белева хорошее впечатление, и тот попросил его «дать характеристику» четырех сотрудников западногерманского торгпредства в Париже.

Одного из них, названного в документе Хамелеоном, КГБ и Штази считали главой парижской резидентуры BND. Джек правильно определил, что он шпион, и заслужил доверие Белева. Но московский Центр все еще не был убежден и решил подвергнуть его более тщательной проверке.

Джек часто по делам ездил в некую «скандинавскую страну», и Штаубу дали указание попросить Джека найти там трех граждан ФРГ.

Подразумевалось, что если Джек — «подстава», то об интересе КГБ к этим людям узнает BND, а если BND не попытается остановить или проконтролировать его поиски, он явно действует как один из их активов.

Когда Джек вернулся в Париж, он привез «подробную информацию» о трех немцах, подтвердившую то, что о них уже было известно Штази. Но Центр поступил правильно, устроив журналисту еще одну проверку на нейтральной территории. Резидентура Штази в Бонне выяснила, что в BND знали о том, что Джек интересовался теми немцами, но ничего не сделали, чтобы помешать ему.

Таким образом КГБ понял, что Джек — «подстава», причем очень хорошо замаскированная.

Ведь Джека попросили сдать противнику главу парижской резидентуры BND — только для того, чтобы продемонстрировать свои честные намерения, — и это свидетельствует либо о том, насколько важной считалась его миссия по внедрению в сеть агентов Штази, либо о том, что в BND знали, что Хамелеона уже раскрыли, и потому не видели беды в том, что «подстава» раскроет, кто он есть.

Иногда для внедрения было необходимо выдавать государственные секреты своей страны, чтобы получить взамен секреты СССР и стран Восточного блока, но бывало, что западные страны не брезговали использовать в этом качестве и секреты своих союзников.

Шифровальщик испанского МИДа, называемый в документе Мавр, привлек внимание Генсолена, кубинского шпиона в Мадриде.

Мавр казался «прогрессивным», «восхищался достижениями социалистических стран в науке, промышленности и культуре, был согласен с политическим курсом кубинского правительства, резко критиковал реакционную политику американцев и англичан», но его окружение о его взглядах не знало.

Он производил впечатление ценного источника, называя имена сотрудников МИДа, которых можно было завербовать. Он даже продал кубинцам (и через них КГБ) шифровальный код министерства. Московский Центр решил проверить Мавра.

Ему вручили небольшой чемоданчик, чтобы он передал его некоему человеку, транзитом проезжавшему через Испанию. Передача должна была состояться в определенном месте в двух часах езды от Мадрида.

Если же человек на встречу не придет, Мавр должен был просто вернуть чемодан Генсолену. На встречу тот человек не пришел. Но когда Мавр вернул чемодан, на нем были следы: кто-то явно попытался его открыть, но остановился, чтобы «не оставлять следов».

То есть он думал, что следов не оставил. Если бы чемодан открыли, то обнаружили бы, что в нем специалистами из КГБ установлен «жучок». Но так и не найденный «жучок» подтвердил, что Мавр работал на WHE. а это означало, что в испанском министерстве он был агентом под прикрытием.

Он выдавал секреты испанской разведки, чтобы в интересах американцев получать секреты кубинские и советские.

Попасться на «подставу» — это все равно что стать жертвой коварного соблазнителя, которому нужны не вы, а ваша состоятельная семья. Проникновение такого «кукушонка» порой губило целые резидентуры. Поэтому избавляться от него тоже нужно с осторожностью и ни в коем случае за ним не следить.

«Если путем проведения проверочных мероприятий будет установлено наличие у объекта разработки связи с контрразведкой, — говорится в инструкции, — то порывать сразу знакомство с ним не следует, так как этим оперативный работник может себя расшифровать.

Будет правильнее встречи с ним проводить все реже и реже и потом прекратить их совсем».

В шпионаже, как и в любви, если вы подозреваете, что вами манипулируют, лучшая месть — превратить партнера в объект манипуляций.

Источник: https://theins.ru/perevody/101995

Ссылка на основную публикацию