Как советские субмарины обогнули земной шар

Подводная кругосветка под носом у США: как советские подлодки поставили Пентагон на место

АрмияВоенная историяКругосветный поход двух атомных подводных лодок Северного флота стартовал в начале февраля 1966 года (по разным данным со 2-го по 12-е число). О его начале не трубили газеты, не было оркестра и высокого командования.

О предназначении этого похода не знали не только сами моряки-подводники, но и высокое флотское начальство — цель была озвучена экипажам уже, когда лодки отошли на значительное удаление от базы.

Даже контразведчикам ВМФ было предписано вскрыть пакеты с секретным заданием, когда уже были задраены все переборки и люки и любая информация о специальном задании не могла просочиться за борт атомных лодок.

Кругосветный поход двух атомных подводных лодок Северного флота стартовал в начале февраля 1966 года (по разным данным со 2-го по 12-е число). О его начале не трубили газеты, не было оркестра и высокого командования.

О предназначении этого похода не знали не только сами моряки-подводники, но и высокое флотское начальство — цель была озвучена экипажам уже, когда лодки отошли на значительное удаление от базы.

Даже контрразведчикам ВМФ было предписано вскрыть пакеты с секретным заданием, когда уже были задраены все переборки и люки и любая информация о специальном задании не могла просочиться за борт атомных лодок.

Задание было необычным: в подводном положении совершить поход через Атлантику и Тихий океан, «прогуляться» в Южном полушарии и ошвартоваться на Камчатке — пройти в океанских толщах предстояло более 20 тысяч миль, что превышает длину экватора. Всплывать — категорически запрещено. При этом нужно было пройти незамеченными через все американские станции наблюдения за подводными лодками.

Была и политическая подоплека — cоветское руководство придумало «наш ответ Керзону» и поставило задачу военным: нужно уесть Америку! До этого еще ни одной подлодке не удавалось обогнуть земной шар полностью в подводном положении по такому маршруту.

Решение о походе принималось на самом высоком государственном уровне. Были разработаны три варианта маршрута. Первый — вокруг Южной Америки. Второй — вокруг Африки, водами Индийского океана севернее Австралии и далее в Тихий океан.

Третий — тоже вокруг Африки, но южнее Австралии. Все эти маршруты были хорошо изучены еще нашими мореплавателями парусного флота, но для подводников каждый из них таил много неизвестного и опасного.

Был утвержден первый маршрут, проходивший через три океана. 

Для участия в походе были выбраны две атомные подводные лодки: К-116 и К-133. Обе — первенцы отечественного атомного подводного флота. Они несли боевую службу в Арктике и Тихом океане, в том числе всплывали на Северном полюсе.

Возглавить отряд АПЛ было доверено контр-адмиралу Анатолию Сорокину, который служил на атомных подводных лодках с самого начала их создания. Командиром К-116, экипаж которой комплектовался на Тихоокеанском флоте, был опытный подводник капитан 2 ранга Вячеслав Виноградов. Подводной лодкой К-133 командовал капитан 2 ранга Лев Столяров.

Подготовка к походу велась в полной секретности. Экипажи проверяли медики и контрразведчики. Сами лодки прошли дополнительный осмотр с привлечением специалистов, в том числе из числа разработчиков. На &#

Источник: https://tvzvezda.ru/news/forces/content/201602070904-dj19.htm

Подлодки идут вокруг Земли

Это случилось в эпоху великих свершений и грандиозных прорывов во всех сферах человеческого бытия. Быстрее, выше, сильнее! На земле, под водой и в воздухе.

16 февраля 1960 года причал военно-морской базы Нью-Лондон (шт. Коннектикут) покинула атомная подлодка «Тритон».

Корабль вышел в море с фантастической миссией – повторить маршрут великого Магеллана, оставаясь на протяжении всего похода в подводном положении.

Пройдя невидимой тенью сквозь моря и океаны планеты и обогнув Земной шар без единого всплытия или захода в порт, «Тритон» должен был стать прямым доказательством технического превосходства атомного подводного флота ВМС США.

За громкой пропагандой скрывался небольшой секрет. Широкой общественности невдомек, что «Тритон» — единственная американская субмарина, способная совершить подводный кругосветный «круиз». Все остальные подлодки первого поколения – «Скейт», «Наутилус», «Сивулф» слишком медлительны и слабы для участия в кругосветных операциях.

Подводный корабль USS Triton (SSN-586) был специально разработан для продолжительных океанских походов. Самая крупная, быстроходная и дорогая субмарина в мире ($109 млн.

, включая ядерное топливо), предназначенная для выполнения функций радиолокационного дозора и управления боевыми группами морской авиации.

В послевоенные годы дальнее радиолокационное обнаружение на американском флоте обеспечивали специально подготовленные эсминцы, однако, как показала практика Второй мировой, такое решение означало высокий риск для экипажей надводных кораблей.

Подводная лодка была лишена этого недостатка – при обнаружении противником «Тритон» ловко нырял под воду и исчезал в морской пучине.

Специальные возможности требовали специальных навыков, отсюда – солидные размеры*, двухреакторная компоновка и высокая скорость подводного хода (27+ узлов).

А также шесть торпедных аппаратов калибра 533 мм- в случае опасности тритон превращался в злобного ядовитого ящера.

*Все в мире относительно. С точки зрения наших дней, размеры «Тритона» соответствуют скромной многоцелевой лодке, а в сравнении с огромной «Акулой» американский «Тритон» кажется лилипутом (7 тысяч против 50 тысяч тонн подводного водоизмещения)

…Тем временем «Тритон» смело шел в середину Атлантики, сотрясаясь всем корпусом на крутой океанской волне. 24 февраля лодка прибыла к скалам Петра и Павла, откуда должно было начаться её историческое плавание. Последний раз провентилировав отсеки и вышвырнув за борт скопившийся бытовой мусор, субмарина зарылась в пронзительно синие волны в экваториальной части Атлантического океана.

Спустившись в Южное полушарие, «Тритон» обогнул мыс Горн и устремился на запад, пересекая наискось необъятный Тихий океан.

Пройдя тесными проливами между островами Филиппин и Индонезии, лодка выбралась на просторы Индийского океана, далее, обогнула Африку вокруг мыса Доброй Надежды и вернулась в контрольную точку маршрута к скалам Петра и Павла спустя 60 дней и 21 час после начала экспедиции. За кормой «Тритона» остались 23 723 морские мили (49500 км – больше длины земного экватора).

Мыс Горн. Фотография сделана через перископ «Тритона»

Официальная история свидетельствует, что «чистого» рекорда не получилось – субмарине пришлось единожды подняться на поверхность у побережья Уругвая.

В ходе короткого рандеву с американским крейсером «Мэкон», на борт крейсера был переправлен один заболевший моряк из экипажа подлодки.

Кроме того, злые языки твердят, что «Тритон» многократно нарушил условия «марафона», зайдя в базу на острове Гуам для устранения возникших на борту неисправностей. Конечно, никаких официальных подтверждений этого события нет и все это не более чем гнусная клевета…

За время похода (получившего название Операция «Сэндбласт») помимо чисто пропагандистских задач, американские моряки проводили многочисленные исследования в интересах ВМС США.

Была отработана методика скрытного обследования побережья (экипаж провел съемку британских Фолклендских островов и собственной ВМБ Гуам), проведены учения по борьбе за живучесть лодки (в ходе одной из них отрабатывалась ситуация с падением мощности обоих реакторов – было ли это запланированной тренировкой или следствием настоящей аварии, вопрос так и остался без ответа). Кроме того, с помощью мощного гидролокатора «Тритона» велась непрерывное сканирование рельефа океанского дна на всем маршруте следования американской подлодки.

Читайте также  ДЭПЛ Б-586 «Кронштадт». 13 лет ожидания и большие надежды

Поход сопровождался крупными техническими неполадками, всякий раз ставившими под угрозу судьбу экспедиции.

В отсеках не раз возникали течи и задымления, срабатывала аварийная сигнализация реактора.

12 марта 1960 года на лодке «накрылся» основной эхолот, а в последний день пути вышла из строя вся гидросистема управления кормовыми рулями – «Тритон» вернулся на базу на резервом управлении.

Стоит заметить, что вокруг экспедиции «Тритона» начисто отсутствовала какая-либо секретность. Во время похода на борту лодки находилось два десятка гражданских лиц, включая фоторепортера журнала National Geographic. Янки превратили стратегический кругосветный рейд в яркое пиар-шоу и постарались по максимуму «раскрутить» достижение ВМС США, подняв пресловутый «престиж нации».

Боевой информационный центр на борту АПЛ «Тритон»

Что касается самого «рекордсмена», «Тритон» никогда не использовался по своему прямому назначению – в качестве командного центра для слежения за обстановкой в воздухе.

С начала 1960-х годов функции дальнего радиолокационного обнаружения взяли на себя специализированные самолеты ДРЛО, и уникальная, единственная в своем классе, субмарина была переквалифицирована в многоцелевую лодку с торпедным оружием.

Всего USS Triton прослужил под звездно-полосатым флагом 27 лет и был исключен из списков ВМС США в 1986 году. Некогда грозный подводный киллер был окончательно разрезан на металл к ноябрю 2009 года.

Маршрут «Тритона»

Пафосный выход в кругосветное плавание

Прожорливые янки забивают трюм «Тритона» мешками с картофелем. Всего за время «кругосветки», две сотни человек из экипажа подлодки «уничтожили» 35 тонн съестных припасов

Несмотря на всевозможные дискуссии вокруг «белых пятен» в истории кругосветного плавания «Тритона», и звучащие порой обвинения о нарушениях условий «заплыва», кругосветная подводная экспедиция 1960-го года стала очередным доказательством уникальных возможностей атомных субмарин.

Поход «Тритона» оказал мощное влияние на эскалацию «гонки вооружений» и способствовал быстрому развитию атомного подводного флота по обе стороны Атлантического океана.

Немало заволновались в Генштабе ВМФ СССР – подводный марш-бросок «Тритона» был расценен, как прямой вызов со стороны США.

А, как известно, советские моряки привыкли отвечать на вызов еще более жестким ответом…

Гонка на выживание

Весной 1960 года американцы показали, кто есть хозяин в Мировом океане. Через год русский парень Юра Гагарин покажет зарвавшимся янки, кто есть хозяин в Космосе.

Но рекорд АПЛ «Тритон» оставался по-прежнему непобитым. Откровенно говоря, перед ВМФ СССР не стояло задач по проведению кругосветных походов атомных подлодок.

У советских моряков не было ни сил, ни средств для проведения масштабных пиар-акций, подобных походу «Тритона» – снимать с боевого дежурства атомоходы ради «погони за рекордами» было непозволительной роскошью.

Мировой океан бороздил гигантский флот «вероятного противника» из тысячи боевых кораблей – ВМФ СССР хватало адреналина в погонях за неуловимыми американскими АУГ и ракетоносцами типа «Джордж Вашингтон».

Вместо позирования в журнале National Geographic, наши моряки были заняты обеспечением доставки баллистических ракет на Кубу и выставлением противолодочных заслонов на пути четырех десятков «убийц городов», грозящих обрушить на советские города термоядерный ливень из 656 ракет «Поларис».

И все-таки, через несколько лет морякам-североморцам представился удобный случай, чтоб поквитаться с американскими мореманами. В 1966 году возникла необходимость перевода атомных подлодок К-133 и К-116 с Северного флота на Тихий океан. А раз так – остается лишь утвердить маршрут, подобрать экипажи, погрузить расходку и продовольствие и… Полный вперед, в дальний поход!

К этому времени у советских моряков-подводников был накоплен солидный опыт длительных походов в удаленные районы Мирового океана – еще в 1962 году подлодка К-21 совершила 50-суточный боевой поход на полную автономность, пройдя 10124 морские мили (из них8648 миль в подводном положении). Для более удобного восприятия – это эквивалентно расстоянию от Санкт-Петербурга до Антарктиды.

Читайте также  Проект SSBN-X: ракет меньше, денег больше

Атомная подводная лодка проекта 627(А), аналогичная К-133

Ситуация с переводом К-133 и К-116 с Севера на Дальний восток была достаточно очевидной. К-133 относилась к первенцам советского подводного кораблестроения, лодка проекта 627(А) – ровесник американских «Скейтов» и «Тритонов». Но в отличие от американских
лодок первого поколения, что являлись во многом экспериментальными конструкциями для отработки новых технологий.

В то же время первые советские АПЛ являлись полноценными боевыми кораблями – вооруженные до зубов, с широким диапазоном рабочих глубин и высокой скоростью подводного хода.

Благодаря оптимизированного для подводного плавания «каплевидного» корпуса наши 627(А) не уступали в скорости даже легендарному «Тритону». Что касается надежности, с этим было одинаково плохо по обеим сторонам океана.

Механизмы, компоновка и реакторы АПЛ первого поколения не отличались совершенством и безопасностью.

Но если «Тритон» смог, значит … дорогу осилит идущий!

Со второй лодкой ситуация была аналогична. К-116 – атомный подводный крейсер с крылатыми ракетами. Принадлежит к проекту 675, относится к первому поколению советских АПЛ. Подводный корабль достаточно быстр и автономен для кругосветных походов. Помимо торпедного оружия, К-116 несет в своем чреве восемь противокорабельных ракет комплекса П-6.

В отличие от экспериментального «Тритона», который хотя и являлся мощной лодкой, но существовал в единственном экземпляре, К-116 – полностью серийная конструкция, один из 29 построенных атомоходов проекта 675.

Атомная подводная лодка с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проекта 675, аналогичная К-116

В ледяную стужу, 2 февраля 1966 года, многоцелевая АПЛ К-133 и ПЛАРК К-116 покинули базу в Западной Лице и взяли курс в открытое море. Так начался беспримерный групповой поход атомоходов ВМФ СССР на другой конец Земли.

Читайте также:  5 главных пограничных конфликтов ссср

Выбравшись на просторы Атлантики, лодки полным ходом пересекли океан с Севера на Юг.

Словно две тени, стальные «щуки» прошли проливом Дрейка и поднялись вдоль западного побережья Южной Америки, затем, следуя одна за другой, субмарины пересекли с Востока на Запад огромное пространство Тихого океана.

26 марта, спустя полтора месяца после выхода из Западной Лицы, обе лодки благополучно отшвартовались у причала в бухте Крашенинникова на Камчатке.

За 52 ходовых дня атомоходы прошли 21.000 миль (дистанция, практически равная знаменитому маршруту «Тритона»). Перед североморцами стояла исключительная по своей сложности задача – пересечь по диагонали два великих океана, ни разу не всплывая на поверхность.

При этом не отстать, не оторваться, не потерять друг друга из виду. И, главное, остаться незамеченными для противолодочных сил других государств.

Маршрут пролегал по малоизученным гидрографами участкам океана, в непривычных для нас южных широтах, через пролив Дрейка, что славится своими яростными штормами и сложной навигационной обстановкой.

Весь поход проходил при максимальном соблюдении мер по обеспечению скрытности — в результате, ни один противолодочный корабль или глубоководная станция слежения НАТО не засекли отряд советских субмарин – появление новых атомоходов в бухте Крашенинникова стала подлинным сюрпризом для иностранных военно-морских разведок.

Моряки из экипажа атомной подводной лодки К-133 в течение всей экспедиции вели рукописный журнал «Летопись похода, или25000 мильпод водой».

Здесь собраны стихи, очерки, рисунки подводников – лучшие шедевры, созданные талантом корабельных поэтов, художников и писателей во время легендарного похода.

В настоящий момент раритетный журнал хранится в Центральном военно-морском музее в Санкт-Петербурге.

Послесловие. К моменту исключения атомной подводной лодки К-133 из состава ВМФ в 1989 году, подводный корабль прошел 168 тысяч миль за 21926 ходовых часов.

Судьба К-116 оказалась гораздо трагичнее – вспыхнувшая на борту радиационная авария заставила вывести лодку в резерв еще в 1982 году. Больше в море она не выходила. Всего, за двадцать лет эксплуатации, К-116 успела пройти 136 тысяч морских миль за 19965 ходовых часов.

/Олег Капцов, topwar.ru/

Источник: https://army-news.ru/2013/06/podlodki-idut-vokrug-zemli/

Как советские подлодки исполнили мечту Жюля Верна

В Минобороны России вспомнили о начале первого в мире группового кругосветного плавания советских атомных подводных лодок.

В 1966 году субмарины К-133 и К-116 за 52 дня обогнули земной шар и ни разу не всплыли на поверхность.

Протяженность похода составила почти 20 тысяч морских миль или около 36 тысяч километров, что близко к длине экватора. До настоящего времени этот рекорд так и не побит.

«Задачами похода являлись изучение рельефа дна, возможности плавания в океанских глубинах различных широт, а также изучения вопросов управления подводными лодками на значительном удалении от пунктов постоянного базирования», — говорится в официальном сообщении пресс-службы Минобороны РФ.

Самолеты ВКС России будут базироваться на острове Итуруп

Группу подводных лодок возглавлял контр-адмирал Анатолий Сорокин. Торпедной подлодкой К-133 командовал капитан 2-го ранга Лев Столяров, а вооруженной крылатыми ракетами К-116 — капитан 2-го ранга Вячеслав Виноградов.

Субмарины вышли из залива Западная Лица в Баренцево море в ночь с 1 на 2 февраля 1966 года, и направились в сторону Атлантического океана. Советские подлодки должны были, ни разу не поднимаясь на поверхность пройти, оставаясь незамеченными для американских военных кораблей. Связь между атомоходами осуществлялась на УКВ и с помощью гидролокаторов.

Самым сложным участком пути был насыщенный айсбергами пролив Дрейка, соединяющий Атлантический и Тихий океаны.

Обнаружить плавающие ледяные горы при том уровне техники подлодкам было практически невозможно, поэтому проводку субмарин с помощью радиосигналов осуществляли экспедиционное судно «Гавриил Сарычев» и танкер «Дунай». В этот период в районе пролива Дрейка бушевал шторм.

Его силу испытали и экипажи подводных лодок. Субмарины, преодолевавшие пролив на глубине около 100 метров, качало так же, как при волнении два балла на поверхности.

В Саратове начались испытания беспилотных вертолетов

Во время похода на К-133 и К-116 произошло несколько нештатных ситуаций, но советские подводники, не поднимаясь на поверхность, решили проблемы самостоятельно. Утром 26 марта 1966 года подводные лодки в технически исправном состоянии достигли Камчатки.

По итогам плавания шесть участников похода были удостоены звания Героя Советского Союза, а многие старшины и матросы стали кавалерами орденов Ленина, Красной Звезды, Знак Почета. Кроме того, за образцовое выполнение задач подводным лодкам К-133 и К-116 присвоили звание гвардейских.

Это произошло впервые после Великой Отечественной войны.

— Этот поход стал важнейшей вехой нового этапа развития атомного подводного флота России, которому в этом году исполняется 60 лет. Этот опыт впоследствии получил свое воплощение в организации боевых служб и дальних походов наших современных атомных подводных лодок, — считает главнокомандующий ВМФ России адмирал Владимир Королев.

Справка «РГ»

«20 тысяч лье под водой» — фантастический роман Жюля Верна, повествующий о подводной лодке «Наутилус» и ее капитане Немо. В переводе на современные единицы пройденное субмариной расстояние составляет около 110 тысяч километров.

Источник: https://rg.ru/2018/02/02/reg-szfo/kak-sovetskie-podlodki-ispolnili-mechtu-zhiulia-verna.html

36 000 км под водой. История Дальний Восток

В нашей стране первая подводная лодка с ядерной энергетической установкой вступила в строй ровно 60 лет назад — в 1958 году. Атомная эпоха открыла новую эру в истории подводного флота — такая субмарина, по сравнению с прежними дизельными, имела не только большую скорость, но и почти неограниченную дальность плавания.

Все первые атомные подлодки СССР строились только в Северодвинске, на берегах Белого моря. Однако важнейшим районом их действий считался Тихий океан. И сразу возникла проблема — как скрытно перевести атомную субмарину на Дальний Восток.

В начале XX века самые первые подводные лодки из европейской части страны возили к тихоокеанским берегам России по железной дороге.

Когда подлодки стали больше и сложнее, их стали возить на Дальний Восток в разобранном виде либо строить на месте, для чего в Комсомольске-на-Амуре возник судостроительный завод.

Однако атомная субмарина была слишком велика (свыше 100 м) и слишком сложна, чтобы её привезти на Дальний Восток по частям или построить на месте.

Участники перехода по Северному морскому пути столкнулись со многими трудностями

В принципе лодка могла просто приплыть из Белого моря к дальневосточным берегам — наш подводный флот уже имел опыт таких почти кругосветных плаваний через несколько океанов (с всплытиями).

Могла прийти и сложным, но кратчайшим Северным морским путём, вдоль российского побережья Ледовитого океана. Однако в условиях холодной войны любое дальнее плавание больших субмарин по поверхности Мирового океана было бы неизбежно замечено разведкой «потенциального противника».

Поэтому нашему флоту требовалось решить непростую задачу — как проводить атомные лодки от европейской части страны на Дальний Восток, всё время оставаясь под водой.

Для такого стратегического перемещения самый краткий Северный морской путь оказался закрыт.

Атомная субмарина вполне могла пересечь, не всплывая на поверхность, весь Ледовитый океан либо пройти под водой почти все моря, омывающие полярные берега России, — Белое, Баренцево, Карское, Лаптевых и Восточно-Сибирское.

Однако последнее и неизбежное на пути в Тихий океан Чукотское море становилось непреодолимым препятствием для такого подводного (точнее, подлёдного) плавания.

Это море достаточно мелководно, иногда его глубины не превышают 13 м. В то же время оно почти круглый год покрыто толстым слоем льда либо забито ледяными обломками-торосами. Из-за них подводное плавание здесь с большим риском возможно лишь короткий период времени в августе-сентябре, да и то не каждый год.

Одним словом, для небывалого похода под водой из Европы на Дальний Восток оставались лишь пути через Атлантику и далее через Тихий либо Индийский океан. То есть те морские «дороги», которыми когда-то в XIX веке ходили первые русские кругосветные экспедиции под парусами.

К 60-м годам XX века только одна атомная подлодка обогнула земной шар почти целиком в подводном положении. Это была американская субмарина «Тритон», специально сконструированная для таких дальних плаваний под водой.

Американцам во время их подводной кругосветки весной 1960 года приходилось не раз всплывать на поверхность и даже заходить по пути для исправления поломок на свою базу, расположенную посреди Тихого океана на острове Гуам.

Задуманное в СССР подводное путешествие было сложнее. Во-первых, на всём пути у наших лодок от начала и до конца не было никаких баз. Во-вторых, в плавание отправлялись именно серийные лодки, а не специально сконструированные для таких походов. И в-третьих, задуман был именно групповой поход — отправиться в путь предстояло сразу двум субмаринам. Подобного опыта ещё ни у кого в мире не было.

Лидером похода выбрали подлодку К-133. Это была восьмая по счёту атомная субмарина, построенная в СССР. Лодка ещё не была ракетной, имея на вооружении лишь торпеды с ядерными боеголовками.

Именно К-133 первой в нашей стране под водой достигла экватора — 12 августа 1963 года. Тот поход запомнился морякам и океанской экзотикой, и сложностями эксплуатации атомной установки. У экватора К-133 всплыла на поверхность.

Как позднее вспоминал один из участников того похода: «Естественно, все прошли обязательную процедуру, освящённую традицией, при пересечении экватора.

Было всё как положено — Нептун собственной персоной и ряженые морские черти, обязательная чарка морской воды и выдача дипломов за пересечение экватора… По такому случаю коки приготовили праздничный обед, а всему экипажу сверх пайкового вина было выдано ещё и шампанское».

На экваторе свободные от боевых вахт подводники даже провели рыбалку, поймав на самодельные удочки несколько метровых тунцов и двухметровую акулу. Однако первый экваториальный поход едва не кончился аварией атомной установки и гибелью лодки — вышли из строя системы охлаждения реактора.

Рискуя получить смертельные дозы радиации, моряки всё же сумели устранить последствия аварии. По итогам именно этого похода К-133 не выдержавшие напряжения стальные детали атомной энергетической установки подлодок было решено заменить на новые, изготовленные из более стойких титановых сплавов.

Одним словом, у подлодки уже был опыт дальних и сложных подводных походов.

К началу 1966 года в Главном штабе Военно-морского флота СССР закончили разработку планов подводного похода. Изначально рассматривалось три возможных маршрута.

Первый — из Атлантики в Тихий океан вокруг Южной Америки. Второй — вокруг Африки, через Индийский океан и далее через Сингапурский пролив мимо Китая и Японии.

Третий — вокруг Африки и огибая Австралию, чтобы миновать сложный для подводных лодок Сингапурский пролив.

Второй вариант был самым коротким и быстрым, однако лодкам было бы сложно идти под водой в узких проливах возле Сингапура и островов Индонезии. Третий вариант, огибая Австралию, был самым удобным с точки зрения секретности, но и самым длинным.

В итоге выбрали вариант похода на Дальний Восток через пролив Дрейка между Америкой и Антарктидой. Именно этим путём, буквально натыкаясь на бока гигантских китов, когда-то прошла на Камчатку первая русская кругосветная экспедиция на парусниках «Надежда» и «Нева».

Теперь этот маршрут предстояло повторить атомным лодкам под водой.

Приблизительная карта маршрута подлодок

Напарником К-133 по подводному плаванию стала лодка К-116. На тот момент это была новейшая атомная субмарина, вступившая в строй лишь несколько месяцев назад и оснащённая не только торпедами, но и восемью крылатыми ракетами, способными нести ядерные боеголовки.

В ночь на 2 февраля 1966 года стальные гиганты вышли из военно-морской базы Западная Лица, расположенной на крайнем северо-западе Мурманской области на берегу Баренцева моря.

Подводников в плавание провожал сам главнокомандующий Военно-морским флотом СССР — знаменитый адмирал Сергей Георгиевич Горшков.

Именно он в отечественной истории по праву считается создателем советского ракетно-ядерного флота, ставшего при адмирале Горшкове поистине планетарной силой.

Решением адмирала Горшкова поход субмарин возглавил командующий флотилией атомных подлодок Северного флота контр-адмирал Анатолий Иванович Сорокин.

Свой походный штаб контр-адмирал Сорокин разместил на борту ракетной подлодки К-116, которой командовал капитан 2-го ранга Вячеслав Виноградов. Второй атомной лодкой группы, торпедной К-133, командовал капитан 2-го ранга Лев Столяров. Оба 35-летних капитана субмарин были ещё молодыми, но уже опытными подводниками.

Выйдя морозной полярной ночью из родной базы, лодки почти сразу погрузились в ледяные воды Баренцева моря. В целях сохранения полной секретности почти никто в экипажах не знал о целях и задачах похода.

Лишь когда лодки ушли на глубину и прервалась всякая связь с берегом, по внутрикорабельной трансляции командиры субмарин зачитали обращение командования к участникам похода: «Вам оказана высокая честь совершить длительное подводное кругосветное плавание. Вам предстоит пройти по океанам и морям, где более ста лет не ходили русские военные моряки.

Читайте также:  Советское знамя победы

Ваш поход — важное событие в истории нашего Военно-морского флота. Мы твёрдо верим, что вы успешно преодолеете все трудности и с честью пронесёте советский Военно-морской флаг через два океана и многие моря…»

Выйдя из заполярной базы на северном побережье Мурманской области, советские атомные подлодки под водой прошли Баренцево и Норвежское моря, затем им предстояло, ни разу не всплывая на поверхность, пересечь с севера на юг всю Атлантику — это 15 тыс. км по прямой.

Лодки огибали Европу широкой дугой, не ближе полутысячи километров к берегам континента.

Между Исландией и Фарерскими островами, где постоянно дежурили боевые корабли США и стран НАТО, акустики К-116 засекли шум, характерный для американских атомных подлодок.

Посреди океана несущие смертоносное оружие субмарины двух враждующих государств разошлись буквально в нескольких десятках метров. Наши подлодки, идущие на малой скорости, не были замечены «потенциальным противником».

Подлодка К-116 в Атлантическом океане

В центре Атлантики вероятность быть обнаруженными снижалась, но лодки продолжали идти на глубине 100−150 м, соблюдая все меры предосторожности.

Здесь против наших экипажей начинал работать новый «противник» — неизбежно накапливающаяся психологическая усталость от боевых вахт и монотонных будней, неделя за неделей неизменно повторявшихся в тисках стальных отсеков.

Наши капитаны хорошо понимали всю опасность этого невидимого «врага». Поэтому в ходе долгого подводного плавания экипажи постоянно придумывали маленькие праздники, чтоб снять психологическое напряжение и развеять монотонный ритм подводных будней.

Например, на обеих лодках, не всплывая на поверхность, всё же провели традиционные ритуалы моряков, связанные с пересечением экватора.

Вдобавок каждый член экипажа был награждён «грамотой Нептуна» о переходе из Северного полушария в Южное на глубине 150 м — «подпись морского бога» заверялась официальной печатью командира атомного подводного корабля.

Также на лодках отмечали все дни рождения офицеров и моряков, коки готовили праздничное угощение — благо атомная субмарина позволяла везти с собой достаточно разнообразный запас продуктов. Проводились на обеих лодках и различные спортивные соревнования — от конкурса силачей до шахматных турниров.

Когда же командиры заметили накопившуюся физическую усталость экипажей, то приняли решение сократить боевые вахты с четырёх до трёх часов. Благодаря всем этим мерам подводный «круиз» шёл без эксцессов и нервных срывов. Одним словом, на океанской глубине экипажи сумели победить невидимого врага, скрывающегося в глубинах человеческой психики.

23 февраля на подлодках отметили традиционный военный праздник, а через неделю подошли к самому опасному этапу плавания — бушующему проливу Дрейка, там, где Атлантика соединяется с Тихим океаном.

Здесь господствует мощное антарктическое течение, так называемое течение Западных Ветров.

В проливе почти непрерывно идут шторма и бури, причём шторма пролива Дрейка являются одними из самых сильных на нашей планете.

Эти сложные воды Мирового океана предстояло впервые преодолеть нашим подводным лодкам. Преодолеть, не потеряв друг друга — здесь шторм чувствовался даже на сотню метров ниже поверхности океана.

На лодке К-133 пережили несколько страшных минут, когда акустики засекли приближающийся айсберг… Когда же лодки поднялись на глубину 10 м, чтобы отправить радиодонесения о благополучном миновании пролива, то непрекращающиеся штормовые волны стали просто подбрасывать 100-метровые стальные гиганты.

Такого наши моряки ещё не испытывали и с облегчением вздохнули, когда наконец вышли в Тихий океан и двинулись на север. Теперь им предстояло пересечь по диагонали самое большое водное пространство планеты — пройти в тихоокеанской глубине ещё 17 тыс. км.

Лодки не раз пересекали зоны неизвестных ранее течений, большая часть плавания проходила в незнакомых районах при полном отсутствии гидрографических данных о состоянии дна и поведении вод.

У берегов Камчатки. Позади — более 30 тысяч километров

Связь между лодками на глубине поддерживали с помощью гидроакустической аппаратуры.

Иногда лодки на определённое время рассредоточивались, а затем встречались в назначенной точке — во время похода отрабатывали различные задачи и манёвры, которые могут возникнуть в ходе настоящей войны.

По сути и сам поход, и учения подлодок во время него проходили в условиях, максимально приближенных к боевым.

Впрочем, в ритме боевых будней моряки атомных кораблей не забывали и о маленьких радостях мирной жизни. «Я никогда не смогу забыть свой день рождения — 24 марта 1966 года. Шли мы тогда глубинами Тихого океана. В 12 часов командир вывел лодку на глубину 45 метров.

„Поздравляем, — пожал он мне руку, — а сейчас это сделают ваши родные“. К моему изумлению, я услышал голоса жены и детей. Сердце сжалось от признательности друзьям…» — так позднее вспоминал минуты своего 45-летия командир подводного похода, контр-адмирал Анатолий Сорокин.

Сеанс связи для своего командира моряки подготовили заранее, когда лодка могла принять радиосигналы с Большой земли.

Более полутора месяцев наши моряки находились в наглухо закрытых стальных панцирях атомных субмарин. Отойдя от Кольского полуострова 2 февраля, лишь 26 марта подлодки ошвартовались у причалов бухты Крашенинникова на Камчатке.

За время этого похода наши атомные субмарины прошли 19 683 мили (свыше 36 тыс. км), из них в надводном положении лишь 76 миль у своих баз — весь остальной путь в Мировом океане лодки преодолели под водой, ни разу не всплыв на поверхность. Они прошли под волнами Северного Ледовитого, Атлантического и Тихого океанов, несколько раз пересекли все климатические зоны планеты.

Позднее выяснилось, что ни разведка, ни флот соперников по холодной войне так и не сумели засечь стратегический поход, не смогли обнаружить наши лодки до их появления у берегов Камчатки.

Более 30 тыс. км под водой прошли без аварий и происшествий, лодки ни разу не потеряли друг друга в неизведанных глубинах. По итогам уникального «путешествия» атомных субмарин командующий подводным отрядом и командиры обеих подлодок получили высшие награды — звания Героев Советского Союза. Ордена и медали получили все офицеры и матросы их экипажей.

О значимости события для обороны Дальнего Востока и всей страны свидетельствует и тот факт, что впервые со времён Великой Отечественной войны подводным лодкам было присвоено звание гвардейских. Ставшие гвардией субмарины К-133 и К-116 получили флаги, которые когда-то принадлежали подлодкам, особо отличившимся в годы боёв с гитлеровским фашизмом.

Поход, успешно завершившийся у берегов Камчатки, доказал, что наш подводный флот способен успешно решать боевые задачи в любой точке Мирового океана.

Источник: https://dv.land/history/36-000-km-pod-vodoi

Кто первым обогнул земной шар?

Кажется, порой судьба специально накидывает на прошлое этого человека завесу тайны. Он мог бы прославиться при жизни, но этого почему-то не случилось.

Его кругосветная экспедиция признана высшим достижением эпохи географических открытий, но произошло это спустя несколько веков после того, как Фернан Магеллан сложил голову на одном из Филиппинских островов — Мактане.

Именно благодаря ему стало известно, что мир гораздо больше, чем считалось раньше, а шарообразность Земли была доказана на практике. Однако и эти удивительные заслуги современники Магеллана попытались приписать другому человеку. Лишь история все расставила по своим местам…

О его детстве известно немногое. Где-то в начале 1480-х годов в одной из провинций Португалии в семье дворянина Магельяниша родился сын, которого назвали Фернаном.

В весьма нежном возрасте мальчика отправили в Лиссабон, где он стал пажом при дворе короля Жуана II.

Как раз в те времена мореплаватели открывали новые земли, совершая опасные, но чарующие своей романтикой походы к далеким островам.

Фернану исполнилось 25 лет, когда он в качестве простого матроса отправился в свое первое путешествие. Весной 1505 года вместе с полутора тысячами молодых португальцев он двинулся на завоевание восточных мусульманских земель.

Флотом командовал адмирал дон Франсишко Алмейда, который должен был отстаивать интересы Португалии в Индии и других дальних странах.

Магеллан прекрасно проявил себя во время этого похода: он принял участие в битве с двадцатью мусульманскими судами, неожиданно напавшими на одиннадцать португальских кораблей, и проявил при этом завидную отвагу.

Однако судьба сложилась таким образом, что в следующее плавание Магеллан отправился лишь летом 1513 года, когда в Португалии уже правил король Мануэл I. На этот раз в задачу экспедиции входило усмирение мавританских повстанцев, которые не желали платить дань португальскому королю, в Марокко.

Результатом этого похода для Фернана стали гибель его коня и ранение в ногу, после которого он остался хромым на всю жизнь. Кроме того, кто-то пустил слух о том, что Магеллан занимался контрабандой.

Вернувшись ко двору и не получив ни чинов, ни наград, моряк почувствовал, что лишился королевского расположения.

И все-таки Фернан попытался заинтересовать короля Мануэла своим проектом морской экспедиции, который родился у него во время путешествия в Марокко: что если попробовать добраться до Островов Пряностей (Сан-Хулиан, возле острова Борнео) не обычным путем через Атлантический и Индийский океаны на восток, а через Тихий океан — на запад! Король некоторое время рассматривал предложенную ему географическую карту, а потом отрицательно покачал головой: он не любил авантюр. Кроме того, Португалия в то время процветала и была единоличной владычицей на водном пути из Европы в Индию. После этого разговора Магеллан подал в отставку. Ее немедленно приняли.

Однако идея, что, отплыв из Европы на запад, можно достичь Островов Пряностей, расположившихся на востоке, уже не оставляла мореплавателя. Для того чтобы воплотить ее в жизнь, 37 летний Фернан собирался покинуть Португалию и поселиться в Испании. Однако прежде, чем совершить решительный шаг, он посоветовался со своим другом — астрономом и астрологом Руем Фалейро.

Получив одобрение последнего и заручившись поддержкой богатых купцов и знатных вельмож, он вновь отправился со своим проектом к королю, но теперь уже к королю Испании Карлу V Кастильскому. Молодой король неожиданно заинтересовался проектом Магеллана. Его восхитила мысль о том, что можно, отправившись на запад, оказаться, в конечном итоге, на востоке.

Вскоре Карл заключил с Магелланом договор, согласно которому к Островам Пряностей отправлялась экспедиция из пяти кораблей. Король обещал в течение ближайших десяти лет не отправлять по пути, которым собирался двигаться Магеллан, ни одного судна. Кроме того, в случае удачного завершения предприятия, он гарантировал отважному мореплавателю определенную часть доходов.

Магеллан начал снаряжать экспедицию.

И вот тут-то португальское правительство призадумалось: возникала опасность того, что Испания откроет новый, никем еще не изведанный путь в Индию.

Для того чтобы помешать осуществлению плана бывшего подданного Португалии, в ход были пущены самые проверенные средства: попытки подкупа и шантаж, распускание слухов о полной бессмысленности подобной экспедиции… К Магеллану даже подсылали наемных убийц. Однако все было напрасно.

В августе 1519 года пять кораблей — «Виктория», «Консепсьон», «Сан-Антонио», «Сантьяго» и «Тринидад» — с командой в 250 человек отправились из Севильи в поход, которому предстояло стать первым в истории человечества кругосветным путешествием.

Капитаном «Тринидада» был сам Магеллан. Скажем сразу, что вернуться в родной город удалось лишь восемнадцати счастливчикам, остальные, в том числе и Фернан Магеллан, сложили голову в далеких странах.

Среди вернувшихся был молодой итальянец Антонио Пагафетта, родом из Виченцы, который во время похода изо дня в день записывал в свой дневник наиболее поразившие его события. Благодаря этим записям мы теперь знаем, какие невероятные трудности приходилось ежечасно преодолевать членам экспедиции.

По словам Пагафетты, капитан-генерал Магеллан был человек «благоразумный, добродетельный, заботящийся о своей чести». Однако из-за того, что он был португальцем, капитаны-испанцы других судов его недолюбливали.

Чувствуя это, Магеллан, во избежание беспорядков, не спешил сообщать об истинной цели путешествия: пройти к Островам Пряностей не восточным, а западным путем. Кроме того, как пишет Антонио Пагафетта, он не спешил раскрывать свои карты, «чтобы его люди от удивления или из страха не передумали идти с ним в это плавание».

Приняв на борт запас воды и провианта на Канарских островах, флотилия отправилась вдоль побережья Западной Африки и в середине декабря оказалась у берегов Бразилии. По пути Пагафетта записал в своем дневнике: «Мы видели огромных рыбин с ужасными зубами, которые поедают людей живыми и мертвыми, если находят их в океане».

Команды всех пяти судов высадились на берег в том районе, где ныне находится столица Бразилии Рио-де-Жанейро. «Нас, видно, приняли за посланцев небес, — отметил Пагафетта.

— В течение двух месяцев до нашего прибытия стояла страшная засуха, но стоило кораблю Магеллана причалить к берегу, начался ливень… У дикарей, обитавших в тех местах, были странные лодки, выдолбленные из целых древесных стволов… Над нашими головами носились несметные количества разноцветных попугаев, оглашавших окрестности гортанными криками… За топор или нож местные жители готовы отдать в рабство своих дочерей, но жен не меняют ни на что». В этих благословенных местах мореплаватели вновь пополнили запасы провианта, тем более что в обмен на карманное зеркальце или же ножницы здесь можно было выменять огромное количество продовольствия.

Читайте также:  Чем мы гордились в ссср

Вскоре корабли продолжили свое плавание к югу вдоль неизведанных берегов. Путешествие затягивалось: Магеллан внимательно изучал каждый залив, стараясь найти пролив, который вывел бы его к другому морю. Приближалась антарктическая зима, а пролива все не было.

Производя разведку, судно «Сантьяго» разбилось на рифах, и в конце марта 1520 года Магеллан приказал бросить якорь и встать на зимовку возле места, где ныне располагается аргентинский город Сан-Хулиан.

Местных индейцев, отличавшихся высоким ростом, моряки стали называть патагонами (большеногими — с испанского), а страна получила имя Патагония. По словам Пагафетты, морякам удалось захватить двух гигантов в плен. Как оказалось, индейцы могли, не моргнув глазом, слопать целый бочонок сухарей.

А когда запасы провианта иссякли, они поедали крыс целиком, даже не снимая с них шкуру. Один из гигантов сумел выжить во время трехлетнего путешествия, его привезли в Севилью, окрестили, дав ему имя Павел…

Наступали холода, провизия заканчивалась, и на кораблях начал назревать мятеж. В конце концов команды кораблей «Виктория», «Консепсьон» и «Сан-Антонио» взбунтовались. Узнав об этом, Магеллан во главе вооруженного отряда отправился на «Викторию» и подавил восстание. Зачинщика беспорядков Луиса де Мендосу четвертовали и выбросили за борт.

Затем был казнен капитан судна «Консепсьон», который пытался возглавить экспедицию вместо Магеллана и повернуть корабли назад. В результате карательной операции были схвачены, заперты в трюмах и приговорены к смерти 38 матросов. Однако, поразмыслив, капитан-генерал решил, что больше пользы будет, если отсрочить исполнение приговора и разрешить морякам вернуться к своим обязанностям.

С этого момента авторитет Магеллана стал непререкаемым.

В октябре 1520 года корабли вновь пустились в плавание. «Мы подошли к двум островам, где гнездились гуси, а также водились морские котики. Сколько было гусей, сосчитать невозможно. Мы начали охоту, и за час на палубах наших кораблей лежали горы из тушек. Гуси эти — черные, покрытые необычными перьями. Они плавают как рыбы, а не летают.

Они были такими жирными, что мы не ощипывали их, а снимали перья вместе со шкурой. Клювы у них как у ворон». Морские котики также поразили воображение корабельного летописца, и им он посвятил в своем дневнике не одну страницу.

«Если бы эти животные, — рассуждал он, — могли бегать, они были бы опасны, однако они не вылезают из воды, плавают как рыбы и рыбой питаются».

21 октября впередсмотрящий заметил огромный мыс, выдававшийся в море. Поскольку в тот день отмечали праздник святой Урсулы и 11 тысяч девственниц, Магеллан назвал открытую землю мысом Девственниц.

Сразу за мысом открывался залив, и капитан-генерал, скорей, уже по привычке, чем в надежде на удачу, приказал его обследовать.

Какова же была его радость, когда вернувшиеся с разведки команды двух судов доложили, что обнаружили вход в пролив, который столь долго и безуспешно искали.

Магеллан собрал совет капитанов, на котором заявил: «Теперь вы можете вернуться в Испанию тем путем, которым прибыли сюда. Однако продовольствия осталось совсем мало, и удастся ли вам добраться до Севильи самостоятельно, никто не знает. Я же собираюсь продолжать свой путь в неизведанное». Посовещавшись, капитаны решили двигаться дальше вместе с Магелланом.

Началось 38-дневное безумно опасное путешествие из Атлантического в Тихий океан. Корабли осторожно шли по узкому, извилистому проходу между скал. Ветер все время был встречным, что еще больше затрудняло продвижение. Во время этого изнуряющего перехода пропало судно «Сан-Антонио».

В течение нескольких дней остальные корабли искали пропажу, не догадываясь о том, что «Сан-Антонио» предательски изменило курс и направилось к берегам Испании.

Вернувшись, капитан судна обвинил Магеллана в измене интересам испанского короля, и его жена с ребенком вскоре умерли в бедности…

28.10.1520 года три судна под командованием Фернана Магеллана вышли в Тихий океан из пролива, который впоследствии назовут именем отважного капитан-генерала, и отправились в неизведанное. Мореплаватели предполагали, что до Островов Пряностей осталось около месяца пути, однако они недооценивали истинных просторов океана.

В течение почти четырех месяцев шли они вперед, встретив на пути лишь два скалистых острова без малейших признаков растительности и пресной воды. «Мы питались сухарной пылью, кишевшей червями, — писал Антонио Пагафетта. — Это месиво воняло крысиной мочой. Мы пили желтую гнилую воду, от которой страдали животами.

Мы дошли до того, что начали обдирать и есть воловью кожу, которой была обтянута грот-мачта. Кожа была такой твердой, что приходилось четыре-пять дней вымачивать ее в морской воде, а затем на несколько минут класть поверх горячих угольев. Лишь после этого ее можно было с трудом прожевать и с отвращением проглотить. В конце концов мы начали поедать древесные опилки.

Крыс, пойманных в трюме, моряки продавали по полкроны за штуку, но их было мало. Мы считали крыс настоящим деликатесом. От цинги и других болезней скончались 19 человек».

И вот 6 марта 1521 года корабли наконец-то подошли к каким-то островкам неподалеку от острова Гуам, где моряки впервые за долгое время наконец-то смогли поесть рыбы и фруктов, вволю напиться пресной воды.

Однако и здесь не обошлось без приключений. Аборигены попытались стащить с одного из кораблей шлюпку, после чего Магеллан нарек острова Воровскими, приказал убить неудачливых похитителей и сжечь их хижины.

Завершив расправу, три корабля отплыли на Филиппины.

На одном из островов Магеллан неосмотрительно вмешался в межплеменные распри аборигенов и был убит. Он так и не доплыл до Островов Пряностей западным путем, но, совершив первое в истории человечества кругосветное путешествие, доказал, что такой путь существует.

8 ноября 1521 года оставшиеся от экспедиции корабли «Виктория» и «Тринидад» достигли вожделенных островов. «Тринидад» отправился в Южную Америку, а в сентябре 1522 года «Виктория» возвратилась в Севилью.

Груз пряностей на ее борту окупил все расходы экспедиции, а капитану корабля Хуану Элькано была назначена пожизненная пенсия.

Кроме того, его произвели в рыцари, а на гербе поместили земной шар, с надписью: «Ты первый обошел вокруг меня».

Таким образом судьба вновь повернулась к Магеллану спиной. У него была отобрана даже посмертная слава, которую удалось восстановить лишь через многие годы. И сейчас Фернан Магеллан справедливо считается первым человеком, который, преодолев три океана, впервые совершил кругосветное путешествие.

Источник: https://mostinfo.su/6724-kto-pervym-obognul-zemnoy-shar.html

Подводная кругосветка под носом у США: как советские подлодки поставили Пентагон на место | Красная Армия

Красная Армия

Кругосветный поход двух атомных подводных лодок Северного флота стартовал в начале февраля 1966 года (по разным данным со 2-го по 12-е число). О его начале не трубили газеты, не было оркестра и высокого командования.

О предназначении этого похода не знали не только сами моряки-подводники, но и высокое флотское начальство — цель была озвучена экипажам уже, когда лодки отошли на значительное удаление от базы.

Даже контрразведчикам ВМФ было предписано вскрыть пакеты с секретным заданием, когда уже были задраены все переборки и люки и любая информация о специальном задании не могла просочиться за борт атомных лодок.

Задание было необычным: в подводном положении совершить поход через Атлантику и Тихий океан, «прогуляться» в Южном полушарии и ошвартоваться на Камчатке — пройти в океанских толщах предстояло более 20 тысяч миль, что превышает длину экватора.

Всплывать — категорически запрещено. При этом нужно было пройти незамеченными через все американские станции наблюдения за подводными лодками.

Была и политическая подоплека — cоветское руководство придумало «наш ответ Керзону» и поставило задачу военным: нужно уесть Америку! До этого еще ни одной подлодке не удавалось обогнуть земной шар полностью в подводном положении по такому маршруту.

Решение о походе принималось на самом высоком государственном уровне. Были разработаны три варианта маршрута. Первый — вокруг Южной Америки. Второй — вокруг Африки, водами Индийского океана севернее Австралии и далее в Тихий океан. Третий — тоже вокруг Африки, но южнее Австралии.

Все эти маршруты были хорошо изучены еще нашими мореплавателями парусного флота, но для подводников каждый из них таил много неизвестного и опасного. Был утвержден первый маршрут, проходивший через три океана.

Для участия в походе были выбраны две атомные подводные лодки: К-116 и К-133. Обе — первенцы отечественного атомного подводного флота. Они несли боевую службу в Арктике и Тихом океане, в том числе всплывали на Северном полюсе.

Возглавить отряд АПЛ было доверено контр-адмиралу Анатолию Сорокину, который служил на атомных подводных лодках с самого начала их создания. Командиром К-116, экипаж которой комплектовался на Тихоокеанском флоте, был опытный подводник капитан 2 ранга Вячеслав Виноградов. Подводной лодкой К-133 командовал капитан 2 ранга Лев Столяров.

Подготовка к походу велась в полной секретности. Экипажи проверяли медики и контрразведчики. Сами лодки прошли дополнительный осмотр с привлечением специалистов, в том числе из числа разработчиков. На борту АПЛ, с учетом напряженности в отношениях СССР и США, находилось и ядерное оружие — экипажи были оповещены, что будут проходить его испытания.

Большое внимание уделялось обеспечению скрытности перехода, поскольку советским подводникам предстояло преодолеть несколько противолодочных рубежей НАТО.

Выйдя в Баренцево море, лодки ушли на глубину и… пропали. До 26 марта 1966 года. Их маршрут отслеживался в Главном штабе ВМФ — во время выхода на связь. Лишь однажды советские подводники засекли шумы неизвестной атомной подводной лодки — скорее всего американской, но она резко изменила курс и вышла из поля акустической видимости.

На подходе к проливу Дрейка, который знаменит своими ураганами и мрачными легендами, подводники встретились с гигантскими айсбергами. Пролив Дрейка, разделяющий Антарктиду и Южную Америку, это скопище гигантских айсбергов.

Ледяные стены здесь уходят вниз до 1000 метров, при глубине погружения лодки в 300 метров маневрировать между ними в подводном положении – все равно что играть в прятки со смертью.

Эхопеленгаторы советским подводникам помогали мало: айсберги, постоянно наползая друг на друга, создавали постоянный шум, который засвечивал экраны гидроакустического комплекса. Лодки шли на ощупь, испытывая колоссальное физическое и моральное напряжение.

Самый опасный участок пути протяженностью 1300 миль лодки прошли за судами обеспечения на акустическом контакте. На глубинах 70-100 метров бушевавший на поверхности шторм почти не ощущался. Подводники могли лишь догадываться, насколько трудно приходилось морякам на судах обеспечения, но вскоре и они почувствовали крутой нрав океана.

Пройдя пролив, каждая подлодка должна была дать радиодонесение. Для этого требовалось на короткое время подвсплыть на глубину 8-10 метров и испытать огромные штормовые волны.

Остров Пасхи — романтическое место, воспетое путешественниками, стало одним из самых серьезных испытаний для наших подводных лодок. Американцы разместили здесь станции слежения за советскими подлодками. Глубины достигают 6 километров.

Наши АПЛ порой «проваливались» на 600 метров при 300 заложенных на прочность, но выдержали такую проверку на прочность и вышли из этой зоны совершенно незамеченными.

Наши подводники, если посмотреть на карту похода, не замкнули полностью кругосветный маршрут. Выйдя в начале февраля 1966 года из заполярной базы Западная Лица, атомоходы К-116 и К-133 прошли Норвежское море, пересекли с севера на юг Атлантику, преодолели бушующий пролив Дрейка и зашли в антарктические воды.

Затем атомоходы двигались вдоль восточного побережья Южной Америки, пересекли Тихий океан и 26 марта ошвартовались у причалов камчатской бухты Крашенинникова.

Но все же советские подлодки бороздили глубины трех океанов — Северного Ледовитого, Атлантического и Тихого, несколько раз пересекли все климатические и гидрологические зоны земного шара. Этот рекорд по дальности подводного перехода не побит и поныне.

Помимо огромного политического значения, эта подводная кругосветка стала впечатляющей демонстрацией научно-технических достижений и военной мощи государства. Поход показал, что Мировой океан стал глобальной стартовой площадкой для отечественных атомных подводных лодок.

Одновременно он открывал и новые возможности для маневра между Северным и Тихоокеанским флотами. Подобным маршрутом перебазировались впоследствии отечественные АПЛ и в последующие годы.

…Через несколько дней после завершения кругосветного подводного перехода советских АПЛ военно-морской министр США был снят с должности за то, что информация о подводной кругосветке советских подлодок попала в Белый дом не из его ведомства, а из сообщения ТАСС.

Источник: http://topnewsrussia.ru/28/10/2018/podvodnaya-krugosvetka-pod-nosom-u-ssha-kak-sovetskie-podlodki-postavili-pentagon-na-mesto-2-2.html

Ссылка на основную публикацию