Операция «вундерланд» и оборона диксона

Адмирал Шеер — Операция «Вундерланд»

12 дек 2017ПодробностиПросмотров: 8348

Бой ледокола «Александр Сибиряков» с крейсером «Адмирал Шеер» 25 августа 1942 года.

Ледокол против крейсера

Холодный климат и льды долгое время позволяли Арктике сохранять статус мирной территории. А вот сегодня заговорили о борьбе, которая будет вестись за сырьевые ресурсы этого региона. Опыт ведения арктических войн у человечества ограничен, а самой крупной боевой операцией, когда-либо проводившейся в полярных водах, можно считать поход германского рейдера «Адмирал Шеер».

С августа 1941 года союзники направляли в СССР караваны судов с военной техникой и снаряжением. Маршрут проходил примерно в 300 километрах от мыса Нордкап — самой северной точки оккупированной нацистами Норвегии. Завершался путь в Мурманске.

Разгромив в конце июля 1942 года конвой PQ-17, немцы решили перейти к наступательным действиям, перекрыв и маршрут, идущий из Тихого океана в Северный Ледовитый вдоль побережья Сибири.

За двумя зайцами

О Северном морском пути немцы уже имели представление, поскольку еще в августе 1940 года по тайной договоренности советские моряки провели из Атлантического в Тихий океан немецкий вспомогательный крейсер «Комет», порезвившийся потом на морских коммуникациях британцев.

Адмирал Шеер — Admiral Scheer

Операция «Вундерланд» («Страна чудес») была инициирована командующим кригсмарине в северных водах адмиралом Хубером Шмундтом, причем сначала предполагалось, что в рейд отправятся сразу два тяжелых крейсера (их еще называли «карманными линкорами») «Адмирал Шеер» и «Лютцов».

Но «Лютцов» накануне похода напоролся на подводную скалу и нуждался в ремонте.

Решили ограничиться одним «Шеером», которому поставили дополнительную задачу — высадить десант на острове Диксон, чтобы уничтожить находившиеся там военно-морскую базу, гидрометцентр, радиостанцию и захватить как трофей документацию в виде лоцманских карт и данных климатических наблюдений.

Предполагалось, что, миновав Нордкап, «Адмирал Шеер» войдет в Баренцево море, а далее проследует вдоль западного побережья Новой Земли через пролив Вилькицкого в Карское море, где и займется охотой за полярными караванами.

Накрыть их предполагалось близ Амдермы — небольшого поселка на побережье Карского моря, который штабисты кригсмарине ошибочно считали хорошо оборудованной базой.

Вообще операция была спланирована наспех — немцев взбудоражило полученное от японцев сообщение о советском конвое из четырех ледоколов и 19 грузовых судов, проследовавшем 1 августа через Берингов пролив в северном направлении.

По расчетам командования кригсмарине, исходя из данных, полученных во время плавания «Комета», конвой должен был появиться в Карском море 22 августа.

На самом деле корабли достигли Карского моря на месяц позже, поскольку ледовая обстановка оказалась сложнее, чем летом 1940 года. К тому же конвой следовал не по прямой, а вдоль берега, где воды были теплее.

Но сама добыча, конечно, манила — больше двух десятков судов без всякой охраны. Да и какая могла быть охрана, если шли они из Тихого океана, из самого, можно сказать, глубочайшего тыла?

Начались сборы, и параллельно велась авиаразведка, для которой использовались два дальних гидросамолета BV138C-1. Возбуждение достигло предела, когда 15 августа пилоты сообщили, что из Архангельска движется еще один крупный конвой, который к 22 августа должен достигнуть пролива Вилькицкого.

Накрыть двойную добычу было слишком соблазнительно, и уже на следующий день «Шеер» вышел из норвежского Скомм-фьорда на свою большую охоту. Одному из лучших кораблей германского флота предстояло действовать на собственный страх и риск, в отрыве от своих баз, в сложнейшей климатической зоне, где даже в мирное время обычное плавание считалось настоящим подвигом.

Admiral Scheer in port at Gibraltar

С другой стороны, имелись и бонусы. Советские военно-морские базы были разбросаны на большом расстоянии друг от друга, а береговая оборона носила чисто символический характер. Никакое патрулирование акватории на предмет пресечения возможных действий противника практически не велось, минные заграждения не выставлялись.

Подобные предосторожности выглядели не то чтобы излишними: просто войска, оружие, корабли казались более нужными на других участках фронта. Хотя гипотетически возможность появления немцев все же учитывалась, но здесь, наверное, срабатывал расчет на авось.

Большая охота

18 августа с «Шеера» заметили советский пароход «Фридрих Энгельс», следовавший из Шотландии на остров Диксон. По одной версии, трогать его не стали, чтобы преждевременно не обнаружить себя. По другой — помешал густой туман.

Вторая версия более убедительна, поскольку командир «карманного линкора» Вильгельм Меендсен-Болькен не был уверен, что экипаж советского судна не засек немцев. Увы, противника действительно не опознали. Ночью к северу от Новой Земли «Шеер» встретился с субмариной U-601, капитан которой Петер Грау сообщил свежие данные о советском судоходстве в Арктике и о ледовой обстановке.

На подхвате у «карманного линкора» действовало аж семь подлодок кригсмарине, что само по себе показывает, насколько свободно немцы чувствовали себя в Баренцевом и Карском морях. Та же U-601 до встречи с «Адмиралом Шеером» успела обстрелять полярную станцию Малые Кармакулы, потопив два стоявших на якоре гидросамолета «Каталина», а затем пустила на дно груженный углем транспорт «Крестьянин».

Еще одна из субмарин-помощниц U-209 капитана Хейнриха Бродда 17 августа атаковала караван, состоявший из пяти безоружных судов НКВД, потопив четыре из них, включая баржу с заключенными.

Занервничавшие чекисты потребовали от командующего Северным флотом адмирала Арсения Головко усилить побережье Белушьей Губы, близ которой и произошла катастрофа.

Поскольку спорить с чекистами было опасно, оборону усилили, решив в том числе снять часть орудий с батарей Диксона.

Между тем именно Диксон являлся одной из целей «Адмирала Шеера». Но два конвоя были важнее. В воздух с линкора периодически поднимался гидросамолет, и 21 августа его пилот сообщил, что в 60 милях обнаружил конвой из Тихого океана, который движется прямо навстречу крейсеру.

На самом деле это был конвой из Архангельска, и двигался он в другую сторону. Бросившись в погоню, «Адмирал Шеер» мог нагнать жертву, но Меендсен-Болькен решил не суетиться и подождать «первого зайца» на месте (у банки Ермака).

Конвой так и не появился, хотя благодаря радиоперехватам капитан «Шеера» с опозданием понял свою ошибку и решил перехватить добычу 25 августа в проливе Вилькицкого.

И вновь неудача. В назначенный день вылетевший на разведку гидросамолет вернулся из-за плохой видимости и при посадке разбился. Лишившись «глаз», Меендсен-Болькен решил, что конвой ему уже не поймать, и развернулся на запад. Хотя подожди он еще несколько часов, и добыча свалилась бы ему в руки.

Отважный «Сибиряков»

Около полудня неподалеку от острова Белуха, в заливе Миддендорфа, рейдер наткнулся на советский ледокольный пароход «Александр Сибиряков», следовавший с грузом горючего и провианта из Диксона на Северную Землю.

Немцам в такой ситуации требовалось накрыть жертву до того, как она передаст на базу сообщение о встрече с неизвестным судном.

На «Адмирале Шеере» взметнулся американский флаг, а световым сигналом были переданы вопросы на русском: «Кто вы? Куда направляетесь? Подойдите поближе».

Но подходить поближе капитан Качарава не собирался. Немцы засекли ушедшую с «Сибирякова» на Диксон радиограмму: «Вижу неизвестный вспомогательный крейсер, который запрашивает обстановку».

Немцы, впрочем, еще валяли дурака, пытаясь при дальнейшем радиообмене выдать себя за американский крейсер «Тускалуза», но когда стало ясно, что обман не прошел, обрушили на «Сибирякова» шквал снарядов.

Шансов уцелеть у советского ледокола не было.

Правда, его вооружили двумя 76-миллиметровыми и двумя 45-миллиметровыми орудиями, а также двумя 20-миллиметровыми зенитными автоматами, но его противник имел шесть 280-миллиметровых и восемь 150-миллиметровых орудий.

Экипаж крейсера по штату состоял из 1150 человек, не считая 150 десантников. На «Сибирякове» находились 104 человека, включая 49 членов экипажа, 32 военнослужащих, 12 строителей, 11 полярников.

Линкор сделал шесть залпов орудиями главного калибра, выпустив 27 снарядов. Ледокол огрызался, как мог. Но и немецкая артиллерия била метко при несравнимо большей мощи орудий. Первым попаданием вражеского снаряда снесло фор-стеньгу и повредило радиостанцию. Вторым накрыло корму, так что от мощного взрыва погибло около 30 «сибиряковцев».

Третий снаряд взорвал около 300 бочек с бензином. Вместо раненного в руку и потерявшего много крови капитана Качаравы командование принял на себя комиссар Элимелах.

После четвертого попадания в эфир ушла радиограмма: «Помполит приказал покинуть судно. Горим, прощайте. 14 ч. 05 мин.».

Гибель легендарного ледокола после беспримерного боя с тяжелым крейсером «Адмирал Шеер»
25 августа 1942 г. Снимок сделан с борта немецкого крейсера.

Однако, пока судно не затонуло, последнее уцелевшее орудие «Сибирякова» еще около 20 минут било по вражескому крейсеру.

Эвакуировавшийся экипаж ледокола поместился в двух шлюпках, одна из которых была потоплена немцами. Во второй шлюпке находились 27 человек, включая раненого капитана, но в плен попали лишь 18. Остальные умерли от ран или были убиты: во всяком случае известно, что немцы застрелили как минимум одного сопротивлявшегося им матроса.

Последние минуты «Сибирякова». Снимок сделан немецким фотографом с борта «Адмирала Шеера»

Атака на Диксон

Расправившись с «Сибиряковым» и придя к выводу, что теперь, после того как крейсер засекли, в этот район никакие конвои уже не сунутся, Меендсен-Болькен решил сделать единственное, что ему оставалось, — напасть на Диксон.

Атака была произведена в ночь с 26 на 27 августа, около 01:05, т. е. примерно спустя полтора суток после гибели «Сибирякова».

Казалось бы, времени на подготовку обороны было достаточно, однако на базе, видимо, посчитали, что противник ушел, и не стали откладывать выполнение приказа об отправке шести орудий.

В результате две 130-миллиметровые и две 45-миллиметровые пушки не могли участвовать в бою, поскольку были погружены на баржу.

К счастью, два 152-миллиметровых орудия с другой баржи все-таки сняли и установили на позиции под ответственность командира батареи лейтенанта Николая Корнякова.

Кроме того, защитники могли рассчитывать на ледокольный пароход «Дежнев», вооруженный четырьмя 76-миллиметровыми и четырьмя 45-миллиметровыми орудиями, транспорт «Революционер» с одним 76-миллиметровым и одним 45-миллиметровым орудием, а также невооруженное судно «Кара» с грузом взрывчатки (которое, впрочем, напротив, следовало упрятать куда подальше).

«Дежнев» и «Революционер» храбро вели огонь по противнику вместе с батареей №659, пока потерявший семь человек убитыми и 20 ранеными ледокол не был вынужден отойти на мелководье.

Однако в условиях ночной видимости и очевидного наличия у защитников крупной артиллерии Меендсен-Болькен решил воздержаться от высадки десанта.

«Шеер» обошел остров по часовой стрелке, обстреливая все, что попалось под руку, — метеостанцию на острове Медвежий, электростанцию и радио-центр Нового Диксона, жилые дома и другие здания.

Вернувшись в исходную точку, «Адмирал Шеер» накрыл огнем топливные терминалы на острове Конус. Но и огонь батареи №659 становился все эффективнее.

В 02:57 рейдер начал отход в сторону Земли Франца-Иосифа…

Вроде бы «Адмирал Шеер» собирался продолжать свои операции, но без самолета-разведчика хаотичное шныряние по просторам Карского моря напоминало поиски иголки (конвоев) в стоге сена.

Меендсен-Болькен попытался поведать руководству о своих нуждах с помощью радиограмм, но в условиях севера связь работала с перебоями. Так и не поняв ничего толком, Хуберт Шмунд приказал ему возвращаться. 30 августа «Адмирал Шеер» прибыл в Нарвик.

По итогам операции «Вундерланд» советское командование приняло меры по усилению гарнизонов военных баз и батарей береговой обороны. Патрулирование в Карском море усилилось, и на самых важных участках были выставлены минные заграждения.

«Адмиралу Шееру» удалось потопить «Сибирякова» и повредить «Дежнева», но аналогичных результатов могла бы добиться и одна субмарина. Урон, нанесенный Диксону, оказался довольно серьезным, но восстановимым и вряд ли стоил хлопот, сопряженных с отправкой такого сильного рейдера, как «Адмирал Шеер».

Логично, что по итогам «Вундерланда» командование кригсмарине пришло к выводу о нецелесообразности использования крупных судов в арктических водах. А самым ярким «чудом» этой эпопеи стал героический бой «Сибирякова».

Полярный робинзон

Единственным из экипажа «Сибирякова», не попавшим в плен, оказался матрос Павел Вавилов. Он оказался в воде, уцепился за обломок, а затем залез в шлюпку, из которой немцы забрали его пленных товарищей, где переоделся в одежду одного из убитых. В шлюпке имелись и продукты питания, которые помогли Вавилову продержаться 37 дней — до прибытия спасателей на остров Белуха.

Источник: Журнал-Военная История

  • В 60-х годах прошлого века практически все советские граждане знали, что СССР помогает Демократической Республике Вьетнам в ее героической борьбе… Читать дальше
  • Помимо «ударниц» женского батальона смерти Марии Бочкаревой, немало русских женщин участвовало в Первой мировой войне. Служили они в пехоте, были… Читать дальше
  • История знает немало примеров, когда государство пыталось отгородиться от более сильных и агрессивных соседей. Однако Великая Китайская стена так и… Читать дальше

You have no rights to post comments

Источник: http://eratayn.com/voennaya-istoriya/96-admiral-sheer

Героическая оборона порта Диксона и провал операции Вундерланд

Героическая оборона порта Диксона и провал операции «Вундерланд»

Главное меню План операции «Вундерланд» Подвиг «Сибирякова» Оборона Диксона Итоги битвы

План операции «Вундерланд» Когда союзники по антигитлеровской коалиции начали поставлять в СССР крайне необходимые оборудование и материалы, Гитлер приказал сосредоточить все имеющиеся ресурсы вдоль побережья Норвегии, против поставок союзников.

Апогеем этой стратегии стало потопление в июле 1942 года 24 транспортов конвоя PQ-17, а в сентябре 13 судов конвоя PQ-18. Сама возможность союзных поставок западными арктическими маршрутами была поставлена под сомнение.

Успех операции «Rösselsprung» воодушевил немцев и они активизировали разработку следующего проекта в Арктике — операции «Вундерланд» , приказ о начале проектирования которого был отдан адмиралом Рольфом Карльсом ещё 5 мая 1942 года.

Основная идея операции — блокирование навигации в советской Арктике путём разгрома восточных арктических конвоев и разрушением крупных портов Северного морского пути. Путь «Адмирала Шеера» Путь конвоев Союзников

Подвиг «Сибирякова» Основной силой плана был назначен тяжёлый крейсер «Адмирал Шеер» . Он вышел из норвежского порта Нарвик 16 августа 1942 года и направился на восток. Целью были конвои которые, по данным немецкой разведки, должны были 22 -23 августа пройти проливом Вилькицкого в Карское море.

9 дней рейдер пробирался на восток, между льдов, в поисках судов союзников. Несколько раз его разведывательный самолёт обнаруживал корабли, но каждый раз погода и ледяные поля мешали фашистскому крейсеру настичь их.

В конце концов, потеряв самолёт-разведчик в крушении, капитан «Шеера» принимает решение – вернуться назад, на чистую воду и перехватить какоенибудь судно. Он надеялся получить шифры к радиопереговорам, свежие данные о ледовой обстановке и маршруты конвоев. В 13.

17 сигнальщик ледокольного парохода «Александр Сибиряков» заметил дым неизвестного корабля. Рейдер нашёл добычу…

Читайте также:  Восстание в лагере бадабер

Подвиг «Сибирякова» «Александр Сибиряков» не был боевым кораблём. Это был ледокольный пароход, водоизмещением 1500 т. , построенный в 1909 году для промысла в северных широтах. С началом войны его вооружили двумя 76 -мм орудиями (корма) и двумя 45 -мм орудиями (бак).

Капитан корабля лейтенант Анатолий Алексеевич Кочарава и весь экипаж судна прекрасно понимал – шансов на победу в бою с «карманным линкором» (15 180 т, 6 орудий калибра 283 -мм, 8 орудий — 150 -мм, 6 орудий — 105 мм ) у них просто нет. Капитан парохода предупредил конвои и порты о немецком крейсере и теперь все знали о нём.

Он без тени сомнения отверг приказ немцев сдаться. Экипаж героически принял неравный бой. Немцы были шокированы и удивлены такой наглостью. Наши сражались отчаянно, но исход боя был всем ясен. 1 -ым залпом немцы промахнулись, остальные 5 они попали, а последний произвели в упор.

Тем не менее, наши артиллеристы не прекращали огонь до последней минуты, когда, по приказу командира, механик открыл кингстоны. Героический пароход ушёл на дно с поднятым флагом. Немцы спасли из 99 человек экипажа «Сибирякова» только 22.

Один из матросов смог добраться до острова, где после 36 дней в одиночестве был обнаружен и спасён летчиком. Остальные члены экипажа и пассажиры погибли сражаясь или были расстреляны в воде. Так окончился бой «Шеера» с «Сибиряковым» .

Оборона Диксона Капитан немецкого крейсера не получил нужных ему данных от пленённых матросов «Сибирякова» . Более того, успев передать сообщение в Диксон, советский корабль сделал пребывание рейдера известным командованию флота. Немцы были раздосадованы и обозлены.

Решив что конвои теперь будет избегать этот район, они решили выполнить вторую часть плана – атаковать Порт Диксон. Рейдер повернул на юг. Советское командование не ожидало появления столь мощного корабля в этих широтах. Оборона Диксона в конце 1941 года состояла из двух батарей: № 226 с двумя 130 -мм орудиями и № 246 с двумя 45 -мм зенитными орудиями.

Позже к обороне Диксона присоединилась батарея № 569. Она была оснащена двумя тяжёлыми 152 -мм орудиями, 1910 года, которые чудом сохранились после двух войн и революции, и были доставлены из запасов военных Архангельска.

Введённый в заблуждение активными действиями подводных лодок немцев у Новой Земли, адмирал Головко приказал перебросить артиллерию с Диксона в Белушью Губу. Две батареи были погружены на корабли, и только два 152 -мм орудия еще оставались на пирсе, когда пришла тревожная радиограмма с «Сибирякова» .

Кроме них сопротивление врагу могли оказать только два корабля в бухте: СКР-19 «Семён Дежнёв» который имел такое же вооружение, как и «Александр Сибиряков» : четыре 76 -мм орудия, четыре 45 -мм пушки и четыре 20 -мм зенитных орудия «Эрликон» , которые даже отдалённо не были эффективны в борьбе с «карманным линкором» и торговое судно «Революционер» , загруженное древесиной, вооружённое только одним 76 -мм орудием, одной 45 -мм пушкой и двумя «эрликонами» . Диксончане собрались на встречу на борту СКР-19 «Семён Дежнёв» . Детей, женщин и секретные документы решено было эвакуировать. Остальные начали приготовления к сражению…

Оборона Диксона Вахтенный журнал СКР-19 «Семён Дежнёв» : « 27 августа 1942 года, 01. 25. Сыграна боевая тревога» . Первым вступил в бой «Дежнёв» . В отчаянной попытке задержать немецкий корабль, капитан СКР-19 повёл его на встречу врагу, чтобы с минимальной дистанции нанести урон надстройкам крейсера.

15 минут продолжалась неравная артиллерийская дуэль отважного кораблика и бронированного гиганта. Получив 4 прямых попадания и множество повреждений от осколков, советский корабль набрал воды и сел на мель. Но дымовая завеса поставленная «Дежнёвым» и эти минуты, потраченные «Шеером» на обстрел отважного кораблика сыграли решающую роль.

В бой вступила батарея № 569… Лейтенант Николай Корняков, командовавший батареей, развернул орудия прямо на пирсе. Обслуга наполовину состояла из гражданских добровольцев, укрытия для орудий не было, даже сошки пришлось упирать в импровизированные упоры: рельсы, проложенные на пирсе и трактор.

Но это не остановило артиллеристов и батарея открыла огонь из 152 -мм орудий. Первые снаряды легли в 600 метрах от цели. Доисторическое осадное орудие без нормальных прицельных приспособлений – не лучшее оружие для стрельбы по кораблям. Однако лейтенант Корняков был не только отважным, но и умелым артиллеристом.

Вновь и вновь грохочет орудие, снаряды ложатся всё ближе к фашисту. Наконец наблюдатели отмечают попадание! Ещё одно! Крейсер ставит дымовую завесу и уходит за мыс…

Оборона Диксона Но это был ещё не конец. Капитан тяжёлого крейсера решил уничтожить портовые сооружения огнём с дальней дистанции. Начав обход острова Диксон, он сосредоточил огонь своих орудий на зданиях радиостанции, электростанции и складов с горючим.

Вспыхнули пожары, была уничтожена радиомачта, часть зданий была разрушена. Обойдя остров рейдер вновь вступил в дуэль с батареей Корнякова. Вновь и вновь гремели орудия «Шеера» , огромные снаряды улетали в сторону берега, порт затянуло дымом от взрывов и пожаров. Но батарея № 569 продолжала отвечать.

Чем ближе крейсер подходил к берегу, тем точнее ложились снаряды наших орудий. И истратив четверть боекомплетка, но так и не подавив назойливую батарею, нервы у немецкого капитана не выдерживают. Вновь дымовая завеса, и огромный корабль делает стремительный разворот… и уходит на северо-запад. Бой за порт Диксон окончен.

Не решившись больше на активные действия, 30 августа незадачливый рейдер вернулся в свой порт.

Итоги битвы Результаты атаки на Диксон оказались ничтожными. Ущерб от бомбардировки был незначительным. Порт не был взят, и никакой важной информации о Северном морском пути получено не было.

Радиомачты были быстро возведены и зафиксированы, электростанция осталась нетронутой, так как немецкий снаряд попал только в бочки с отработанным маслом, хранившиеся рядом, пожар на острове Конус вскоре был потушен.

Радиостанция Диксона возобновила передачи в течение 2 -х дней, ещё до того, как «Адмирал Шеер» достиг Нарвика. «Революционер» был отремонтирован в течение трёх дней, «Семён Дежнёв» — в течение шести. Ни одна из целей поставленных командованием перед немецким рейдером по сути выполнена не была.

И главной причиной этого были мужество и героизм советских военных и гражданских моряков, артиллеристов и жителей Диксона, не отступивших перед грозным противником и отстоявших свой порт.

Источник: http://present5.com/geroicheskaya-oborona-porta-diksona-i-proval-operacii-vunderland/

Ольга Тонина — Война в Арктике. 1942 год. Операция «Вундерланд»

Здесь можно скачать бесплатно «Ольга Тонина — Война в Арктике. 1942 год. Операция «Вундерланд»» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Альтернативная история.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Война в Арктике. 1942 год. Операция «Вундерланд»» читать бесплатно онлайн.

Толерантный реферат для студентов ВУЗОписание рейда германского тяжелого крейсера «Адмирал Шеер» в Карское море в августе 1942 г. и его отражение всегда занимало у советских историков особое, почетное место.

По их мнению, героический бой ледокольного парохода «Александр Сибиряков» и оборону Диксона можно без преувеличения назвать подвигами, которые навсегда останутся событиями, о которых говорят «потомству — в пример!». Однако многие детали произошедшего, особенно взгляд противной стороны, остались «за кадром».

Нынешние российские историки грешат другой крайностью — в своем стремлении заработать зеленые бумажки с портретами мертвых американских президентов они через слово готовы кричать «Хайль Гитлер!», и сплошь и рядом пишут про громкие победы белокурых рыцарей Третьего Рейха.

Безусловно, такое положение вещей мешает правильно понять, что же на самом деле произошло в суровых северных водах. Тем более, что истина в данном вопросе находится отнюдь не по середине.

Ольга Игоревна Тонина, Александр Владимирович Афанасьев

Война в Арктике. 1942 год. Операция «Вундерланд»

Толерантный реферат для студентов ВУЗ

Описание рейда германского тяжелого крейсера «Адмирал Шеер» в Карское море в августе 1942 г. и его отражение всегда занимало у советских историков особое, почетное место.

По их мнению, героический бой ледокольного парохода «Александр Сибиряков» и оборону Диксона можно без преувеличения назвать подвигами, которые навсегда останутся событиями, о которых говорят «потомству — в пример!». Однако многие детали произошедшего, особенно взгляд противной стороны, остались «за кадром».

Нынешние российские историки грешат другой крайностью — в своем стремлении заработать зеленые бумажки с портретами мертвых американских президентов они через слово готовы кричать «Хайль Гитлер!», и сплошь и рядом пишут про громкие победы белокурых рыцарей Третьего Рейха.

Безусловно, такое положение вещей мешает правильно понять, что же на самом деле произошло в суровых северных водах. Тем более, что истина в данном вопросе находится отнюдь не по середине.

Описание рейда германского тяжелого крейсера «Адмирал Шеер» в Карское море в августе 1942 г. и его отражение всегда занимало у советских историков особое, почетное место.

По их мнению, героический бой ледокольного парохода «Александр Сибиряков» и оборону Диксона можно без преувеличения назвать подвигами, которые навсегда останутся событиями, о которых говорят «потомству — в пример!». Однако многие детали произошедшего, особенно взгляд противной стороны, остались «за кадром».

Нынешние российские историки грешат другой крайностью — в своем стремлении заработать зеленые бумажки с портретами мертвых американских президентов они через слово готовы кричать «Хайль Гитлер!», и сплошь и рядом пишут про громкие победы белокурых рыцарей Третьего Рейха.

Безусловно, такое положение вещей мешает правильно понять, что же на самом деле произошло в суровых северных водах. Тем более, что истина в данном вопросе находится отнюдь не по середине.

Рузвельт ненавидел Сталина и СССР не меньше чем Гитлера. Но еще больше чем вышеперечисленных он ненавидел тех, кто обманывает и унижает США. Разгром конвоя PQ-17 организованный «бывшим военным моряком» Уинстоном Черчиллем именно этим и являлся. Это был циничный плевок в сторону американской нации. Причем речь шла не о людских и материальных потерях — на войне это неизбежно.

Речь шла о политических потерях. Конвой PQ-17, выражаясь словами большевистского Сталина, «проср…ла» Англия, своим страхом перед «Тирпицем», но тень от этого поступка падала не только на Англию, но и на США.

Вместе с Англией, слабыми оказались и США, и нейтральные страны, которые были готовы открыть рынок для американских товаров, или были готовы вступить в войну и воевать американским оружием, теперь колебались — а это потеря возможной прибыли, возможных рабочих мест, потенциальных рынков сбыта товаров.

Причем речь шла о таких объемах и суммах, что потопление десятка конвоев PQ-17 в сравнении с этим мелочь.

Подлый Черчилль, с началом Второй мировой войны, выступив в роли униженного просителя у Америки, видимо забыл, кому он обязан тем, что его туманный Альбион не вымер с голода, и начал вести свою любимую политику — отодвигать всех союзников на вторые роли и приписывая все заслуги себе, а поражения переписывая или деля с союзниками. Такого Англии простить было нельзя.

Конечно, сейчас война и США с Англией — союзники, но… Есть другие методы. Пора ставить Британию на место. Англичане должны понять, что время их владычества уже закончилось. Да, американцы не имеют боевого опыта, но ведь сами англичане не дают его приобрести! Кто отправил в мусорную корзину десятки планов десантных операций и открытия Второго фронта в Европе в 1942 году? «Бывший военный моряк» — Уинстон Черчилль. У США нет военного опыта, десантная операция не возможно, Мальта сейчас важнее…Хватит! Пора приобрести свой опыт! Без этих странных учителей.

Сталин ненавидел Гитлера и фашистскую Германию больше чем детей Арбата и кухонного оппортуниста Солженицына.

https://www.youtube.com/watch?v=xu6OVuf19PA

Сталин ненавидел Рузвельта и США за то, что они привели к власти Гитлера и вооружили Германию. (Большинство двигателей на немецких самолетах, танках — американской разработки, искусственное топливо, искусственный каучук — тоже американские технологии. Автомобильные заводы Форда — есть и в Германии.)

Сталин ненавидел Черчилля и Англию за то, что Англия сначала сдала Гитлеру всю Европу, а затем натравила Германию на СССР. К сожалению, он узнал о существовании секретного приложения к Мюнхенскому договору 1938 году слишком поздно. По этому протоколу Англия и Германия делили между собой всю Европу, включая территорию СССР.

Информация об этом документе поступила от агентов Молотова, который сменил на посту Меера Валлаха Литвинова (похоже, что покойный Меер Валлах был завербован британцами еще в 20-е годы). А затем перелет Гесса в Англию, в мае 1941 года, с неизвестным пассажиром для утверждения плана «Барбаросса».

Эх, если бы Вячеслав занял этот пост раньше! Тогда вполне возможно, что помимо факта подписания Гитлером и Черчиллем плана «Барбаросса» удалось узнать и направления немецких ударов! Кто ж знал, что немцы не испугаются болот Полесья, и главный удар будет в центре, а не на юге, как его уверял покойный Павлов.

Но сейчас и Рузвельт и Черчилль были его союзниками. Фиговыми, но союзниками, и выбирать не приходилось. А СССР нужны были боеприпасы и военная техника, и Сталин бомбардировал телеграммами Рузвельта и Черчилля.

Последний отвечал стандартно — Англия не может — Мальта в опасности, Египет в опасности, бессмертный «Тирпиц», люфтваффе, великий, ужасный и непобедимый Роммель.

Что касается Рузвельта, то просьба Сталина пришла к нему очень и очень своевременно. Ему нужен был повод, чтобы щелкнуть по носу англичан, и большевистский вождь Сталин, ему этот повод предоставил.

После разгрома конвоя PQ-17 британское Адмиралтейство категорически отказалось вести конвои в Северную Россию. Правительство Его Величества сообщило русским, что все последующие поставки будут направляться через Персидский залив.

Сталин резко критиковал это решение и потребовал от Вашингтона срочно доставить авиационные боеприпасы, которых уже не хватало, и электронику. Рузвельт, получив телеграмму от Сталина, произнес: «Вот ты и спекся «бывший военный моряк»!».

Читайте также:  Водка как оружие

Хотя и Рузвельт и американские военные публично бравировали своей храбростью, но в душе они сильно нервничали — отпиаренный лично Черчиллем непобедимый «Тирпиц» их сильно пугал. Но нация торгашей и банкиров, решившая поиграть в моряков, по старой привычке решила все подсчитать и просчитать.

Спешно собранные аналитики выдали результат — шансы встретить «Тирпиц» за время перехода будут гораздо ниже шансов забеременеть в нью-йоркской подземке. И Рузвельт дал добро на проведение операции «Неторопливый бег» Правительство приказало флоту доставить эти грузы в Россию.

Так началась операция «Неторопливый бег». Для нее было сформировано специальное оперативное соединение из тяжелого крейсера «Тускалуза» (капитан 1 ранга Н.Ч. Джиллет) и эсминцев «Эммонс» (капитан-лейтенант Т.Ч.

Раган) и «Родмен» (капитан-лейтенант У.Г. Мишле). Они должны были доставить требуемые грузы в Россию, и попутно доказать, что Черчилль лжет насчет вездесущих и смертоносных «тирпица», люфтваффе и «волчьих стай».

12 августа 1942 года груз был получен в Гриноке. «Тускалуза» приняла на борт около 300 тонн. Эсминцы приняли каждый по 39 тонн авиационных материалов. В качестве пассажиров соединение забрало 4 офицеров КВВС, 7 офицеров Королевского Флота и 167 рядовых. Эскадра вышла в море 13 августа. Пожалуй, стоит немного поговорить о кораблях этого оперативного соединения и их командирах.

Тяжелый крейсер «Тускалуза» (СА-37), был четвертым кораблем типа «Новый Орлеан». К началу работ над проектом крейсеров типа «Новый Орлеан», которые должны были последовать за типом «Портланд» программы 1929 г.

(N37 — 41), среди руководства американского флота все больше распространялось мнение о недостаточной защите своих первых тяжелых крейсеров.

После продолжительных дискуссий в Генеральном совете высказались в пользу корабля с усиленным бронированием.

Состав энергетической установки (ЭУ) новых крейсеров остался без изменений, а вот корпус был спроектирован заново и получился заметно короче и уже по сравнению с предшественниками. Сокращение длины было достигнуто за счет отказа от эшелонного расположения ЭУ в пользу линейного.

Кроме того, уменьшили длину каждого машинного отделения МО. Это позволило сократить длину поясной брони и довести ее толщину до 127 мм (по нижней кромке она утоньшалась до 76 мм). Погреба имели толщину стенок до 120 мм.

Броневая палуба на протяжении погребов и ЭУ достигала толщины 57 мм, утоньшаясь в оконечностях до 30 мм. В отличие от предшественников, башни ГК получили защиту от огня 203-мм орудий. Вес брони составлял 15% стандартного водоизмещения.

В результате зона свободного маневрирования под огнем 203-мм орудий при курсовом угле 60 градусов лежала в диапазоне 60 — 120 кабельтовых.

Источник: https://www.libfox.ru/181978-olga-tonina-voyna-v-arktike-1942-god-operatsiya-vunderland.html

Самое интересное в истории Российского флота

Пароход «Александр Сибиряков»
С картины П.П. Павлинова

10-31 августа 1942 года – решающий этап в битве за Арктику.

Слабо вооруженные ледокольные пароходы «Александр Сибиряков» и «Дежнев» поочередно вступили в неравный бой с новейшим тяжелым крейсером Германии «Адмирал Шеер» и вынудили его отказаться от поиска и разгрома советских конвоев в Карском море, уничтожения порта Диксон и блокирования Северного морского пути. Операция германского флота «Вундерланд» провалилась.

Несмотря на наличие большого количества надводных кораблей, подводных лодок и сильную авиационную поддержку, немцам не удалось достичь ни одной из поставленных на операцию «Вундерланд» целей. Решительное противодействие моряков Северного флота, в том числе экипажей ледокольных пароходов «Александр Сибиряков» и «Дежнев», обеспечило свободу судоходства в советской Арктике.

Советская Арктика в планах немецкого командования

Борьба на морских коммуникациях находилась в центре внимания германского командования на протяжении всей Второй мировой войны. В ее первые годы основной ареной этой борьбы была Атлантика.

Однако серьезные затруднения на Восточном фронте заставили фашистское командование активизировать противоборство в Арктике, чтобы блокировать военно-транспортные перевозки по Северному морскому пути.

Дополнительно читайте об этом в статье Ледоколы в битве за Арктику.

К весне 1942 года на базы в Северной Норвегии были переброшены линкор «Тирпиц» и четыре крейсера. Количество подводных лодок было увеличено до 20, а самолетов — до 400. Значительная часть этих сил была выделена для проведения операции «Вундерланд», целью которой было полное прекращение движения судов в советской Арктике.

Главный удар по нашим арктическим коммуникациям планировалось нанести силами одного или двух тяжелых крейсеров. В качестве дополнительных мер предусматривался ряд активных минных постановок и ударов авиации. Не менее напряженной была обстановка и на Черном море, где по подводным лодкам и самолетам противника стреляли даже из орудий перевозимых на верхней палубе танков.

Подробности читайте в статье о том. как танки Т-34 перевозили на танкерах.

Летом 1942 года суровые полярные воды стали ареной ожесточенных боевых действий. После разгрома конвоя «PQ-17» союзники временно прекратили отправку грузов в наши северные порты, и германское командование получило возможность наносить удары по нашим коммуникациям в Арктике.

В начале августа гитлеровцы узнали о формировании в Архангельске крупного конвоя, который вышел в восточном направлении. От японцев они получили сведения о проходе через Берингов пролив конвоя в составе которого были лидер «Баку» и два эсминца.

Во второй половине августа оба конвоя должны были встретиться в Арктике у пролива Вилькицкого, где обычно складывается наиболее тяжелая ледовая обстановка.

Скопление кораблей, ледоколов и транспортов в стесненной льдами акватории пролива и стало непосредственной целью операции.

Ее предполагалось провести с 10 по 31 августа силами тяжелого крейсера «Адмирал Шеер» и 5 подводных лодок. Немецкой авиации предписывалось нанести удары по Мурманску и Архангельску.

В центре этих событий оказались наши ледокольные пароходы «Александр Сибиряков» и «Дежнев».

Тяжелый крейсер «Адмирал Шеер»

Крейсер «Адмирал Шеер». Фотография предвоенных лет

В середине 1920-х гг. Германия приступила к строительству кораблей для рейдерских действий в океане. Главной «изюминкой» проекта стала дизельная силовая установка, обеспечившая огромную дальность плавания. «Адмирал Шеер» был вторым кораблем этой серии.

Его орудия главного калибра 280-мм располагались в двух трехорудийных башнях. Их дополняли восемь 150-мм орудий. В результате получился уникальный корабль, по мощи артиллерии превосходивший зарубежные тяжелые крейсера и имевший превосходство в скорости над линкорами того времени.

Его и направили на наши арктические коммуникации.

Первые герои и жертвы войны в Арктике

С 4 августа немцы начали развертывание подводных лодок в Карском море и у Новой Земли. Подводная лодка U-209 17 августа потопила две баржи, буксиры «Норд» и «Комсомолец», а буксир «Комилес» под обстрелом врага выбросился на берег.

Погибло более 300 человек и много ценных грузов. «Адмирал Шеер» 20 августа подошел к северной оконечности Новой Земли.

На следующий день он обнаружил караван судов во главе с ледоколом «Красин», но из-за тумана и сложной ледовой обстановки сблизиться с ним не смог.

Маршрут крейсера «Адмирал Шеер»

Затем приступили к минным постановкам. Немецкий минный заградитель «Ульм» (на борту 260 мин) 23 августа вышел к северо-западному побережью Новой Земли. Во время перехода он был обнаружен и потоплен английскими эсминцами.

Немецкие подводные лодки минировали проливы в районе Новой Земли. На этих минах позднее погиб сторожевой корабль «Муссон». Мины ставили также у входа в Кольский залив и на фарватерах у острова Кильдин.

Однако это не принесло ожидаемого результата из-за малой живучести мин в условиях Арктики.

24 августа немецкая авиация нанесла первый массированный удар по Мурманску, а подводная лодка U-601 в Арктике потопила торпедами транспорт «Куйбышев» при этом погиб весь экипаж судна.

«Адмирал Шеер» рано утром 25 августа обстрелял радиостанцию на мысе Желания (северная оконечность Новой Земли) и направился к проливу Вилькицкого. По пути он встретил и потопил ледокольный пароход «Александр Сибиряков».

Несмотря на скоротечность боя, капитан «Сибирякова» успел передать радиограмму о появлении немецкого рейдера в Карском море. После гибели парохода, его капитан А.А. Качарава и 17 моряков оказались в плену.

Командиру немецкого крейсера очень нужна была информация о ледовой обстановке в Карском море и в проливе Вилькицкого, но от пленных он этой информации не получил. Точно также под ударами эсминцев противника погиб в августе 1941 года слабо вооруженный сторожевой корабль «Туман».

Решительный отпор советских моряков и провал операции

Благодаря сообщению «Сибирякова» все наши суда в Арктике были предупреждены о появлении вражеского рейдера и перешли в безопасные районы. Командующий Северным флотом вице-адмирал А.Г. Головко приказал немедленно направить против немецкого крейсера бомбардировщики и подводные лодки, привести в готовность к его перехвату эсминцы. Однако обнаружить крейсер тогда не удалось.

27 августа «Адмирал Шеер» обстрелял Диксон, который в то время был одним из крупнейших наших портов в Арктике.

Ему отвечали орудия парохода «Дежнев» (четыре 76,2-мм и четыре 45-мм орудия), две пушки транспорта «Революционер» и одна стоявшая на деревянном причале 152-мм пушка, которую подготовили, но не успели отправить в Архангельск.

Мужественные и решительные действия североморцев заставили фашистов отказаться от высадки десанта и полного уничтожения порта.

Затем крейсер зашел с другой стороны и еще раз обстрелял порт. На этот раз ему отвечало все то же единственное 152-мм орудие. После нескольких близких разрывов снарядов немецкий крейсер поставил дымовую завесу и вышел из боя.

Итоги

«Дежнев» получил несколько крупных и множество мелких пробоин, труба и надстройки были сильно повреждены осколками, погибли 7 человек, около 30 моряков имели ранения.

Пароход подошел к берегу, лег на грунт и экипаж приступил к устранению повреждений. Пароходы «Кара» и «Революционер» пострадали при обстреле, но смогли благополучно уйти вверх по Енисею.

Ни в порту, ни в поселке больших повреждений не оказалось, а среди жителей и гарнизона порта не было даже тяжелораненых.

Пaроход «Дежнев». С картины В.М. Иванова

Немцам не удалось ни прервать наши коммуникации в Арктике, ни уничтожить наши конвои и разрушить порт Диксон. По нашим данным в крейсер попало три 152-мм снаряда, но немецкие источники это не подтверждают. На этом закончились боевые действия тяжелого крейсера «Адмирал Шеер» в советской Арктике, 30 августа он вернулся в Нарвик.

Немецкая авиация совершила еще несколько налетов на Мурманск и на Архангельск, на этом и завершилась операция «Вундерланд».

Оценив ее результаты, немецкое командование решило отказаться от использования надводных кораблей в водах советской Арктики.

Конвой с кораблями Тихоокеанского флота успешно прошел в Кольский залив и значительно усилил боевую мощь Северного флота. Тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» погиб 9 апреля 1945 года во время налета британской авиации на Киль.

При написании статьи были использованы следующие материалы:

  • История второй мировой войны 1939-1945 гг. Том 4 и 6. 1975 год.
  • История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг. Т. 3. 1961 г.
  • Баженов Н., Патянин С. «Ультра» против «Ульма». Альманах «Войны, История, Факты» № 1(8) май 2005 г.
  • Белов М.И. Провал операции «Вундерланд». 1962 год.
  • Доценко В.Д. Мифы и легенды российского флота. 2000 год.
  • Хаметов М.И. Адмирал А.Г. Головко. 1984 год.

О планах и реальной деятельности фашистов в советской Арктике сейчас появилось довольно много статей и книг. Возможно и у Вас, уважаемый читатель, есть какие-то интересные сведения по этому вопросу. Поделитесь ими в комментариях к этой статье. Это будет интересно всем!

Источник: https://korvet2.ru/operatsija-wunderland.html

Обстрел Диксона

Сколько он пролил крови солдатской
в землю чужую! Что ж, горевал?
Вспомнил ли их, умирающий в штатской
белой кровати? Полный провал.
Что он ответит, встретившись в адской
области с ними? «Я воевал».

Для начала,  немного  географии, о том театре боевых дейтвий, про который пойдёт речь в данной статье.         Северный морской путь — единственная судоходная магистраль вдоль арктических берегов России, проходит она вдоль побережья Баренцева, Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского, Чукотского морей, далее идёт он по Берингову проливу и вдоль Берингового моря.

Основными портами Северного морского пути считаются Мурманск, Игарка, Дудинка, Диксон, Тикси, Амбарчик, Певек, Провидения, Анадырь и Петропавловск-Камчатский. К началу ВМВ эта магистраль была уже довольно известной водной коммуникацией.

Очевидная выгода Северного морского пути для Советского Союза, всегда заключалась в непосредственной близости пути от отечественных берегов, кучи своих баз снабжения и в максимальном сокращении расстояний, выгодных для СССР,  как для торговых, так и военных путей в мировом масштабе. Например, от Ленинграда до Владивостока расстояние этим путем составляло всего 14 280 километров.

Правда, были, и определённые трудности в перемещении военных кораблей и торговых судов этим путем, они сильно затруднялись из-за тяжелых метеорологических условий. Низкие температуры, жестокие морозы, частые полярные ветры со стороны ледовых просторов океана постоянно волнуют поверхность северных морей.

В северном Ледовитом океане холодный ветер самый грозный фактор, поэтому там больше всего необходимо, и тогда и теперь, прислушиваться именно к ветру. Северный ветер беспрестанно выполняет огромную работу. Его сила всегда поднимает устрашающие штормы и ураганы. Ломаются и наползают льды многометровой толщины.Сильные ветры бушуют сутками, а моря при этом штормят беспрерывно.

Тем не менее, в тех местах бывает и благоприятная погода. Часто бывают также и штиль, и туманы, когда в двух-трех метрах ничего не видно. Такие частые ужаные погодные условия зачастую срывают выполнение метеонаблюдений.

Причем порт Диксон, где должен был разыграться финал запланированного наци действа — лежал как раз в мелководном районе, что ещё больше затрудняло эволюции кораблей его базы по безопасному лавированию на рейде от огня «Шеера». 

         Также, не будем забывать, что в августе 1944 года, примерно в этих же местах, где проиходят события данной статьи, в Карском море, от нацистских подводных лодок,  безнаказано погибли тральщики ТЩ-118 и ТЩ-114 и транспорт «Марина Раскова» из советского полярного конвоя БД-5.

        А теперь перейдём к  основной части статьи, описанию рейда германского тяжелого крейсера (карманного) «Адмирал Шеер», в Карское море в августе 1942 г. и обстрел им порта Диксон, с последующим позорным бегством от двух орудий батареи N 569. Которая имела на вооружении всего две 152-мм полевые гаубицы образца 1910/1930 гг. Полученные с началом ВОВ со складов Архангельского военного округа. Данный бой, в нашей современной историографии, по – моему мнению, незаслужено забыт.  Хотя в советское время он занимал у советских историков своё особое, почетное место.  Тогда считали, что героический бой ледокольного парохода «Александр Сибиряков» и оборона Диксона это подвиги, которые навсегда останутся событиями, о которых говорят «и небываемое — бывает!». Сегодняшние же российские историки грешат  совсем другой крайностью — в своем стремлении заработать бабла сплошь и рядом пишут про громкие победы белокурых рыцарей третьего Рейха, втаптывая наших отечественных героев в грязь. Безусловно, такое положение вещей мешает правильно понять, что же на самом деле произошло в суровых северных водах. Тем более, что истина в данном случае, впрочем, как и всегда, находится отнюдь не по середине.

Читайте также:  История второй мировой войны

Мы в предыдущей статье остановились на подробностях операции

«Либидошлаг» ,как составной части операции«Вундерланд».          Следующим важным этапом данной операции «Вундерланд» на Крайнем Севере стала вылазка «карманного» линкора «Адмирал Шеер». Собственно ему была поставлена довольно несложная задача — захватить Диксон, и разгромить сразу два русских конвоя – и по наличному составу сил и средств, противоборствующих сторон, она казалась достаточно легко выполнимой по — своему исполнению.

        После боя с «Сибиряковым» и обстрела мыса «Желания», «Шеер» идёт на

встречу в  заранее условленном месте с подводными лодками для получения подробных сведений о конвоях и ледовой обстановке, в данно  районе, а также, в том числе и для дозаправки их топливом. Эта встреча для «Шеера» окончилась неудачной потерей двух гидросамолётов БФ-138.  Бортовой  же его штатный самолёт-разведчик ещё ранее потерпел аварию.

И тут оставшись без своих «глаз и ушей», крейсер неожиданно для себя, ночью 18 августа обнаруживает пароход «Фридрих Энгельс», возвращающийся из одиночного плавания в Нью-Йорк. С самого парохода рейдер был обнаружен, но к сожалению не был опознан.

В его судовом журнале эта встреча была отмечена, однако в штаб Западного сектора Арктики капитан «Фридриха Энгельса», сразу не сообщил, по уважительной причине, всё того же радиомолчания.
Но с «Александра Сибирякова» — то  послать сообщение успели ещё до начала боя.

Но несмотря на это сообщение, подготовка к обороне порта Диксона началась только вечером 26 августа. Местные жители в  составе:работников порта, радиометцентра, аэропорта, отделения Госбанка, больницы, а также местные  охотники, собрались на встречу на борту СКР -19 «Семён Дежнёв».

Там было решено сформировать две группы местного ополчения: на острове и в порту были созданы противодесантные дружины. Под командованием главного инженера «Диксонстрой» А. И. Мережкова, комиссаром отрядов был назначен начальник Диксонского политотдела С. А. Шатов, начальником штаба, инженер «Диксонстрой», П. И. Ивушкин.

Женщины, дети, секретные документы ГУСМП должны были быть перевезены в район реки Лемберовка и замаскированы. Руководили обороной полковой комиссар В. В. Бабинцев, начальник морских арктических операций А. И. Минеев, начальник штаба морских операций Н. А. Еремеев и начальник полярной станции Диксон И. А. Сидорин.

  Также всем судам, находящимся в порту Диксона, было предложено уйти в устье Енисея в Гольчиху. К ночи бухта непривычно опустела. Однако тут, как это часто бывает, в канву нашего повествования, вмешался непредвиденный  фактор, могущий иметь самые плохие последствия, как для судьбы порта, так и для благополучного завершения «Шеером» его миссии.

В начале первого ночи в бухту заходит пароход «Кара», имеющий на борту, кроме груза снабжения, 250 тонн взрывчатки, который швартуеться у внутренней стенки причала, а из Игарки зашёл с лесом и стал на якорь, на внутреннем рейде порта вооружённый пароход «Революционер» (он был вооружён также как и «Сибиряков»).

Также у наружной стенки причала находился ледокольный пароход «Дежнёв» — СКР-19, который готовился к погрузке двух из трёх имеющихся в Диксоне артиллерийских батарей.  Командиром СКР-19 был А. С. Гидулянов, который в это время выехал на берег. За командира на «Дежнёве»  оставался старший помощник С. А. Кротов.

    А теперь хочется поговорить об артиллерийских батареях, охранявших порт Диксон.

Еще в конце лета 1941 г. на Диксоне вошли в строй две двухорудийные морские береговые батареи: 130-мм № 226 и 45-мм универсальная № 246. Позднее к ним добавилась батарея № 569. Последняя имела на вооружении полученные со складов Архангельского военного округа две 152-мм полевые гаубицы образца 1910/1930 гг.  И именно ей и выпала главная роль в последовавших вскоре событиях.

Историки, так и не выяснили до сих пор,   по чьему преступному приказу, были демонтированы две наиболее мощные из имеющихся батареи № 226 и № 246. Для отправки на новую Новоземельскую ВМБ. По-видимому, для охраны белых медведей и поморников.

Что это благодушие относительно того, что враг не посмеет сунуть своё рыло в Карское море  или запланированная измена, у историков нет ответа до сих пор.   В конечном итоге, когда пришёл «Шеер», одна из них вообще не могла стрелять — а вторая, вела огонь прямо с причала, не имея, при этом, комплект личного состава в 50% .  Благо её командир — лейтенант Н.М.

Корняков (истиный герой того боя, ему памятник нужно поставить, а он незаслуженно забыт потомками), не растерялся, и мобилизовал в помощь красноармейцам, некоторое число местных жителей.

В конечном итоге вывод можно сделать такой, что  если бы «Шеер» решил атаковать Диксон сразу же после затопления «Сибирякова», он мог бы оказаться на месте не позже полудня 26-го августа, и тогда бы нашел  батареи демонтированными или полностью не готовыми к бою — и все бы  закончилось гораздо хуже, чем в реальной истории.        Также имелись орудия и на кораблях в порту.

Утром 26-го в Диксон прибыл сторожевик «СКР-19» (ледокольный пароход «Дежнев»), который и должен был перевезти матчасть батарей на Новую Землю. Его вооружение состояло из четырех 76-мм, стольких же 45-мм орудий и пулеметов. Артиллерия (по одному 75- и 45-мм орудию и четыре 20-мм «эрликона») стояла и на пришедшем в порт поздно вечером пароходе ГУСМП «Революционер» (3292 брт).

Кроме них, у причалов, не будем забывать, находился ещё и невооруженный транспорт «Кара» (3235 брт), в трюмах которого лежало 250 тонн взрывчатки — аммонала.

При  всём при этом, нельзя назвать наличные силы защитников особо впечатляющими, однако немцы, со своей стороны, вообще не рассчитывали встретить здесь противодействие, может именно в этой неверной оценке и есть ключ к пониманию того, что произошло  позднее. По их данным гарнизон порта составляли не более 60 бойцов НКВД.

Выработанный штабом Меендсена-Болькена замысел удара по Диксону предусматривал высадку десанта силами до 180 человек, которые, то ли были выделены из состава экипажа, то ли были обыкновенной морской пехотой, специально выделенной «Шееру» для данной операции.

Ещё один неприятный момент, который имеет свойство повторяться во многих войнах, которые ведёт Россия на     протяжении своей истории. К моменту начала боя многие ключевые фигуры обороны Диксона — военком Северного отряда БВФ полковой комиссар В.В. Бабинцев и командир «СКР-19» старший лейтенант А.С. Гидулянов отсутствовали. Сделать на месте они не успели почти ничего. Так как морские батареи находились на барже для последующей перегрузки на «Дежнев.

Для командира Северного отряда Северной флотилии А. И. Минеева появление крейсера «Адмирала Шеера» в Карском море не было неожиданностью. Ещё 24 августа он получил первое тревожное сообщение И. Д. Папанина — начальника главного управления Северного морского пути о возможности проникновения в Карское море германского рейдера.

     Но, как ни трудно в это поверить, до утра 26 августа ни командование флотом, ни командование флотилии не приняли никаких мер по организации обороны на Севморпути.

Обстановка, вырисовавшаяся в советских штабах, указывала на то, что против нас действует несколько вспомогательных крейсеров противника.

По сообщениям, один вроде бы обстрелял мыс Желания утром 25-го, в рамках операции «Либидошлаг»,

а второй затопил «Сибиряков» (простой расчет скорости и расстояния показывает, что это не может быть один и тот же рейдер). Как позже вспоминал один из руководителей СФ: …..»К сожалению, как это часто бывает во время отсутствия достаточного количества данных, руководство СФ пришло к ошибочному мнению, о том, что в районе Новой Земли действует два немецких рейдера.

Телеграмма об обстреле немецкой подлодкой U-255, была, по всей видимости, искажена при передаче «наверх», плюс радиограммы «Сибирякова». В 14.00 мы связались с Диксоном, и уже в 14.07 его радиостанция приказала всем, находящимся в море судам прекратить работу на передачу.

На поиски ледокольного парохода была отправлена летающая лодка ГСТ, которая, к сожалению, вернулась ни с чем. В 15.45 мы отправили радиограмму, в которой всем судам сообщалось о наличии неприятельского вспомогательного крейсера в Карском море. К сожалению, мы не располагали тогда достаточными силами, для организации активного поиска и уничтожения немецких кораблей в регионе…».

Вот ещё воспоминания высокопоставленного руководителя СФ:« ….. Наше мнение о том, что вражеских крейсеров действует два, основывалось на расчете скорости и расстояния между мысом Желания и выходом в эфир «Сибирякова». В 01.

40 радиостанция на мысе Челюскин сообщила о третьем корабле противника, прошедшем мимо с большой скоростью на восток, внеся очередную неразбериху в попытку выработать меры противодействия противнику. Для ведения воздушной разведки в Карском море, площадью 883 тысяч кв. км у нас было всего два самолета ГУСМП.

Командование СФ готовилось выслать три ПЛ на позиции к северу от мыса Желания, к проливу Карские Ворота и в Карское море, к востоку от 80-го меридиана — что естественно было мало. Кроме того мы могли перенацелить прибывшую ранее группу гидросамолетов-бомбардировщиков МБР-2, занимавшихся поиском ПЛ уничтоживших баржу с полярниками. И все.

Особую обеспокоенность вызывал факт того, что к Диксону приближался «третий арктический конвой» в составе 2 ледоколов, трех танкеров и 8 транспортов. Впрочем, временный выход с обеспечением безопасности конвоя мы нашли. К конвою присоединились 3 самолета МБР-2, которые осуществляли дальнюю разведку по его маршруту следования.

В их задачу входило обнаружение немецких крейсеров и немедленное извещение по радио судов конвоя, чтобы те могли изменить курс. Было ясно, что самолеты, по всей видимости, рано или поздно будут потеряны из-за сложностей посадки на воду возле судов конвоя.

Но это был оправданный риск — конвою оставалось около суток хода до зоны льдов, где он мог укрыться от противника, а повернув его обратно, мы давали противнику возможность его обнаружить и разгромить. Переброска бомбардировочной авиации затруднялась нелетной погодой. Адмирал Степанов отдал приказ о восстановлении демонтированных береговых батарей на Диксоне.

К сожалению, этот приказ успели выполнить лишь частично. Хотя и частичное его выполнение позволило спасти Диксон….»      О третьем стало известно утром 26-го. В начале второго, радиостанция на мысе Челюскин сообщила о большом корабле противника, прошедшем мимо с большой скоростью на восток.

И это притом, что караван, который преследовался «Шеером», миновал этот мыс всего за пять часов до этого сообщения. Весть о том, что вооруженный корабль противника настигает беззащитный конвой, была для руководства Севморпути как гром среди ясного неба. В начале третьего того же дня, начальник ГУСМП известный полярник Герой Советского Союза И.Д.

Папанин связался по радио с командованием СФ и в довольно резкой форме потребовал у  Головко немедленно отдать приказание командующему БВФ вице-адмиралу Г.А. Степанову о высылке звена морских бомбардировщиков с запасом бомб для уничтожения рейдеров противника. На несколько часов раньше от Наркома ВМФ адмирала Н.Г.

Кузнецова в адрес командующих СФ и БВФ поступили приказания об усилении наблюдения за обстановкой на трассе ГУСМП, и необходимости контроля за передвижением всех торговых судов на СМП (чего ранее никогда не делали). И немедленной разработке ответных мероприятий по неедленному противодействию неприятелю.

Но при сушествовавшей системе руководства на даном театре боевых действий, на  скорую реализацию каких-либо конкретных шагов рассчитывать не приходилось. Во второй половине дня начальник штаба БВФ только лишь, доложил начальнику штаба СФ планируемые мероприятия, а именно:1.Организовать воздушную разведку в Карском море (площадь которого составляет 883 тысяч кв.

км) силами двух (!?!) самолетов ГУСМП;2.Выслать три подводные лодки СФ на позиции к северу от мыса Желания, к проливу Карские Ворота и в Карское море, к востоку от меридиана 80 р. И это при том, что поиск одинокого рейдера в этом районе силами одной ПЛ вполне сопоставим с проблемой нахождения иголки в стоге сена.3.

Перебазировать группу гидросамолетов-бомбардировщиков (гордое название для устаревших МБР-2) на гидроаэродромы острова Диксон и мыса Челюскин;4.Поставить перед союзниками вопрос о посылке в Карское море крейсера и миноносцев (смешно).5.

Дать указание командиру Северного отряда БВФ об усилении разведки и повышении готовности своих средств, и о жестком контроле режима плавания судов в его районе (а до этого, почему не делали).

      О дальнейшем поднятии градуса напряженности свидетельствует сообщение от 14:35 из штаба БВФ в адрес штаба СФ, в котором говорилось, что «через голову» командования СФ Нарком ВМФ приказал командующему БВФ донести о немедленном принятии мер по обстановке в Арктике. Вечером командование СФ сообщило в адрес флотилии, что с наступлением благоприятной погоды направит на сухопутный аэродром Амдермы два ДБ-Зф и четыре Пе-3. В 20:36 раздался очередной звонок из Москвы, в котором объявлялся окончательный «приговор»: перебросить в Диксон 10 МБР-2, шесть от флота и четыре от флотилии 14. Всего на борьбу со «Шеером» авиация СФ направила на Новую Землю, на Диксон и в другие арктические районы два ДБ-3ф, два СБ-2 и тринадцать МБР-2. Хотя к моменту перебазирования авиации рейд «Адмирала Шеера» был завершен. Как гордо об этом пишет нам, официальный источник по истории полярной военной авиации в годы ВОВ. Таким образом, на тягомотину с составлением планов и делопроизводство докладов о принятых мерах ушел весь день. И это притом, что в текущей обстановке каждый час был на вес золота.      Ну а теперь обратимся поподробнее к Диксону и событиям 26 августа 1942 года.

Взято из: http://my.mail.ru/community/istoriamira/7494EBF561028809.html

Источник: https://deni-didro.livejournal.com/32236.html

Ссылка на основную публикацию