Советское знамя победы

Знамя Победы: история, загадки, правда

Традиция водружать штурмовые флаги зародилась в годы Великой Отечественной войны в ходе наступательных действий Советской Армии при освобождении и взятии населённых пунктов. Если говорить о самом известном Знамени Победы, то его история хранит в сеье не мало интересных фактов и тайн.

6 октября 1944 года Верховный главнокомандующий Вооружёнными Силами СССР Иосиф Сталин выступил на торжественном заседании Моссовета, которое было посвящено 27-й годовщине Октябрьской революции, с такой речью: «Советский народ и Красная Армия успешно осуществляют задачи, вставшие перед нами в ходе Отечественной войны Отныне и навсегда наша земля свободна от гитлеровской нечисти, и теперь перед Красной Армией остаётся её последняя, заключительная миссия: довершить вместе с армиями наших союзников дело разгрома немецко-фашистской армии, добить фашистского зверя в его собственном логове и водрузить над Берлином Знамя Победы».

На Московской фабрике строчно-вышивальных изделий №7 началось спешное изготовление флага из красного знаменного бархата. В центре полотнища был размещён большой герб СССР, над ним – орден «Победа», под которым находилась надпись: «Наше дело правое – мы победили». Края флага украсили красочным орнаментом. Но это знамя так и не было отправлено в войска и осталось в столице.

А уже 9 апреля 1945 года, за месяц до капитуляции фашистской Германии, на совещании начальников политотделов всех армий 1-го Белорусского фронта близ города Ландсберга было решено, чтобы в каждой наступающей на Берлин армии изготовили красный флаг, который впоследствии мог быть водружён на здании Рейхстага.

Как известно, первой в центре Берлина в конце апреля 1945 года оказалась 3-я ударная армия 1-го Белорусского фронта. По приказу командующего генерал-полковника Василия Кузнецова из обычного красного сатина, купленного в одной из немецких лавок, было сшито девять штурмовых флагов – ровно столько дивизий входило в состав армии.

Знамёна были изготовлены по образцу государственного флага СССР, со звездой, серпом и молотом, которые от руки по трафарету рисовал художник, заместитель командира по политчасти Василий Бунтов. Кроме того, художник написал названия дивизий и все флаги пронумеровал. Позже выяснится, что Знаменем Победы окажется полотнище номер 5.

Древки для знамён смастерили тут же, из карнизов для штор.

Пока шли бои, ещё не было решено, какое знамя и над каким зданием можно водрузить, чтобы оно именовалось Знаменем Победы. Тогда командование 1-м Белорусским фронтом обратилось за советом к Сталину – вождь советских народов подчеркнул, что Знамя непременно должно быть размещено на Рейхстаге.

В ночь на 22 апреля штурмовые флаги были вручены представителям стрелковых дивизий 3-й ударной армии. А спустя неделю начались ожесточённые бои в районе Рейхстага. Третья попытка штурма здания увенчалась успехом.

Предназначенный для водружения над Рейхстагом штурмовой флаг 150-й Идрицкой стрелковой дивизии 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта, ставший Знаменем Победы, был установлен на крыше Рейхстага около трёх часов утра 1 мая.

Бойцы батальона, штурмовавшего Рейхстаг, вспоминали, что после полуночи командир полка, полковник Зинченко, приказал Михаилу Егорову и Мелитону Кантария подняться на крышу Рейхстага и на высоком месте установить штурмовой флаг.

Замполиту батальона лейтенанту Алексею Бересту было приказано возглавить выполнение боевой задачи по установке флага.

Первоначально Знамя поместили на фронтоне главного входа в Рейхстаг с восточной стороны, прикрепив к конной скульптуре Вильгельма I.

Спустя несколько часов, уже днём, на пылающий после артобстрелов Рейхстаг с самолётов было сброшено два шестиметровых Красных Знамени с надписями «Победа». Дальнейшая судьба тех полотнищ неизвестна. Предположительно, они сгорели в огне.

А вечером 2 мая состоялось водружение Знамени Победы на купол Рейхстага. Сделали это те же Егоров и Кантария. Полковник Зинченко вызвал двоих солдат к себе и вместе с ними отправился на крышу. Там он сказал, что приказ выполнен не полностью: велено было установить Знамя Победы на самый купол. Бойцы бодро ответили: «Есть!». И через несколько минут Знамя уже развевалось над куполом Рейхстага.

Правда, находилось там оно не долго. В соответствии с договором с союзниками, район Берлина должен был стать оккупационной зоной Великобритании. И в связи с передислокацией соединений 3-й ударной армии, Знамя было с Рейхстага снято. Вместо него было поставлено другое – также красного цвета, но ещё большего размера. Вот только дата замены Знамён доподлинно не известны.

В донесении начальника политотдела 150-й стрелковой дивизии подполковника М.В. Артюхова назывался день 5 мая. По другим сведениям это случилось 8-го, по иным – 9 мая. При этом командир 150-й дивизии Шатилов, говоря о дате снятия, упомянул 12 мая.

В дальнейшем Знамя Победы находилось в штабе 756-го стрелкового полка, потом хранилось в политотделе 150-й стрелковой дивизии. 19 июня по распоряжению начальника политотдела дивизии на полотнище была сделаны надписи: «150 стр. ордена Кутузова II ст. Идриц. Див.», а также: «79 Ск» и «3 УА 1 БФ». В тот же день маршал Жуков распорядился о доставке Знамени из Берлина в Москву.

Планировалось, что Знамя Победы пронесут по Красной площади на Параде Победы 24 июня 1945 года. Специально для этой цели тренировался расчёт: знаменосец Неустроев и его ассистенты – Егоров, Кантария и Берест.

Однако у предполагаемого знаменосца Неустроева к его 22 годам было пять боевых ранений и сильное повреждение ног. В связи с этим, а также из-за того, что участники расчёта продемонстрировали недостаточный уровень строевой подготовки, а назначать других знаменосцев было поздно, маршал Г. К.

 Жуков принял решение: Знамя не выносить. Поэтому, вопреки распространенному мнению, на Параде Победы Знамени не было.

10 июля 1945 года Знамя Победы было передано в Центральный музей Вооруженных сил в Москве на вечное хранение. Из музея оно выносилось в 1965 году по случаю 20-й годовщины Победы. Тогда знаменосцами Парада 9 мая были полковник К. Самсонов, сержант М. Егоров и младший сержант М. Кантария.

До этого же года в музее экспонировалось подлинное Знамя Победы. Но впоследствии его заменили на точную копию для обеспечения сохранности реликвии. Подлинник был перенесён в хранилище знаменного фонда. Его запрещено содержать в вертикальном положении из-за хрупкости ткани.

В связи с этим Знамя хранилось горизонтально и до 2011 года было покрыто специальной бумагой. Из древка Знамени были выдернуты девять гвоздей, которыми в 1945 году к нему прибили полотнище: их головки стали ржаветь и начали травмировать материал.

В 1990 году Знамя вывозилось в Белоруссию и на Украину под лозунгом «Нас объединяет Знамя Победы!». В 2000-х годах подлинное Знамя было показано на съезде музейных работников России.

8 мая 2011 года в Центральном музее Вооруженных сил был открыт зал «Знамя Победы». В нём находится точная копия Знамени. Дубликат поместили в стеклянный куб на специальных металлических конструкциях в виде направляющих рельсов для снарядов.

В основании конструкции были сделаны стеклянные витрины в виде разрушенной свастики, в которых размещены 20 тысяч железных крестов, предназначавшихся для награждения германских военнослужащих за взятие Москвы, а также фашистские военные знамена, оружие противника и копия плана «Барбаросса».

Интересные факты

Когда сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария устанавливали Знамя на купол Рейхстага, им пришлось подниматься по разрушенной лестнице и металлическим переплётам. В какой-то момент Егоров оступился и чуть было не сорвался с высоты. Его спасла зацепившаяся за что-то телогрейка.

Также, после войны Егоров и Кантария продолжали общаться. Они даже называли друг друга братьями, подкрепив эти слова давним грузинским обычаем: надрезали пальцы и прижали их один к другому. Егоров часто приезжал на Кавказ навестить своего боевого товарища. А его неожиданная кончина стала тяжёлым ударом для Кантарии.

Ещё один интересный факт: именем Михаила Егорова названы улица в Смоленске и переулок в посёлке Монастырщина Смоленской области. Также он является почётным гражданином Смоленска.

С 8 мая 1965 года Егоров и Кантария были почётными гражданами Берлина. Но их лишили этого звания 29 сентября 1992 года после объединения Германии.

Оригинальное же Знамя Победы, снятое с купола Рейхстага, хранится в специальной капсуле знаменного фонда, расположенной в подземном помещении Центрального музея Вооруженных сил. Она сделана из специального стекла, который задерживает ультрафиолет. Также в ней поддерживается определённая температура, освещённость и влажность – не более 60 процентов.

Ещё. У Знамени Победы не хватает полосы длиной 73 сантиметра и шириной 3 сантиметра. По одной из версий, полоску оборвал 2 мая 1945 года и взял себе на память бывший на крыше Рейхстага рядовой Александр Харьков, наводчик «Катюши» из 92-го гвардейского минометного полка.

По другой версии, в то время, когда Знамя хранилось в политотделе 150-й стрелковой дивизии, работавшие там женщины-военнослужащие захотели оставить себе сувениры на память, отрезали полоску и поделили между собой на куски.

Когда же знамя затребовали в Москву, никто признаваться в содеянном не стал. В начале 1970-х годов в музей пришла женщина, рассказав эту историю, она достала свой лоскуток красного цвета.

Кусочек материи приложили к Знамени, и он подошел по размеру.

Момент водружения Знамени Победы не был запечатлён на фото, нет его и в кинохронике. Зато в исторических, пропагандистских и учебных материалах широко используются созданные разными авторами исторические снимки с красным знаменем, на которых в действительности нет ни Знамени Победы, ни военнослужащих Береста, Егорова и Кантария.

Также ошибочно за оригинальную фотографию принимает снимок, ставший известным под названием «Знамя Победы над Рейхстагом», советского военного корреспондента Евгения Халдея. На самом деле, фотографу позируют сержанты Абдулхаким Исмаилов, Леонид Горычев и Алексей Ковалев.

Халдей попросил их установить на одну из башен Рейхстага красное знамя, которое он специально привез в Берлин по заданию ТАСС. Когда журналист смог добраться до Рейхстага, на здании уже было установлено множество флагов, и разобрать, какое их них Знамя Победы, не представлялось возможным.

К тому же сержанты 8-й гвардейской армии, в которой числились позирующие на фото солдаты, не принимали участия в штурме и взятии Рейхстага.

Аналогичная история произошла и с известным снимком фотокорреспондента газеты «Правда» Виктора Темина. На нём изображено полуразрушенное здание Рейхстага, на куполе которого развивается Знамя победителей.

Как позже выяснилось, на оригинальном кадре фотографа ещё не было установлено Знамя: оно появилось там лишь спустя сутки. Зато перед публикацией в газете столь необходимую и важную «деталь» сочли возможным дорисовать.

Причем художник-ретушер сделал флаг в два-три раза больше оригинала.

Екатерина Шитикова

Источник: http://moyapobeda.ru/znamya-pobedy-istoriya-zagadki-pravda.html

Знамя Победы – значение и роль в советской истории

Историческое значение водружения Знамени Победы над Рейхстагом в 1945 году. Как было задумано, как осуществлялась реализация знаменитого события. Для каких еще исторических событий применялось Знамя Победы. Какую роль играет в современной России.

Важнейшим символом поражения гитлеровской Германии для советских людей было и остается Знамя Победы, неприкасаемая реликвия Великой Отечественной войны.

Оно гордо реяло над куполом поверженного Рейхстага, возвещая всему миру об окончательном взятии немецкой столицы. Сам по себе флаг над главным зданием Берлина в военном отношении не имел никакого смысла. Но важность этого события для каждого жителя нашей страны и его символизм очевидны. Это означало полный разгром фашизма советскими войсками.

Красное Знамя Победы проделало длинный путь, тернистый и извилистый. Он сопровождался массой интересных и знаменательных событий, переплетением людских судеб, а также немалым количеством загадок и тайн. Ответы на многие мы наверняка уже не узнаем, поскольку живых свидетелей той эпохи почти не осталось.

Попробуем приподнять завесу истории и заглянуть вглубь времен.

Боец Красной Армии устанавливает Знамя Победы на Рейхстаге

Предпосылки водружения знамени

Свое начало известный исторический факт берет осенью 1944 года, когда Верховный главнокомандующий Вооруженными Силами СССР И.В. Сталин на официальном мероприятии упомянул в своей речи о том, что в ознаменование скорого разгрома немецко-фашистских войск нужно водрузить над Берлином Знамя Победы.

Слова главнокомандующего были взяты на вооружение. Одна из московских фабрик срочно изготовила флаг из красной ткани, по всем правилам и канонам производства. Но по разным причинам он не смог очутиться в Берлине.

Читайте также:  В ссср секс был! но какой!

Когда была разработана Берлинская операция, командующий 1-го Белорусского фронта маршал Советского Союза Г.К. Жуков дал указания командующим армиями сообщить, как только первая из них достигнет немецкой столицы. Главнейшей частью плана по ее захвату было водружение Знамени Победы над Рейхстагом.

История Знамени

В Берлинской операции были задействованы сразу несколько армий 1-го Белорусского фронта. Ввиду неких обстоятельств основные усилия по штурму городского центра пришлись на 3-ю ударную армию. Так она стала «первопроходцем» у стен Рейхстага. На ее плечи легла ответственность за исполнение приказа товарища Сталина.

Но флага, который должен взять на себя роль символа победы, не дождались. Надо было срочно предпринять какие-то действия. На исходе апреля, когда уже поступил приказ о взятии города, командующий 3-й ударной армии генерал-полковник В. Кузнецов распорядился как можно быстрее сделать замену Знамени Победы.

В немецком магазинчике приобрели кусок простой ткани красного цвета, из которой на скорую руку сшили 9 флагов. Ровно столько дивизий входило в состав 3-ей ударной армии. Накануне штурма их раздали командирам.

Волей судьбы Знаменем Победы оказался флаг №5. Он был в 150-й Идрицкой стрелковой дивизии под командованием подполковника М.В. Артюхова, водрузившей красное знамя на главную фашистскую цитадель. Именно ее солдаты во главе штурмующих первыми добрались до исторического места.

Выполняя приказ полковника Зинченко, с риском для жизни, младший сержант Кантария с помощью сержанта Егорова первым вылез на крышу, водрузил знамя и закрепил на куполе. Монументальное событие случилось вечером 2 мая. Имя бойца 576-го полка Мелитона Кантарии вошло в историю. Впоследствии оба воина получили высокое звание Героев Советского Союза.

Как водружали Знамя

Чтобы описать сложный путь Знамени Победы перед тем, как оно заняло свое историческое место на крыше здания Рейхстага, нужно проследить хронологию событий тех дней.

Штурм Берлина бойцами Красной Армии, фотография 1945 год

За сухими цифрами и фактами военных отчетов прячутся жестокие бои, едва ли не самые кровопролитные за всю историю войны.

Фашистские солдаты с дьявольским упорством защищали свою столицу, не жалея ни сил, ни жизни.

По отчетным данным, за одну лишь Берлинскую операцию Советская армия потеряла около 350 тысяч человек убитыми и ранеными.

Особенно яростно защищался Рейхстаг. Это был крайний оплот фашистского Третьего рейха, его отчаянная надежда. Но следовало взять Берлин во что бы то ни стало.

Командующий войсками 1-го Белорусского фронта маршал СССР Г.К. Жуков утвердил дату, когда главный символ Третьего Рейха должен пасть перед натиском советских бойцов.

Он рассчитал, что это произойдет 30 апреля 1945 года. Но выполнение было сорвано по причине ожесточенного сопротивления. Только 1 мая наконец удалось захватить вход в здание.

Его штурм не прекращался почти двое суток. Сражения шли за каждый этаж.

В таких условиях довелось участвовавшим в штурме водрузить Знамя Победы.

Флаг, реявший над Рейхстагом, стал самым знаменитым, но он был не один.

Штурмуя здание, начиная от входа и продвигаясь дальше, советские воины старались укрепить победные знамена во всех местах, куда только могли дотянуться.

По мере овладения каждым этажом и крылом здания, наши воины повсеместно украшали его стены и окна новыми красными флагами. Стяги были из разных материй и всевозможных размеров.

По всему зданию закрепили свыше 40 самодельных флагов, флажков и полотнищ. Они как бы символически прочертили путь сражения.

Когда штурм Рейхстага окончился и фашисты полностью прекратили сопротивление, все флаги после снятия были разорваны на мелкие лоскутки и разобраны в качестве сувениров.

Знамя Победы развевалось над поверженным Берлином до 5 мая, по одним данным, и до 12 мая, по другим. На сегодняшний день нет единодушия на этот счет.

Интересный факт – вначале на знамени не было надписи. Когда стало известно, что его ждут на Параде Победы в Москве, на нем сделали надпись «150 стр. ордена Кутузова II ст. Идриц. Див.», а также «79 Ск» и «3 УА 1 БФ».

Перед отправкой Знамени Победы в Москву, Берлин 1945 год.Торжественная встреча Знамени Победы в аэропорту, Москва 1945 год.

Так штурмовой флаг, не являвшийся официальным боевым знаменем соединения, стал символом победы советского народа.

Судьба Знамени после окончания войны

Когда символ Победы демонтировали с цитадели нацизма, первую неделю он хранился в 756-м полку. Потом его передали в распоряжение 150-й стрелковой дивизии подполковника М.В. Артюхова.

Затем его перевезли в столицу нашей Родины для участия в Параде Победы на главной площади страны. Таков был приказ командующего 1-го Белорусского фронта маршала Советского Союза Г.К. Жукова.

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков

Безусловно, все предвкушали, как прозвучит соответствующая команда, и знамя торжественно пронесут под звуки встречного марша по исторической мостовой.

К сожалению, этому событию не суждено было состояться. Хотя знаменная группа готовилась и тренировалась, но недостаток времени, низкая строевая выучка, а также боевые раны фронтовиков, входивших в группу, не позволили провести этот ритуал.

Принимавший парад маршал Жуков отказался от выноса.

Великий символ 10 июля 1945 года было направлен в Центральный музей Вооруженных Сил, где находится по сей день.

Знамя не покидает его стен. Исключение сделали лишь для парада 1965 года в честь юбилейной годовщины Победы в ВОВ. Ассистентами знаменщика на нем были назначены легендарные бойцы – те самые участники штурма Рейхстага, водрузившие Знамя Победы над его куполом.

На все последующие парады и официальные церемонии выносят не саму реликвию, а ее точную копию. Это решение было принято с целью обеспечить сохранность бесценной реликвии. Даже знамя, выставленное среди экспонатов Центрального музея Вооруженных Сил, является копией.

Подлинник содержится в подземном хранилище знаменного фонда. Полотнище расположено горизонтально. Пришлось извлечь даже гвозди – в количестве 9 штук. Мера была вынужденной, поскольку со временем их шляпки начали покрываться коррозией и ржаветь, что могло попортить вид знамени.

Знамя Победы в советской культуре

Знамя Победы в Центральном музее Вооруженных Сил

Этот флаг безоговорочно признан государственной реликвией России.

Примечателен факт, что знамя было повреждено. Кто-то оторвал тонкую полоску длиной чуть более семидесяти сантиметров.

По одной версии, ее на память оторвал кто-то из участников штурма, воспользовавшись случаем, на следующий день после водружения. По другим, эту полоску оторвали женщины, служившие в дивизии, где хранился символический флаг до отправки в Москву.

Конечно, позже реликвию отреставрировали. Провели ремонт очень бережно, чтобы сохранить целостность полотнища.

Бойцы Егоров и Кантария, водрузившие знамя на вершину оплота Третьего Рейха, долгое время являлись почетными гражданами Восточного Берлина. У них отняли это звание осенью 1992 года, когда обе Германии снова стали одним целым.

Интересно, что фотографий и кинохроники самого момента укрепления флага на верху Рейхстага нет. А все снимки и кинокадры, которые вошли в историю и стали частью сражения за Берлин, были сделаны позже либо реконструированы.

Знамя на официальном уровне стало символом Победы не только в Российской Федерации. Таким же его объявили Республика Беларусь, непризнанная Молдавская Республика Приднестровье, как и непризнанные Донецкая и Луганская Народные Республики.

Россия передала также копии Знамени Победы в Республику Беларусь и Республику Казахстан.

Источник: https://warspro.ru/velikaya-otechestvennaya-vojna/obshhie/znamya-pobedy-znachenie-i-rol-v-sovetskoj-istorii

ОСВОБОДИТЕЛИ. ЧАСТЬ 7. ЗНАМЯ ПОБЕДЫ

«Разведчики проскочили мостик вслед за взводом Литвака. Литвак сразу повел людей вправо, на позиции вражеских пулеметчиков. Разведчики побежали прямо, но вскоре фаусты и нули стали прижимать их к земле.

Правоторов бежал за Санкиным, когда впереди разорвался фауст.

Отброшенный волной, он разглядел, что Санкин упал. Подбежал, увидел, что тот тяжело ранен.

– Витя, не теряй времени! – со стоном произнес Санкин, видя, что парторг раздумывает, что делать с ним.

Глубоко тронули Виктора слова солдата, готового забыть о себе ради выполнения боевого задания. Он оттащил его в воронку, уложил поудобнее и заколебался – начать перевязку или двигаться дальше? Судя по состоянию друга, он не сможет помочь ему, а только потеряет время. Подберут санитары.

– Жди санитаров, Коля! – только и мог сказать он в утешение и бросился вперед. Догнал Булатова. Тот улыбнулся, обрадовавшись встрече на этой кипящей огнем площади. Как по команде, упали в неглубокую воронку, сделанную авиабомбой малого калибра. Только теперь парторг заметил, что Булатов держал в руке древко.

– Давай сооружай знамя, Гриша!

Булатов вытащил из-за пазухи полотнище, а из кармана шпагат, и они стали привязывать ткань к древку. Через несколько минут флаг был готов. Гриша начал было навертывать полотнище на древко, но Виктор остановил его и показал на рейхстаг, который медленно освобождался от дыма и пыли. Побитый и ободранный снарядами, он был совсем рядом.

– Рванем без остановки и с развернутым флагом!

– Что вы, Виктор Николаевич! Они ж весь огонь на нас повернут. Лучше донести его свернутым!

Правоторов отрицательно покачал головой:

– Товарищи наши залегли, и в шквале огня тяжело им оторваться от земли. Нужен толчок, и, когда они увидят флаг впереди, у стен рейхстага, они подымутся. Вперед с развернутым, Гриша!

Бросились вместе. Булатов пригнулся чуть ли не до самой земли, но флаг старался держать как можно выше. Ни пуль, ни осколков не слышал, думал лишь об одном – люди должны увидеть флаг.

Сами не заметили, как под ногами застучали каменные ступеньки. А вот массивная, плотно прикрытая дверь, левее окно, заложенное кирпичами. Но снаряд в нем сделал пролом, в который можно пройти свободно. Подбегая, Виктор бросил в него гранату. На мгновение прижались к стене, прислушиваясь, как грохнула первая граната в рейхстаге.

Булатов оглянулся, и лицо его расплылось в улыбке. В вихрях дыма и пыли показывались фигурки бойцов.

Что есть мочи он закричал, махая флагом. Виктор сделал шаг к окну, и как раз в этот момент оглушительно ударил фаустпатрон. По щеке потекла кровь.

– Витя, ты ранен! – испуганно закричал Булатов.

Успокоился, когда увидел, что парторг небрежно провел рукой по щеке, размазав кровь. Значит, рана не серьезна.

……………….

Едва Правоторов спрыгнул с подоконника, что-то хлестнуло его в живот. Он упал в то же мгновение – такова уж реакция, выработанная годами разведки.

Рядом упал Булатов, решивший, что возникла какая-то опасность.

Приглядываясь, заметил, что парторг недоуменно ощупывает широкую пряжку своего офицерского ремня. Потом улыбнулся и показал другу пряжку.

Пуля сделала глубокую вмятину, но не пробила ее.

– В общем, легкими ушибами встретил меня рейхстаг, – засмеялся парторг и потрогал щеку – кровь на ней уже запеклась.

В темноте отыскали лестницу и бросились по ней наверх, стараясь не стучать каблуками. Пусть кругом враги, но они выставят флаг на видном месте, чтобы он призывал товарищей. Вот и окно второго этажа. Гриша высунулся из окна и, держась за конец древка, стал размахивать полотнищем, крича: «Сюда, товарищи, мы здесь!» Но кто мог его услышать в адском грохоте?

Привязали древко к раме окна и не успели решить, что делать дальше, как внизу затрещали автоматы, грохнули гранаты. Разведчики попадали на пол и изготовились к стрельбе – они будут оборонять флаг, пока живы. Но услышали голос Сорокина и вскочили на ноги. Внизу увидели своих: Семена Сорокина, Ивана Лысенко, Степана Орешко, Михаила Пачковского, Павла Брюховецкого.

Полюбовавшись флагом в окне, Сорокин решил:

– Не увидят его там. Надо на крышу. Лезьте, мы вас прикроем.

Пятерка разведчиков проводила Правоторова и Булатова до чердака.

– Ну, теперь дуйте на крышу, – сказал Сорокин.

Через слуховое окно знаменосцы выбрались на крышу, осторожно, чтобы не провалиться в дыры, пробитые снарядами, подошли к скульптурной группе, что на фронтоне. Подходящее место! Надо только влезть на статую.

Поднявшись на ее фундамент, Виктор пригнулся и оперся руками о скульптуру:

– Взбирайся ко мне на плечи!

Гриша встал на плечи парторга, подтянулся и вмиг оказался верхом на коне.

Похлопал рукой медную шею огромного коня.

Читайте также:  Филателия как метод воспитания патриотизма

– Хорош, буду привязывать.

Вынув из кармана приготовленный шнур, привязал флаг к шее коня и завязал двойным узлом.

– Ну как? – сказал он, соскользнув вниз.

Взнузданный конь, изогнув шею, рвался вперед, словно ему не терпелось пронестись с развевавшимся над головой красным флагом по площади. Это не то, что в окне. Теперь флаг на виду.

– Гляди, гляди, Гриша, увидали! – воскликнул Виктор, указывая рукой на площадь.

Из облаков дыма выскакивали пехотинцы и с криком «ура» устремлялись к рейхстагу. Их воодушевлял красный флаг. Часть их была уже совсем близко от здания. Пройдет минута – и они ворвутся в рейхстаг… А когда соберутся здесь все роты, не устоять фашистам. Именно об этом и думал он, когда прорывался сквозь огненный шквал. Виктор схватил руку Гриши, крепко пожал ее.

– С наступающим праздником победы тебя, Гриша!

Было 30 апреля, 14 часов 25 минут московского времени.

Дорога в рейхстаг, пусть пока еще узкая, проложена, и по ней одиночки и мелкие группы то и дело прорывались через огненный смерч. Так ручеек, едва пробившись из-под земли, уверенно прокладывает себе путь…»

Бойцы батальона Героя Советского Союза С.Неустроева на подступах к Рейхстагу c Красным ЗнаменемМ.А. Егоров и М.В. Кантария выходят со знаменем на крышу Рейхстага

«Кондратов молча шагал по комнате: его волновала задержка Егорова и Кантария. Хоть с ними и пошел замполит, все могло случиться. Уж что-то долго не возвращаются.

Вспомнил, как назначал знаменосцев, когда получил приказ Зинченко. В подвале выстроились разведчики. Все – молодец к молодцу. В поисках каждый не раз отличался. На ком остановиться? Он видел, как недоуменно смотрят на него бойцы. Дескать, чего это начальник так долго разглядывает, словно при первом знакомстве?

Остановился на Егорове и Кантария. Учел, что они всегда отважно действовали в паре. Зинченко хорошо знал обоих и был доволен выбором. Это Кондрашов заметил сразу, как только привел разведчиков. Полковник, взглянув на них, произнес:

– На таких орлов положиться можно.

Разведчики еще не знали, какое задание им хотят дать, но, когда полковник развернул знамя, догадались.

– Вы что радуетесь? – сказал Зинченко. – С ним ведь не на парад идти.

– Пронесем, и будет оно на рейхстаге, товарищ полковник.

– Ишь какой догадливый народ, – засмеялся Зинченко. – Мне, значит, и объяснять нечего. Знайте только, что вам вручено Знамя Третьей ударной армии, которое станет символом нашей победы над фашизмом. Станет, если вы проявите все свое умение и отвагу. С этой минуты вы не разведчики, а знаменосцы. Желаю вам удачи!

Командир полка опустился на колено и, поцеловав Знамя, передал его разведчикам. Принимая Знамя, те последовали примеру полковника.

У Михаила и Мелитона праздник на душе. Выйдя от полковника, они долго разглядывали Знамя. Столько судили-рядили о нем, гадали, каким оно, Знамя Победы, будет. Оказывается, самое простое. Полотнище красного цвета – символ борьбы трудящихся. В левом углу – серп и молот, сверху – звездочка.

Каждый воин Советской Армии мечтал о таком задании, а счастье выпало им.

…В рейхстаге всего два с половиной этажа да чердак. Пробежать их нетрудно, если бы все было очищено от врага. А тут получалось так, что забраться на крышу – все равно что проникнуть в тыл врага.

По коридорам и лестницам пробирались медленно, боясь засады. И напоролись на нее на втором этаже.

В гитлеровцев полетели гранаты. Под прикрытием огня группы Береста преодолели второй этаж и полуэтаж. Забравшись на чердак, увидели продырявленную снарядами крышу. Это к лучшему: не надо искать слуховое окно. Полезли в первую попавшуюся дыру. Берест и его бойцы остались на чердаке.

На крыше огляделись. Передвигались осторожно, на ощупь: чего доброго, можно провалиться. Вот уже совсем рядом купол. Днем его разглядывали из «дома Гиммлера». Одна закавыка: купол-то стеклянный, как на него влезешь? Все же решили попробовать.

Оказалось, артиллеристы его обработали как по заказу: все стекла выбиты, одна решетка осталась. Лезь по ней, как по лестнице. Высоко, правда, но именно там, и только там, место знамени!

На ощупь, потихоньку карабкались вверх, остерегаясь наступить на поврежденный прут – может не выдержать. Об остатки стекол порезали руки – ладони сделались липкими от крови.

Даже в темноте ощущалась большая высота. Вспышки выстрелов виднелись где-то далеко внизу – тогда они не знали, что находятся на семидесятиметровой высоте… Споро принялись за дело. Кантария держал древко, а Егоров противогазной лямкой привязывал его к железной штанге. Когда полотнище заколыхалось от ветерка, само собой вырвалось из груди «ура». Красное знамя реет над Берлином!

Внизу гремели бои. Вспышки орудий, огненные змейки трассирующих пуль. Как гигантские сполохи, озаряли небо залпы «катюш». Раскатисто несся их грохот над дымящимися развалинами фашистской столицы. Со всех сторон к центру рвутся советские войска. Бьет последний час гитлеровского рейха!

Отблеск выстрелов осветил знамя откуда-то снизу, прямо из-под ног. Нагнувшись, глянули сквозь решетку. Как в глубоком колодце, там вспыхивали автоматные очереди. Догадались – купол находится над каким-то большим залом без окон.

Спустившись с купола, оглянулись на знамя. Оно было на месте, на самой высокой точке рейхстага. Жаль, что его сейчас не видят штурмующие.

Поздним вечером бой затих, но люди оставались на боевых постах, за пулеметами, не спускали глаз с подвалов. И вдруг голоса:

– Знаменосцы, знаменосцы идут!

Вместе с Егоровым и Кантария вернулся и Берест. Егоров начал было докладывать, но куда там! Чувство радости било через край. Комбат обнял и расцеловал знаменосцев, затем их стали поздравлять другие офицеры.

Мелитон широко раскинул руки, как бы желая обнять всех.

– Почему только нас, генацвале? Всех надо, всех!

Знамя Военного совета 3-й ударной армии развевалось на куполе рейхстага. Этому знамени придавалось не только военное, но и политическое значение: оно должно было стать символом нашей великой победы над фашистской Германией – Знаменем Победы.

В Журнале боевых действий 79-го стрелкового корпуса появилась запись: «В 18 часов 30.4.45 г. был повторный штурм рейхстага. Был дан уничтожающий огонь по центру… Рота 1 сб 756 сп первой ворвалась в северную часть рейхстага и водрузила над ним врученное красное знамя № 5».»

М.В. Кантария и М.А. Егоров с одним из штурмовых флагов, водружённых над Рейхстагом. Сфотографировано 2 мая 1945г. Фотокор Анатолий Павлович МорозовЗнамя на Рейхстаге 1 мая 1945г. (снято около полудня с борта самолета). Автор — фотокор газеты «Правда» Виктор Темин. Фоторетушь (знамя дорисовано).К фото выше
Берлин. Советское знамя над Рейхстагом. Фото Марка Редькина, снимавшего  на крыше Рейхстага 2 мая 1945г.
Этот снимок (и аналогичные ниже) сделан Евгением Халдеем 2 мая 1945г. Евгений Халдей: «Нас там [на крыше Рейхстага] было четверо, но я хорошо запомнил вашего земляка киевлянина Алексея Ковалева, который привязывал флаг. Я его долго фотографировал. В разных позах. Помню, что мы все очень тогда продрогли… Ему и мне помогали старшина разведроты Гвардейской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого Запорожской стрелковой дивизии Абдулхаким Исмаилов из Дагестана и минчанин Леонид Горычев»
На фотографиях советского фотокорреспондента Е. А. Халдея, получивших известность под названием «Знамя Победы над Рейхстагом» (используется также название «Красное знамя над Рейхстагом»), широко используемых в публицистике, а также в исторической и учебной литературе о Знамени Победы, в действительности запечатлено не Знамя Победы. Позировавшие корреспонденту сержанты Абдулхаким Исмаилов, Леонид Горичев (стоят) и Алексей Ковалёв (держит древко) на одну из башен Рейхстага устанавливали красное знамя, специально привезённое Халдеем по заданию ТАСС. Снимки были сделаны 2 мая 1945 года, когда Рейхстаг уже был взят. Когда Халдей добрался до Рейхстага, флагов там уже было установлено множество, и в их числе — Знамя Победы. Использование художественных фотографий Халдея как символа Победы не отвечает исторической правде и потому, что войска 8-й гвардейской армии, в которой числились запечатлённые на фотографии военнослужащие, не принимали участия в штурме и взятии Рейхстага, дойдя с боями только до Бранденбургских ворот. Таким образом, постановочные фотографии Халдея с красным знаменем на крыше Рейхстага, ошибочно принимаются за водружение Знамени Победы.

Источник: https://skaramanga-1972.livejournal.com/695586.html

Кто-же водрузил Знамя Победы над Рейхстагом? «Дню Победы» посвящается. часть I. — DRIVE2

Эту историю я услышал очень давно можно сказать от человека который принимал непосредственное участие в боевых действиях в ВОВ и был знаком с главным героем давно!

Но так распорядилась жизнь что мне в попутчики в моем небольшом отпуске попался человек который рассказал мне эту историю еще раз и я решил рассказать её Вам, была проведена небольшая работа, нарыты данные в глобальной сети и вот выношу на Ваш суд!

читайте, будет много букв, но мне понравилась, надеюсь понравится и Вам!
итак поехали…

ПОБЕДА!

Главным при водружении Знамени Победы над Рейхстагом был не только Кантария и Егоров, а также лейтенант Берест, о котором приказали забыть…

Берест Алексей Прокопьевич

Красное полотнище Военного совета №5, которое стало известно как Знамя Победы, взметнулось над Рейхстагом перед самой полночью 30 апреля 1945 года.

Командир 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии полковник Федор Зинченко, назначенный комендантом Рейхстага, назначил знаменосцами разведчиков — сержанта Михаила Егорова и младшего сержанта Мелитона Кантарию.

Их привели в логово фашистов через несколько часов, как в здание ворвались штурмовавшие его подразделения. Самостоятельно задачу знаменосцы выполнить не смогли. Вывел их на крышу Рейхстага и прикрыл огнем замполит лейтенант Алексей Берест. Втроем они салютовали с вершины купола Родине о победе над фашизмом.

Под ними, тремя, лежал поверженный Берлин…И если разведчики вскоре стали Героями Советского Союза, то Алексею Бересту достался только орден Красного Знамени. Его имя оказалось забыто из–за самолюбия сильных мужчин, борьбы за славу, намеренных и случайных исторических ошибок.

Фотография корреспондента газеты «Правда» В. А. Тёмина «Знамя Победы над Рейхстагом 1 мая 1945 года в Берлине». Снимок удостоен наград в СССР и за рубежом

Правду об Алеше Бересте и его трагической судьбе накануне 65–летия Победы решил рассказать его земляк, полковник в отставке Юрий Галкин, долгие годы проработавший в Главном организационно-мобилизационном управлении Генерального штаба и в Центральном архиве Министерства обороны РФ.

—Приехав однажды на родину в село Синявское, расположенное между Ростовом–на–Дону и Таганрогом, я заинтересовался судьбой своего земляка — Алексея Береста, на могиле которого было лаконично выведено: “Участник штурма Рейхстага”.

Известно было, что Алеша в 12 лет остался круглым сиротой, долго беспризорничал, жил в детдоме. Закончив семь классов средней школы, работал трактористом. После службы в армии попал прямиком на войну с финнами.

В самый разгар Великой Отечественной рослого, смышленого паренька направили в Ленинградское краснознаменное военно-политическое училище.

По окончании ускоренного курса Алексей попал в самое пекло боев: был назначен заместителем командира по политчасти 3-го стрелкового батальона 756-го стрелкового полка 3-й ударной армии Первого белорусского фронта.

Природа Алексея не обидела: он вымахал ростом под 2 метра, был плечистым, подтянутым, невозмутимым. При этом силой обладал богатырской, легко поднимал двух фрицев и сталкивал их лбами. В бою неизменно оказывался в первом эшелоне, действовал как заправский командир.

…Берлинская операция началась 16 апреля 1945 года и по плану должна была закончиться 25 апреля, но растянулась на две недели.

— 150-я стрелковая дивизия, где воевал Берест, вела тяжелейшие уличные бои в Берлине, продвигаясь по два-три километра в сутки к центру города. Здания и улицы были приспособлены немцами для обороны. В верхних этажах домов располагались снайперы и автоматчики.

— Директивой Военного совета 3-й ударной армии предписывалось ускорить взятие Рейхстага. Специально оговаривалось, что командир части, подразделения, которые первыми водрузят знамя над Рейхстагом, будут представлены к присвоению звания Героя Советского Союза. Указывалось также, чтобы эту информацию довели до каждого воина.

Первое упоминание о Знамени Победы датируется 6 ноября 1944 года. Именно в этот день Сталин на торжественном заседании Моссовета призвал советских воинов: “Добить фашистского зверя в его собственном логове и водрузить над Берлином Знамя Победы”.

Читайте также:  Дембельский фотоальбом советского солдата

16 апреля 1945 года состоялось совещание начальников политотделов всех армий 1-го Белорусского фронта по вопросу, как выполнить указание Сталина. Где и на каком объекте водружать Знамя Победы? Жуков, рассудив, что это вопрос политический, обратился в Главное политическое управление. Был получен ответ — над Рейхстагом!

Предпочтительнее шансы первыми подойти к Рейхстагу были у 3-й ударной армии. Изготовили девять знамен — по числу соединений в армии. Знамя по размеру и форме напоминало Государственный флаг СССР.

В ночь на 22 апреля от имени Военного совета армии знамена распределили между соединениями. Знамя №5 получил командир 150-й стрелковой дивизии генерал-майор Шатилов.

Рейхстаг был подготовлен к круговой обороне. Окна заложены кирпичом, оставлены небольшие по размеру амбразуры и бойницы.
30 апреля перед рассветом Рейхстаг штурмовали выдвинутые в первый эшелон три спешно доукомплектованных батальона.

В центре по направлению от “дома Гиммлера” действовали батальоны 150-й стрелковой дивизии Неустроева и Давыдова. На стыке между ними находилась группа Макова. Левее, со стороны швейцарского посольства, — батальон из 171-й стрелковой дивизии полковника Негоды, которым командовал старший лейтенант Самсонов.

Здесь же находилась и вторая штурмовая группа майора Бондаря.

Две атаки из-за шквального огня были отбиты. Но в середине дня 30 апреля 1945 года в штаб 1-го Белорусского фронта поступило сообщение, что Рейхстаг взят, и красное знамя на нем. Доклад о взятии Рейхстага быстро дошел до Москвы. Из нее поступило поздравление Сталина.

https://www.youtube.com/watch?v=LyCcQeAMqhg

Военный совет 1-го Белорусского фронта издал приказ №06 — поздравление. В нем говорилось: “Войска 3-й ударной армии генерал-полковника Кузнецова заняли здание Рейхстага и сегодня, 30 апреля 1945 года, в 14 часов 25 минут подняли на нем советский флаг”.

— В это время ни одного советского солдата в Рейхстаге не было. Штурмующие батальоны, прижатые к земле плотной огневой завесой противника, находились на Королевской площади, в двухстах метрах от здания. Желаемое за действительное выдал командир 150-й стрелковой дивизии генерал-майор Шатилов.

Когда командование 150–й дивизии разобралось в обстановке и уяснило, что Рейхстаг не взят и победного флага на нем нет, изменить что–либо было сложно.

В своей документальной повести Неустроев вспоминает: “На мой командный пункт позвонил генерал Шатилов и приказал передать трубку командиру полка.

Потребовал от Зинченко: “Прими меры к тому, чтобы любой ценой водрузить флаг или хотя бы флажок на колонне парадного подъезда”.

Реальный шанс у штурмующих подойти и ворваться в Рейхстаг появился только с наступлением темноты. Тридцатиминутная артподготовка началась в 21.30 по местному времени, а в 22.00 штурм Рейхстага возобновился.

Маковцы в числе первых подбежали к парадному входу. Массивная дверь была заперта. Возле нее скопилось около взвода солдат. Бойцы бревном протаранили парадную дверь. Штурмующая группа сразу же бросилась захватывать помещения первого этажа и баррикадировать выходы из бункера.

В очень сложной обстановке ночного боя и в перемешанном составе командовать взялись те командиры, которые были в авангардной группе. Это были офицеры из неустроевского батальона — начальник штаба Гусев, замполит Берест, агитатор политотдела 150-й стрелковой дивизии капитан Матвеев, а также офицер корпуса капитан Маков.

По их команде бойцы стали забрасывать гранатами коридоры и выходы из подземелья.

Маков отдал команду старшему офицеру связи Владимиру Минину прикрепить знамя 79-го стрелкового корпуса на крыше Рейхстага и в помощь им дал семь пехотинцев. Достигли чердака. Через слуховое окно выбрались на крышу и к башне прикрепили знамя. Затем знамя перенесли на скульптурную группу.

Это были бойцы-добровольцы из 136-й артбригады: Загитов, Бобров, Лисименко, Минин. Время было 22.30—22.40 по местному времени. Маков поднялся к знамени и тут же доложил по рации в штаб 79-го стрелкового корпуса о водружении знамени на Рейхстаге.

Свидетелем доклада был Неустроев, а принимал сообщение начальник политотдела армии Лисицын.

Засвидетельствовать факт водружения первого знамени на крыше Рейхстага старший офицер связи Владимир Минин пригласил офицера штаба корпуса майора Бондаря. Поднявшись на крышу, бойцы штурмовой группы Михаила Бондаря закрепили у задней ноги скульптуры свой
собственный флаг.

А в 23 часа 30 минут красное полотнище на западном фасаде установили бойцы взвода разведки 674–го стрелкового полка во главе с лейтенантом Сорокиным.

“Водрузить флаг любой ценой!”

Полковые разведчики сержант Егоров и младший сержант Кантария в это время должны были бы находиться в боевых порядках. Но на самом деле оставались на наблюдательном пункте штаба 756–го стрелкового полка, при знамени Военного совета.

Далеко за полночь, во время очередного затишья, прибыл командир 756-го стрелкового полка полковник Зинченко. Он приказал Неустроеву доложить обстановку. Полковника интересовало знамя. Неустроев доложил, что знамен много: флажки взводные, ротные, бригадные, корпусные установлены на рейхстаге в расположении их позиций.

Оказалось, что знамя осталось в штабе полка, в “доме Гиммлера”. Зинченко позвонил начальнику штаба полка Казакову и приказал ему немедленно организовать доставку знамени в Рейхстаг. Его доставили между тремя-четырьмя часами ночи разведчики Егоров и Кантария.

— Командир полка Федор Зинченко поставил перед ними задачу: “Немедленно на крышу Рейхстага и установить на ней знамя №5”. Минут через двадцать Егоров и Кантария возвращаются со знаменем. “В чем дело?” — гневно спросил полковник Зинченко. “Там темно, у нас нет фонарика, мы не нашли выход на крышу”, — ответил Егоров.

Командир 756-го стрелкового полка Зинченко приказал комбату Неустроеву обеспечить водружение Знамени Победы над рейхстагом. Неустроев передал это приказание своему замполиту лейтенанту Алексею Бересту, так как был абсолютно уверен, что он его выполнит успешно.“

“Я разведчиков на крышу за шиворот затащил”

— Алексей Берест с отделением автоматчиков Щербины, Егоровым и Кантарией начали пробираться на купол Рейхстага. Тут же на втором этаже раздались автоматные очереди и разрывы гранат. Завязался бой. Позже Алексей Берест вспоминал: “Из-за артиллерийских обстрелов лестница в отдельных местах была разрушена — мы образовывали живую лестницу”.

Нижним был могучий Берест, ему на плечи становился один солдат. А на него — другой. На крышу рейхстага Егорова и Кантарию Алексей Берест буквально вынес на своих плечах. Как руководитель операции он и на крышу Рейхстага вышел первым, чтобы выяснить обстановку и обезопасить установку знамени. Только после этого он разрешил разведчикам подняться на купол.

После установки Знамени Победы они с крыши Рейхстага трижды салютовали о выполнении почетного задания.
— Когда Берест вернулся и доложил, что Знамя Победы установлено на самом видном месте — на бронзовой конной скульптуре на фронтоне главного подъезда, Неустроев спросил: “Не оторвется?” — “Сто лет простоит, мы знамя к лошади ремнями привязали”.

— “А солдаты как?” Смеется: “Ничего. Я их на крышу за шиворот затащил”.

Как и все находящиеся в Рейхстаге, лейтенант Берест не очень разбирался в расположении помещений, да еще в темноте. Он вывел Егорова и Кантарию на крышу Рейхстага, но не на западную сторону, видимую начальству со стороны Королевской площади, где уже развевался флаг, водруженный маковцами.

Знамя Победы было водружено на противоположной — восточной стороне. Там тоже над подъездом возвышался фронтон, а над ним находилась скульптура конного рыцаря — кайзера Вильгельма.

К исходу следующих суток, когда огонь вражеских снарядов смел с западной стороны многие доставленные сюда флаги, в том числе и тот, что водрузили маковцы, знамя Военного совета 3-й ударной армии осталось невредимым.

Рейхстаг горел. Немцы ринулись в контратаку, применили фаустпатроны. На людях тлела одежда, обгорали волосы, от дыма нечем было дышать…

В горящих залах, на лестницах и переходах вновь завязался кровопролитный встречный бой. На исходе ночи 1 мая разведчики Неустроева, осматривая здание, обнаружили в стене дверь на первом этаже. Лестница уходила вниз.

Спустившись по ней в подвальное помещение, бойцы оказались в большом бетонном зале. И тут же попали под пулеметный огонь. Пятеро солдат были убиты сразу, троим чудом удалось спастись. Неустроев послал новую группу разведчиков в бункер.

Они захватили пленных.

Из 450 солдат батальона Неустроева 180 было ранено или убито. Остальные валились с ног от усталости.

— Вдруг противник прекратил огонь. Вскоре из-за угла лестницы, ведущей в подземелье, показался белый флаг. Немцы вызывали на переговоры, но выдвинули условие. Поскольку среди них переговоры будет вести генерал, то и от советской стороны должен быть генерал или в крайнем случае полковник. Причем полномочия он должен был иметь командующего фронтом или армией.

Связываться с Зинченко или тем более с Шатиловым — командиром 150-й стрелковой дивизии, просить их прибыть в Рейхстаг на переговоры, когда каждый метр Королевской площади простреливается, было нереально, а самый старший по званию — капитан Неустроев. Комбат предложил представительному и статному лейтенанту Бересту пойти на переговоры “полковником”.

Воды, чтобы отмыть с лица копоть, не было. Но в одной из комнат солдаты нашли несколько бутылок белого сухого вина. Ополоснув им лицо и шею, Алексей наскоро “насухо” побрился, надел трофейную кожаную куртку, закрывающую лейтенантские погоны. Офицерскую фуражку заняли у капитана, политотдельца Матвеева.

Так Алексей Берест стал временно полковником, представителем командующего 3-й ударной армии генерал-полковника Кузнецова на переговорах о капитуляции гарнизона Рейхстага. Сам Неустроев решил идти “адъютантом”. Он сбросил ватник, чтобы была видна гимнастерка с орденами.

“Переводчику”, солдату Ивану Прыгунову, прикрепили погоны старшего лейтенанта.

Парламентеры, спустившись в подвал к гитлеровцам, сильно рисковали. Немцы могли пристрелить в любой момент.

— На брустверах стояли пулеметы, кругом автоматчики в полной боевой готовности. Встретивший их полковник на ломаном русском языке заявил, что немецкое командование готово идти на капитуляцию, но при условии, что русские солдаты будут отведены с огневых позиций.

Берест на это ответил, что если они хотят остаться в живых, то должны сложить оружие и подняться наверх, пройти через наши боевые порядки, как положено всем военнопленным, и под дулами автоматов.

Гитлеровец пытался выторговать свободный проход к Бранденбургским воротам, но, не выдержав сурового взгляда Береста, сказал, что эти требования он доложит генералу-коменданту гарнизона Рейхстага.

— Далее разговор проходил в кабинете генерала-коменданта.

В конце беседы немецкий генерал заявил, что они не сдаются, и один из парламентариев должен остаться с ними в качестве заложника. “Товарищ полковник! — козырнул Прыгунов.

— Разрешите обратиться: я остаюсь здесь…” Берест глянул в худенькое, бледное лицо паренька, которого знал немногим больше месяца.

Его, пятнадцатилетнего пацана, немцы угнали на работы в Германию, около трех лет он просидел в концлагере, был освобожден, прошел проверку СМЕРШа, был призван в армию. И вот теперь, может, в последний день войны, добровольно вызвался остаться в лапах фашистов.

Берест предупредил немецкого генерала, что он отвечает головой за жизнь старшего лейтенанта Прыгунова.

Парламентеры отправились в обратный путь. Автоматы и пулеметы смотрели им в спины. Дорога оказалась длинной.

Уже когда они выбрались в вестибюль, немецкий офицер, сопровождавший их, выстрелил Бересту в спину, но промахнулся. Алексей рывком повернулся и разрядил в него свой пистолет.

— К этому времени к Рейхстагу прорвались и другие подразделения. Гитлеровцы вторично выбросили белый флаг и на этот раз стали группами выбираться наверх и сдаваться.

Немецкий полковник, первым встретивший Береста в подземелье, узнал его, подошел к нему и положил свой пистолет к его ногам, хотя в этот момент у него на плечах были погоны лейтенанта. Генерала в черном мундире видно не было. Не появился и Ваня Прыгунов.

Алексей расспрашивал, выходивших из подземелья немцев о нем, грозил им. Но никто не знал о судьбе русского переводчика. Берест послал в бункер солдат. Они обшарили все закоулки, но Ваню Прыгунова нигде не нашли.

2 мая немецкий гарнизон Берлина во главе с его комендантом генералом Вейдлингом капитулировал.

продолжение следует

Источник: https://www.drive2.ru/b/328884/

Ссылка на основную публикацию