Легендарный дрейф баржи т-36

Легендарный дрейф баржи Т-36

7 марта 1960 года американский авианосец спас советских моряков, 49 дней дрейфовавших в океане без еды и воды. В невыносимых условиях, с которыми не совладать и опытным морякам, молодым солдатам удалось сохранить лицо и стать героями.

Рискованная попытка

Если прослушать историю об океанском дрейфе 1960 года, не вдаваясь в подробности, то создается впечатление, что четыре молодых моряка с самого начала оказались на совершенно неуправляемой барже в открытом море. Однако не это так.

Первое время, судно было на ходу, но из-за разбушевавшейся стихии матросы просто не рисковали приближаться к берегу – корабль бы разнесло в клочья. Тем не менее, после девяти часов непрерывной борьбы со штормом, топливо начало подходить к концу.

Держаться на безопасно-удаленном расстоянии они больше не могли. Решили рискнуть – выброситься на берег, то есть совершить сложнейший морской маневр, в ходе которого судно гарантированно погибает. Но неудачно – баржа осталась на плаву, пробоину получив.

Пришлось в штормовую погоду, в 18-ти градусный мороз ее заделывать. отсутствию К топлива добавилась еще течь и.

Течение смерти

Судно все дальше уносило от Курильских островов на юго-восток, где баржу подхватило теплое течение Куросио, которое японские рыбаки кличут «течением смерти»: «Еще несколько веков назад было замечено, что иногда японские рыбаки, уйдя даже в тихую погоду на промысел, не домой возвращались. мощными Подхваченные потоками Куросио островов восточнее Рюкю, где его скорость достигает 78 миль в сутки, уносило их в океан» Тихий, — писал российский моряк Скрягин.

В скорости Куросио заключалась и другая опасность – в нем не водилось рыбы, а это грозило морякам голодной смертью: «Рыбы не поймали ни одной, все хотя время этим пытались заниматься, готовили снасти из подручного материала, нашли что борту на. Потом узнали, что никакой живности в тех местах не водилось из-за мощного океанского течения», — вспоминал потом Асхат Зиганшин, один из участников дрейфа.

Иден Мартин и гармошка

Людей, дрейфующих в океане, ни убивает голод, ни жажда, а страх – паника, переходящая в безумие. «Ужас овладевает человеком, который затерян в бескрайном водном пространстве.

В прошлую войну многие моряки в одиночестве носились по океану в шлюпке или на плоту после того, как их товарищи погибли от ран или голода», — писал о таких случаях американский путешественник Вильям Вильямс. Случай с советскими моряками уникален именно тем, что им удалось сохранить себя.

Несмотря на страшный голод, никто из них ни разу не покусился на долю другого. «Мы поддерживали друг друга как могли», — рассказывал потом Поплавский.

Кстати, помогали им в этом герои Джека Лондона. океан Когда бушевал неистово особо, открывали Мартина Идена. Образ этого человека мужественного придавал новые силы. Устраивали даже концерты – на барже чудом оказалась гармошка, правда, дрейф она не пережила – сварили и съели.

Праздник 23 февраля

Еще в начале дрейфа был тщательно проведен учет имеющегося провианта. На барже нашлись: ведро картошки, килограмм свиного жира, начатая нераспечатанная и банка тушенки свиной, буханка хлеба и питьевой воды в баке. В охлаждения системе была пресная вода. Пищу принимали в раз два дня.

Когда съели последнюю картошину, в ход пошла кожа – ремни, ботинки, гармошка.

Даже кирзовые сапоги – пригодились «варили их в океанской воде, чтобы выварился гуталин, потом резали на кусочки, в бросали печку, где они превращались в нечто похожее древесный на уголь и ели…Кусочки это варева жевали, намазав на них технический вазелин…».

Но голод голодом, а традиции святое. 23 февраля – день Советской армии матросы не могли пропустить, а ведь шел уже второй месяц их «блуждания»: «Никогда не забыть нам 23 февраля. День Советской Армии. Мы решили его отметить обедом.

Решить-то решили, а отмечать нечем! Можно было в последний раз сварить «суп». Но Зиганшин «Суп сказал: варили мы вчера. Давайте растянем праздник. Давайте покурим, а пообедаем завтра». Мы согласились. Зиганшин скрутил цигарку, и мы по очереди покурили.

Это был наш последний табак».

«Ловушка в квадрате»

Так почему же моряков так долго не могли найти ни советские, ни иностранные суда, ведь они дрейфовали в океане целых 49 дней. Неужели их сочли сразу погибшими после шторма, и никто из части даже не попытался найти их?

На самом деле нет. Спасательные экспедиции были предприняты еще во время шторма, когда удалось вызволить из лап стихии другие унесенные корабли. Но когда баржу Т-36 унесло в открытый океан, поиски прекратились. Почему?

На судне, помимо еды бедствие потерпевшие матросы номер нашли «Красная газеты звезда», которой в рассказывалось о планируемых советских испытаниях ракет именно тех в краях, куда уносили их воды Куросио. Они попали в квадрат, который до 1 марта 1960 года был запрещен для судоходства. На дворе стоял январь…

Долгое их время единственными спутниками оставались акулы. Тем не менее, матросам повезло. Волею их случая прочь отнесло от безлюдных вод, в сторону судоходных путей. Но они отчаянием с несколько проводили уплывающих кораблей вдаль, перед тем, как их заметили американские вертолеты.

Идеология холодной войны

Когда 6 марта над баржей зашумели лопасти вертолета, матросы уже были на грани истощения. Но даже несмотря на это, они побоялись сразу принять помощь американцев – шел 60-й год, разгар холодной войны. «Я услышал шум вышел и посмотреть.

Оказалось, нами над вертолет был. Мы еще не понимали, кто это, но попытались объяснить, что нам нужны продукты, топливо и карта. Мы могли пойти своим ходом», — рассказывает Зиганшин.

Ответа не последовало, авианосец уплывал, унося с собой последнюю надежду на спасение.

Но на день следующий, корабль вернулся, изнеможенные и матросы на услышали ломаном русском: нужна «Помощь?»

На авианосце матросам понадобилось какое-то время, чтобы восстановиться и прийти в себя. Вместе с вернувшимися силами пришло и осознание: ««Мать честная! Мы же на американском авианосце!» Вдруг дезертирами объявят? Или, того хуже, предателями.

Эта тревога не оставляла их еще год после чудесного спасения. Зиганшин вспоминал потом, что даже когда вернулся в свою часть на Курилы, долго не верил, что все закончится без последствий.

Ведь еще когда американский авианосец доставил группу в Сан-Франциско, им позвонил журналист из «Правды» и намекнул, как бы не сболтнули они чего лишнего.

А во время дрейфа к семьям пропавших приходили на обыск – искали дезертиров! Но на Родине, их встретили как героев, а в Сызрани именем Асхата даже улицу назвали.

Популярнее «битлов»

Возращение команды, которую считали погибшей, было триумфальным. После удивительного кругосветного путешествия – Курилы, Сан-Франциско, Нью-Йорк, Париж, в Москве их ждала торжественная встреча: толпы людей, поздравления, цветы.

Еще возвращения до советские газеты в успели самых ярких красках о рассказать героическом дрейфе и благородстве человеческом. В СССР матросы стали популярнее «битлов». По шли радио передачи, про них снимали фильмы.

Владимир Высоцкий посвятил им один из своих рок-н-рольных хитов: «Зиганшин-буги, Зиганшин-рок, Зиганшин съел свой сапог».

Они стали звездами. Их осаждали толпы поклонниц. Асхат вспоминал: по двести-триста писем в день приходило. Девушки жаждали более близкого знакомства с храбрым моряком. Предлагали даже жениться.

Некоторые завлекали приданным: «квартирой, машиной», а у кого-то, напротив, был корыстный интерес. Вспоминали о ключе от Сан-Франциско, который преподнес героям мэр города, спрашивали из золота ли, сколько весит.

Читайте также:  Города-призраки на территории бывшего ссср

«Они не знали, что ключ только так называют, на самом деле он из прессованного картона», — потом смеялся Зиганшин.

Источник: http://www.ucnews.ru/detail/3793853127065323

Умер участник знаменитого 49-дневного дрейфа баржи Т-36 Асхат Зиганшин

Как передает ТАСС, дочь покойного Ольга сообщила, что Зиганшин будет похоронен по мусульманскому обычаю 22 июня на Бабигонском кладбище в Старом Петергофе.

По словам дочери, ее отец до последнего мгновения сохранял здравый рассудок, юмор и доброту, поддерживал и защищал семью, много времени проводил с внуком.

Ольга также рассказала, что он скончался в годовщину смерти жены, с которой прожил 47 лет, и будет похоронен рядом с ней.

Асхат Рахимзянович проживал в пригороде Петербурга — Стрельне и до выхода на пенсию работал в аварийно-спасательном дивизионе Ленинградской военно-морской базы.

Зиганшин стал известным на весь мир в 1960 году, когда служил на Дальнем Востоке и 17 января самоходная баржа Т-36 с четырьмя советскими солдатами инженерно-строительных войск была сорвана штормом с якоря на Курильских островах в заливе острова Итуруп, где она стояла на разгрузке и унесена в открытый океана.

Дрейф судна, у которого отказал двигатель, и сбило антенну связи, продолжался 49 дней, в течение которых младший сержант Асхат Зиганшин и рядовые Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федоров находились в бедственном положении – не хватало воды и еды.

Поскольку с баржей не было связи, его экипаж сочли погибшим и перестали искать. Советских солдат спас 7 марта корабль береговой охраны США и затем, на авианосце «Кирсердж» их доставили в Сан-Франциско, где спасенных встречали как героев.

Вскоре из Нью-Йорка они отплыли на лайнере «Куин Мэри» в Европу, а оттуда прибыли в Москву. Дома солдат наградили орденами Красной Звезды.

Их приглашали на встречи и съезды, их именами называли улицы и снимали фильмы. Режиссер Михаил Ромм в 1962 году снял документально-художественную ленту «49 дней», Владимир Высоцкий написал песню «Суров же ты, климат Охотский», а композитор Александра Пахмутова в содружестве с поэтами Николаем Добронравовым и Сергеем Гребенниковым — «Песню о четырех героях»…

Популярность четверки в те годы уступала только славе первого космонавта планеты Юрия Гагарина, с которым Зиганшин познакомился на одном из приемов.

***

Смотреть также:

…Окончены все переплёты -Вновь служат, — что, взял, океан?! -Крючковский, Поплавский, Федотов,

А с ними Зиганшин Асхан!

Владимир Высоцкий. 1960г.

В этот день (7 марта 1960 г.) в Тихом океане американцами подобраны четыре советских солдата…
которые дрейфовавших в Тихом океане на неуправляемой барже без запасов воды и продовольствия 49 дней… как это было …

Около 9 часов утра 17 января 1960 года, в заливе острова Итуруп ураганным ветром была сорвана со швартовки советская самоходная танкодесантная баржа проекта 306 под номером T-36.

На беду, на её борту находилось четверо военнослужащих инженерно-строительных войск Советской Армии, приписанных к барже: 21-летний младший сержант Асхат Зиганшин и рядовые — 20-летний Филипп Поплавский, 21-летний Анатолий Крючковский и 20-летний Иван Федотов.

Солдаты боролись со стихией десять часов показа запасы топлива на барже не закончились. заканчились. Они пытались выбросить баржу на берег ми сделали три попытки, но тщетно. Баржа лишь получила небольшую пробоину. Волны достигали высоты в 15 метров. Волной была выведена из строя радиостанция и около 22:00 лишённую хода баржу вынесло в открытый океан.

На берегу о бедствии знали и начали спасательную операцию. Обнаруженные обломки бочонка для питьевой воды, сметённого с палубы волной, дали основание считать, что баржа была потоплена ураганом.

Тем временем обездвиженная баржа относилась ветром на юго-восток от Курильских островов, где была подхвачена одной из ветвей течения Куросио, скорость которого достигает 78 миль в сутки.

Уже на второй день дрейфа экипаж провёл инвентаризацию запасов провизии. Их запасы составляли: 15—16 ложек крупы, буханка хлеба, банка консервов и некоторое количество картофеля, который находился в машинном отделении и в шторм оказался пропитанным дизельным топливом. Пресная вода имелась в системе охлаждения двигателей баржи, а когда она закончилась, собирали дождевую.

Они не могли предположить что их не найдут и придется дрейфовать так долго. Скудные запасы еды со временем закончились. В пищу пошло всё, что хотя бы отдалённо напоминало съестное — кожаные ремни, несколько пар кирзовых сапог, мыло, зубная паста.

По воспоминаниям Зиганшина: «Мы его (кожаный ремень) порезали мелко, в лапшу, и стали варить из него «суп». Потом сварили ремешок от рации. Стали искать, что ещё у нас есть кожаного.

Обнаружили несколько пар кирзовых сапог. Но кирзу так просто не съешь, слишком жёсткая.

Варили их в океанской воде, чтобы выварился гуталин, потом резали на кусочки, бросали в печку, где они превращались в нечто похожее на древесный уголь, и это ели…

Дрейф продолжался 49 дней. Люди теряли в весе до 800 граммов в день — Зиганшин, ранее весивший 70 кг, похудел до 40 кг. Но в этих тяжелейших условиях солдаты смогли не только выжить, но и сохранить человеческое достоинство.

7 марта 1960 года в 1960 км от атолла Уэйк вертолётчики с американского авианосца «Кирсердж» заметили полузатопленную баржу, на которой лежали люди. Когда спасённых доставили на борт авианосца, Асхат Зиганшин заявил, что им ничего не нужно, кроме топлива и продуктов, и что они сами доберутся до дома.

Солдаты были крайне истощены и находились на грани жизни и смерти. Американцы были поражены тем, что советские солдаты и в таком состоянии сохранили самодисциплину — когда им предложили еду, они не набрасывались на неё, а спокойно передавали тарелку товарищам. Ели совсем немного, понимая, что от большей порции могут умереть, как иногда случалось с людьми, пережившими длительный голод.

Авианосец доставил спасённых военнослужащих в Сан-Франциско, где они были неоднократно интервьюированы, а также была устроена пресс-конференция, где члены экипажа Т-36, одетые в гражданские костюмы, предоставленные правительством США, отвечали на многочисленные вопросы, связанные с данным происшествием и с чудесным спасением.

Советские солдаты на американском авианосце.

В Сан-Франциско земляков встретил Генконсул СССР А. А. Кардашов, а губернатор Сан-Франциско вручил героям символический ключ от города. Каждому из четверых было выдано по 100 долларов, которые они потратили во время экскурсии по городу.

Затем военнослужащих отправили в Нью-Йорк, где они встретились с представителями советского посольства и неделю отдыхали на даче. Из Нью-Йорка они отплыли на корабле «Куин Мэри» в Европу.

Из Европы участников дрейфа, уже в военной форме, доставили в Москву, а затем, после медицинского обследования, их вернули в свою часть. Таким образом солдаты за время службы невольно совершили кругосветное путешествие.

По возвращении в СССР им был организован торжественный приём, они были награждены орденами Красной Звезды и получили широкую известность. Министр обороны Родион Малиновский подарил спасённым штурманские часы, «чтобы они больше не блуждали», а Асхату Зиганшину было присвоено внеочередное звание старшего сержанта…

Источник: http://riata.ru/kultura/item/25320-umer-uchastnik-znamenitogo-49-dnevnogo-drejfa-barzhi-t-36-askhat-ziganshin.html

Пленники баржи Т36

После 49-дневного дрейфа в Тихом океане на неисправной, полузатопленной барже измождённые советские солдаты заявили американским морякам: нам нужны только топливо и продукты, а до дома мы доплывём сами… «Героями не рождаются, героями становятся» — эта мудрость как нельзя лучше подходит к истории четвёрки советских парней, потрясшей мир весной 1960 года.

Читайте также:  Королёв: от политзаключенного до дважды героя

Молодые ребята не рвались к славе и известности, не мечтали о подвигах, просто однажды жизнь поставила их перед выбором: стать героями или умереть.

Январь 1960 года, остров Итуруп, один из тех самых остров Южно-Курильской гряды, которыми по сей день грезят японские соседи.

Из-за каменистого мелководья доставка грузов на остров кораблями крайне затруднена, и поэтому функцию перевалочного пункта, «плавучего причала» у острова выполняла самоходная танкодесантная баржа Т-36.

За грозным словосочетанием «танкодесантная баржа» скрывался небольшой кораблик водоизмещением сто тонн, длина которого по ватерлинии составляла 17 метров, ширина — три с половиной метра, осадка — чуть более метра. Максимальная скорость баржи составляла 9 узлов, а удаляться от берега, не подвергаясь риску, Т-36 могла не более чем на 300 метров.

Впрочем, для тех функций, что баржа выполняла у Итурупа, она вполне подходила. Если, конечно, на море не было шторма.

А 17 января 1960 года стихия разыгралась не на шутку. Около 9 часов утра ветер, достигавший 60 метров в секунду, сорвал баржу со швартовки и стал уносить её в открытое море.

Те, кто остался на берегу, могли лишь наблюдать за отчаянной борьбой, которую вели с разгневанным морем люди, находившиеся на борту баржи. Вскоре Т-36 исчезла из виду…

Когда шторм стих, начались поиски. На берегу были найдены некоторые вещи с баржи, и военное командование пришло к выводу, что баржа вместе с находившимися на ней людьми погибла.

На борту Т-36 в момент её исчезновения находились четверо солдат: 21-летний младший сержант Асхат Зиганшин, 21-летний рядовой Анатолий Крючковский, 20-летний рядовой Филипп Поплавский и ещё один рядовой, 20-летний Иван Федотов.

Родным солдат сообщили: их близкие пропали без вести при исполнении воинского долга. Но за квартирами всё-таки установили наблюдение: вдруг кто-то из пропавших не погиб, а попросту дезертировал?

Но большинство сослуживцев ребят полагали, что солдаты сгинули в океанской пучине…

Четвёрка, оказавшаяся на борту Т-36, в течение десяти часов боролась со стихией, пока наконец шторм не стих. На борьбу за выживание ушли все скудные запасы топлива, 15-метровые волны сильно потрепали баржу. Теперь её просто уносило всё дальше и дальше в открытый океан.

Сержант Зиганшин и его товарищи не были моряками — они служили в инженерно-строительных войсках, которые на сленге именуются «стройбатом».

На баржу их отправили разгружать грузовое судно, которое вот-вот должно было подойти. Но ураган решил иначе…

Положение, в котором оказались солдаты, выглядело практически безвыходным. Топлива у баржи больше нет, связи с берегом нет, в трюме течь, не говоря уже о том, что Т-36 вовсе не годится для таких «путешествий».

Из продовольствия на барже оказались буханка хлеба, две банки тушёнки, банка жира и несколько ложек крупы. Были ещё два ведра картошки, которую во время шторма раскидало по машинному отделению, отчего она пропиталась мазутом. Опрокинуло и бачок с питьевой водой, которая частично перемешалась с морской. Ещё была на судне печка-буржуйка, спички да несколько пачек «Беломора».

Судьба над ними будто бы издевалась: когда шторм затих, Асхат Зиганшин нашёл в рубке газету «Красная звезда», в которой говорилось, что как раз в районе, куда их уносило, должны состояться учебные ракетные пуски, в связи с чем весь район был объявлен небезопасным для мореплавания.

Солдаты сделали вывод: искать их в этом направлении никто не будет до конца ракетных пусков. Значит, необходимо продержаться до их окончания.

Пресную воду брали из системы охлаждения двигателей — ржавую, но годную для употребления. Также собирали дождевую воду. В качестве еды варили похлёбку — немного тушёнки, пара пахнущих топливом картофелин, самая малость крупы.

На таком рационе требовалось не только выживать самим, но и бороться за живучесть баржи: скалывать лёд с бортов, чтобы не допустить её переворота, выкачивать воду, собиравшуюся в трюме.

Спали на одной широкой кровати, которую сами и соорудили, — прижимаясь друг к другу, берегли тепло.

Солдаты не знали, что течение, уносившее их всё дальше и дальше от дома, носило название «течение смерти». Они вообще старались не думать о худшем, ибо от таких мыслей легко можно было впасть в отчаяние.

День за днём, неделя за неделей… Еды и воды всё меньше. Как-то сержант Зиганшин вспомнил рассказ школьной учительницы о матросах, потерпевших бедствие и страдавших от голода. Те моряки варили и ели кожаные вещи. Ремень сержанта был кожаным.

Сначала сварили, покрошив в лапшу, ремень, потом ремешок от разбитой и неработающей рации, потом стали есть сапоги, содрали и съели кожу с оказавшейся на борту гармошки…

С водой дело обстояло совсем плохо. Кроме похлёбки, её доставалось каждому по глотку. Один раз в двое суток.

Последнюю картошку сварили и съели 23 февраля, в День Советской Армии. К тому времени к мукам голода и жажды добавились слуховые галлюцинации. Ивана Федотова начали мучить приступы страха. Товарищи поддерживали его, как могли, успокаивали.

За всё время дрейфа в четвёрке не произошло ни одной ссоры, ни одного конфликта. Даже тогда, когда сил уже практически не осталось, ни один не попытался отобрать у товарища пищу или воду, чтобы выжить самому. Просто договорились: последний, кто останется в живых, перед тем как умереть, оставит на барже запись о том, как погибал экипаж Т-36…

2 марта они впервые увидели проходящее вдали судно, но, кажется, сами не поверили в то, что перед ними не мираж. 6 марта новый корабль показался на горизонте, но отчаянные сигналы о помощи, которые подавали солдаты, на нём не заметили.

7 марта 1960 года авиационная группа с американского авианосца «Кирсардж» обнаружила баржу Т-36 примерно в тысяче миль северо-западнее острова Мидуэй. Полузатопленная баржа, которая не должна удаляться от берега на расстояние больше 300 метров, прошла больше тысячи миль по Тихому океану, преодолев половину расстояния от Курил до Гавайев.

Источник: https://i-fakt.ru/plenniki-barzhi-t36/

Подвиг четырех советских моряков

Опубликовано пользователем сайта

Круто!aniase 41 13 апреля 2013, 19:44

В январе 1960 года, в штормовую погоду самоходная баржа Т-36, стоявшая на разгрузке на Курильских островах, была сорвана с якоря и унесена в море.

На её борту находилось четверо военнослужащих инженерно-строительных войск Советской Армии: младший сержант Асхат Зиганшин и рядовые Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов.
49 суток провели эти люди в открытом море без воды и еды.

Но они выжили! Умирающих от голода моряков, съевших семь пар кожаных сапог, спас экипаж американского авианосца «Кирсардж». Тогда, в 1960-м, им рукоплескал весь мир.

Весь мир знает о подвиге четырех. Беспримерный дрейф Зиганшина, Поплавского, Федотова, Крючковского стал синонимом крепости духа молодого поколения Советской страны. Мысли людей неизменно возвращаются к этому событию, и каждый стремится дать оценку тому, что произошло.

«Их эпическое мужество потрясло мир. Они не только солдаты Советской Армии, эти четыре парня. Они также — солдаты человечества», — сказал американский писатель Альберт Кан. «Россия рождает железных людей. Этими людьми нельзя не восхищаться», — заявил секретарь профсоюза итальянских моряков.

«Это совершенно изумительная эпопея», — отозвался отважный француз доктор Ален Бомбар, автор известной книги «За бортом по своей воле». «В истории мореплавания — это единственный случай». «Их подвиг является прекрасным проявлением выносливости человека».

Читайте также:  10 вещей ставших символами жизни в советском союзе

«Это прекрасный пример для всех моряков мира». «Наряду с его героическим значением дрейф баржи с четырьмя воинами на борту представляет большой научный интерес». «Главное значение здесь имела нервная выдержка, их духовная сила, их товарищеская спайка, взаимная помощь и поддержка в трудные минуты.

Они потеряли по 30 килограммов веса, ослабли физически, но не потеряли силы духа»…

Таких высказываний, идущих из самых глубин сердца, можно привести сотни.

Они не были пограничниками, эти ребята. Не были они и военными моряками. Они вообще не были моряками — служили в стройбате и занимались погрузочно-разгрузочными работами: принимали грузы на баржу и перевозили их на берег.

Они еще надеялись, еще верили, что их все же скоро прибьет к берегу, к какому-нибудь островку. Не сомневались они и в том, что их ищут. Разумеется, их искали… когда позволили метеоусловия. Но вот едва ли те поиски отличались особенной настойчивостью: мало кто сомневался в том, что судёнышко типа Т-36 выдержать океанский шторм было не в состоянии.

Когда ветер чуть стих, взвод солдат прочесал берег. Были обнаружены обломки сметенного с палубы бочонка для питьевой воды и доски, на которых четко читалась надпись «Т-36». Путая фамилии и имена, командование ТОФ поспешило разослать родственникам «пропавших» телеграммы, с уведомлением об их гибели.

Ни один самолет и корабль не был направлен в район бедствия. До сих пор открыто не говорилось, что причиной тому были не погодные условия, а совсем иные обстоятельства: в судьбу четверки солдат вмешалась глобальная политика.

  Асхат нашел на барже номер «Красной звезды», в котором сообщалось, что в районе Гавайских островов — то есть как раз там, куда, судя по всему, несло баржу, проходят стрельбы — испытания советских ракет.

В газете было четко сказано, что с января по март судам запрещено двигаться в этом направлении Тихого океана, поскольку весь район объявлен небезопасным для мореплавания. Значит, их искать тут никто не будет.

Они попали в тяжелое положение и твердо решили, что будут держаться до последнего. Можно было бы еще раз напомнить, с какой теплотой и заботой относились они друг к другу, как поддерживали друг в друге бодрость и уверенность.

Пересказывали содержание ранее прочитанных книг, вспоминали родные места, пели песни. Когда кончилась пресная вода, пытались собирать дождевую. Мастерили из консервной банки блесны, из гвоздей — рыболовные крючки, но рыба не ловилась.

Удивительно, но не то чтобы драк между ними не было — никто из них ни разу даже голоса на другого не повысил. Наверное, каким-то непостижимым инстинктом они чувствовали, что любой конфликт в их положении — это верная смерть. А они жили, жили надеждой.

И работали, сколько им позволяли силы: стоя по пояс в холодной воде, мисками вычерпывали постоянно поступавшую в трюм воду. Они голодали, страдали от жажды, постепенно стали терять слух и зрение.

Но даже в самые критические моменты человеческого облика они не потеряли. Бывалые люди рассказывают, что в том положении, в котором оказалась эта четвёрка, люди нередко сходят с ума и перестают быть людьми: впадают в панику, выбрасываются за борт, убивают из-за глотка воды, убивают, чтобы поесть. Эти же ребята держались из последних сил, поддерживая друг друга и себя надеждой на спасение.

Спасение пришло к ним буквально с неба, в образе двух вертолётов Невдалеке — корабль, американский авианосец «Карсардж». Советских солдат встретили на американском авианосце с исключительной заботой. Буквально вся команда, от капитана и до самого последнего матроса, ухаживала за ними, как за детьми, и старалась сделать для них всё возможное.

Вот такими их увидели американцы.

Следует напомнить, что всё это происходилов 1960 году, в последний год президентства Дуайта Эйзенхауэра, в самый разгар «холодной войны». Когда через переводчика им сказали: «Если вы боитесь возвращаться на родину, то мы можем оставить вас у себя», — парни ответили: «Хотим вернуться домой, что бы с нами потом ни случилось»…

О счастливом спасении всей четвёрки госдепартамент США известил советское посольство в Вашингтоне уже через несколько часов после того, как ребята оказались на борту авианосца «Kearsarge».

И всю ту неделю, пока авианосец шёл к Сан-Франциско, в Москве сомневались: кто они — предатели или герои? К моменту прибытия авианосца в Сан-Франциско, взвесив все «за» и «против», в Москве, наконец, определились: герои они!! И статья «Сильнее смерти», появившаяся в «Известиях» 16 марта 1960 года, дала старт грандиозной пропагандистской кампании в советских средствах массовой информации. Разумеется, американская пресса стартовала ещё раньше. Отважной четвёрке была теперь уготована поистине мировая слава.
Сплоченность, скромность и отвага, с какой они пережили тяжкое испытание, вызвали по всему миру настоящий восторг. Встречи, пресс-конференции, доброжелательность и восхищение незнакомых людей. Губернатор Сан-Франциско вручил героям символический ключ от города.

Теперь мы знаем, что экипаж баржи «Т-36» совершил небывалый в истории мореплавания дрейф: в общей сложности маленьким суденышком пройдено около тысячи миль.

Младший сержант Асхат Рахимзянович Зиганшин, рядовые Филипп Григорьевич Поплавский, Анатолий Федорович Крючковский и Иван Ефимович Федотов. Эта четверка тогда соперничала в популярности с Гагариным и группой «Битлз».

Через несколько дней, когда команда баржи покидала Сан-Франциско, оглянулись на бухту. Командир авианосца «USS Kearsarge» выстроил на верхней палубе весь экипаж корабля.

Военные моряки двух держав, готовых уничтожить друг друга в ядерной схватке, теперь понимали друг друга без слов.

Потом был Нью-Йорк, трансатлантический переход на лайнере «Куин Мери», Париж, самолёт в Москву, торжественная встреча во аэропорту: цветы, генералы, толпы людей, транспаранты и плакаты. Их невероятное, их почти кругосветное путешествие закончилось.

Повсюду висели плакаты: «Слава отважным сынам нашей Родины!» По радио о них шли передачи, про них снимали фильмы, писали газеты.
Зиганшину сразу присвоили звание старшего сержанта.

Слава опережала героев. Вернувшись в Советский Союз, высшим военным руководством были подписаны приказы о присвоении всем четверым солдатам орденов Красной Звезды. Вскоре отважная четверка вернулась дослуживать на Курилах, Герои даже не подозревали, что главная их заслуга не в том, что выжили, а в том, что вернулись на Родину.

Сейчас из тех, кто 49 дней дрейфовал на барже «Т-36» осталось двое. Теперь их разделяет государственная граница и уже не узнают на улицах. Анатолий Крючковский живет в Киеве.

Асхату Зиганшину сейчас 70 лет, он пенсионер, живет в Стрельне, опекаемый детьми и внуками. Асхат Рахимзянович — почетный гражданин Сан-Франциско.

— Как вы думаете, почему вы не погибли тогда в океане? — спрашивают его.

— Во-первых, не теряли присутствия духа. Это главное. Мы верили, что помощь придет. В тяжелые минуты жизни нельзя даже думать о плохом. Во-вторых, помогали друг другу, никогда не ругались. За все время того экстремального путешествия никто из нас голос друг на друга не повысил.

-В 1960-м вам предлагали политическое убежище в США. Не жалеете, что отказались?

— Ничуть не жалею! Я с малолетства привык быть среди своих. В Америке можно гостить, но не жить. И сейчас предложат в Штаты переехать — ни за что не поеду!

Оставьте свой голос:

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/kruto/74126_podvig-chetyrekh-sovetskikh-moryakov

Ссылка на основную публикацию