В ссср секс был! но какой!

В ссср секс был! да ещё какой

Журналист и эксперт по индустриальным коммуникациям Алексей Агуреев вспоминает о фестивале молодёжи и студентов и как партия комсомолкам скомандовала — «надо».

Первый фестиваль в 1957 году я, разумеется, не застал, а во втором — в 1985 — даже поучаствовал. Итак, в 85-м году был у нас комсомол. А у комсомола был райком.

И вот этот самый райком за полгода до фестиваля распорядился выделить сколько-то там морально устойчивых молодых тассовцев в «оперотряд фестиваля».

Оперотряд — это как дружинники, только не по графику «раз в месяц», а всегда внезапно, типа «через три часа обеспечьте присутствие 10 человек на дежурстве».

Сколько раз руководители оперотрядов «в первичках» просили райкомовских деятелей предупреждать о дежурствах «ну хотя бы за день!». Ответ был всегда один: ваш отряд называется оперативным, вот и реагируйте оперативно!

Каким-то странным образом я попал в число морально устойчивых и весь фестиваль должен был провести в оцеплении либо на краю города, либо вокруг какого-нибудь спорткомплекса или отеля.

Но наш райком не был бы райком, если бы не менял свои решения перед самым их исполнением.

Или, возможно, комсомольцев всё-таки сочли недостаточно устойчивыми и в оцеплении доверили стоять другим, более проверенным товарищам!

Фото © РИА Новости/Леонид Палладин

Но тех, кто попал в фестивальные списки, просто так не отпустили. Оргкомитет фестиваля меня тут же зачислил в «переводчики» и решил выдать «спецодежду» — курточку с брючками, типа джинсовых, но, разумеется, не джинсовых (в те годы это было бы слишком круто!).

Перед работой надо было пройти собеседование, чтобы выявить уровень владения языком. Собеседование проходило в гостинице «Юность» на метро «Спортивная» и стало самым смешным в моей жизни. Оно заключалось всего лишь в заполнении анкеты, где нужно было оценить свои языковые знания.

Красный диплом иняза помимо лингвистических знаний за годы учёбы привил мне, как и многим другим выпускникам этого вуза, два совершенно необходимых для переводчика и, казалось бы, абсолютно исключающих друг друга качества: постоянное сомнение в своём уровне знаний и здоровую переводческую наглость (переводчик не должен молчать ни при каких обстоятельствах, учили нас).

Именно поэтому свой уровень знаний английского (а он в институте у меня был вторым) я и оценил на «общаюсь свободно», что-то типа четвёрки.

Оказалось, что я слишком сильно поскромничал. Все претенденты в переводчики вокруг меня оценили свой уровень владения на «перевожу синхронно», то есть на 5.

Я не верил своим глазам, этого просто не могло быть — никогда я не видел вокруг себя столько синхронистов сразу.

Синхронный переводчик — это же штучный товар, это навык, который нарабатывается годами мучительной практики! А тут, только посмотрите, им и 20 лет не исполнилось, а все уже опытные синхронисты!

По «результатам собеседования» меня поставили работать с моим вторым четвёрышным английским с делегацией из ООН.

Фото © РИА Новости/К. Рошковский

Моя группа из ООН состояла из двух человек — нашего ооновского дипломата (мужика лет сорока или чуть старше) и его молоденькой начальницы родом из Суринама (долго я на карте искал этот Суринам).

Прилетели они из Женевы и представляли то ли ЮНЕСКО, то ли ЮНИСЕФ, то ли ЮНКТАД, сейчас и не вспомню.

И, поскольку они были из ООН, к ним помимо меня-переводчика прикрепили ещё и «руководительницу группы» — аспирантку из Дипакадемии.

Другими словами, на одну бедную суринамку было три полноценных советских человека — три дипломированных пропагандиста. Поселили нас всех в «Национале». Правда, окна делегации выходили на Кремль, а в моём номере и в номере «руководительницы» из Дипакадемии — во внутренний дворик.

Что было в программе? Участие в дискуссиях по теме типа «Молодёжь мира в борьбе за мир». Я сразу приготовился скучать и на автомате переводить дежурные тексты, но скучно совершенно не было.

Уже на первой панели какой-то щупленький мальчишка в очёчках сразу же после торжественного открытия заседания первым забрался на трибуну и, чуть-чуть заикаясь, предложил резолюцию с осуждением ввода советских войск в Афганистан и военного положения в Польше.

Его почти сразу же прервал какой-то социалистический болгарин-председатель, который заявил, что «не потерпит провокаций». Щупленький очкарик куда-то сразу же смотался с трибуны.

Ездили мы на какие-то безумные праздничные концерты в «Олимпийском» и на «Динамо», были какие-то переговоры в ТПП, были экскурсии по Москве и метро, где мне очень пригодилась интуристовская практика. Почему говорю, что концерты были безумные? Ну, потому что это зачастую был такой махровый советский пропагандистский китч.

К примеру, в те годы главными темами были ракеты средней дальности в Европе и нейтронная бомба. Так вот, на концерте на стадионе «Динамо» над трибуной подняли надувной макет ракеты средней дальности, а на поле дулась от важности «нейтронная бомба» — в макете, разумеется.

Но статисты, исполнявшие роль «прогрессивной молодёжи», конечно же, растоптали и ракеты, и бомбы.

Если эти «символические тонкости» были ясны для меня — для молодого советского репортёра, то большинством иностранных гостей, которые не были в курсе пропагандистской повестки дня, они так и остались непонятыми.

Но молодость, хорошее настроение, улыбки, расположение людей друг к другу, атмосфера радости и веселья — всё это вместе, без сомнения, целиком и полностью перекрывало и местами топорную пропаганду, и какие-то организационные накладки.

Но больше всего запомнился день открытия, проход по улицам Москвы и концерт в «Лужниках».

Кстати, помните знаменитую фразу «В СССР секса нет»? Тогда она не была ещё произнесена, но день открытия фестиваля в 1985 году доказал, что секс в СССР — явление массовое и, как и колхоз, сугубо добровольное.

Фото ©

Так вот, перед делегацией каждой страны или гостей (а мы шли как гости, но нашей маленькой отдельной группой в четыре человека) вышагивала молодая, стройная, высокая и красивая «вымпелоноска».

По-моему, именно так называлась девушка, в руках у которой была табличка с названием страны или организации. И огромный отряд этих вымпелоносок шёл и впереди всей колонны гостей (см. фото).

Хотя, только сейчас вспомнил, официально этих девушек именовали тамбурмажоретками.

Вымпелоноски автоматически приковывали к себе внимание всей мужской аудитории и зрителей, и участников. Дело в том, что… Как бы это выразить половчее…

В общем, на них были такие лёгкие светлые то ли кофточки, то ли футболки. Синтетические. Довольно облегающие. И со слегка задрапированным широким треугольным вырезом. Вырез доходил где-то чуть ниже талии.

А между футболками и телами молодых девушек не было никакой иной фиксирующей одежды.

То есть это сейчас майка на голое тело летом мало кого удивляет. А тогда это было, конечно, крайне суровое испытание для мужского глаза!

А девушки, как специально (хотя почему «как»? Именно специально!), были подобраны с соответствующими фигурами, и этим футболкам было вокруг чего облегать в процессе долгого марша по городу!

Разумеется, я поинтересовался у приданной нам красавицы, с чем было связано такое массовое нововведение, неужели приказали «в порядке комсомольской дисциплины» отказаться от одного из предметов девичьего туалета?

— Нет, — ответила штатная красавица. — Однозначного указания не было. Но рекомендовали. И сами понимаете, комсомол ответил: «Есть!»

Фото © РИА Новости/Игорь Михалев

А где же про секс, как было обещано в заголовке?

Так это и было про секс!

Скажу честно, в дальнейшие годы я бывал на конкурсах красоты и в России, и в Америке, ходил в Нью-Йорке на вечеринки журнала «Плейбой» (кстати, крайне консервативное сборище) и на разные шоу на Бродвее и в Вегасе. Но по произведённому впечатлению ничто не запомнилось так, как эти молодые и обалденно красивые комсомолки, которым райкомы дали добро на пройти по Москве «грудью вперёд»!

Читайте также:  Самоходные атомные станции ссср

Опубликовал: Василий Смирнов

Источник: https://hystory.mediasole.ru/v_sssr_seks_byl_da_esch_kakoy

В ссср секса нет — история появления самого известного интимного мифа великой страны

Развитие сексуальности в истории СССР ничем не отличалось от развития таковой во всех остальных странах мира. На любовь и секс всегда были разные взгляды. В Англии второй половины XIX века было не принято выставлять напоказ сексуальность.

В то время как во Франции того же исторического периода бордели существовали на каждом углу и прекрасные дамы могли открыто подчёркивать свои прелести. В истории советского государства взгляды на интимную жизнь граждан были неодинаковыми в разные годы.

Дошло до того, что в 1986 году во время телемоста одна из советских женщин произнесла легендарную фразу «В СССР секса нет». Но обо всём поподробнее.

В первые годы существования страны советов на секс смотрели сквозь пальцы, даже государственные деятели не брезговали связями с большим количеством женщин. Больше всего сексуальных легенд собрал вокруг себя зловещий образ Берии.

Период в истории СССР 1920-х годов можно назвать самой настоящей сексуальной революцией. В массовом количестве (несколько миллионов) печатаются листовки и брошюры на тему секса и сексологии.

В страну из-за границы приезжают видные сексологи.

Реклама: к содержанию ↑

История секса в СССР: краткий курс

Это спровоцировало резкий рост рождения детей вне брака. Гражданский брак пользовался большей популярностью среди людей, чем заключённый в ЗАГСе. Люди стали чаще болеть венерическими болезнями.

Правда, в 1920-1930-е годы в стране существовало большое количество специальных диспансеров, которые успешно боролись с вышеуказанными недугами. На аборты смотрели в большей степени положительно, поскольку они были призваны «освободить» женщину. Презервативы выпускались в огромных количествах.

В 1928 году на Лиге сексуальных реформ советское законодательство относительно секса было признано наиболее либеральным в мире.

Но со временем для проведения индустриализации и коллективизации потребовалось значительное количество людей, которых нужно было отвлечь от сексуальной распущенности.

В связи с этим государство стало применять меры, которые можно охарактеризовать как «закручивание гаек». Сначала взялись за упорядочивание сексуальной жизни и укрепление семьи как главной ячейки общества.

В 1926 году милиция получила приказ не допускать обнажённых людей из общества «Долой стыд» на улицы городов.

В 1929 году запрещена публикация эротических фотографий. Фотографов, нарушивших этот закон, «сажали» и высылали в ссылки. В 1935 году полностью под запретом оказалась коммерческая эротика, в следующем году запретили аборты. Вновь выходить из-под идеологического пресса сексуальность стала в период хрущёвской «оттепели».

к содержанию ↑

Эпоха товарища Кукурозо

Женщины стали носить более короткие юбки, ярко краситься. Теперь развестись стало намного легче, этот процесс больше уже не мог разрушить карьеру. Но после прихода к власти Брежнева общественно-политическая жизнь в СССР вошла в период «застоя».

Сексуальность особо не проявлялась, мужчинам и женщинам следовало быть примерными супругами, воспитывать детей в духе коммунизма. Всё изменилось с началом перестройки.

Объявленный Горбачёвым курс на гласность не мог не сказаться на обсуждении такой животрепещущей темы, как секс.

к содержанию ↑

1980-е: время перемен

Одним из символов перестройки стали телемосты между двумя сверхдержавами – США и СССР. Появились они с личного «благословления» Михаила Сергеевича. И вот наступило 17 июля 1986 года, когда в эфире показывали запись телемоста «Женщины говорят с женщинами» между Ленинградом и Бостоном от 28 июня. Вели программу Владимир Познер и Фил Донахью.

Как было сказано «…в СССР секса нет», полный диалог

Если посмотреть оригинал записи, то можно услышать такой диалог между участницами:

  1. представительница американской стороны: «Я хотела бы сказать, что у нас в телерекламе всё крутится вокруг секса. Есть ли у Вас такая реклама на телевидении?»;
  2. смех в обоих телестудиях;
  3. представительница советской стороны Людмила Николаевна Иванова: «Ну секса у нас (смех в студии), секса у нас нет и мы категорически против этого»;
  4. аплодисменты и смех в студии;
  5. неустановленная представительница советской стороны: «Секс у нас есть, у нас нет рекламы»;
  6. Владимир Познер: «Это ошибка».

к содержанию ↑

Как появилась фраза «в СССР секса нет» оригинальное видео

При этом шум в студии заглушил фразу «У нас есть любовь». На это обращает внимание Владимир Мукусев, режиссёр, который готовил сюжет к выпуску. К нему потом даже звонила сама Людмила Николаевна и просила вырезать её ответ.

Ведь он мог сыграть с ней злую шутку. Но режиссёр посчитал ненужным удалить ответ советской стороны. В результате в обиход прочно вошла окончательная фраза о том, что в СССР секса нет.

И это при том, что слово «СССР» вообще не было сказано.

Сам Познер неоднократно говорил, что Людмила Иванова имела в виду то, что секса нет на телевидении, а не в повседневной жизни людей. Ведь американка спросила насчёт рекламы секса на телевидении, что можно ясно услышать в оригинальной версии телемоста.

Разговор шёл не про сексуальную жизнь советских или американских людей, а про рекламу, которая в те годы уже прочно заняла своё место на телевидении США. К тому же другая советская женщина ясно и чётко сказала «Секс у нас есть, у нас нет рекламы».

И её фразу можно услышать, несмотря на смех и аплодисменты.

Но при этом никто из участников телемоста не произносил слово «СССР» во время разговора на тему секса в рекламе. Поэтому сейчас уже нельзя точно сказать КТО ИМЕННО первым произнёс фразу «В СССР секса нет». Полная версия выпуска телемоста также сохранилась и найти её не составляет большого труда, посмотреть телепередачу можно на видео ниже.

к содержанию ↑

Насыщенная жизнь автора крылатого выражения

Так что эта фраза – миф, порождённый десятилетиями застоя в общественно-политической жизни страны. Культ семьи поддерживался на государственном уровне, а вот сексуальность всячески замалчивалась.

Не зря Людмила Николаевна потом звонила режиссёру и просила вырезать её слова. Боялась, ох как боялась за свою дальнейшую карьеру.

Ведь она была администратором гостиницы «Ленинград», являлась членом «Комитета советских женщин».

Сама Иванова рассказывает свою версию. Речь зашла про войну в Афганистане, и американская женщина стала говорить, что советские женщины не имеют морального права заниматься сексом со своими мужьями. Тогда, дескать, и война прекратится.

На что Иванова, с её слов, сказала: «В СССР секса нет, у нас есть любовь. А Вы во время Вьетнамской войны тоже не переставали вести сексуальную жизнь.

» Однако версию Людмилы Николаевны нельзя считать полностью правдивой, поскольку она ответила на вопрос относительно наличия или отсутствия рекламы на телевидении.

В любом случае после телемоста её стали узнавать на улице, ехидно спрашивая: «Это с кем у тебя секса нет? С мужем? А с кем тогда он есть?» На короткое время это смутило женщину. Однако ей помогла… политика.

Благодаря гласности стало возможным в 1989 году открыть собственный клуб, в котором Иванова часто выступала и говорила, что именно она сказала легендарную фразу. Вообще, она оказалась права.

На телевидении секса во времена СССР практически не было, за исключением последних годов его существования.

А вот у простых людей он был. Сама Людмила Николаевна, с её слов, три раза выходила замуж. Первым её супругом был эстонец, с которым она прожила полтора года и родила от него дочь Елену.

Со вторым мужем женщина прожила девять лет. Третьим, нынешним супругом, является бизнесмен из Германии. По другим данным, Иванова выходила замуж 5 раз.

Как бы там ни было, она честно призналась, что между замужествами у неё были романы.

к содержанию ↑

Читайте также:  Немного о русских ученых и открывателях

Современное мнение о сексе от Людмилы Ивановой

К сексу у Людмилы отношение положительное, ничего плохого она в нём не видела. Так что женщина ответила на вопрос американской стороны честно: секса у нас на телевидении нет.

Вот только сделала она это не очень правильно. Если бы Иванова сказала сразу насчёт рекламы, тогда, возможно, и не появилась бы фраза, что в целой стране нет интимных отношений.

На примере самой родоначальницы фразы можно с уверенностью сказать, что секс в СССР был!

Не было его проявления на государственном уровне. А после 1986 года дела с перестройкой пошли ещё быстрее. На экраны телевизоров впервые попала «обнажёнка», чего раньше никогда не было. Люди получили возможность громче требовать свои права. Появились видеосалоны, в которых можно было посмотреть фильмы для взрослых. А после 1991 года стало возможно всё. Абсолютно. Лишь бы деньги были.

Реклама:

Блог » Интимные страницы истории » В ссср секса нет — история появления самого известного интимного мифа великой страны

Источник: https://xn--e1agocefqf6azg.xn--p1ai/blog/v-sssr-seksa-net-istoriya-poyavleniya-samogo-izvestnogo-intimnogo-mifa-velikoj-strany.html

В ссср секс был! и еще какой!

Вымпелоноски автоматически приковывали к себе внимание всей мужской аудитории.

В России с 14 по 22 октября проходил 19-й Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Журналист Алексей Агуреев вспоминает некоторые моменты последнего Всемирного фестиваля в СССР.

Коллеги из ТАСС попросили вспомнить, как проходили в СССР фестивали молодежи и студентов. Разумеется, первый в 1957 году я не застал, а вот во втором – в 1985 – даже поучаствовал.

Итак, в 1985 году был у нас комсомол. А у комсомола был райком. И райком за полгода до события распорядился выделить сколько-то там морально устойчивых молодых тассовцев в «оперотряд фестиваля».

Каким-то странным образом я попал в число морально устойчивых, и весь фестиваль должен был провести в оцеплении либо на краю города, либо вокруг какого-нибудь спорткомплекса или отеля.

Но наш райком был бы не райком, если бы не менял своих решений перед самым их исполнением. Видимо, комсомольцев все-таки сочли недостаточно устойчивыми и в оцеплении доверили стоять другим.

Но тех, кто попал в фестивальные списки, просто так не отпустили.

Поскольку я заканчивал «инъяз» и на практике работал в ВАО «Интурист», меня тут же зачислили в «переводчики», выдали «спецодежду» (я ее так ни разу и не одел и отдал потом кому-то из родственников) и поставили работать с группой ООН с английским. Да, если в Интуристе я студентом работал за весьма неплохие деньги, то фестиваль – это комсомольское поручение. Зато фестивальный костюмчик выдали за бесплатно.

Группа ООН оказалась из 2 человек – нашего ооновского дипломата (мужика лет в 40) и его молоденькой начальницы родом из Суринама (долго я на карте искал этот Суринам). Прилетели они из Женевы и представляли то ли ЮНЕСКО, то ли ЮНИСЕФ, то ли ЮНКТАД. И, поскольку они были из ООН, к ним, помимо меня-переводчика, прикрепили еще и «руководительницу группы» – аспирантку из Дипакадемии.

Другими словами, на одну бедную суринамку было 3 полноценных советских человека – 3 дипломированных пропагандиста. Поселили нас всех в «Национале». Правда, окна делегации выходили на Кремль, а в моем номере и в номере «руководительницы» из Дипакадемии – во внутренний дворик.

Что было в программе? Участие в дискуссиях по теме, типа, «Молодежь мира в борьбе за мир».

Удивило меня то, что совершенно не было скучно: уже на первой панеле какой-то щупленький мальчик в очках первым поднялся на трибуну и, заикаясь, предложил резолюцию с осуждением ввода советских войск в Афганистан и военного положения в Польше.

Его тут же прервал какой-то социалистический болгарин-председатель, который заявил, что «не потерпит провокаций». Щупленький очкарик куда-то сразу же смотался с трибуны. Но его не повязали, я его как-то еще раз видел в ходе фестиваля.

Ездили мы на какие-то праздничные концерты в Олимпийском и на Динамо, были какие-то переговоры, были экскурсии по Москве и метро, где мне очень пригодилась интуристовская практика.

Но больше всего запомнился день открытия, проход по улицам Москвы и концерт в Лужниках.

Кстати, помните знаменитую фразу «В СССР секса нет»?! Тогда она не была еще произнесена, но день открытия фестиваля в 1985 году доказал, что секс в СССР – явление массовое и, как и колхоз, сугубо добровольное.

Так вот, перед делегацией каждой страны или гостей (а мы шли как гости, но нашей маленькой отдельной группой в 4 человека) вышагивала молодая, стройная, высокая и красивая «вымпелоноска». По-моему, именно так называлась девушка, в руках у которой была табличка с названием страны или организации. И огромный отряд этих вымпелоносок шел и впереди всей колонны гостей (см. фото).

Вымпелоноски автоматически приковывали к себе внимание всей мужской аудитории. Дело в том, что, … как бы это сказать поприличнее… В общем, на них были такие легкие светлые то ли кофточки, то ли футболки.

Синтетические. Довольно облегающие. И со слегка задрапированным широким треугольным вырезом. Вырез доходил где-то до талии. А между футболками и телами молодых девушек не было никакой иной фиксирующей одежды.

То есть, это сейчас майка на голое тело летом мало кого удивит. А тогда это было, конечно, крайне суровое испытание для мужского глаза!

А девушки, как специально (хотя, почему «как»? именно специально!) были подобраны с соответствующими фигурами, и этим футболкам было вокруг чего облегать в процессе долгого марша по городу!

Разумеется, я поинтересовался у приданной нам красавицы, с чем было связано такое массовое нововведение, неужели приказали в порядке комсомольской дисциплины отказаться от одного из предметов девичьего туалета?

– Нет, – ответила штатная красавица. – Однозначного указания не было. Но рекомендовали. И сами понимаете: Комсомол ответил «Есть!»

Скажу честно, в дальнейшие годы я бывал на конкурсах красоты и в России, и в Америке, ходил в Нью-Йорке на вечеринки журнала «Плейбой» (кстати, крайне консервативное сборище) и на разные шоу на Бродвее и в Вегасе. Но, по произведенному впечатлению, ничто не запомнилось так, как эти молодые и обалденно красивые комсомолки, которым райкомы «дали добро» на пройти по Москве «грудью вперед»!

Алексей Агуреев

Источник: http://therussianamerica.com/russian_newscenter/articles/2017/10/24/v-sssr-seks-byl-i-eshche-kakoy

Желание-то у нас есть, но как с мерой?

«Перестройка» в СССР, которая разморозила отношения двух супердержав, преподнесла немало сюрпризов. Например, «сексуальную революцию». Началась она с фразы, которая тридцать два года назад прозвучала с телеэкрана.

В 1986 году телеведущие Владимир Познер и Фил Донахью организовали один из первых советско-американских телемостов. Впоследствии эти передачи тоже стали символом «перестройки».

Благодаря таким программам граждане двух великих держав увидели по ту сторону обычных людей — без рогов на голове и без звезд во лбу. Зато — с одинаковым восприятием картины мира, и часто с одними и теми же проблемами. Безусловно, жители СССР и США лучше узнали друг друга, поняв, что «образ врага» — это штамп, навязанный политиками.

«Жесть» несусветная: во что играли дети в СССР>>>

Курьезы, которые случались во время этих эфиров, тоже сближали людей. Кстати, именно в июле 1986 года, когда по ЦТ показали телемост Ленинград-Бостон «Женщины говорят с женщинами», прозвучала фраза, которую позже записали так: » В СССР — секса нет».

© Sputnik / Михаил Макаренко

Владимир Познер ведет телемост Ленинград — Бостон, 17 июля 1986 г.

У советских зрителей, конечно же, тогда был шок (еще бы, впервые с экранов телевизоров прозвучало слово «секс»), а американская аудитория разразилась смехом.

Тогда желание властей выстроить одухотворенную страну СССР с гражданами, живущими во имя труда, любви к родине и семье, часто переходили грани возможного.

Природа человека, а, значит, человечества, не учитывалась, хотя сама идея скромности, морали, понятия чести и чистоты любви была очень нужна для создания новой страны. Но чувство меры, к сожалению, не всегда соответствовало необходимости.

Проституция в Советской Молдавии: есть, что вспомнить>>>

Читайте также:  Водка как оружие

Сейчас, спустя 32 года, стало очевидно, что с той передачи началась «сексуальная революция», о которой часто мечтали советские зрители.

Табу на слово «секс» на экране было разрушено. Можно было уже не шушукаться. Слово, как говорится, не воробей. Выпустили… Улетело.

Молодежь, да и люди среднего возраста, не стремились к разврату в большей своей части, они хотели жить так, как Бог их создал.

Кстати, именно об этой проблеме хотела поговорить тогда на телемосте американка. Что называется, наболело у неё (это я к тому, с чего начал):

«У нас в телерекламе всё крутится вокруг секса. Есть ли у вас такая телереклама?» — спросила она советских зрителей. На что и получила ответ. Но какой именно ответ?

Прозвучал он так: «Секса у нас нет, мы категорически против этого (имелось ввиду на экране)». И второй голос добавил: «Секс у нас есть, у нас нет рекламы».

А смех и аплодисменты заглушили другую фразу: «У нас есть любовь».

Жаль, эту фразу никто не процитировал…

Разве что несколько лет спустя лидер группы «Кино» Виктор Цой с грустью констатировал: «А мне приснилось, что миром правит любовь»… Но это уже совсем другая история.

А правда, эта вся тема и ее светлые и темные стороны требуют наших размышлений, —»чего же стоит истина?». Давайте подумаем вместе, не впадая в банальности…

Источник: https://ru.sputnik.md/mnenie/20180718/20610878/ussr-sex-ne-bylo-mera-mnenie.html

В ссср секс был! да ещё какой

Российский журналист и эксперт по индустриальным коммуникациям Алексей Агуреев вспоминает о фестивале молодёжи и студентов и как партия комсомолкам скомандовала — «надо».

Первый фестиваль в 1957 году я, разумеется, не застал, а во втором — в 1985 — даже поучаствовал. Итак, в 85-м году был у нас комсомол. А у комсомола был райком, рассказывает журналист Алексей Агуреев в материале Лайф.ру.

И вот этот самый райком за полгода до фестиваля распорядился выделить сколько-то там морально устойчивых молодых тассовцев в «оперотряд фестиваля». Оперотряд — это как дружинники, только не по графику «раз в месяц», а всегда внезапно, типа «через три часа обеспечьте присутствие 10 человек на дежурстве».

Сколько раз руководители оперотрядов «в первичках» просили райкомовских деятелей предупреждать о дежурствах «ну хотя бы за день!». Ответ был всегда один: ваш отряд называется оперативным, вот и реагируйте оперативно!

Каким-то странным образом я попал в число морально устойчивых и весь фестиваль должен был провести в оцеплении либо на краю города, либо вокруг какого-нибудь спорткомплекса или отеля.

Но наш райком не был бы райком, если бы не менял свои решения перед самым их исполнением.

Или, возможно, комсомольцев всё-таки сочли недостаточно устойчивыми и в оцеплении доверили стоять другим, более проверенным товарищам!

Но тех, кто попал в фестивальные списки, просто так не отпустили. Оргкомитет фестиваля меня тут же зачислил в «переводчики» и решил выдать «спецодежду» — курточку с брючками, типа джинсовых, но, разумеется, не джинсовых (в те годы это было бы слишком круто!).

Перед работой надо было пройти собеседование, чтобы выявить уровень владения языком. Собеседование проходило в гостинице «Юность» на метро «Спортивная» и стало самым смешным в моей жизни. Оно заключалось всего лишь в заполнении анкеты, где нужно было оценить свои языковые знания.

Красный диплом иняза помимо лингвистических знаний за годы учёбы привил мне, как и многим другим выпускникам этого вуза, два совершенно необходимых для переводчика и, казалось бы, абсолютно исключающих друг друга качества: постоянное сомнение в своём уровне знаний и здоровую переводческую наглость (переводчик не должен молчать ни при каких обстоятельствах, учили нас). Именно поэтому свой уровень знаний английского (а он в институте у меня был вторым) я и оценил на «общаюсь свободно», что-то типа четвёрки.

Оказалось, что я слишком сильно поскромничал. Все претенденты в переводчики вокруг меня оценили свой уровень владения на «перевожу синхронно», то есть на 5.

Я не верил своим глазам, этого просто не могло быть — никогда я не видел вокруг себя столько синхронистов сразу.

Синхронный переводчик — это же штучный товар, это навык, который нарабатывается годами мучительной практики! А тут, только посмотрите, им и 20 лет не исполнилось, а все уже опытные синхронисты!

По «результатам собеседования» меня поставили работать с моим вторым четвёрышным английским с делегацией из ООН.

Моя группа из ООН состояла из двух человек — нашего ооновского дипломата (мужика лет сорока или чуть старше) и его молоденькой начальницы родом из Суринама (долго я на карте искал этот Суринам).

Прилетели они из Женевы и представляли то ли ЮНЕСКО, то ли ЮНИСЕФ, то ли ЮНКТАД, сейчас и не вспомню. И, поскольку они были из ООН, к ним помимо меня-переводчика прикрепили ещё и «руководительницу группы» — аспирантку из Дипакадемии.

Другими словами, на одну бедную суринамку было три полноценных советских человека — три дипломированных пропагандиста. Поселили нас всех в «Национале». Правда, окна делегации выходили на Кремль, а в моём номере и в номере «руководительницы» из Дипакадемии — во внутренний дворик.

Что было в программе? Участие в дискуссиях по теме типа «Молодёжь мира в борьбе за мир». Я сразу приготовился скучать и на автомате переводить дежурные тексты, но скучно совершенно не было.

Уже на первой панели какой-то щупленький мальчишка в очёчках сразу же после торжественного открытия заседания первым забрался на трибуну и, чуть-чуть заикаясь, предложил резолюцию с осуждением ввода советских войск в Афганистан и военного положения в Польше.

Его почти сразу же прервал какой-то социалистический болгарин-председатель, который заявил, что «не потерпит провокаций». Щупленький очкарик куда-то сразу же смотался с трибуны.

Ездили мы на какие-то безумные праздничные концерты в «Олимпийском» и на «Динамо», были какие-то переговоры в ТПП, были экскурсии по Москве и метро, где мне очень пригодилась интуристовская практика. Почему говорю, что концерты были безумные? Ну, потому что это зачастую был такой махровый советский пропагандистский китч.

К примеру, в те годы главными темами были ракеты средней дальности в Европе и нейтронная бомба. Так вот, на концерте на стадионе «Динамо» над трибуной подняли надувной макет ракеты средней дальности, а на поле дулась от важности «нейтронная бомба» — в макете, разумеется. Но статисты, исполнявшие роль «прогрессивной молодёжи», конечно же, растоптали и ракеты, и бомбы.

Если эти «символические тонкости» были ясны для меня — для молодого советского репортёра, то большинством иностранных гостей, которые не были в курсе пропагандистской повестки дня, они так и остались непонятыми.

Но молодость, хорошее настроение, улыбки, расположение людей друг к другу, атмосфера радости и веселья — всё это вместе, без сомнения, целиком и полностью перекрывало и местами топорную пропаганду, и какие-то организационные накладки.

Но больше всего запомнился день открытия, проход по улицам Москвы и концерт в «Лужниках».

Кстати, помните знаменитую фразу «В СССР секса нет»? Тогда она не была ещё произнесена, но день открытия фестиваля в 1985 году доказал, что секс в СССР — явление массовое и, как и колхоз, сугубо добровольное.

Так вот, перед делегацией каждой страны или гостей (а мы шли как гости, но нашей маленькой отдельной группой в четыре человека) вышагивала молодая, стройная, высокая и красивая «вымпелоноска».

По-моему, именно так называлась девушка, в руках у которой была табличка с названием страны или организации. И огромный отряд этих вымпелоносок шёл и впереди всей колонны гостей (см. фото).

Хотя, только сейчас вспомнил, официально этих девушек именовали тамбурмажоретками.

Вымпелоноски автоматически приковывали к себе внимание всей мужской аудитории и зрителей, и участников.

Дело в том, что… Как бы это выразить половчее… В общем, на них были такие лёгкие светлые то ли кофточки, то ли футболки. Синтетические. Довольно облегающие. И со слегка задрапированным широким треугольным вырезом.

Вырез доходил где-то чуть ниже талии. А между футболками и телами молодых девушек не было никакой иной фиксирующей одежды.

То есть это сейчас майка на голое тело летом мало кого удивляет. А тогда это было, конечно, крайне суровое испытание для мужского глаза!

А девушки, как специально (хотя почему «как»? Именно специально!), были подобраны с соответствующими фигурами, и этим футболкам было вокруг чего облегать в процессе долгого марша по городу!

Разумеется, я поинтересовался у приданной нам красавицы, с чем было связано такое массовое нововведение, неужели приказали «в порядке комсомольской дисциплины» отказаться от одного из предметов девичьего туалета?

— Нет, — ответила штатная красавица. — Однозначного указания не было. Но рекомендовали. И сами понимаете, комсомол ответил: «Есть!»

А где же про секс, как было обещано в заголовке?

Так это и было про секс!

Скажу честно, в дальнейшие годы я бывал на конкурсах красоты и в России, и в Америке, ходил в Нью-Йорке на вечеринки журнала «Плейбой» (кстати, крайне консервативное сборище) и на разные шоу на Бродвее и в Вегасе. Но по произведённому впечатлению ничто не запомнилось так, как эти молодые и обалденно красивые комсомолки, которым райкомы дали добро на пройти по Москве «грудью вперёд»!

Источник: https://baltnews.lv/pasaule/20171016/1021160647.html

Ссылка на основную публикацию