Водка как оружие

Водка — оружие против врага?

Само название крепкого спиртного напитка рождает сейчас в большинстве своем ассоциации негативного характера, особенно в России: алкоголизм, похмелье, деградация. Но знаете ли вы, что этот истинно русский напиток, как принято называть водку, пришел к нам в XIV веке из Италии?

Русская водка несовсем оказалась русской

О происхождении русской водки существует немало легенд, например: она появилась как творение монаха Исидора, жившего в XV веке на территории Московского Кремля и занимавшегося винокурением. Именно эта версия была признана истинной Международным арбитражем в 1982 году, и за Россией окончательно закрепился статус создательницы оригинального национального алкогольного напитка.

Достоверность происхождения водки именно в России подтверждает и тот факт, что к XV веку у наших предков перестали быть популярными медовые напитки, изготовленные по старинным рецептам, то есть слабоалкогольные.

Такие напитки больше предпочитали в Европе, а в России, где вто время был избыток зерна, вполне мог возникнуть новый, истинно национальный способ приготовления крепкого напитка — дистилляция, то есть — перегонка.

В государственных бумагах название водка появилось лишь в XVIII веке при императрице Елизавете I, а в литературных текстах — у Александра Сергеевича Пушкина в Капитанской дочке и Евгении Онегине.

Любопытно, что почти нигде в мире водку не употребляют как самостоятельный напиток — она выступает лишь как компонент коктейлей.

В России же водка весьма популярна как отдельный продукт, в нашей стране насчитывается огромное количество марок водки, а Московская, Русская, Старорусская, Столичная и некоторые другие давно снискали себе почет и уважение во всем мире.

Россия — признанный экспортер этого напитка, и недаром считается, что настоящей водкой может быть только та, что привезена из нашей страны.

Негативные ассоциации с водкой оправданы?

Почему же исторически сложилось так, что название водка вызывает у большинства здравомыслящих людей негативные эмоции? Еще с древних времен за алкоголем закрепилось определение напитка, похищающего рассудок.

Неумеренное потребление крепкого истинно русского напитка породило в России массу проблем: высокую смертность, деградацию нации, рост преступности и другие тяжелые недуги общества.

Неужели этот напиток столь коварен, или же мы просто не умеем его правильно употреблять?

Истинные ценители этого напитка утверждают, что он не может причинять вред здоровью. Надо лишь следовать определенным рекомендациям при его употреблении. Например, обязательно охлаждать водку перед началом застолья, пить небольшими глотками.

Весьма уместна обильная горячая пища, которая замедлит процесс попадания алкоголя в кровь.

Отличным способом контролировать свои взаимоотношения с водкой во время праздничного застолья являются, как это ни странно, танцы! Алкоголь начинает выходить, испаряться из вашего организма, когда вы даете себе физическую нагрузку.

В случае соблюдения этих простых советов вы всегда будете хозяином положения, сумеете контролировать свое состояние и количество выпитого, и тогда водка, оказывающая лишь стимулирующее, бодрящее воздействие, перестанет быть коварным врагом, похищающим разум.

Приверженцы этого традиционного русского напитка убеждены, что водка не только помогает ощутить все тонкие нюансы приготовленных блюд, но и как бы разделяет их, то есть омывает полость рта и готовит к полноценному восприятию следующего кушанья, при этом усвояемость пищи повышается.

Надо полагать, что у водки есть какая-то тайна: за столь долгое время она не потеряла своей ценности.

В её честь создаются музеи, например, в Москве, Смоленске, Угличе, ей посвящаются стихи и поэмы, она сопровождает практически любой праздник или важное событие.

Трудно понять эту тайну, но только раскрыв секрет, можно превратить водку из врага в друга, получить от нее не вред, а пользу. Ведь недаром в древности водку считали влагой, извлеченной из философского камня, и принимали по каплям.

Источник: https://bllitz.info/vodka-kak-obezvredit-vraga/

Водка как оружие

Алкоголь для государства всегда был одновременно и источником дохода, и злом, от коего надо спасать граждан. А во времена СССР выступал ещё и в качестве оружия в руках КГБ…

Алкаши и психи

Понятно, что напоить нужного человека, чтобы развязать ему язык, — самый тривиальный способ, который использовался всеми по обе стороны советской границы. Но наши действовали изощрённее.

«Частые возлияния — а не пить в тоталитарном государстве нормальный человек не мог — спецслужбы обращали в диагноз «вялотекущая шизофрения», что в реальной перспективе могло упрятать неугодного им человека в психушку, — рассказывает Игорь Атаманенко, контрразведчик, подполковник в отставке.

— В частности, драматургу и поэту Александру Галичу и Игорю Губерману, автору знаменитых афористичных стихов-«гариков», перед высылкой из страны «пришили» именно это: якобы на фоне чрезмерного пития у них развилась вялотекущая шизофрения.

С таким компроматом вышли на Союз писателей и Союз кинематографистов. И Галича разом исключили отовсюду. Хотя, конечно, оба не были ни алкоголиками, ни тем более психами. Правда, обвинение в шизофрении на фоне алкоголизма использовалось в исключительных случаях, когда никакого другого основания под статью подвести было нельзя.

Солженицын, например, не пил — ему такой диагноз и не ставили. Диагноз этот исправно служил 5-му идеологическому управлению КГБ для расправы с инакомыслием. Всемирная организация здравоохранения, кстати, такую болезнь — «вялотекущая шизофрения» — не признаёт».

Любовь к горькой иногда выходила боком и вождям. «Никита Хрущёв закладывал за воротник основательно, — продолжает Игорь Григорьевич. — Хотя для самых важных приёмов у него была знаменитая рюмка с двойным дном, почти целиком заполненная стеклом.

Именно Хрущёв проговорился о прибытии в Союз двух членов «кембриджской пятёрки» — Маклина и Бёрджесса, сотрудников британской разведки, работавших в пользу СССР.

Из-за угрозы покушения на них КГБ тайно переправил их в Куйбышев, закрытый для посещения ино­странцев. Они стали недосягаемы для английской спецслужбы, следы их потерялись. Хрущёв же на приёме в посольстве ГДР, будучи в сильном подпитии, начал разглагольствовать о том, что советское правительство решает вопрос о предоставлении гражданства товарищам Маклину и Бёрджессу!..

В другой раз, в 1960 г. в Нью-Йорке, хватив лишку, вместе с Фиделем Кастро начал толкать речи перед кучей бездельников Гарлема, призывая к социализму, а в финале «камрады» бросили им ключи от двух дорогущих кадиллаков.

В 1973 г. в США «нахулиганил» Брежнев. Перепив, чуть не угробил американ­ского президента. После ужина Леонид Ильич, страстный автолюбитель, увидел у входа джип охраны и захотел прокатиться. Никсон пытался уклониться, сославшись на отсутствие водителя. Генсек предложил в качестве водителя себя.

Охрана догоняла их на… передвижном сортире. Успела вовремя. После бешеной гонки те рванули на унитаз, причём наш добежал первым».   

Пьяные секреты 

Советские напитки любили и враги Советов, что было на руку чекистам. «Легендарный разведчик Евгений Иванов, работавший в Лондоне, использовал слабость к выпивке самого Черчилля, — рассказывает Геннадий Соколов, писатель, историк спецслужб.

— На Тегеранской конференции в 1943 г. Сталин угостил союзника армянским коньяком. С тех пор коньяк британскому премьеру слали ящиками. Вдруг Черчилль обиженно пишет Сталину — коньяк, мол, стал не тот.

Выяснилось: автор напитка сидит, а повторить его рецепт не могут. Пришлось срочно выпустить. Так вот, Иванов с бутылкой того самого любимого коньяка приходил к п­ремьер-министру вместе со Стивеном Уордом, личным черчиллевским остеопатом, помогавшим Иванову. Пока те двое выпивали, Иванов фотографировал документы.

Так же добывал и секреты военного министра Великобритании Профьюмо. Его супруга Валери Хобсон имела слабость к нашей «Столичной», о чём как-то поведала советскому красавцу дипломату.

В продаже она тогда ещё не появилась, но иностранцы на приёмах в советском посольстве её уже вкусили и считали лучшей в мире. Иванов дал слово джентльмена поставлять англичанке сей «напиток богов».

Основательно накачав даму, он пробирался в кабинет Профьюмо и снимал документики.

Спаивали важных иностранцев, а попадались порой сами. Когда Хрущёв праздновал день рождения на крейсере «Орджоникидзе» по пути из Англии, на борт пригласили высокопоставленного англичанина. Окучивавшему его чекисту поручили напоить британца. Место пьянства оборудовали прослушкой.

Эти двое напились и ушли, а на их место бухнулись Хрущёв и Серов, глава КГБ. Разговор записали. Так потомкам удалось узнать, каким образом бельгийской королеве вернули её корону, сначала похищенную фашистами, а потом тайно вывезенную советскими военными в 1945 г. из бункера фюрера».

Источник: https://p-i-f.livejournal.com/6613224.html

Водка как оружие советской дипломатии | Тайны и Загадки истории

И в процессе совместного принятия внутрь алкогольных напитков расслабить собеседника настолько, чтобы достичь поставленной цели — решить какой-либо важный международный вопрос.

Началась «алкогольная дипломатия» в сталинские времена. Поили и друзей, и противников. Одних — чтобы проверить их отношение к себе и взаимно интересным проблемам, других — чтобы поставить в непростое положение как с морально-этической, так и с политической точки зрения.

КАК НАЛИВАТЬ СТАЛИНУ?

Советская дипломатия очень строго делила зарубежных лидеров на «своих» и «чужих». В довоенные времена «своими» были разве что монгольские руководители. Их принимали на высшем уровне и общались почти по-домашнему.

Главой Монголии более 30 лет был Юмжагийн Цеденбал (Цеденбал — это имя, а Юмжагийн — отчество. Фамилии в социалистической Монголии были отменены. — Авт.). И он не раз рассказывал историю своего знакомства со Сталиным и его соратниками, которое произошло в 1940 году.

Молодой Цеденбал приехал к Сталину вместе с тогдашним монгольским лидером маршалом Хорлогийном Чойбалсаном. А после официальной встречи гостей пригласили на ужин в узком кругу. Монголию представляли, собственно, Чойбалсан и Цеденбал, а СССР — Сталин, Молотов и Берия.

И будущий генералиссимус в самом начале вечера сказал следующую фразу: «Товарища Чойбалсана мы хорошо знаем. Это наш проверенный друг. А вот товарищ Цеденбал — человек новый. Давайте посмотрим, как он проявит себя.

Читайте также:  Все автомобили советских вождей

Я предлагаю именно ему налить нам так, как он считает нужным!»

По словам Цеденбала, на сервировочных столах было все: коньяк, вина, водка…. И различного размера рюмки, бокалы и фужеры. После недолгих раздумий он выбрал грузинский коньяк, поставил пять самых больших фужеров, наполнил их и раздал присутствующим.

«Молодец, — произнес Сталин, — товарищ Цеденбал — настоящий преданный друг. Ты, Лаврентий, смотри, не трогай его!»

И действительно, по словам монгольского маршала, у него с Берия проблем никогда не возникало.

О смене поколений в монгольском руководстве через тридцать с лишним лет вспоминал и председатель Сов­наркома СССР Вячеслав Молотов — непосредственный участник того застолья: «Помню Чойбалсана. Малокультурный, но преданный СССР человек. После его смерти надо было кого-то назначить. Предлагали Дамбу. Посмотрел я на этого Дамбу и решил назначить Цеденбала. Он к нам хорошо относится…

…Цеденбал выучился в Иркутском финансовом институте и там женился на русской. Дома у него библиотека. Выпить любит. Крепко. Это у него не отстанет».

Любопытный факт: представление Цеденбала Сталину состоялось тогда, когда он был еще совсем молод (в 1940 году ему было 24 года). Но уже в то время он стал генеральным секретарем ЦК Монгольской народно-революционной партии. А пост главы Монголии он занял в 1952 году после смерти маршала Чойбалсана.

Петр Шелест, Фидель Кастро, Никита Хрущев. (Январь 1964 года. Залесье.)

БАНЬКА С СЕКРЕТОМ

Лидеры социалистических стран в послевоенные годы иногда подолгу жили в СССР. Одному из руководителей соседнего с нами государства приходилось регулярно преодолевать проблемы с алкоголем. Ему хватало стакана водки, чтобы три дня ходить нетрезвым.

Один раз это основательно подвело упомянутого лидера. Когда Брежнев должен был вручать ему орден Октябрьской Революции и за ним в его резиденцию на Ленинских горах приехали «сопровождающие лица», он, что называется, не вязал лыка.

Пришлось срочно придумывать дипломатические отговорки, ссылаться на «болезнь».

Зная о пристрастии мужа к алкоголю и, главное, о негативном воздействии спиртного на его здоровье, жена пыталась ограничивать бедняге доступ к выпивке. Но сановная хитрость в данном случае победила бытовую прямолинейность.

Отдыхая в Крыму на госдаче в Мисхоре, он грешным делом любил попариться в бане. Бдительная супруга перед походом своего благоверного в парилку тщательно осматривала помещение на предмет спрятанного спиртного, но это не помогало.

В парилке, как обычно, было вентиляционное окошко. Оно имело небольшую дверку изнутри и такую же снаружи. И вот когда руководитель партии и правительства соседней республики оставался один, он открывал внутреннюю дверку и стучал.

Дальнейшее было делом техники: специально обученный человек подходил снаружи и ставил в пространство между дверками стакан водки и тарелочку с закуской (любимой едой был бутерброд со свежим огурцом)…

А жена, вроде бы принявшая все необходимые меры безопасности, только удивлялась: «Надо же, зашел в парилку абсолютно трезвый, а вышел «на рогах». Непонятно…»

ЧЕРЧИЛЛЯ ВЫНЕСЛИ ИЗ-ЗА СТОЛА НА РУКАХ

Вообще для дипломатии сталинских времен было характерным приемом довести высокого зарубежного гостя до острой алкогольной интоксикации.

Тут уж речь была не о том, чтобы просто расслабить оппонента, — его нужно было привести в невменяемое состояние. У большинства людей, как утверждают психологи, после такого «алкогольного эксцесса» наутро появляется чувство вины. Даже некоторые дипломаты в таких случаях были готовы на многое, чтобы восстановить свою репутацию (в данном случае и репутацию своей страны) в глазах собутыльников.

Вячеслав Молотов вспоминал об одной ситуации, которая, скорее всего, способствовала тому, что Сталин и лидер Югославии Иосип Броз Тито подписали соглашение о временном вводе советских войск в эту страну.

Глава балканской республики тоже попал под «водочную дипломатию»: «Берия сильно перестарался — напоил Тито. Он, видимо, считал нужным так угодить Сталину. Тито вышел в туалет, ему стало плохо.

Сталин положил ему руку на плечо: «Ничего, ничего…» Правда, через три года Тито «протрезвел» и разорвал партийно-государственные отношения с СССР…

В свое время не повезло английскому министру иностранных дел Эрнесту Бевину, который опрометчиво принял приглашение Вячеслава Молотова в сентябре 1945 года посетить российское посольство в столице Великобритании и отужинать. Тут уж советский министр организовал «спецмероприятие» на высшем уровне».

Вот что он рассказывал про похождения упомянутого чопорного джентльмена: «Этот Бевин был у нас на вечере в Лондоне. Ну, наша публика любит угощать.

Мои ребята его напоили, изощрялись так, что, когда я пошел его провожать, вышел из дома, а он был с женой, такая солидная старушка, она села первой в автомобиль, а он за ней тянется… И вот когда он стал залезать туда, из него все вышло в подол своей супруги. Ну что же это за человек, какой же это дипломат, если не может за собой последить?»

«Международные» застолья часто преследовали конкретные политические цели… Напомню события апреля 1941 года, когда очень остро стоял вопрос о возможном вступлении Японии в вой­ну против СССР. Для обсуждения этой животрепещущей проблемы в Москву прибыл министр иностранных дел Японии Ёсуке Мацуока. И, конечно же, трезвым ему из нашей страны отбыть не удалось.

Вячеслав Молотов в начале восьмидесятых с удовольствием вспоминал эту историю: «Большое значение имели переговоры с министром иностранных дел Мацуокой.

В завершение его визита Сталин сделал один жест, на который весь мир обратил внимание: сам приехал на вокзал проводить японского министра. Этого не ожидал никто, потому что Сталин никогда никого не встречал и не провожал. Японцы, да и немцы, были потрясены. Поезд задержали на час.

Мы со Сталиным крепко напоили Мацуоку и чуть ли не внесли его в вагон. Эти проводы стоили того, что Япония не стала с нами воевать».

По воспоминаниям современников, во время проводов Молотов и Мацуока пели русскую народную песню «Шумел камыш, деревья гнулись…».

Выпивать со Сталиным было непросто. Он не только мог очень прилично принять на грудь, но и раззадоривал своего партнера по переговорам.

Главный маршал авиации СССР Александр Голованов, принимавший участие в «пьянке на высшем уровне» с участием лидеров антигитлеровской коалиции, вспоминал: «За столом было несколько человек. Тосты следовали один за другим, и я с беспокойством следил за Сталиным, ведь Черчилль — известный выпивоха — устроил за столом как бы состязание со Сталиным, кто больше примет спиртного».

Как рассказывал маршал, Сталин пил на равных и, когда Черчилля на руках вынесли из-за стола отдыхать, подошел к Голованову и сказал: «Что ты на меня так смотришь? Не бойся, я Россию не пропью, а он завтра у меня будет вертеться как карась на сковородке!»

Слышавший этот рассказ Молотов подтвердил: «Такие вещи в дипломатии имеют значение, и Сталин не сбрасывал их со счета…» И вспомнил, как Черчилль принимал его самого в Лондоне: «Выпили по рюмке и по второй… Беседовали всю ночь».

Одним из немногих, кого советским дипломатам и политическим лидерам не удалось напоить, был Адольф Гитлер.

Во-первых, ему так и не посчастливилось побывать в Кремле и за него отдувались министр иностранных дел ­Иоахим фон Риббентроп и посол Вернер фон дер Шуленбург, а во-вторых, он практически не пил алкогольных напитков. На вопрос, выпивал ли с Гитлером Молотов, последний ответил так: «Я вместо него пил!»

СПАИВАЛИ ДАЖЕ ЖУРНАЛИСТОВ

Традиция сопровождать дипломатические мероприятия умеренными, стандартными и серьезными возлияниями поддерживалась не только в сталинские времена. При этом под опеку сотрудников МИДа попадали не только дипломаты, но и зарубежные журналисты.

Например, в начале шестидесятых в Пицунду на госдачу, где отдыхал Никита Хрущев, должен был прибыть известный американский журналист Уолтер Липптман. Виктор Суходрев, более 30 лет работавший переводчиком советских руководителей, вспоминал о том, как заокеанского гостя «готовили» к встрече.

Прилетел Липптман в Адлер, а первая остановка была через несколько десятков километров, в Гаграх. В ресторане «Гагрипш» гостя ждали абхазские чиновники. Два часа его с истинно кавказским гостеприимством накачивали вином, услаждая слух красивыми тостами «в трех экземплярах». А еще через час вся компания оказалась в ресторане «Эшера».

Там патриарха американской журналистики поили молодым вином «Изабелла».

«Бедный Липптман, — вспоминает Суходрев, — мне было его искренне жаль».

А по приезде в Сухуми было объявлено, что через три часа будет «легкий ужин» в ресторане «Амра».

Нужно ли говорить о том, что в заведении собралось все руководство Абхазии, был приглашен ансамбль песни и танца, а вино лилось рекой? А наутро стол снова ломился от яств и напитков.

Самое интересное, что журналист в отличие о некоторых политиков испытание выдержал и даже с юмором рассказал Хрущеву о своих ощущениях. Тот развел руками: что поделаешь, такие здесь люди, такие обычаи!

КАК ГРОМЫКО ВПЕРВЫЕ ИСПЫТАЛ ПОХМЕЛЬЕ

Конечно, хотелось бы представить всех советских дипломатов своего рода «суперменами», которые могли споить любого иностранца без ущерба для себя и престижа страны, но справедливости ради отметим, что и нашим приходилось туго.

Во время визита Хрущева в Индонезию что-то странное творилось с советским послом: он обливался потом, с его лица не сходило болезненное выражение.

Виктор Суходрев вспоминает: «Оказывается, накануне личные врачи Хрущева, осмотрев посла, выяснили, что он — в тяжелой форме алкоголик, …периодически находился в состоянии запоя, но в Москву об этом не сообщали…» На этой грустной ноте карьера посла закончилась, и он на следующее же утро был отправлен спецсамолетом в Москву.

Кстати, неудачные опыты с принятием алкоголя бывали у наших дипломатов не только на уровне послов. Андрей Андреевич Громыко, самый жесткий и несговорчивый министр иностранных дел СССР, выпивал немного, предпочитая напитки относительно легкие.

В хрущевские времена после очередного участия в Генеральной ассамблее ООН Громыко обедал с госсекретарем США Дином Раском. Дело, между прочим, было на чужом поле, в госдепартаменте США. Пообедали, выпили кофе, коньяка, ликеров.

Читайте также:  1 сентября или «день знаний»

А потом Громыко и Раск с бокалами виски перешли в другой зал. И тут Андрей Андреевич продемонстрировал «высокое дипломатическое мастерство». Если госсекретарь пил стакан за стаканом, то наш министр только пригубливал свой напиток.

В результате Раск напился до такой степени, что припомнил даже пакт Молотова — Риббентропа. Громыко тоже высказывался довольно резко, но держал себя в руках.

Суходрев, переводивший беседу, заметил, что в какой-то момент «Раск неважно себя почувствовал, как-то обмяк и закруглил беседу». А Громыко на следующий день «с чувством глубокого удовлетворения» отметил, что «Раск был того…».

Но и наш «железный министр», или, как его звали американцы, «Мистер Нет», тоже попал в подобную ситуацию. Этого от него не ожидал никто.

В Египте на президентской яхте проходила встреча, в которой участвовали местное руководство во главе с Насером и наша делегация, в которой главными персонами были Косыгин и Громыко.

Во время ужина Насер и Косыгин решили уединиться, чтобы провести переговоры, и Косыгин сказал Громыко: «Андрей Андреевич, остаешься за тамаду».

Приказ есть приказ, а Громыко был человеком исполнительным и дисциплинированным. В результате на следующее утро многие египтяне пришли на завтрак в темных очках и были весьма помяты. А Андрей Андреевич просто заболел. Ему становилось все хуже и хуже. Апогей похмелья настиг его в музее обороны Порт-Саида.

Пришлось усадить его на стул, и врач Косыгина применил лекарственную терапию. Переводчик и помощник искренне сочувствовали министру, но предложить ему в качестве альтернативы выпить холодного пива не решились.

«Так, — пишет Виктор Суходрев,- наш министр, пребывая в неведении, испил всю чашу мучений элементарного похмелья».

Ну, за Леонида Ильича!..

Конечно, система продолжала работать и в те годы, когда у власти был Леонид Ильич Брежнев. Он сам, особенно в первые десять лет своего пребывания у власти, мог прилично выпить с высокими зарубежными гостями. Литровую бутылку «Столичной» с Никсоном или Киссинджером (при участии переводчика) он мог перенести без видимых последствий.

Владимир Медведев, работавший много лет прикрепленным сотрудником, а потом заместителем начальника охраны Брежнева, вспоминал, как в 1978 году два генсека — советский и чешский — открывали новую линию пражского метро. Наш лидер прибыл в столицу Чехословакии серьезно травмированным — разбил себе лицо. А Густав Гусак, который встречал его у входа в метро, оказался сильно пьян.

«Представьте себе двух целующихся, обнимающихся коммунистических лидеров,- писал Медведев.- Один совершенно пьян, у другого разбиты бровь и переносица». В результате Медведеву и чехословацкому охраннику пришлось с двух сторон поддерживать Гусака, чтобы тот не упал… А с возрастом и Леонид Ильич стал сдавать, и его отношения с различными стимуляторами становились все сложнее.

Но это уже следующая история…

Использованы воспоминания Вячеслава Молотова из книги Феликса Чуева «Молотов: Полудержавный властелин», мемуары Виктора Суходрева «Язык мой — друг мой. От Хрущева до Горбачева…» и Владимира Медведева «Человек за спиной».

Фото из книги «Охота и политика».

Источник: http://tayni.su/3017/

Оружие, водка, Волгоград — что наш журналист увидел в России

Это путешествие начинается с прощания. Где-то идет Чемпионат мира по футболу, а в Азове, деревне в Восточной Сибири, наступает обычное утро. Солнечные лучи ложатся на дачи и курятники улицы Советской, когда из-за угла выскакивает белый микроавтобус. «Омск» возвещает выгоревшая табличка за лобовым стеклом. Взвизгнули тормоза, и автобус останавливается.

Между хозяйственных сумок какой-то женщины я пробираюсь к месту у окна. Мы трогаемся, и я покидаю поселок, где никто не интересовался речью Путина на открытии Чемпионата. Крестьяне предпочитали работать на полях, а не пить пиво в пивных. От этого турнира, как сказал мне крестьянин на поле, его кучи навоза меньше не станут. Для меня настало время ехать дальше.

Я хочу выяснить, как обстоят дела с эйфорией, связанной с футбольным чемпионатом в России, вдали от залитых светом прожекторов стадионов. Мне предстоит преодолеть расстояние в 2 944 километра от Азова до Волгограда.

В Омске я сяду на поезд и, сделав пересадку в Екатеринбурге, буду двигаться дальше к конечной цели. Я проведу 52 часа в ночных поездах, делая остановки в городах и деревнях, о которых раньше никогда не слышал.

Я буду искать призрак под названием Чемпионат мира по футболу.

Двигаясь как в слаломе, микроавтобус едет по сибирской сельской дороге. Асфальт усеян выбоинами, каждые пару метров автобус сотрясается.

Урчание мотора воспринимается как звуковой фон для окружающей безлюдной природы. В самом автобусе царит молчание. Густые березовые рощи тянутся за окнами. Эти дали поглощают все сигналы мобильной связи.

Приблизительно через час появляются первые панельные дома, торчащие на окраинах Омска.

«Этим оружием мы выиграли Вторую мировую войну»

Километр 43, Омск. В городе полдень, и я не верю своим глазам. Бульвар, пролегающий на несколько сот метров по центру города-миллионника, превращен в пространство для праздника. Из больших динамиков гремит русская поп-музыка. Сотни людей танцуют прямо на улице, кто — в джинсах, кто — в желтых национальных нарядах. По краям бульвара установлены палатки.

Бабушки, болтая друг с другом, вяжут носки. Мужчины в майках-безрукавках жарят шашлыки на гриле. Летняя сказка по-сибирски. Все еще удивляясь, сворачиваю в маленькую белую палатку, перед которой столпилась группа ребятишек.
За столом под тентом сидит Виктор Бакишев, его лицо сияет, а в руках от держит автомат.

На 62-летнем мужчине военная форма и темные очки, на воротнике болтается маленький российский флажок. «Вот этим самым, — говорит он мне и показывает на черный автомат, — мы выиграли Вторую мировую войну». Маленький мальчик подходит к Бакишеву. Мужчина, который представился мне «частным военным инструктором», потрепал парнишку по волосам.

«Держи, малыш» — говорит он и сует восьмилетнему ребенку пистолет в руку. Мальчик смеется. Бакишев сияет. Мама делает фотографию.

ESPN28.06.2018Курсор27.06.2018The Washington Post27.06.2018Dagens Næringsliv25.06.2018
Я спрашиваю, какое отношение оружие имеет к Чемпионату. «Чемпионату?» — удивляется он. Оказывается, Чемпионат тут никого не интересует. А из-за чего тогда вся эта суматоха, хочу я узнать. Бакишев показывает рукой на плакат, висящий на фасаде одного из домов. «День России» — написано на нем. Это национальный праздник. Посрамленный я покидаю палатку с оружием. В поездке по городу я не вижу ни одного плаката, имеющего отношения к Чемпионату. В Омске турнир остается призраком.

Километр 610, Тюмень. Со скоростью 80 км/час поезд едет по направлению к Екатеринбургу. Мое новое жилище — второй класс, вагон 10, место 19. За окном проносятся деревни, леса и озера, но в первые часы я почти не смотрю в окно. Внутри кипит жизнь.

В вагоне нет ни одного свободного места, занято даже самое дешевое — верхнее, рядом с туалетом, над которым в России подшучивают. На полке надо мной храпит какой-то мужчина. Вокруг суетятся дети, студенты, пенсионеры. Они читают, едят, играют в карты.

В купе пахнет потом и мясом, лежащим горой на столе.

На часах полдень, поезд въезжает на вокзал города Тюмень. Тут промежуточная остановка на 36 минут. С наслаждением курильщики на перроне потягивают сигареты, старые женщины на прилавках продают выпечку. На противоположном пути я замечаю группу солдат. По пешеходному мостику я спешу к ним.

Они из Новосибирска, рассказывает молодой офицер, а здесь проездом. Они мне кажутся такими юными и худенькими в солдатских формах. Когда я попытался с одним из солдат заговорить о чемпионате, он только покачал головой. Хоккей — вот это его, а футбол — нет. От меня он хочет узнать, почему «немецкие военные такие слабые».

Не без удовольствия замечаю, что пора возвращаться назад, в поезд.

Километр 941, Екатеринбург. Смеркается, когда я оказываюсь в очереди на контроль багажа на вокзале самого восточного места проведения игр ЧМ. Просвечивают даже самые маленькие рюкзаки. На выходе стоят вооруженные солдаты. Тут все серьезно.

Мой взгляд падает на синюю ленточку ФИФА и пластиковый пропуск, болтающийся на шее молодого парня, стоящего рядом со мной. «FAN ID» — читаю я. Это пресловутый паспорт болельщика, который должен носить каждый посетитель чемпионата. Паспорт удостоверяет личность.

Следующее утро. Небольшая группа молодых египтян с флагами и штативами для селфи идет по центру города. Их сопровождают два кинооператора. Жители проходят мимо, не обращая на происходящее особого внимания. По дороге к метро я насчитал 19 болельщиков. Иногда эйфория начинается с малого.

На северной окраине города я выхожу из метро. На перекрестке, на пластиковой табуретке сидит Галиабану Баландина. Перед 73-летней женщиной разложены на продажу желтые тюльпаны. За ней громоздятся панельные дома. Холодные, серые бетонные коробки. Мы разговорились.

«Я старая бабушка», — рассказывает Галиабану и смеется. Вот уже 30 лет она продает тут цветы, изо дня в день. Выросла она в Перми, в 300 километрах отсюда. Спрашиваю, нравится ли ей жизнь здесь. «Что сказать, другой я не знаю». А что с Чемпионатом? Он ее не интересует.

«Я цветы продаю, а они в футбол играют». Выбросили деньги на эти стадионы, возмущается она. Что от них людям? Спрашиваю, что бы она изменила в России, если бы была президентом. «Деньги, — отвечает она. — Их не хватает на жизнь.

Мне вот 73 года, а я вынуждена все еще сидеть тут».

В политические дискуссии «немецкому шпиону» лучше не ввязываться

Километр 1 023, Дружинино. Опять поезд. 39 часов нужно ехать отсюда в направлении Волгограда. Незадолго до полуночи мы останавливаемся в Дружинино, забытом богом месте неизвестно где.

В полной темноте и под дождем я побрел в деревню-призрак. Справа и слева — брошенные дома, ни огонька, ни души. Только собака лает где-то вдали. Я делаю пару фотографий на память об этом странном месте.

Промокший насквозь возвращаюсь в темный вагон, где храп какого-то мужчины напоминает, что сейчас ночь.

Километр 1 373, Янаул. Ехать на поезде в России — все равно, что первый раз прийти в университет. Ты не знаешь, кто сидит рядом, но все равно контакт нужно установить. В моем купе сидят трое старых друзей: Аллан, Валерий, обоим по 43 года, и Виталий, ему 33.

Они — болельщики и во время Чемпионата ездят по стране от одного стадиона к другому. На четыре игры у них есть билеты. Рядом с российским флагом на столе гора еды: ветчина, копченый сыр, пиво и две полупустые бутылки водки.

Читайте также:  Бойцы нквд в годы войны предотвратили бактериологическую войну в сталинграде

Друзья громко скандируют речевки и каждые 15 минут выпивают с тостами: На здоровье! За Россию! За Чемпионат!

Толстяк Аллан, сидящий рядом со мной с обнаженным торсом, с хмельным добродушием обнимает какого-то азиата, остановившегося рядом с нашим купе, чтобы сделать снимок. «Наконец-то весь мир смотрит на Россию! — сияет Аллан. — Разве это не здорово?»

Мы разговариваем о жизни в Саратове, их родном городе. Когда было лучше — сейчас или 10 лет назад, спрашиваю я. «Десять лет назад», — сразу отвечает Валерий. Бизнеса больше нет, а для таких, как он, простых работяг есть только низкооплачиваемая работа. «Рубль рухнул, наши деньги почти ничего не стоят».

Виталий согласно кивает, в то время как Аллан, совсем захмелев, крепко спит. А правда, спрашивает меня Виталий, что в Германии у всех много денег и все плохо думают о русских. Я возражаю, и мы погружаемся в дискуссию об аннексии Крыма. Но затем мы договариваемся больше не говорить о политике.

В поезде меня уже и так кое-кто называет «немецким шпионом».

В конце эйфория все-таки появляется

Километр 2 061, Ульяновск. Через три минуты после начала первого матча немецкой команды на Чемпионате против Мексики наш поезд въезжает на вокзал. Пассажиры спешно покидают вагоны и поднимают смартфоны над головами в поисках сигнала.

Перед 11-м вагоном тут же образовывается баварско-мексиканско-азиатское сообщество болельщиков, вместе смотрящих в чей-то смартфон. Даже из третьего ряда стоящих полукругом людей кое-кто пытается увидеть, что происходит на маленьком экране смартфона какого-то японца.

«Это еще что?!» — возмущенно рычит после счета 0:1 один из баварцев во втором ряду. И в то же самое время молодой человек в мексиканской майке, победно вскинув вверх руку с зажатым кулаком, вприпрыжку пускается бежать по перрону, оставив место в первом ряду. Вскоре полукруг распадается сам собой.

Проводники зовут всех назад, в вагоны. Путешествие продолжается.

Километр 2 516, Саратов. До свидания! Аллан и все русское трио болельщиков прощается и на рассвете покидает купе. Саратов — их родной город. Через пару дней они собираются поехать на машине в Волгоград на игру Исландии с Нигерией. Я смотрю в окно.

Насыщенный свет восходящего солнца ложится на окружающий ландшафт. Пасутся коровы, косули выскакивают из леса. На поляне — огромное кладбище. Пестрые надгробные кресты торчат из земли. Странно, но входных ворот я не вижу. Я бы с удовольствием вышел на пару минут, но это невозможно.

Километр 2 944, Волгоград. Я прибыл на место и сразу оказался в гуще событий. Толпа тунисских болельщиков увлекает меня с собой к стадиону. В этот вечер их команда играет с англичанами, и северо-африканцы уверены в своей победе.

«Он ва ганье, он ва ганье! — ревут они. — Мы победим!» И хотя они проиграют со счетом 1:2, они будут веселиться до глубокой ночи. Улицы Волгограда расцветились яркими красками. Почти три тысячи километров я проехал по России. И, наконец, нашел действительно что-то вроде эйфории.

Чемпионат я ищу до сих пор.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/social/20180629/242625023.html

Как производится водка на заводах

Трудно себе представить застолье в нашем регионе без алкогольной продукции, и водки в частности. Народ потребляет ее порой литрами, а в погоне за доступной стоимостью предпочитает не совсем качественные варианты, что может обернуться серьезным отравлением.

В деле производства водки мелочей нет, ведь именно детали определяют ее конечный вкус и приятность послевкусия. В целом технология производства водки схожа у всех производителей, но у каждого есть секреты, которые и обеспечивают качество продукта. И прежде чем попасть в продажу, водка проходит несколько важнейших этапов.

Как производится водка

Многие ошибочно полагают, что между заводской водкой и домашним самогоном разница не сильно большая, на самом же деле это далеко не так.

Самогон получается методом дистилляции перебродившей браги, то есть перегонки ее через самогонный аппарат.

Полученная жидкость содержит воду и спирт, смешанные между собой без какого-либо заранее определенного расчета пропорции, а также другие побочные вещества из браги.

Промышленная водка получается иначе – здесь смешивается четкое количество воды и спирта, причем заранее очищенных и подготовленных. Именно четкое соблюдение технологии производства позволяет получить крепкий алкогольный напиток премиального класса.

Классическая схема производства качественной водки состоит из нескольких этапов:

  1. Подготовка воды. Простая вода для производства премиальной водки не подойдет, а потому мы используем только воду из подводных источников, прошедшую тщательную очистку;
  2. Получение и очистка спирта.

    Основным сырьем для его производства является пшеница, именно она и дает название сразу нескольким видам водки. Также добавляется некоторое количество других зерновых, содержащих крахмал.

  3. Далее мука перемалывается, заваривается под давлением в специальных чанах, затем добавляются дрожжи. Готовая брага перегоняется для получения спирта-сырца.

    И если производство самогона или дешевой водки на этом заканчивается, то водка класса люкс имеет более серьезную технологию.

  4. Ректификация. Это тепловая обработка спирта, позволяющая значительно очистить его и разделить на несколько фракций.

Чем отличается водка высокого класса

Секрет отличной водки в том, что именно происходит со спиртом. После получения чистого спирта он попадает в специальный чан, где смешивается с очень мягкой подготовленной водой и приправами.

Именно они и придают водке определенный привкус и приятное послевкусие с оттенками меда, ягод, пряностей или других добавок. Полученная основа заново проходит фильтрацию древесным углем.

Далее проводится контроль качества и разлив в бутылки, которые вы можете увидеть на полках магазинов и супермаркетов.

Часто для привлекательного вида в бутылку с уже готовой водкой добавляется декоративный элемент – например, острая красная перчинка или колосок пшеницы. Предварительно они тщательно вымываются, из перчинок убираются семена. Вкусовой добавкой эти элементы не являются. Это запотевшая бутылка водки с ними выглядит куда привлекательнее обычной.

Без очистки спирт может содержать заметное количество метанола, ядовитого для человека, и именно он вызывает тяжелое отравление.

Только хорошо очищенный спирт дорого стоит, и производители, стремясь снизить цену на свой продукт, пренебрегают некоторыми моментами в очистке спирта.

Приобретение такого продукта – на свой страх и риск, и головная боль в сочетании с тошнотой – самая маленькая неприятность, которая может с вами приключиться. Ваше здоровье не стоит сомнительной экономии на стоимости качественного алкоголя!

Источник: http://KakUstroen.ru/proizvodstvo/kak-proizvoditsya-vodka-na-zavodah

Водка «Калашников»: описание, бутылка, отзывы и цены

Водка «Калашников» – российская водка, производится на «Глазовском ликероводочном заводе» в Удмуртии с 1995 года.

Бренд назван в честь советского и российского конструктора, создавшего одноименный автомат. Выпускается как в обычных бутылках, так и в таре, являющейся точной копией автомата АК-47.

Водка пользуется большой популярностью в Европе и часто презентуется в качестве сувенира из России.

Производство и особенности производства

Водка «Калашников» производится из спирта класса «Люкс». В состав входят: очищенная вода, сахарный сироп, спиртовой настой украинского хлеба и пищевые добавки (натуральный ароматизатор и анисовое эфирное масло).

Вода для изготовления водки подвергается многоуровневой очистке и проходит контрольную фильтрацию.

Процент вредных примесей в спирте (альдегидов, эфиров, метанола и сивушных масел) в десятки раз ниже допустимых российским ГОСТом норм.

Производитель уделяет большое внимание оформлению продукта. Бутылки для водки «Калашников» производят на заводе Saverglass во Франции. Для оформления бутылок водки «Калашников УНИК» используются французские стекло и металл, применяется ручная работа. Затраты на упаковку водки составляют 25% от затрат на ее производство.

Виды и классификации

В традиционной бутылке «Калашников» встречается объемами 0,1, 0,25, 0,5, 0,7 и 1 л. «Калашников ПРЕМИУМ» выпускается в бутылках 0,1, 0,25, 0,5 и 0,7 л и отличается от традиционной оформлением и отсутствием в составе водки ванилина и глицерина. Водка «Калашников УНИК» выпускается только объемом 0,7 л в бутылке в виде оружейной гильзы, помещенной в тубу.

Существуют лимитированные выпуски продукции. Специально к 70-летию Великой Победы была выпущена «Калашников ПРЕМИУМ VICTORY». Еще одно ограниченное издание — «Калашников ПРЕМИУМ RED EDITION», получившая яркое оформление бутылки с напылением красного цвета. Напитки предлагаются в бутылках объемами 0,1 и 0,5 л.

Стоимость и цена

Водка «Калашников» стоит 50-100 рублей за 0,1 л, 100-200 рублей за 0,25 л, 200-400 рублей за 0,5 л и 300-500 рублей за 0,7 л. Стоимость «Калашников ПРЕМИУМ» не сильно отличается от стоимости традиционной водки линейки. «Калашников УНИК» в тубе 0,7 л стоит от 1100 рублей. Цены на сувенирные бутылки в виде автомата могут доходить до 15000 рублей.

Как отличить контрафакт

Водка «Калашников» разливается в бутылки с оригинальным дизайном. Бутылка выполнена в виде патрона огнестрельного оружия, закрыта винтовой крышкой с серебристым колпачком в форме гильзы на горлышке.

По заявлению производителя, используемые колпачки фирменные. Изображенный на них логотип завода и дата розлива выжжены лазером, а не нанесены краской.

Не забывайте проверять акцизные марки и консистенцию самой водки, она не должна быть мутной или содержать какие-то инородные частицы.

История бренда

Водка «Калашников» начала выпускаться в 1995 году, стоила недорого и была ориентирована на массового потребителя. Но благодаря удачному выбору названия постепенно стала продаваться лучше и обрела популярность за пределами региона.

Руководство понимало: чтобы идти дальше и выйти на международный уровень, необходимо улучшать качество водки. Работа над этим началась в 2003 году. Был реконструирован спиртзавод «Балезинский», поставляющий спирт на «Глазовский ЛВЗ». Были смонтированы дополнительные очистные системы и приведены в соответствие с требованиями международной системы качества ISO-9001 технологии производства.

Шла работа и над развитием имиджа. С 1995 упаковка водки была обновлена несколько раз. В 1997 году линейка «Калашников» пополнилась сувенирной бутылкой в виде копии автомата АК-47 из стекла в стилизованном ящике защитного цвета.

Благодаря совместным усилиям технологов и маркетологов водка «Калашников» стала продуктом премиум класса.

Источник: https://frullato.ru/vodka/vodka-kalashnikov

Ссылка на основную публикацию