Хирург герой леонид рогозов

Врач-хирург Леонид Рогозов: биография, деятельность и отзывы :

Врач-хирург — это не только опыт, талант, но и умение быстро и правильно реагировать, принимать решения в экстренных ситуациях. Таким гениальным представителем профессии оказался российский хирург Леонид Рогозин.

Биография доктора

Родился знаменитый русский врач Леонид Рогозов в Забайкальском крае 14 марта 1934 года. Его родители были простыми тружениками — шофер и доярка. Рос будущий хирург в многодетной семье, ему пришлось пережить немало трудностей.

По политическим соображениям семья Рогозовых была отселена в Алма-Ату. Вскоре они переехали в Краснодарский край (Минусинск). В этом городе Леонид Рогозов поступил в школу. Учебу в ней пришлось прервать в 1943 году по причине гибели отца. Он был убит на войне.

Мама работала практически круглосуточно на заготовке леса. Поэтому Леонид присматривал за своими братом и сестрами. Все бытовые проблемы он также взял на себя. Приступить обратно к учебе он смог только после окончания войны. Тогда он вложил все силы и терпение для достижения своей цели.

Окончив 7 классов, юноша поступил в горное училище. Ему эта профессия явно была не по душе. Но на то время другого варианта помочь материально маме не было. Леонид Рогозов старательно учился на «5» и получал стипендию. Эти деньги были существенным подспорьем для семьи.

После завершения учебы в училище парень ушел в армию. Затем он едет в Ленинград к брату и остается там. Поступает в педиатрический институт. В 1959 году Рогозин его окончил и поступил в хирургическую ординатуру.

Опасное путешествие

В 1960 году был объявлен набор докторов в рабочую экспедицию в Антарктиду. Врач Леонид Рогозов не мог пропустить такой шанс ощутить новые эмоции и пройти непростые испытания. В силу своего авантюрного характера доктор незамедлительно собрал большой чемодан и отправился в путь. В его багаже основное место заняли книги по медицине и спортивная гиря.

На место Леонид Рогозов (хирург) прибыл на большом судне. В процессе работы парень выполнял много обязанностей:

  • лечил заболевших участников экспедиции;
  • работал водителем;
  • выполнял функции метеоролога.

Со всеми заданиями он прекрасно справлялся в силу своего трудолюбия и философского отношения ко всем жизненным проблемам.

Неожиданная болезнь

В таком ритме прошло несколько месяцев работы на станции Новолазаревская. Но в первую же зимовку молодому доктору пришлось пережить невероятные приключения, которые напрямую угрожали его жизни.

В один из дней (29 апреля 1961 года) Леонид неважно себя почувствовал. Сначала это было общее недомогание, а затем поднялась температура и заболел живот. Доктор самостоятельно поставил себе диагноз — воспаление аппендицита.

Он немедленно приступил к лечению себя антибиотиками. Такая терапия абсолютно не принесла облегчения. Тогда врач-хирург Леонид Рогозов принимает непростое решение — операцию он проведет себе самостоятельно. Другого выхода не было. Погода не давала возможности вызвать срочно вертолет, да и не успели бы прилететь коллеги ему на помощь. Счет пошел на часы.

Леонид Рогозов: операция

В ночь на 30 апреля было совершено очень сложное хирургическое вмешательство. Из 13 человек группы молодой доктор выбрал себе два помощника. Один должен был держать зеркало и направлять лампу под определенным ракурсом. Другой же помощник подавал инструменты и был обучен действиям, которые могли бы понадобиться, если Леонид потеряет сознание.

Недалеко дежурил начальник экспедиции на случай, если кому-то из помощников станет от увиденного процесса плохо. Он обязан в этом случае заменить его и оказать необходимую помощь по ситуации. Доктор подробно описал друзьям, что будет происходить, и принялся за дело.

Долгие минуты и часы

Врач самостоятельно обезболил место проведения разреза с помощью новокаина. Затем взял в руки скальпель. Его недоумение и заминка продолжались не более 3 минут. Затем он понял, что жизнь зависит от его собранности и сдержанности.

Еще минута — и Леонид делает себе разрез. Видимость в зеркале была недостаточная, многие действия он совершал на ощупь. Врач очень долго пробирался сквозь мышцы, пока не нащупал аппендицит. В этот момент молодой человек успокоился, его действия стали еще решительнее, эмоции утихли. Отступать уже нельзя было.

Когда орган оказался у него в руках, Рогозов смог перевести дух. В течение операции доктор каждые 5 минут делал кратковременные перерывы. Это помогало ему собраться и не потерять сознание. Решительность и спокойствие молодого врача вселяли уверенность и в его ассистентов.

Сложности и их преодоление

Поиск аппендицита на ощупь продолжался более получаса. За это время хирург успел повредить другой орган и сильно разорвать внутренние мышцы. У него продолжалась значительная кровопотеря. Он периодически находился в состоянии забытья.

Но операция продолжалась, молодой человек уверенно шел к своему спасению. Ассистенты, по словам Леонида, стали «белее» своих халатов. У них дрожали руки и капал пот с лица. Хирург честно признался, что он также был испуган, но другого выхода из ситуации не видел.

Наконец-то через 1 час и 40 минут процесс удаления аппендицита был завершен. Врач самостоятельно наложил себе швы и «подлатал» поврежденный орган. Помощники еще несколько дней не могли отойти от увиденного.

Быстрое выздоровление

В течение 5 дней Рогозин колол себе антибиотики и качественно обрабатывал рану. Уже через 7 дней были сняты швы. После достаточной потери крови и болевого шока доктор отходил еще долго. Но он был уверен, что сделал все правильно.

Коллеги по экспедиции все дни помогали встать врачу на ноги. Уже через несколько дней врач закончил принимать курс антибиотиков и на 7 день постепенно начал возвращаться к работе. Благодаря своей смелости и профессионализму доктор остался в живых и смог продолжить свою работу на станции.

Знаменитый певец и композитор Владимир Высоцкий посвятил одну из песен героическому поступку врача. В своих строках легендарный исполнитель описывает мужество и профессионализм молодого врача.

Личная жизнь

После возвращения из экспедиции молодому доктору выдали двукомнатную квартиру. Сначала он жил там с мамой, которая помогала решать ему бытовые вопросы. Главным элементом декора в доме молодой человек считал чучело пингвина, которое он самостоятельно сделал, находясь в Антарктиде.

После совершенного мужественного поступка и его огласки врачу часто звонили представительницы слабого пола и назначали встречи. В большинстве случаев они получали отказы — Леонид был полностью погружен в работу.

Но один звонок его заинтересовал, встреча состоялась. Эта была Марцела, которая жила в Чехословакии. Так как доктор знал отлично несколько языков, он решил принять приглашение девушки и поехал к ней в гости. Сначала это был только повод для усовершенствования чешского языка. Затем отношения получили быстрое развитие, знакомство закончилось браком.

Женщина родила ему двоих детей, но так и не смогла привыкнуть к жизни в Ленинграде. Вскоре она забрала дочь и сына и вернулась к себе на родину. Так закончился этот семейный союз.

Леонид через некоторое время повторно женился. В этом браке родился еще один сын. В этот раз избранница оказалась из Болгарии. Но, к сожалению, и этот брак недолго продлился. После двух неудачных попыток создать семью врач решил уйти с головой в работу. Он часто сутками пропадал в больницах и приходил домой только ночевать.

Один из сыновей пошел по стопам отца и стал врачом-анастезиологом. Он работает в знаменитой клинике Шарите в Израиле.

Продолжение карьеры и отзывы

После возвращения из экспедиции Леонид Рогозов окончил свое обучение в ординатуре и успешно практиковал в Ленинградской больнице им. Ф.Ф. Эрисмана. Затем продолжил работу на кафедре хирургии в медицинском институте им. акад. И.П. Павлова.

В 1971 году доктор побывал в командировке в Болгарии. Он отлично владел несколькими языками и пытался воспользоваться любым шансом практиковать свои навыки разговорной речи в различных странах.

По отзывам многочисленных пациентов, доктор относился к каждому больному с уважением, но в то же время строго следил за выполнением его назначений. Он боролся за жизнь больного до последнего и пользовался даже малейшим шансом для удачного лечения.

Коллеги отмечали высокий интеллектуальный уровень Леонида. Рогозов всегда старался помочь сотрудникам, но и не вмешивался в истории болезни пациентов без их просьб.

Свою работу Рогозов продолжал до 2000 года. За это время он сумел спасти множество человеческих жизней. Проводил операции и лечение по поводу запущенных случаев туберкулеза легких.

По воле судьбы доктор Леонид Рогозов заболел раком легких и проходил длительное лечение. После сложного хирургического вмешательства на 65 году жизни знаменитый врач скончался от послеоперационных осложнений.

Его подвиг был отмечен и занесен в Книгу рекордов СССР и России. О проведенной операции в Антарктиде до сих пор ходят истории среди медиков из разных стран мира. Молодые студенты-доктора изучают этот случай на лекциях.

Знаменитый врач за всю свою трудовую деятельность получил много наград разного уровня.

Источник: https://www.syl.ru/article/297628/vrach-hirurg-leonid-rogozov-biografiya-deyatelnost-i-otzyivyi

Леонид рогозов. хирург с южного полюса

Леонид Рогозов

Советская научная станция в Антарктиде «Новолазаревская»

Операция

В 1961 году, за заслуги в научных исследованиях Антарктиды и проявленное при этом мужество награждён орденом Трудового Красного Знамени.

Эта удивительная история случилась в Антарктиде в 1961 году. Врач Леонид Рогозов был участником  антарктической экспедиции. Не секрет, что для работы на Южном полюсе Земли отбирали лучших из лучших, настоящих профессионалов. Хирург Леонид  Рогозов был именно таким.

ТЯЖЁЛОЕ ДЕТСТВО

Леонид родился в 1934 году, в Читинской области, в семье шофёра и доярки. Он был третьим ребёнком в семье из четверых. В 1938 семья году перебралась в Минусинск (Красноярский край), где Леонид и поступил в среднюю школу.  Во время Великой Отечественной войны, в 1943 году, отец погиб на фронте.

Приходилось учиться и работать, тяжёлое послевоенное время было, наша страна поднималась из руин. Мать работала целыми днями, до ночи на лесозаготовке. И Леня, как самый ответственный, оставался за старшего. Как рассказывала одна из сестер, он всегда всем помогал. Сначала заботился о других и лишь в последнюю очередь думал о себе.

Закончив школу, Леонид отслужил в армии, где стал настоящим мужчиной.

ХОЧУ БЫТЬ ДОКТОРОМ

После службы в армии, Леонид решил стать врачом и в 1953 году поступил в  Ленинградский педиатрический медицинский институт. Учился Рогозов очень хорошо.  Все выходные мог сидеть с книгами, постигал медицинскую науку.  На своём курсе он был одним из лучших.

Леонид был очень добрый, отзывчивый и открытый парень, поэтому ребята к нему тянулись, у него было много друзей и знакомых. Преподаватели на него нарадоваться не могли. В 1959 году Леонид Рогозов окончил институт и сразу же был зачислен в клиническую ординатуру по хирургии.

Это означало, что Леонид перспективный доктор.

АНТАРКТИДА

Но обучение в ординатуре было на время прервано, потому что  5 ноября 1960 года Родина отправила Леонида   в Антарктиду,  в качестве врача 6-й Советской Антарктической экспедиции. В Антарктиду Леонид Рогозов прибыл на корабле в декабре. Работы по медицины на научной станции было немного, поэтому он не чурался других обязанностей.

Он помогал учёным, чем мог: то водителем был, то метеорологом. Экспедиция готовила к открытию новую советскую научную станцию и работы было много. Наконец, двух месяцев недель подготовительных работ, 18 февраля 1961 года, в оазисе Ширмахера была открыта новая советская антарктическая станция — Новолазаревская.

Во время первой зимовки на ней  произошло событие, сделавшее 27-летнего хирурга известным на весь мир.

АППЕНДИЦИТ   

29 апреля Леонид Рогозов  заболел. Он обнаружил у себя тревожные симптомы: слабость, тошноту, повышенную температуру тела и боли в правом боку. Он как опытный хирург сразу же поставил себе диагноз — острый аппендицит.

  Но что делать? Ведь из всей экспедиции состоящей из 13 человек, он был единственным врачом. Приглушить аппендицит с помощью простой тактики лечения (покой, голод, местный холод и антибиотики) не получилось . На следующий день температура поднялась ещё выше.

Ни на одной из ближайших антарктических станций не было самолёта, кроме того, плохие погодные условия всё равно не позволили бы выполнить полёт до ближайшего медика, который бы мог сделать операцию, а до него было 80 км.

Единственным выходом в сложившейся ситуации было делать операцию самому себе. И Леонид принял решение делать операцию самостоятельно ! 

Читайте также:  Город нафталан

ОПЕРАЦИЯ

При помощи водителя, который держал зеркало и направлял свет от настольной лампы и метеоролога, подававшего инструменты, доктор Леонид Рогозов произвел сам себе местную анестезию (обезболивание) и начал операцию.  В лежачем положении, с полунаклоном на левый бок, врач скальпелем сделал  12-сантиметровый разрез.

Смотря в зеркало и на ощупь, он удалил воспалённый аппендикс. Затем зашил разрез. К полуночи операция, длившаяся  1 час 45 минут (с небольшими перерывами, когда он терял сознание), была завершена. А потом началось восстановление,  тягостное, с медленно тянущимся временем.

Но  Леонид всё выдержал! Через пять дней температура спала, ещё через 2 дня были сняты швы.

Так Рогозов Леонид Иванович стал известен всему миру. Владимир Высоцкий в 1963 году посвятил ему песню. Умер наш герой хирург в 2000 году.

Вот такой Леонид Рогозов — человек, совершивший невероятное.

Для того, чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться, либо войти на сайт под своим логином и паролем

Читайте также

«Окопная правда» Валерия Волкова

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, которая изменила миллионы судеб …

КАЗАК КОНСТАНТИН НЕДОРУБОВ

Константин Иосифович Недорубов – один из трёх людей в российской истории, которые …

Петя Филоненко сбежал на войну в 11 лет, грудью ложился на пулемет, и его дважды хоронили …

Источник: http://www.filipoc.ru/heroes/leonid-rogozov—hirurg-s-yujnogo-polyusa

Операция вместо Первомая. Как русский хирург сам себе вырезал аппендикс

30 апреля 1961 года во время шестой советской экспедиции в Антарктиде произошло настоящее чудо: молодой хирург Леонид Рогозов сам себе удалил аппендикс.

Этот случай вошёл в историю не только советской медицины, но и стал всемирно известной сенсацией.

А хирург, который лишь по воле случая оказался в Антарктиде, до сих пор остаётся единственным врачом в мире, который смог успешно провести операцию самому себе в полярных условиях.

В конце 1950-х годов начались первые советские антарктические экспедиции. Группы учёных, механиков, инженеров отправлялись в вечную мерзлоту, чтобы проводить там множество экспериментов, налаживать инфраструктуру и вообще познавать полярную жизнь.

В 1961 году было решено открыть в Антарктиде новую советскую станцию — Новолазаревскую. Для стройки и налаживания работы нового поселения была организована очередная (шестая по счёту) советская экспедиция. В неё вошло 11 участников, среди них был всего один врач — молодой хирург Леонид Рогозов.

Он родился в Забайкальском крае в 1934 году в семье шофёра и доярки. Со временем родители с четырьмя детьми перебрались в Красноярск, где маленький Леонид пошёл в школу.

Размеренную жизнь простой советской семьи разрушила Великая Отечественная война — отец Рогозова погиб на фронте.

Будущий знаменитый хирург после семи классов образования вынужден был бросить школу и пойти учиться на горного мастера, но, как только мирная жизнь наладилась, он закончил учёбу и пошёл в армию.

После службы в 1953 году Рогозов поступил в Ленинградский педиатрический медицинский институт. Он хорошо учился, получил диплом врача и сразу же поступил в ординатуру.

Но у руководства института были на него другие планы: ему объявили, что его прикрепляют к советской арктической экспедиции, которая отбывает в ноябре 1960 года. У Рогозова не было выбора.

Тогда он ещё вряд ли представлял, что уже через полгода станет известным на весь мир хирургом. Ему было 26 лет.

Помощь не придёт

29 апреля 1961 года, когда Рогозов был уже на полярной станции, ему стало плохо: появились слабость, тошнота. Через несколько часов он почувствовал боли в животе, а точнее в верхней его части.

Рогозов и не заподозрил ничего серьёзного до тех пор, пока боль не переместилась в правую нижнюю часть живота. Это один из характерных признаков аппендицита — воспаления аппендикса, отростка прямой кишки. Одновременно с этим появилась температура 37,4, и тогда врач понял: у него «воспаление червеобразного отростка».

Врач попытался сделать всё, чтобы воспаление аппендикса не развивалось со стремительной скоростью. В наши дни есть аппараты УЗИ, благодаря которым можно за считаные минуты точно удостовериться, что аппендикс воспалён, а значит, его нужно удалять. Но в 60-е с УЗИ было плохо, тем более в Антарктиде.

Рогозов принял решение действовать консервативно: прикладывал к животу холодные предметы, чтобы снизить болевые ощущения и кровоток в этой части тела, принимал обезболивающие, лежал и пил много воды. Врач пытался сделать всё, чтобы дело не дошло до операции, но у него ничего не вышло. Воспалительный процесс продолжал нарастать.

Другие участники экспедиции ещё не знали, что доктор Рогозов заболел: все готовились к празднованию 1 Мая.

30 апреля температура у Рогозова стала уже очень высокой. Появилась постоянная рвота, которая не приносила никакого облегчения. Он терял оставшиеся силы.

«Возможность оказания своевременной медицинской помощи из Мирного, находящегося примерно в 3000 км от станции Новолазаревской, была исключена.

Расположенные ближе иностранные станции самолётов не имели, к тому же полёты были невозможны из-за бушевавшей пурги. К вечеру 30 апреля общее состояние ещё более ухудшилось, признаки гнойного воспаления червеобразного отростка стали угрожающими.

Только немедленная операция могла спасти жизнь. Оставалась единственная возможность — попытаться оперировать себя самому«.

Так описал ситуацию сам Рогозов в своём рассказе «Операция на себе» для бюллетеня Советской антарктической экспедиции. Копию рассказа Лайфу предоставили в Арктическом и антарктическом научно-исследовательском институте.

Рогозов объявил о своём решении всем членам экспедиции, и им пришлось согласиться — выбора особо не было. Пока все убирали помещение, хирург разработал план операции.

Необходимые инструменты хранились на улице, где было за –30 — это облегчило их стерилизацию. Аэрологи Кабот и Пыжов взяли подготовку скальпелей и зажимов на себя.

Они же заранее приготовили стерильный раствор новокаина для наркоза — разумеется, местного.

Было очевидно, что хирургу должен был кто-то ассистировать. Среди 10 оставшихся участников экспедиции не было ни врача, ни хотя бы медсестры или санитара. Выбирать пришлось среди обычных полярников. Помогать Леониду Рогозову вызвались метеоролог Александр Артемьев и механик-водитель Зиновий Теплинский.

Врач решил, что Артемьев будет фактически за реанимационную медсестру: ему нужно было держать ранорасширяющие крючки, чтобы Рогозову было легче добраться до аппендикса. Теплинскому же полагалось держать зеркало перед Рогозовым, чтобы врач хоть как-то смог увидеть операционное поле.

Стоит ли говорить, что сделать из простых мужчин, не имеющих никакого отношения к медицине, ассистентов на операции — это по меньшей мере рискованно. Рогозов это прекрасно понимал, поэтому перед операцией он провёл со своими новоиспечёнными подручными «короткую беседу» о том, как держать себя в руках во время операции.

Морально настроиться у ассистентов получалось очень плохо, но врач внушил им, что запомнить нужно одно: если он потеряет сознание, необходимо будет ввести специально заготовленные лекарства и сделать искусственное дыхание. О том, что делать, если это не поможет, тогда никто не задумывался.

Ещё одна проблема, которую нужно было решить хирургу-пациенту, — как прилечь или присесть так, чтобы удобно было ковыряться в собственном животе.

Рогозов остановился на таком варианте: он будет в полусидячем положении с полуоборотом влево и приподнятыми ногами под углом 30 градусов.

Даже для здорового человека это положение не самое удобное, а для хирурга, который будет оперировать сам себя, тем более.

«Я пал духом…»

И вот 30 апреля 1961 года ровно в 22:00 по московскому времени операция началась.

Ассистенты Рогозова облачились в белые халаты, надели перчатки и подвинули стол с инструментами прямо к кровати, где лежал пациент.

Сам врач был во всём белом, но перчатки надевать не стал, чтобы было проще нащупать аппендикс. Сразу же приступили к обезболиванию — Рогозов вколол в свой живот новокаин. В 22:15 хирург взял в руки скальпель.

Рогозов сделал разрез длиной примерно 10–12 см — стандартный для аппендэктомии (удаления аппендикса). Врач расширил отверстие и принялся искать несчастный отросток.

Зеркало особо в этом не помогало — приходилось прощупывать собственные внутренности, приподнимая голову. Он цеплял другие, здоровые органы и прекрасно понимал, что одно неловкое движение — и оперировать придётся не только аппендикс.

Через полчаса после начала операции Рогозов почувствовал сильную слабость и головокружение. Но отступать было уже некуда.

Он стал делать перерывы по 20 секунд, чтобы хоть как-то прийти в себя. Его ассистенты в этот момент, очевидно, пребывали в состоянии аффекта: как потом вспоминал сам Рогозов, лица его помощников были белее, чем халаты, которые были на них надеты.

И вот врач нащупал сильно увеличенный аппендикс. Он попросил ассистента подвинуть зеркало — отросток был не просто большого размера, но ещё и с прободным отверстием (по сути, с дыркой) 2 на 2 см. Если бы с операцией затянули хотя бы на несколько часов, Рогозов просто умер бы от перитонита (воспаления брюшины) и внутреннего кровотечения.

«На самой тяжёлой стадии удаления аппендикса я пал духом: моё сердце замерло и заметно сбавило ход, а руки стали как резина. Что ж, подумал я, это кончится плохо. А ведь всё, что оставалось, — это, собственно, удалить аппендикс! Но затем я осознал, что, вообще-то, я уже спасён!» — писал в своём дневнике Леонид Рогозов.

Чёткими хладнокровными движениями молодой хирург отрезал собственный аппендикс, ввёл прямо в брюшную полость антибиотик и наглухо зашил рану. Ассистенты вкололи ему снотворное и сами рухнули без сил. Операция закончилась ровно в 00:00 часов 1 мая.

Жизнь после операции

«Хорошо держали себя во время операции помощники, проявив большую выдержку и находчивость. Особенно трудно было Артемьеву, который ассистировал, стоя на коленях. После операции за мной был организован хороший уход, и через две недели я смог приступить к исполнению своих обязанностей, а через месяц — даже выполнять тяжёлую работу».

Вот так сдержанно описал окончание операции сам Рогозов в арктическом бюллетене.

Через неделю после чудесного спасения врача он сам себе снял швы. Слава о советском хирурге-герое прогремела по всему миру — о нём писали во всех газетах. Тут ещё сказалось повышенное внимание к полярникам в то время — отправиться в экспедицию в Антарктиду тогда было почти то же самое, что слетать в космос.

Кстати, интересная деталь: с ещё одним героем апреля 1961 года, космонавтом Юрием Гагариным, Рогозов родился в один год и месяц — в марте 1934 года. И самые выдающиеся их подвиги пришлись тоже на одно время. В некоторых СМИ и блогах упоминается, что Рогозов и Гагарин были знакомы лично и даже общались. Но это, конечно, маловероятно: области их интересов были слишком далеки друг от друга.

Несмотря на то что Леонид Рогозов стал несомненным гением в области медицины, особых почестей от государства он не получил.

Никакой экстренной эвакуации — Рогозов вместе с другими участниками экспедиции продолжал работать на Новолазаревской ещё чуть больше года. Ему на подмогу даже не прислали ещё одного врача или хотя бы медсестру.

В конце концов, после такой операции его здоровье всё ещё оставалось под угрозой — никто об этом не думал.

В 1962 году врач вернулся в Ленинград. Ему дали квартиру, наградили орденом Трудового Красного Знамени и выдали значок Почётного полярника. Хирургу-звезде предлагали отправиться на север снова, но он отказался. Ему не нравилось, что в экспедиции нужно заниматься всем, чем угодно (строить, красить, мыть, таскать), только не врачебным делом. А он очень боялся потерять квалификацию.

Рогозов прожил достаточно скромную и, к сожалению, не очень долгую жизнь. Он работал хирургом в нескольких ленинградских больницах, а с 1986 года до конца жизни заведовал хирургическим отделением туберкулёза НИИ физиопульмонологии. Не самая высокая позиция для врача, известного на весь мир.

В конце 90-х Рогозову поставили страшный диагноз: рак лёгкого. На тот момент он уже был одинок — его жена за несколько лет до этого бросила его и уехала в Чехию с двумя детьми. По рассказам членов семьи, у Рогозова были проблемы с алкоголем.

Великий советский хирург Леонид Рогозов умер в 2000-м на 67-м году жизни после операции по удалению опухоли. Похоронили его без особых почестей на скромном кладбище в Санкт-Петербурге.

Читайте также:  Цитаты из советских мультиков

Космонавт, Герой Советского Союза Герман Титов в своей книге «Голубая моя планета» посвятил Рогозову такие строки: «В нашей стране сама жизнь — это подвиг». Пожалуй, наиболее символичное воспоминание о Рогозове осталось в песне, которую ему посвятил Владимир Высоцкий.

Пока вы здесь в ванночке с кафелем

Моетесь, нежитесь, греетесь,

В холоде сам себе скальпелем

Он вырезает аппендикс…

Он слышит движение каждое

И видит, как прыгает сердце, —

Ой, жаль, не придётся вам, граждане,

В зеркало так посмотреться!

Источник: https://life.ru/1112039

«Когда Рогозов сам себе разрезал живот, мы чуть в обморок не упали»

Более 55 лет назад, в апреле 1961 года, на станции Новолазаревская в Антарктиде был совершен настоящий подвиг. Участник 6-й Советской полярной экспедиции врач-хирург Леонид Рогозов провел на самом себе операцию аппендэктомии (удаление аппендикса). И сразу же стал знаменитым на весь мир.

Много раз мог погибнуть

Так уж получилось, что родился Леня в семье «кулаков», сосланных в Казахстан. А когда мальчику исполнилось всего два годика, Рогозовых вообще отправили на север — в город Минусинск Красноярского края. Отца, как и многих, призвали в 1941 году на фронт, где он и погиб в 1943-м. На руках у матери осталось четверо детей мал мала меньше. Выживали, как могли.

Судьба хранила его, хотя в детстве он мог несколько раз погибнуть: от голода, холода и даже во время поножовщины. Младшая сестра Валя, с которой он шел как-то по улице, задела плечом хулигана — тот выругался в адрес девочки.

Леонид подскочил к нему — парень достал нож. Увидев это, Валя разрыдалась. Трудно сказать, что остановило хулигана, воинственно настроенный Леонид или вид горько плачущей девчушки, но тот предпочел не связываться с Рогозовыми.

Повзрослев, Леонид отслужил срочную. После увольнения поступил на лечебный факультет Ленинградского педиатрического медицинского института.

Надо заметить, что Леня был очень добрым и отзывчивым парнем, скромным и, в то же время, всесторонне развитым: в институте он активно занимался общественной работой, увлекался музыкой, занимался тяжелой атлетикой, был хорошим лыжником и футболистом.

Он всегда к чему-то стремился, мечтал об открытиях и свершениях. Поэтому когда ему стало известно о наборе добровольцев в антарктическую экспедицию, вызвался первым.

Таким образом, через год после окончания института, в 1960 году, он был зачислен участником 6-й Советской антарктической экспедиции в качестве врача, хотя, как и все полярники, частенько выполнял самые разные работы: был и за водителя, и за метеоролога.

В Антарктиду с двухпудовой гирей

В чемодане, с которым Рогозов отправился в экспедицию, были только книги и двухпудовая гиря, с которой он никогда не расставался. Занимался с нею и на станции Новолазаревская, которая была открыта в Оазисе Ширмахера 18 февраля 1961 года.

Зимовка шла своим чередом, но в один из дней Леонид неожиданно почувствовал недомогание. Первые симптомы предстоящего кризиса он ощутил на себе 29 апреля. Заболел живот, повысилась температура, его начало тошнить, появилась слабость.

Рогозов сразу же определил, что у него начинается приступ острого аппендицита. Логичным было бы вызвать самолет, но его не было ни на одной советской антарктической станции.

Но даже если бы он и был, прибегнуть к помощи авиации было невозможно: разыгралась такая пурга, что даже выходить со станции было опасно. А он единственный врач среди 13 членов экспедиции. Что делать?

Как врач Рогозов понимал, что иногда можно обойтись и без хирургического вмешательства. Он попытался прибегнуть к пассивной тактике лечения: отказался от пищи, применил местный холод, прописал себе полный покой, даже начал принимать антибиотики. Но ему становилось только хуже. Поэтому уже на следующий день, 30 апреля, он принял решение о том, что ему придется самому себе вырезать аппендикс.

Как назло, никто из полярников понятия не имел о медицине. Тем не менее, он нашел себе помощников. Так, в качестве ассистента он выбрал метеоролога Александра Артемьева, механику Зиновию Теплинскому поручил направлять свет и держать небольшое зеркало. А руководителя экспедиции Владислава Гербовича попросил быть на всякий случай на подхвате.

В животе что-то неприятно булькало…

Продезинфицировав инструменты, он провел с помощниками небольшой инструктаж и лично простерилизировал им руки, надев резиновые перчатки.

Самому Леониду от перчаток пришлось отказаться, так как из-за невозможности видеть (обзор закрывала грудная клетка) операцию пришлось делать почти наощупь. Вколов в живот новокаин для обезболивания, он сделал разрез длиной 12 сантиметров в районе правой подвздошной области.

А уже через полчаса Рогозов почувствовал слабость, у него закружилась голова, поэтому ему то и дело приходилось отдыхать каждые пять минут по несколько секунд.

Источник: https://svpressa.ru/post/article/161877/

Подвиг хирурга Леонида Рогозова

В глубине Антарктиды в конце апреля 1961 года сгущалась тьма. Команду русских исследователей Антарктики ожидала полярная зима, метели и экстремальные морозы. Однако их группе предстояло пройти ещё более серьёзное испытание, которое они даже не могли себе представить.

После недель тяжёлых подготовительных работ 18 февраля 1961 года в оазисе Ширмахера в Антарктиде была открыта новая станция Новолазаревская. И в первый же год зимовки экспедиции произошёл случай, весть о котором облетела весь мир.

В группе русских исследователей, состоящей из 13 человек, был один врач, 27-летний хирург Леонид Иванович Рогозов, закончивший пару лет назад Ленинградский педиатрический медицинский институт.

29 апреля Леонид Рогозов почувствовал у себя неприятные симптомы: слабость,  повышенную температуру тела и болезненность в правой подвздошной области. Он сразу заподозрил аппендицит, но решил не спешить с выводами и не пугать коллег.

С помощью холода, покоя и антибиотиков он рассчитывал справиться с недугом консервативно, но эффекта не было. Через день слабость и боль усилились. Он понял, что ему была необходима операция.

https://www.youtube.com/watch?v=GrhQBz_q7Kw

Но больше врачей на станции не было, а ближайший самолёт находился в 80 км. Да он всё равно не смог бы взлететь из-за метелей. Оставалась только одна надежда — сделать себе операцию самостоятельно. Однако даже думать об этом было непросто.

Публикация в British Medical Journal, написанная его сыном Владиславом, вновь возвращает нас к этой истории.

«Я не спал всю ночь. Болит, как дьявол! Метель вытрепала всю душу, воет как сто шакалов. Тем не менее никаких очевидных симптомов перфорации не отмечается, но гнетущее предчувствие висит надо мной. Я должен подумать о единственно возможном варианте: собственной операции. Это почти невозможно, но я не могу просто сложить руки и сдаться», — записал Рогозов в своём дневнике.

И он не сдался. Хирург создал подробную схему действий и технику операции. Он поручил членам своей группы сделать самодельную операционную и перенести всё необходимое из своей комнаты.

Вот он, проклятый аппендикс!

Выполнять операцию Рогозову помогали метеоролог Александр Артемьев, подававший хирургический инструментарий, и инженер-механик Зиновий Теплинский, направлявший небольшое круглое зеркало на место операции.

Начальник станции Владислав Гербович дежурил на случай, если кому-то из ассистентов, которые ранее не сталкивались с медициной, вдруг станет плохо.

Он рассказал, как подавать ему инструменты и как проводить искусственную вентиляцию, если он потеряет сознание. Затем они вымыли и обработали руки. В 2 часа ночи началась операция.

Рогозов ввёл новокаин, а через 15 минут сделал разрез скальпелем в области аппендикса. Он оставался спокойным, но пот бежал по его лицу. Леонид часто просил ассистентов вытереть его.

Во время операции он смотрел в зеркало или работал наощупь. Через 40 минут операции появилась слабость и головокружение. Ему приходилось часто отдыхать. Вот, что он записал в своём дневнике.

«Я не позволял себе думать ни о чём, кроме дела… В случае, если бы я потерял сознание, Саша Артемьев сделал бы мне инъекцию — я дал ему шприц и показал, как это делается… Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента не замечал ничего иного.

Добраться до аппендикса было непросто даже с помощью зеркала. Делать это приходилось в основном на ощупь. Внезапно в моей голове вспыхнуло: «Я наношу себе всё больше ран и не замечаю их… Я становлюсь слабее и слабее, моё сердце начинает сбоить. Каждые четыре-пять минут я останавливаюсь отдохнуть на 20–25 секунд.

Наконец, вот он, проклятый аппендикс!..» На самой тяжёлой стадии удаления аппендикса я пал духом: моё сердце замерло и заметно сбавило ход, а руки стали, как резина. Что ж, подумал я, это кончится плохо.

А ведь всё, что оставалось, — это, собственно, удалить аппендикс! Но затем я осознал, что, вообще-то, я уже спасён!»

Он извлёк практически развалившийся аппендикс и ушил место резекции и брюшную стенку. Операция, длившаяся 1 час 45 минут, была завершена. Через пять дней температура нормализовалась, ещё через два дня были сняты швы.

Работа, как и любая другая

Через две недели он вернулся к своим обязанностям. Спустя год команда покинула Антарктиду и прибыла в Ленинград.

Когда Леонида Рогозова спрашивали об операции и экспедиции, он обычно отвечал: «Работа, как и любая другая, жизнь, как и любая другая».

Через год он окончил ординатуру, которую не успел завершить перед экспедицией, а затем аспирантуру. До самой смерти он был верен хирургическому делу и закончил карьеру в должности заведующего отделением хирургии лимфоабдоминального туберкулёза Ленинградского (Санкт-Петербургского) НИИ фтизиопульмонологии. Леонид Рогозов умер в возрасте 66 лет.<\p>

Источник: https://www.epochtimes.ru/podvig-hirurga-leonida-rogozova-98985128/

Леонид Рогозов: история легендарного врача

Леониду пришлось расти в непростых условиях. Настойчивый мальчик вернулся в школу после горного училища, пережил Вторую мировую войну и решил связать свою жизнь с медициной. Сразу после института Рогозов отправился в ординатуру, собираясь стать хирургом.

Но советское правительство рассудило иначе: 5 ноября 1960 года Леонида направили в Антарктиду в качестве врача шестой Советской Антарктической экспедиции.

Тут парню пришлось потрудиться — людей не хватало и Рогозов успел побыть и водителем, и метеорологом. Леонид участвовал и в открытии новой антарктической станции, Новолазаревской.

Тут, во время первой же зимовки и случилось то, что прославило юного хирурга на весь мир.

Страшный диагноз

Слабость и тошнота начались 29 апреля 1961 года. Кроме того, Леонид обнаружил у себя и другие тревожные симптомы, включая повышенную температуру и боли в правом боку. Других врачей в экспедиции не было и парень поставил себе диагноз сам — острый аппендицит.

Безвыходная ситуация

Леонид попробовал купировать болезнь консервативной тактикой лечения. К сожалению, покой, голод, холод и антибиотики результата не принесли. Температура поднималась, а шанса перевезти больного полярника на соседнюю станцию просто не было. А кто был единственным врачом на всю экспедицию? Правильно, Рогозов. Ему предстояло сделать срочную операцию на самом себе.

Подготовка

Откладывать смысла не было. Ночью, 30 апреля 1961 года Рогозов собрал группу полярников (инструменты подавал метеоролог Александр Артемьев, а зеркало и свет ставил механик Зиновий Теплинский). Леонид предусмотрел все: Владислав Гербович, начальник станции, следил за состоянием самих ассистентов, Артемьеву было приказано сделать инъекцию, если бы бедный хирург потерял сознание.

«Я не позволял себе думать ни о чём, кроме дела… В случае, если бы я потерял сознание, Саша Артемьев сделал бы мне инъекцию — я дал ему шприц и показал, как это делается… Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента я не замечал ничего иного».

Операция

Врач сделал себе инъекцию новокаина и принялся за работу. Сделав разрез в 12 сантиметров длиной, Рогозов на ощупь удалил себе воспаленный аппендикс, ввел себе антибиотики и зашил рану.

Примерно на 40 минуте Леонид почувствовал сильную слабость и головокружение, из-за которых приходилось делать перерывы в работе. Операция длилась 1 час 45 минут и закончилась успешно.

Уже через семь дней Рогозов сам снял себе швы и начал выполнять простые обязанности по станции.

«Добраться до аппендикса было непросто, даже с помощью зеркала. Делать это приходилось в основном на ощупь. Внезапно в моей голове вспыхнуло: «Я наношу себе всё больше ран и не замечаю их…» Я становлюсь слабее и слабее, моё сердце начинает сбоить. Каждые четыре-пять минут я останавливаюсь отдохнуть на 20—25 секунд.

Наконец, вот он, проклятый аппендикс!.. На самой тяжёлой стадии удаления аппендикса я пал духом: моё сердце замерло и заметно сбавило ход, а руки стали как резина. Что ж, подумал я, это кончится плохо.

А ведь всё, что оставалось, — это собственно удалить аппендикс! Но затем я осознал, что вообще-то я уже спасён!»

Читайте также:  Ссср участвует в работе европейской организации контроля качества

Возвращение на родину

Никакого экстренного возвращение из экспедиции не было. Рогозов проработал на станции еще два года и вернулся вместе со всей командой, в октябре 1962 года. Хирурга встретили как героя — Высоцкий посвятил Рогозову песню, а советский космонавт, Герман Титов, в мемуарах посвятил Леониду знаменитую фразу: «В нашей стране подвиг — это сама жизнь».

via

Тоже интересно:

Не верь глазам
Монетное искусство
Семейная жизнь онлайн

Источник: https://drunkguest.com/leonid-rogozov-istoriya-legendarnogo-vracha/

Как прожил жизнь Леонид Рогозов, который в экспедиции сам себе удалил аппендикс?

surfingbird.ru

57 лет назад советский хирург Леонид Розогов в Антарктиде, вдали от цивилизации, сам себе вырезал аппендикс. Эта история облетела все мировые газеты, однако мало кто знает, что скрывалось за славой блестящего хирурга…

Леонид Рогозов родился в Минусинске (Красноярский край) в простой семье. Когда он вырос, отправился учиться в Ленинград. Младшая сестра Рогозова Валентина Ивановна вспоминает, что родители им очень гордились — он окончил мединститут, проходил ординатуру. И в 1961 году внезапно Рогозов уехал в Антарктиду с полярной экспедицией.

fb.ru

18 февраля 1961 года в Антарктиде открыли новую советскую станцию «Новолазаревская». Тем, кто там оставался, предстояла долгая зимовка. Условия жизни на недостроенной станции были тяжелыми.

Рогозов разгружал тяжести, участвовал в строительстве, трудился и метеорологом, и водителем.

Один из участников экспедиции, 85-летний Владимир Федотов, был свидетелем операции, которую сам себе сделал Рогозов.

— На четвертом месяце зимовки Рогозов почувствовал себя плохо и понял, что у него воспалился аппендикс, — рассказывает бывший полярник. — Шанс спасти жизнь был лишь один — делать операцию на месте. И сделать ее сам себе мог только Рогозов. Иначе — перитонит, и тогда летальный исход был бы неизбежен.

Рогозов проинструктировал всех — ему приготовили «операционную», тщательно вымыли стол, стерилизовали медицинские инструменты, поставили и укрепили настольную лампу. Он сам вспоминал, что ассистенты «были белее белого», но взял себя в руки и начал работу.

КП

Леонид Рогозов сам себе удаляет аппендикс

Позже Леонид Рогозов описал весь процесс в своем дневнике:

«Сильно поднялась температура. Но я не подаю виду, даже улыбаюсь. Зачем пугать друзей? Они приходят, чтобы успокоить меня. Я же огорчен — испортил всем праздник. Завтра 1 Мая. А теперь все бегают вокруг, подготавливают автоклав».

«Мои бедные ассистенты! Я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я переключился в режим оперирования, и с этого момента не замечал ничего иного…»

Лежа на спине, Рогозов сделал скальпелем 12-сантиметровый разрез, смотрел в зеркало и почти на ощупь добирался до аппендикса. Каждые пять минут ему приходилось отдыхать по несколько секунд — он все слабел, голова у него кружилась.

«Наконец вот он, проклятый аппендикс! С ужасом я увидел темное пятно на нем: это означало, что еще день промедления — и меня уже было бы не спасти».

Операция длилась 1 час 45 минут, хотя в обычных условиях занимает полчаса. Выполнив необходимое, Рогозов принял снотворное и уснул.

fb.ru

Его имя прогремело на весь мир. Рогозову дали квартиру в Ленинграде, куда вскоре переехала его мама. Мужчине предлагали поездки на Южный полюс, но ему не хотели терять квалификацию — 14 лет он проработал в хирургии.

У Леонида Рогозова выросло двое детей — сын Владислав и дочь Лена, оба они тоже стали врачами. Владислав вспоминает, что именно благодаря той самой операции их родители и познакомились:

— Наша мама Марцелла, тогда студентка Пражского мединститута, прочитала о подвиге советского хирурга и написала ему письмо. Завязалась переписка. Папа, владевший несколькими языками, решил попрактиковаться в чешском и поехал в Прагу. Мама рассказывала, что они с первой же встречи влюбились друг в друга. Скоро она поняла, что беременна. Родители поженились, и папа привез маму в Ленинград.

КП

Леонид Рогозов и его сын Владислав: мальчик вырос и тоже стал врачом, как и его отец

Поначалу семейная жизнь была безоблачной: Леонид занимался с детьми, возил их на рыбалку.

Владислав помнил историю, сделавшую его отца знаменитым, — фотографии и чучела пингвинов, стоявшие в ленинградской квартире, напоминали ему об этом. Однако Рогозов стал пить, распускать руки.

Его жена Марцелла не выдержала и в конце концов уехала обратно в Чехию, забрав с собой детей: Лене тогда было три года, Владиславу — шесть лет. Больше они своего отца не видели.

Леонид Рогозов умер в возрасте 66 лет от осложнений после онкологической операции. На похороны не приехали ни его дети, ни бывшая супруга. Его похоронили на Ковалевском кладбище в Санкт-Петербурге. Место оказалось заболоченным, но выбора не было — пришлось соглашаться. Мать с трудом смогла накопить денег из своей крохотной пенсии на небольшой памятник.

— Я не знал о его смерти, и только позже от его друзей услышал, что папа сильно переживал разрыв с нами. Я несколько раз приезжал в Ленинград, разыскал могилу отца. Мама тоже побывала в Питере и спустя годы смогла простить папу, — говорит Владислав.

Владислав работает анестезиологом в отделении хирургии сердца в университетском госпитале Шеффилда (Великобритания). У него двое детей, они знают историю о своем деде и носят его фамилию. К нему часто обращаются из разных университетов и клиник, просят материал про Леонида Рогозова. Мечта Владислава — найти дневники своего отца с записями жизни в Антарктиде.

В память о беспрецедентном случае советский поэт и актер Владимир Высоцкий посвятил в 1963 году Рогозову песню, где есть такие слова:

«Пока вы здесь в ванночке с кафелем
Моетесь, нежитесь, греетесь,
В холоде сам себе скальпелем
Он вырезает аппендикс».

Источник: https://rep.ru/articles/18209-18_vrach-kotorij-sam-sebe-virezal-appendiks-sovetskij-hirurg-leonid-rogozov-ne-smog-postroit-semejnoe-schaste-i-umer-v-zabvenii/

Леонид Рогозов — сам себе хирург

Эта история произошла в далеком 1961 году в далекой Антарктиде.

27-летний доктор Леонид Рогозов участвовал в 6-й Советской антарктической экспедиции, во время которой была открыта советская антарктическая станция Новолазаревская.

29 апреля 1961 года Леонид Рогозов заболел. Симптомы были такие: слабость, тошнота, повышенная температура и боли справа. Опытный хирург сразу определил, что у него острый аппендицит.

Так как он был единственным врачом на станции, а погода была нелетной, он решил делать операцию сам.

Ночью 30 апреля при помощи метеоролога, подававшего инструменты и водителя, державшего зеркало, врач произвел себе местную анестезию и начал операцию, которая продлилась около двух часов и прерывалась на то время, когда Леонид Рогозов терял сознание.

Но все же операция прошла успешно и Леонид Рогозов стал известен всему миру.

Антарктида любит сильных людей. Одним из таких был врач-хирург, участник 6-й Советской антарктической экспедиции Леонид Иванович Рогозов (1934-2000), сделавший сам себе операцию по удалению аппендицита.

Леонид Рогозов родился в семье шофёра Ивана Прохоровича Рогозова (1905 г. р.) и доярки Евдокии Емельяновны (1908 г.р.). Отец погиб на фронте во время Великой Отечественной войны в 1943 году. Вскоре после окончания средней школы в г. Минусинске Красноярского края Леонид поступил в 1953 году в Ленинградский педиатрический медицинский институт (лечебный факультет).

В 1959 году Леонид Рогозов окончил институт и сразу же был зачислен в клиническую ординатуру по хирургии.

Однако обучение в ординатуре было на время прервано в связи с тем, что в сентябре 1960 года Леонид отбыл в Антарктиду в качестве врача 6-й Советской антарктической экспедиции на станцию Новолазаревская.

Во время этой экспедиции произошло событие, сделавшее 27-летнего хирурга известным на весь мир.

На четвёртом месяце зимовки, 29 апреля 1961 года, Леонид обнаружил у себя тревожные симптомы: слабость, тошноту, повышенную температуру тела и боли в правой подвздошной области. На следующий день температура поднялась ещё выше. Будучи единственным врачом в экспедиции, состоявшей из 13 человек, Леонид сам поставил себе диагноз: острый аппендицит.

Ни на одной из ближайших антарктических станций не было самолёта, да и плохие погодные условия всё равно не позволили бы выполнить полёт на Новолазаревскую, находящуюся в 80 км от берега. Для того, чтобы спасти жизнь заболевшего полярника, необходима была срочная операция на месте.

И единственным выходом в сложившейся ситуации было делать операцию самому себе.

Для этого он подготовил трех ассистентов, которые не имели к медицине никакого отношения — метеоролога Александра Артемьева, механика Зиновия Теплинского и начальника станции Владислава Гербовича. Первый должен был выполнять функции медбрата, в задачу механика входило направлять свет, а Гербович дежурил на случай, если кто-то из его товарищей потеряет сознание.

Выполнять операцию ночью 30 апреля 1961 года хирургу помогали инженер-механик и метеоролог, подававшие инструменты и державшие у живота небольшое круглое зеркало. Врач решил обойтись без перчаток, т.к. понимал, что придется на ощупь иссекать аппендикс.

В лежачем положении, с полунаклоном на левый бок, врач произвёл местную анестезию раствором новокаина, после чего сделал при помощи скальпеля 12-сантиметровый разрез в правой подвздошной области.

Временами смотря в зеркало, временами на ощупь, он удалил воспалённый аппендикс и ввёл антибиотик в брюшную полость.

Спустя 30—40 минут от начала операции развилась выраженная общая слабость, появилось головокружение, из-за чего приходилось делать короткие паузы для отдыха. Тем не менее, к полуночи операция, длившаяся 1 час 45 минут, была завершена. Через пять дней температура нормализовалась, ещё через два дня были сняты швы.

В петербургском музее Арктики и Антарктики имеется экспозиция, представляющая хирургические инструменты, которыми Леонид Рогозов выполнил эту операцию.
Сам Леонид Рогозов пишет:

Я не позволял себе думать ни о чем, кроме дела… В случае, если бы я потерял сознание, Саша Артемьев сделал бы мне инъекцию — я дал ему шприц и показал, как это делается… Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента я не замечал ничего иного.

Добраться до аппендикса было непросто, даже с помощью зеркала. Делать это приходилось в основном на ощупь. Внезапно в моей голове вспыхнуло: я наношу себе все больше ран и не замечаю их… Я становился слабее и слабее, мое сердце начинает сбоить. Каждые четыре-пять минут я останавливаюсь отдохнуть на 20-25 секунд.

Наконец, вот он, проклятый аппендикс!.. На самой тяжелой стадии удаления аппендикса я пал духом: мое сердце замерло и заметно сбавило ход, а руки стали как резина. Что ж, подумал я, это кончится плохо.

А ведь все, что оставалось, — это собственно удалить аппендикс! Но затем я осознал, что вообще-то я уже спасен!

В 1961 году Леонид Рогозов был награждён Орденом Трудового Красного Знамени. Был отмечен знаками «Отличнику здравоохранения», «Почётному полярнику», а также Почётной грамотой ЦК ВЛКСМ.

За свою долгую медицинскую карьеру Рогозов работал в различных больницах. Последнее место его работы — заведующий отделением хирургии лимфоабдоминального туберкулёза Ленинградского (Санкт-Петербургского) НИИ фтизиопульмонологии.

Леонид Рогозов работал фактически до последнего дня жизни. Умер он 21 сентября 2000 года от осложнений после операции в связи с раком желудка. Похоронен на Ковалевском кладбище Санкт-Петербурга.

В 1963 году Владимир Высоцкий посвятил этому событию песню:

Пока вы здесь в ванночке с кафелем Моетесь, нежитесь, греетесь, — В холоде сам себе скальпелем

Он вырезает аппендикс…

Он слышит движение каждое
И видит, как прыгает сердце, —
Ой, жаль, не придётся вам, граждане,
В зеркало так посмотреться!

Свою же он видит изнанку,
Ему не приходится брезговать.
Он думает: «Мать его за ногу!
Эх, только б что надо отрезать!»

До цели всё ближе и ближе, —
Хоть боль бы утихла для виду!..
Ой, легче отрезать по грыже
Всем, кто покорял Антарктиду!

Он больно бы стукнул по темечку
Того, кто торгует и знает,
Что зёрнышки, косточки, семечки
Слепую кишку засоряют.

Рискуя собой поминутно,
Вслепую — не так это просто —
Отрезал себе абсолютно
Больной и ненужный отросток.

Вы водочку здесь буздыряете
Большими-большими глотками,
А он себя шьёт — понимаете? —
Большими-большими стежками.

Герой он! Теперь же смекайте-ка:
Нигде ведь не могут так больше, —
Чего нам Антарктика с Арктикой,
И что нам Албания с Польшей!

Лётчик-космонавт СССР Герой Советского Союза Герман Титов в своей книге «Голубая моя планета» написал:

В нашей стране подвиг — это сама жизнь.

…Мы преклоняемся перед советским врачом Борисом Пастуховым, впрыснувшим себе вакцину чумы, прежде чем применить её на больных; мы завидуем мужеству советского врача Леонида Рогозова, который сделал сам себе операцию аппендицита в сложных условиях антарктической экспедиции.

Иногда я размышляю обо всём этом наедине с собой и спрашиваю: а смог бы я такое сделать? На ум всегда приходит один ответ: «Постарался бы сделать всё, что в моих силах…»

Увидела здесь

Источник: http://samoozdorovlenie.ru/psychology/inspire/leonid-rogozov-sam-sebe-hirurg/

Ссылка на основную публикацию