Между вермахтом и бундесвером: факты о национальной народной армии гдр

О бундесвере изнутри

Вообще то книга разочаровала. Комоссе не хватило хорошего редактора и соавтора-журналиста, который сумел бы вытащить из него подробности, а заодно хотя бы минимально структурировать текст. Все-таки в возрасте за 80 писать книги- не самое легкое дело. 

Тем не менее кое-какие интересные детальки отставной генерал бундесвера выдал. Причем для человека, знакомого идеологией армии ФРГ почти исключительно по советской литературе, вовсю клеймившей реваншистов, там будет немало откровений.

О форме

«Обмундирование солдата ФРГ… было неудобно и сверху, и снизу, и спереди, и сзади. В то время как солдат Национальной народной армии ГДР носил модифицированную серую форму германского вермахта, солдат бундесвера был облачен в форму-поппури с элементами американского стиля….

Было очевидно, что её политически озабоченные творцы позволяли себе сохранять черты немецкой армейской традиции лишь в тех случаях, когда этого совсем нельзя было избежать. (…) Обмундирование никому не нравилось, а те, кто его носил, скоро стали насмехаться над «обезъяньими курточками».

Форма просто не соответствовала традиционному образу немецкого солдата. (…)

Политики были озабочены тем, как бы в максимальной степени политически корректно потрафить американским  союзникам. Хотя самих американцев и англичан совершенно не волновало, как солдаты новой немецкой армии себя публично позиционируют».

Строевая подготовка

«Сначала мы занимались строевой подготовкой. Ухарство, чрезмерное выпячивание внешних форм, как мы очень скоро заметили, не приветствовалось. Существовала установка на устранение чрезмерной прусскости. Отбраковали даже подбитые гвоздями сапоги с коротким голенищем.

Солдат бундесвера ходил на мягких резиновых подошвах. Если раньше при стойке смирно мы держали пальцы по швам брюк, то теперь должны были держать их согнутыми в кулак, но не до конца, а только наполовину. Все должно было выглядеть в максимальной степени «гражданским».

(От себя замечу, что в выпушенной в 1956 году «Воениздатом» переводной брошюре, посвященной бундесверу, о правилах отдания воинской чести писалось так: честь отдается только на территории воинской части и только один раз – при первой встрече с офицером. Целые поколения прусских фельдфебелей должны были перевернуться в гробах).   

О содержании (мозгов)

«Перед набором на офицерскую вакансию каждого соискателя экзаменовали на профпригодность. Принципиальный вопрос, ставившийся каждому кандидату, гласил: «Каково ваше отношение к участникам акции 20 июля 1944 года».  (…) Кто не считал, что действия фрондеров заслуживают безусловного одобрения или по меньшей мере уважения, тому поступление в бундесвер было заказано».

Об американских союзниках

Отношения с американцами строились не без шероховатостей. В частности, немало недоразумений вызвал существовавший гриф секретности «Исключительно для офицеров армии США».

Комосса упоминает случай, когда его не допустили на учения «Першингов» в 7-м американского корпусе, хотя он принимал самое непосредственной участие в их разработке (как начальник отделения по составлению планов применения ядерного оружия штаба Центральной группы армий в Центральной Европе (CENTAG) ).

Но еще более показательна реакция на это «недоразумение»: Комосса настучал в Фонтебло – в штаб Объединенных сухопутных войск в Центральной Европе (LANDCENT), и через некоторое время нш CENTAG генерал-майор Фергюссон, отпуская Комоссу после очередного доклада «как бы между прочим, как нечто, что не имеет особого значения, сказал: он, дескать, слышал, что в ходе исполнения проекта «Першинг» возникло препятствие. Оно, по его словам, обусловлено явным недоразумением. «Испытание, майор Комосса, вы, конечно, можете повторить!»

Кстати, гриф то, оказывается, был в ряде случаев вполне обоснован! Что вытекает из дальнейшего повествования Комоссы. В 1980-х он стал командиром 12-й танковой дивизии. А это единственная немецкая дивизия, уже в мирное время организационно входившая в состав 7-го американского корпуса. Т.о.

Комосса присутствовал на всех совещаниях в штабе корпуса и вот однажды происходит очередное недоразумение. «Когда дело дошло до обсуждения 5-го пункта повестки дня, генерал Бектон (командир корпуса), обратил внимание на то, что при рассылке документов меня, немецкого генерала, участвующего в совещании, обнесли.

«Как это так? – спросил он. – Ты не получил документов по 5-му пункту?» Бектон кивком подозвал дежурного офицера и приказал дать мне экземпляр документов. «Сэр, сказал тот, — это информация только для офицеров армии США!» На что Бектон заметил: «Что это значит? Ведь генерал тогда не сможет понять, о чем идет речь.

Дайте ему один экземпляр!»

Между тем, «в документе содержались точные данные о внутренних проблемах армии США». А как раз на днях министр обороны ФРГ Ганс Апель собирается с визитом в Вашингтон. И Комосса решил… «лично довести эту информацию до сведения министра – с тем.

чтобы он поехал в США подготовленным». С точки зрения немецкого офицера он поступил, наверное, правильно.

Но со своей колокольни американцы (а они о поступке Комоссы, разумеется, узнали) наверняка увидели лишний довод в пользу существования грифа «только для армии США».

«Нежные» американцы

Еще об американцах. «Жизнь при проведении этих приближенных к боевым условиям учений (ежегодные учения НАТО WINTEX)… была жесткой и в другом отношении.

Размещение солдат, да и высших офицеров было просто неприемлемым. Тем не менее наши товарищи из американской армии воспринимали это спокойно.

Приходилось просто привыкнуть спустя несколько лет после войны отправлять естественные потребности в деревянном сортире».

Как то это не вяжется с укоренившимся в массовом сознании образом американцев, «не воюющих без охлажденной кока-колы», не правда ли? 

Армия и политика

Этой теме у Комоссы посвящено немало проникновенных строк. Читаешь, и порой возникает стойкое ощущение дежа-вю.

«В казарме кайзера Вильгельма мы обустроили так называемый уголок традиций, в котором хранили вещи и предметы, связанные с памятью о кайзере. В витрине лежали письмо его величества, обращенное к полку, почетным командиром которого был тогда кайзер. (…) Политическая дурость привела к тому, что это письмо кайзера было удалено из витрины».

«В наше время солдатам в служебном порядке предписывалось, кого они должны уважать и почитать.

Сегодня им в герои назначают перебежчиков вермахта времен Второй мировой, своим предательством обрекших многих своих товарищей на смерть в России и иных краях.

Вроде – чтобы не быть голословным  — того перебежчика под Шивенхорстом на Висле, который за несколько дней до окончания войны (так в тексте) подробно проинформировал советское командование о наших оборонительных позициях».

Про 1950-е: «Рурская область считалась особенно «красной». Здесь чувствовалась особая, как нигде в Западной Германии, близость к государству СДПГ, разве что во Франкфурте-на-Майне, Гамбурге и Бремене она была выражена не менее сильно. В этих городах солдату бундесвера тогда лучше было не появляться на публике в военной форме. Преступник – и баста!»

Про начало 1970-х: «Вручение Хельмуту Шмидту удостоверения министра обороны (1969 г.) ознаменовало вторжение политики в казармы.

(…) На ключевые должности пришли молодые люди, которые отличились в рядах молодежной организации СДПГ «Молодые социалисты» и которые после минимально необходимой выслуги лет смогли пройти путь от майора до полковника, а затем почти автоматически стать и генералами. Возник тип офицера, мыслящего политическими категориями».

А между тем, «то поколение, которое создавало бундесвер и формировало его устои, пришло из батальонных командиров вермахта. Они все прошли войну на фронте… Длительное пребывание на Восточном фронте наложило на них свой отпечаток… Это поколение практически не имело выбора, кроме приверженности к ХДС или ХСС».    

«С Хельмутом Шмидтом для бундесвера началась новая эра, штаб буквально бомбардировался запросами из его ведомства.

Например, почему командир части в Бремен-Шваневеде приказал одной из своих рот, возвращавшихся в казарму, совершать марш под песню?  Не было ли это милитаристским выпадом? Или почему, запрашивал статс-секретарь Вилли Беркхан, рота на марше исполняла песню «Увидимся снова на Одерском пляже»? Это же чистой воды фашистская или реваншистская выходка! Необходимо было незамедлительно принять дисциплинарные меры в отношении командира роты».

(Я уж не знаю после этого – верить советским журналистам, утверждавшим, что каждая дивизия бундесвера объявила себя «наследницей» одной из дивизий вермахта, или нет?) 

Далее у Комоссы идет прямо таки крик души, которые в 1990-е можно было дословно вставлять в уста его коллегам-одногодкам в России:

«Когда немецкие политики высокого уровня не любят свою страну и из-за 12 лет ее мрачной истории не могут гордиться ее грандиозными достижениями последних более чем 2000 лет, а некоторые, по их собственному признанию, даже ненавидят её, невозможно объективно исследовать немецкую историю прошлого столетия».

«Постоянные упреки в адрес Германии и немцев заставляют постоянно искать справедливости. Когда-нибудь эти поиски естественным образом приведут к тому, что мы будем сравнивать степень вины, которая лежит на других нациях».

Испанский эпизод

Как адъютант генерального инспектора Комосса вместе с ним в 1970-е съездил в Испанию. «Вскоре я был окружен испанским генералами, которые немного говорили оп немецки и делали это с удовольствием. Стройный высокий генерал с особым интересом разглядывал мои награды на форме.

Помимо креста за заслуги перед ФРГ, его сильно заинтересовали мои награды со Второй мировой войны. (…) Да, — сказал мой собеседник. – у меня такие же награды как у вас. Вплоть до серебряного знака за участие в рукопашном бою. Я ношу награды на форме, но не здесь, на немецкой территории, в посольстве Германии». Он заметил удивление в моем взгляде.

Он думал, что я должен его понять. Он носил награды в том виде, в каком они были вручены ему еще в 1944-м.»  

О ППШ

Ну и на «закуску». Комосса с 1943 года воевал на Восточном фронте и вот что говорит по поводу нашего ППШ: «Когда мы в войну поняли.

Что простой и неказистый русский автомат лучше сложного немецкого, то при первой же подвернувшейся возможности старались завладеть таким русским автоматом и стреляли из него.

Я тоже поступил так и скоро обзавелся русским ППШ, с которым мне пришлось не расставаться до 9 мая 1945 года».

Источник: https://gaivor.livejournal.com/32645.html

В германии «уравняли» вермахт и армию гдр

30.03.2018 00:01:00

Власти ФРГ изменили директиву о допустимых для бундесвера примерах из прошлого

Фото Adam Berry/Getty Images

Немецкий бундесвер получил видоизмененную директиву о допустимых для него примерах и традициях прошлого и настоящего. Она – не без пиара, свойственного публичной акции, – была подписана министром обороны ФРГ Урсулой фон дер Ляйен.

Это сопровождалось воинской церемонией торжественного переименования казармы бундесвера, носившей имя кайзеровского генерала Отто фон Эммиха, в Ганновере.

Отныне ее название будет напоминать о гауптфельдфебеле Тобиасе Лангенштайне, павшем в 2011 году под Мазари-Шарифом в Афганистане.

Похоже, в нынешнее сумбурное время этим были бы не прочь поставить точку в скандале, который уже год будоражит ведомство и структуры федеральных вооруженных сил. Все началось со случайного разоблачения в 2017 году старшего лейтенанта бундесвера, известного прессе под именем Франко А.

Он был задержан по подозрению в подготовке теракта против выходцев из других стран, которые проживают на территории ФРГ. Интерес Франко А.

к нацистской символике побудил федеральные власти обратить повышенное внимание на взгляды, настроения, нравы, а также «наглядную агитацию», которые прямо или косвенно связаны с прошлым вермахта. Многие гарнизоны по сей день обозначаются именами его генералов или асов, известных «подвигами» в гитлеровской агрессии.

В ходе массовой инспекции, инициированной из-за скандала, в казармах были обнаружены сотни украшений и экспонатов в виде касок, формы, оружия, рисунков солдат Третьего рейха и т.п. И все это в порядке «поддержания традиций».

Былая мантра «гражданина в военной форме», которую долгое время повторяли для прикрытия милитаризации, как-то иссякла. В 1982 году идеологические и воспитательные принципы бундесвера были сформулированы и приняты к действию в первой директиве, посвященной традициям.

Нельзя не заметить, что это было сделано с определенными изъянами. Дело в том, что вермахт, который как таковой не был нацистской организацией, планировал и осуществлял гитлеровскую агрессию. Он был доказательно замешан в военных преступлениях.

Но это определенно затушевывалось, что оставляло место некритическому восприятию прошлого и его элементов в бундесвере.

В новой, переработанной директиве о традициях упор делается на 60-летнюю историю самого бундесвера. Исторический армейский антураж не считается «сохранением традиций».

В документе на 11 страницах подчеркивается вклад бундесвера в «менеджмент международных кризисов», отмечается «взаимосвязь с многонациональными структурами и подразделениями НАТО и ЕС».

Что касается истории, то в документе говорится про «интеграционный вклад бундесвера в воссоединение».

Читайте также:  7 великолепных фильмов, снятых в годы ссср

Уполномоченный Бундестага по вопросам обороны Ханс-Петер Бартельс назвал директиву и переименование ганноверской казармы «хорошим сигналом». Презентация военных успехов в обеих мировых войнах, отмечает он, не соответствует актуальным представлениям о ценностях бундесвера.

Да, директива постановляет, что вермахт не может служить примером традиций для современного бундесвера. Но на одну доску с ним в документе ставят былую Национальную народную армию ГДР.

Фон дер Ляйен особо подчеркнула, что искать в ней опору для традиций тоже не стоит – по той причине, что за армией ГДР, по ее словам, стояла авторитарная власть.

Национальной народной армии ГДР уже давно нет, а с ее генералами после воссоединения расправились судебные органы. Факт того, что пример этой былой армии с антифашистским идеологическим и политическим стержнем был исключен авторами директивы, говорит сам за себя. Разбираясь в ней, комментаторы в Германии не считают ее радикальной реформой и немало сомневаются в том, что в бундесвере ее реализуют хотя бы в половинчатом виде.<\p>

Источник: http://www.ng.ru/world/2018-03-30/2_7201_frg.html

Вермахта нато форма

Меню

Главная — Новости — Вермахта нато форма

Номер: 0138 Ремень Бундесвер олива Ремень Бундесвер полевойПряжка металлическаяМатериал прочный нейлонШирина 2.5 см / цвет олива 590 руб. Номер: 0075 Парадный ремень бундесвер Парадный ремень бундесвер Длина 80 см, 90cm, 100см, 110 смШирина 50 мм.

Изготовлен из толстой натуральной кожи пряжка из белого металла 1490 руб. Номер: 0867 Немецкая полевая кепка tropentarn Немецкая полевая кепка камуфляж tropentarn Материал: 65% полиэстер 35% хлопок Размеры от 56 до 60 849 руб.

Номер: 0864 Пончо от дождя камуфляж flecktarn Пончо от дождя камуфляж flecktarn Материал: 100% НейлонРазмеры: 210 x 145 смВес: прибл. 830 г 2290 руб.

Форма солдат вермахта

Хранение на вещевом складе и снабжение обмундированием были возложено на соответствующее армейское управление. Его командование находилось первоначально в Берлине, а позже были созданы управления в каждом из 15 военных округов.

Центральные пункты снабжения были созданы в каждой армии. Их возглавлял обер-квартирмейстер из штаба армии, он занимался распределением и снабжением необходимого обмундирования и военного снаряжения для дивизий.

Форма бундесвер

Орел со свастикой и венок из дубовых листьев, который прежде изготавливался из металла алюминиевого цвета, стал изготавливаться теперь из металла золотого цвета. Эта генеральская фуражка соответствует требованием ноябрьского приказа 1942 г.

ВниманиеНаряду с кантом из плетеного шнура и пуговицами золотой цвет имели также орел со свастикой и венок из дубовых листьев.

На этой фуражке венок из дубовых листьев ручной вышивки из нити алюминиевого цвета устаревшего обрати, а орёл со свастикой уже нового образа из металла золотого цвета.

Стальные шлемы Стальной шлем (каска) имел типичную форму и носился всеми частями германской армии, его дизайн и внешний вид претерпел некоторые незначительные изменения за все те годы, в течение которых происходило его производство. Моделью образца 1916 г.

Воинские звания и знаки различия в бундесвере

Основное отличие между этими двумя шлемами заключается в вентиляционном отверстии, которое выштамповывалось без установки в него дополнительной детали (заклепки с отверстием). Такой способ производства позволил сократить количество операций необходимых для изготовления шлема, что являлось немаловажным фактором эффективности производства в военное время.

В 1940 г. отказались от щитка с триколором на правой стороне шлема, вслед за ним исчез щиток Вермахта с орлом и свастикой. К 1943 г. каски стали выпускать безо всяких эмблем, окрашенными в обычный полевой серый цвет. Шлем обр. 1942 г.

Катастрофа под Сталинградом стоила Германии около 200.000 убитыми и пленными, для справки около 90% пленных умерло в течении нескольких недель после пленения. А четыре месяца спустя, около 240 000 солдат сдались в Тунисе.

ВажноНемецкие войска сражались на морозе и жаре, зимой и летом, подразделения все чаще перебрасывались между дальними фронтами, для решения чрезвычайных ситуаций.

Различные предметы военного обмундирования, упрощались и удешевлялись, от этого страдало качество, но и постоянное стремление к исследованиям и разработке новых элементов отражает обеспокоенность тем, что войска должны иметь лучшее обмундирование и снаряжение из возможного.

Использование тростника, привели к введению специальной зеленой формы. Это легкая и прочная экипировка был особенно популярна в качестве замены для полевой серой, шерстяной формы на горячем южном фронтах в России и странах Средиземноморья.

Военное обмундирование вермахта

Вторая мировая война, охарактеризованная потомками как война моторов. Несмотря на большое количество механизированных частей, в немецкой армии очень широко использовались и кавалерийские части.

Огромную долю поставок для нужд армии, перевезли именно конные части. Конные части использовались практически во всех подразделениях.

Во время войны значение конницы сильно возросло. Конница широко использовалась в курьерской службе, разведке, артиллерии, службе питания и даже в пехотных частях. На Восточном фронте, «да никому не покорить наши огромные просторы и почти полное бездорожье» без лошадки не куда, а тут ещё и партизаны, для борьбы с ними так же часто использовались конные части.

Униформа для конных войск была такой же, как и для остальной части армии с добавлением нескольких элементов одежды: военнослужащие конных войск получали галифе и сапоги для верховой езды, а не сапоги М 40.

Между вермахтом и бундесвером: факты о национальной народной армии гдр

М35) был создан в процессе модернизации шлемов периода Первой Мировой войны, которые все еще использовались германской армией в начале 30-х гг. Новый шлем был более упрощенной моделью по сравнению с предшественниками. Кроме того, новая модель также соединила в себе различные системы подшлемников. Характерной чертой М35 являлся завальцован-ный край основания шлема.

Кроме того, вентиляционные отверстия с обеих сторон шлема изготавливались, как отдельная деталь (заклепка с отверстием), в отличие от более поздних шлемов, в которых вентиляционные отверстия штамповались.

При сравнении со шлемами более поздних моделей М35 можно увидеть, что форма шлема более овальна (от лобовой до задней части) по сравнению с более округлой формой шлемов модели М40 и М42. М35 имел стандартный подшлемник образна 1931 г.

Несмотря на несоответствие этих истребителей стандартам НАТО, в июне 1991 года две эскадрильи 29-х вошли в состав 73-й авиационной истребительной эскадры «Штейнхоф» Люфтваффе (ВВС ФРГ). Командир эскадры Манфред Менге в свое время так охарактеризовал МиГ-29: «Это лучший истребитель, который я поднимал в воздух.

Он умеет все. Прост в управлении, неприхотлив в обслуживании». Первый космонавт ГДР Первым и единственным летчиком-космонавтом ГДР и вообще первым немцем в космосе стал подполковник Военно-воздушных сил ННА Зигмунд Йен.

26 августа 1978 года, в рамках советской программы «Интеркосмос», он совершил космический полет на орбитальную станцию «Салют-6» длительностью 7 суток 20 часов 49 минут и 4 секунды. Прага-68 Во время ввода войск Организации Варшавского договора на территорию Чехословакии в 1968 году от ННА были направлены мотострелковая и танковая дивизии — всего до 15000 человек.

Венок из дубовых листьев относится к образцу; который использовался между 1920 и 1935 гг. Сапёр на фото носит фуражку такого же образца. Детальный вид фуражки старого образца (здесь: 17-го пехотного полка). Орёл со свастикой и венок из дубовых листьев вышиты нитью алюминиевого цвета.

Материалы Поставляемая униформа серого, каменно-серого (брюки) и черного цвета (для танкистов) изготавливалась из так называемого «основного полотна». При этом речь шла о смеси шерсти и искусственного волокна. Соотношение в этой смеси зависело от вида обмундирования и его года выпуска. Так согласно распоряжению. выпушенному в октябре 1936 г..

«основное полотно», для офицерских курток на 80% должно состоять из стриженной шерсти, для полевых курток – на 90%, для брюк — на все 100% и для головных уборов – на 70%.

Несмотря на то, что полусапожки (Schnurschuhe) начали внедряться в августе 1940 года для сохранения запасов кожи, войска ревностно держались к сохранению сапог, старались избегать использования полусапожек и гетр как можно дольше.

Ни в одном фильме о войне вы не увидите немецкого солдата, в ботинках и гетрах, что несоответствие действительности.

обмундирование вермахта, ботинки и гетры Так что немецкие войска во второй половине войны,имели весьма разношёрстный вид, пленные солдаты вермахта, некоторые в ботинках мало чем отличающийся от наших окруженцев первой половины войны.

Гетры напоминали английские «браслеты» и почти наверняка были прямой копией, они были крайне непопулярны. Горный стрелок вермахта, в боевой одежде, России 1943-44г. В начале войны Германия смогла выставить три полных дивизий горных стрелков (Gebirgstruppen).

Советское оружие в руках американцев После объединения Германии и расформирования ННА некоторые образцы боевой техники советского производства, имевшейся на вооружении армии ГДР, попали в руки американских военных.

Так, в декабре 1991 года власти ФРГ передали в исследовательский центр ВМС США ракетный катер Hiddensee проекта 1241РЭ, вооруженный противокорабельными ракетами П-40 (экспортный вариант ПКР П-15 «Термит») и шестиствольной артиллерийской установкой АК-630.

Также в руках американских исследователей из испытательного центра американской армии (US Army’s Operational Test and Evaluation Command) оказались два ударно-транспортных вертолета Ми-25 (экспортная модификация «крокодилов» Ми-24). МИГи с крестами на крыльях Многоцелевые истребители четвертого поколения МиГ-29 появились в Военно-воздушных силах ННА в конце 1980-х годов.

На седле использовалась различная обвязка для перевозки чего либо, в передней части крепились сумки, левая для лошади (провиант,обслуживание), правая для личного комплекта. обвязка для перевозки Кавалерийский офицер вермахта, униформа, России 1941-44 После разворачивания войны с Россией, стало ясно что износ военного обмундирования будет выше чем в других компаниях.

В приказе от октября 1939 г говорится, что одежда должна быть стандартна в зоне боевых действий. Офицеры заказывающие форму индивидуально, изменяли форму только путем добавления знаков отличия офицера. Мундир офицера имел отличие на рукаве кителя манжеты, и тёмно -зелёный цвет воротника такие как на довоенных образцах. Серебренная отделка погон и петлиц воротника.

имеет более приглушённый цвет.

Источник: http://yuruos.ru/vermahta-nato-forma/

«Африканский корпус Хонеккера»? Легенды и правда о применении ННА в Африке

— «Militärgeschichte», Ausg. 3/2012В марте 1980 обложка «Der Spiegel» выглядела как фотография четверых ГДРовских солдат, подложенная под нарукавную ленту в стиле Вермахта, с надписью: «Африканский корпус Хонеккера». Гамбургский журнал поведал о 2 720 задействованных военных советниках из ГДР, включая 1 000 только в Анголе, 600 в Мозамбике, 400 в Ливии и 300 в Эфиопии.

До этого яркая формулировка уже встречалась в других газетах. В гамбургском еженедельнике «Die Zeit» еще в мае 1978 года появлялся заголовок: «Африканский корпус Хоффманна»; затем в июне 1978 последовал «Bayernkurier» и его «Красный африканский корпус Хонеккера». А в ноябре 1979-го в «New York Times» американцы прочитали про «Восточногерманский африканский корпус».

Практически все газеты были готовы опубликовать сенсацию о военных из ГДР в Африке: выходящая в Париже «Le Figaro» еще в августе 1978 г. сообщала, что в Эфиопию направлены более 2 000 солдат из ГДР, поступающие под командование советских генералов.

Западноберлинская «Tagesspiegel» в декабре 1978-го напечатала, со ссылкой на баварского премьер-министра Франца-Йозефа Штрауса, что только в Анголе находятся 5 000 «солдат армии ГДР», прежде всего «элитных частей, таких как воздушный десант». 2 000 из них были «в настоящее время задействованы в наступлении».

  В феврале «Tagesspiegel» сообщила о передислокации восточногерманского воздушно-десантного полка из Эфиопии в Анголу.«Die Welt» в феврале 1980 года говорила об общем числе «военных экспертов из ГДР» в Африке: «порядка 30 000».

В декабре 1979 года лидер находящейся в оппозиции фракции ХДС/ХСС в немецком Бундестаге Райнер Барцель на страницах «Welt am Sonntag» провозгласил: «Федеральный канцлер  Хельмут Шмидт больше не имеет права молчать о кровавом следе ГДР».

В популярном фильме 1977 года «Дикие гуси» – с известными актерами Роджером Муром, Ричардом Бертоном и Харди Крюгером – также имеется сцена, происходящая на африканской земле, где при нападении наемников на диспетчерскую башню убивают офицера Национальной народной армии (ННА), легко опознаваемого по форменной кепке. В атакуемом лагере, наряду с местными африканскими и кубинскими солдатами, также мелькают два ГДРовских офицера. Так были ли вооруженные силы ГДР задействованы в Африке не самом деле?

Африканские запросы

Много раз африканские правительства просили у Восточного Берлина направить военнослужащих  ННА. Прежде всего, запрашивали военных советников, инструкторов и военных летчиков. Например, прислать ННА в свою страну просили президент Замбии Кеннет Каунда и его министр обороны Грей Зулу, в 1979 – 1980 гг.

Конкретно, пилоты ННА на своих машинах должны были защищать замбийское воздушное пространство. Министр обороны ГДР Хайнц Хоффманн отказался сразу же, с формулировкой: «не осуществимо». В 1980-м, при второй попытке, замбийский президент просил прислать военных советников.

Переговоры с Хоффманном «еще не привели ни к какому решению», – писал Каунда генеральному секретарю СЕПГ Эриху Хонеккеру после того, как не получил от министра обороны ГДР ничего.

Читайте также:  90 лет назад вышел первый номер газеты «пионерская правда»

  Аналогичным образом, в 1979 году предводитель зимбабвийского (родезийского) освободительного движения ЗАПУ Джошуа Нкомо, посещая ГДР, выразил желание увидеть офицеров ННА в лагерях ЗАПУ в Замбии. Генерал армии Хоффманн снова отказался от направления военного персонала, на этот раз как от «политически нецелесообразного».

  Единичные случаи отказа Замбии и Зимбабве в отправке советников, инструкторов и пилотов отражали общий курс вооруженных сил ГДР на пассивность. Руководство ГДР действовало осторожно: в основном, оно сдержанно и скептически относилось к просьбам и запросам, касающимся отправки военнослужащих в страны третьего мира.

В Восточном Берлине и Штраусберге (штаб-квартира министерства обороны) не без основания видели опасность во втягивании своих солдат в конфликты и войны на африканском континенте. Непосредственное участие в боевых действиях, вероятно, могло иметь далеко идущие политические и военные последствия.

Восточный Берлин придавал значение международной репутации ГДР и не хотел давать повод для негативных публикаций в западной прессе. Таким образом, применение армии за рубежом представляло для ГДР неисчислимые риски. В такие авантюры ГДР и ее вооруженные силы не вступали –  кроме нескольких описанных ниже исключений.

В отдельных, строго ограниченных случаях ННА все-таки присутствовали в Африке: уже в 1964 году два офицера этой армии были посланы в Занзибар, чтобы консультировать тогдашнюю народную республику в вопросах строительства ее вооруженных сил. Также до 1970 года в Занзибар были посланы 15 офицеров и унтер-офицеров Фольксмарине (ВМФ ГДР) – в качестве советников. Отдельные, в основном ограниченные несколькими неделями, командировки советников и «специалистов» осуществлялись, например, в Анголу. В больших объемах осуществлялась отправка офицеров и  пилотов транспортной авиации в Мозамбик и Эфиопию.

Военные советники и пилоты транспортной авиации в Мозамбике

Одним из основных получателей военной помощи ГДР был Мозамбик. В стране на юге Африки более тридцати лет бушевали войны, как с внешним противником так и гражданские. Новое государство, после получения независимости в 1975 году, было вынуждено в многолетней и кровавой войне отражать атаки вооруженной оппозиции. При этом на юг Африки также распространился конфликт Востока и Запада.

Правящая (по сей день) партия ФРЕЛИМО позиционировала страну как социалистическую, вооруженных повстанцев из РЕНАМО поддерживали ЮАР и США. Уже во время долгой борьбы за независимость против португальских колониальных властей ГДР поддерживала еще слабую ФРЕЛИМО оружием и снаряжением.

  В декабре 1984 года партизаны из оппозиции, среди прочих иностранцев, убили восемь гражданских специалистов из ГДР. Восточные немцы были специалистами по сельскому хозяйству, их захватили по пути на государственную ферму, где они должны были работать.

В ответ на это, в 1985 году, ННА послала в страну несколько групп старших офицеров, и даже двух генералов для службы в качестве советников при генеральном штабе, командованиях, штабах и соединениях. Задачей офицеров, находившихся в стране около полугода, было в первую очередь улучшение безопасности более чем 700 специалистов из ГДР.

Наряду с этим, они должны были повысить боевые качества вооруженных сил Мозамбика. С конца 1985 г. в стране постоянно находились три офицера ННА в качестве советников. В связи с этим имело место также использование транспортных самолетов ВВС ГДР с 1986 до 1990 гг.

Машины, базировавшиеся в столице, Мапуту, обеспечивали нужды работавших в стране специалистов из ГДР и должны были, при обострении ситуации, приступить к их эвакуации. Помимо офицеров, задействованных на территории, мозамбикское правительство в 1985 – 1986 гг. неоднократно обращалось к ГДР, выражая потребность в инструкторах и «наставниках» ННА. В июне 1986 г.

генерал армии Кесслер – преемник Хоффмана на посту министра обороны, известил Хонеккера и Эгона Кренца (секретарь ЦК и член Политбюро СЕПГ – прим. перев.), что он также отказался от такого участия: оценил работу «наставников» на месте как «нецелесообразную» по «политическим основаниям». Перед этим, в январе 1986 г.

, Кренц отверг как «нецелесообразное» размещение в Мозамбике инструкторов из рядов ННА. Кроме базирования пилотов транспортной авиации и работы советников, ссылок на другое применение ННА в Мозамбике в обширной базе источников найти не удалось.

Операции в ЭфиопииПосле падения императора Хайле Селассие I в 1974 г. в Эфиопии начинается череда войн.

В феврале 1977 года, вместе с подполковником Менгисту Хайле Мариамом, к власти пришли молодые военные, стремившиеся радикально переломить прежнюю внутриполитическую ситуацию с ее феодальными отношениями, а во внешней политике ориентировавшиеся на Москву, Гавану и Восточный Берлин.

Правление Менгисту сложно назвать стабильным; он вел войны против соседнего Сомали, а также против сепаратистов на севере. Менгисту направлял драматичные просьбы о военной помощи послам СССР, Южного Йемена, Кубы и ГДР: «Народ Эфиопии чувствует себя изолированным и брошенным, товарищ», – дословно это он написал в телеграмме Хонеккеру в августе 1977 года.

Призывы из Аддис-Абебы и Гаваны не остались незамеченными: уже в октябре 1977 г. около 150 советских офицеров, в том числе четыре генерала, находились здесь в качестве инструкторов и советников. В сентябре 1977 года на стороне эфиопов были задействованы первые 200 кубинцев, с декабря 1977 Гавана увеличила свою группировку. Теперь она насчитывала от 16 до 18 тысяч человек.

ГДР направила оружие и снаряжение – но не солдат. Если бы части ННА находились в Эфиопии, то генерал Хоффманн во время своего визита в страну в мае 1979, вероятно, должен был с ними встретиться и упомянуть об этом посещении в одном из отчетов. Принципиально скептичная позиция командования ННА и отказ от боевых операций точно так же распространялись на сотрясаемую войной Эфиопию.

Опасность из-за присутствия военных втянуться в местные конфликты, и в конечном счете в войну, была высока. Однако транспортные самолеты ННА в Эфиопию пришли и были задействованы.Между 1984 и 1988 гг. сначала четыре, а затем еще одна машина были размещены на Африканском Роге.

Для преодоления последствий катастрофически тяжелой засухи, в октябре 1984 года Аддис-Абеба направляла срочные просьбы о помощи в различные страны.  С ноября этого года ГДР направила первые две машины военно-транспортной авиации ННА, а также гражданской авиакомпании Interflug – для обеспечения международного воздушного сообщения.

На этом этапе был задействован 41 человек, из них 22 офицера и унтер-офицера ННА и 19 служащих Interflug. Приоритет имела секретность. Причастность ННА к самолетам и экипажам должна была быть скрыта. Приказ однозначно предписывал подготовить машины в «варианте для гражданской авиации», аппаратуру распознавания демонтировать, а персонал ВВС снабдить гражданскими служебными паспортами.

Два Ан-26 были за ночь перекрашены и снабжены гражданскими опознавательными знаками. Даже на посуде и техническом инвентаре экипажа опознавательные знаки ННА были закрашены. Персонал не имел никакой униформы. Свидетели утверждают, что знаки ННА выпарывались даже из нижнего белья: ничто не должно было указывать на принадлежность к вооруженным силам ГДР.

Причина строгой секретности коренилась не столько в возможной опасности командировки в Эфиопию, сколько в обычной практике ГДР в решении военных вопросов.Почти одновременно с самолетами ГДР в Эфиюпию вылетели также три C-160 Transall ВВС Бундесвера – совершенно официально и без камуфляжа.

Они также базировались на аэродроме Асэб, позже на Дыре-Дауа, и использовались точно так же как машины ННА. Таким образом, имела место необычная немецко-немецкая совместная операция.Со своей базы в Асэбе Ан-26 первые недели в основном летали в Асмэру, Аксум и Мэкэле. В последующие месяцы  – главным образом в Аддис-Абебу, Дыре-Дауа, Годи и Кэбри-Дэхар.

Полеты над различными территориями Эфиопии осложняли постоянно идущие войны, в том числе гражданские. Также сыграло свою роль обострение глобального конфликта Запада и Востока. База Асэб и некоторые участки полета располагались на территории особенно ожесточенно сражавшейся Эритреи. Самолеты перевозили продовольствие, а также медикаменты и одежду.

Операция продолжалась до октября 1985, причем самолеты ГДР участвовали также в спорных эфиопских операциях по принудительному переселению.По просьбе эфиопского правительства транспортные самолетов ННА вернулись в апреле 1986 года, теперь уже в качестве «оперативного соединения ННА ГДР». Личный состав на сей раз также был представлен открыто, как служащие ВВС ГДР.

Два Ан-26 были размещены в столице Аддис-Абебе. Третья операция транспортной авиации началась в июне 1987 года. Один «Антонов» снова был размещен в аэропорту Аддис-Абебы. Как и в случае проводящейся в это же время операцией в Мозамбике, он имел задание обеспечить обслуживание и снабжение специалистов и медицинских команд из ГДР. Кроме того, в 1987-88 гг. ограниченное число офицеров ННА  были задействованы как группа охраны при развернутом ГДР госпитале в Метеме.Несмотря на поддержку ГДР, Кубы и других социалистических стран, эфиопские правительственные войска действовали в Эритрее с начала 1988 вплоть до распада страны. Режим Менгисту оказался под непосредственной угрозой. Несколько раз он получал из ГДР срочную помощь. Хонеккер лично решал в 1988 и еще раз в 1989 произвести крупные поставки оружия, в том числе танков. Эти действия ГДР не смогли ни задержать, ни предотвратить закат Менгисту. Он был свергнут в 1991 г. Эритрея получила независимость в 1993. А отдельные внутренние документы ГДР уже в 1977 характеризовали Эфиопию Менгисту как «бездонную бочку».

Целенаправленная дезинформация?

Сообщения о восточногерманских военных операциях в Африке имели отклик даже во внутренних документах федерального правительства ФРГ.

Например, в сентябре 1978 отдел 210 министерства иностранных дел, в ответ на доклад штаба планирования, который поставил военное присутствие Кубы и ГДР в Африке на одну ступень, возразил: «В политике интервенции действия ГДР значительно отстают от массированной военной активности Кубы».

Посольство Федеративной Республики Германии в ЮАР в своих сообщениях в Бонн обозначало сообщения о военном присутствии ГДР в Анголе в ноябре 1978 года как то, чем они очевидно и были: «слухи».

Остается открытым вопрос о происхождении этих вводящих в заблуждение сообщений. Ссылки, которые давали тогдашние статьи, отправляли к «экспертам по безопасности» или «западным аналитикам».

Многое говорит за то, что это отвечало интересам Южно-Африканской Республики. Донесения о тысячах солдат ГДР на своих границах несли для правительства Претории ощутимую выгоду: вне всякого сомнения, оно было очень заинтересовано представить борьбу на юге Африки как часть конфликта Запада и Востока, и позиционировать себя как близкого союзника Запада.

Южная Африка – из-за расовой сегрегации и насильственного подавления цветного большинства («апартеида») – испытывала возрастающее давление со стороны Западной Европы и ФРГ. Таким образом, активизировать в Германии старый образ врага – ГДР с южноафриканской точки зрения кажется вполне разумным.

  Замечание журнала «Der Spiegel» 1980 года о том, что южноафриканские спецслужбы вполне могли запустить дезинформацию, при взгляде из будущего кажется правильным. Как правило, пресса с готовностью подхватывает и публикует подобные сообщения, даже если источники покрыты мраком. После интенсивных изысканий в архивах, сегодня остается только один вывод: «африканский корпус Хонеккера» существовал только в умах журналистов, некоторых политиков и спецслужбистов.

***

— перевод с немецкого Николая Шимкевича специально для Альманаха «Искусство Войны»

Оригинал — http://www.mgfa.de

Источник: http://navoine.info/honeckers-afrikakorps.html

«Холодная война»: Армия ГДР могла бы завоевать ФРГ

До сих пор о конкретных боевых планах Народной армии ГДР было практически ничего не известно. Теперь этот пробел восполнен благодаря бывшему офицеру штаба Народной армии Зигфриду Лаутшу и его книге «Германия – место боевых действий» («Kriegsschauplatz Deutschland»).

Наряду с оборонительными операциями вооруженные силы, служившие диктатуре Социалистической единой партии Германии (правящая партия в ГДР, – прим. перев.), планировали в 1980-х годах также прорыв на территорию Нижней Саксонии (федеральная земля в Германии, ранее часть ФРГ – прим. перев.

) и продвижение до границы с Нидерландами. Ханно фон Кильмансегг, ныне генерал-майор в отставке, разрабатывал совместно с коллегами из других стран-членов НАТО планы по обороне на случай подобных действий со стороны ГДР.

Он может оценить, насколько реалистична была подобная угроза со стороны восточного соседа. 

Читайте также:  Ночные ведьмы

— Вас удивила книга «Германия – место боевых действий»? 

— Я в любом случае приветствую книгу Зигфрида Лаутша. Это смелый шаг со стороны бывшего офицера Народной армии – признаться в собственном участии в разработке оперативных планов стран-членов Варшавского договора. Бундесвер был хорошо осведомлен о возможном противнике, но настолько конкретного представления о его намерениях у нас, конечно, не было. 

— Бывшие товарищи автора книги теперь наверняка осуждают его…

— Конечно, некоторые до сих пор ностальгируют по ГДР, в том числе бывшие члены высшего офицерского корпуса Народной армии, которые тогда были приближены к власти, имели большие привилегии и потеряли их с крушением ГДР.

Конечно, им неприятно, что человек из их круга говорит, что их идеи были ошибочны и что именно они, а не НАТО, разрабатывали агрессивные планы.

Но именно эти отрицательные отзывы доказывают, что обсуждение этой щекотливой темы очень важно. 

— Примечательно, что армия ГДР очень тщательно готовилась к наступательным действиям…

— Восточная Германия тогда постоянно подчеркивала, что НАТО ведет агрессивную политику, и поэтому ГДР вынуждена готовиться на случай войны к превентивным действиям на территории противника, то есть, в первую очередь, на территории Федеративной Республики.

Поэтому страны Варшавского договора на протяжении долгого времени отрабатывали только наступательные действия, тогда как оборонительным внимания почти не уделяли.

Мания преследования, свойственная практически всем тоталитарным режимам, мешала, конечно, гражданам этих стран, в том числе и солдатам, узнать всю правду.

— Неужели у НАТО никогда не было аналогичных наступательных планов? Хотя бы теоретических?

— Нет, планов по нападению на территорию Варшавского договора у НАТО не было никогда. Такое нападение было невозможно как по правовым, и по этическим причинам. Не говоря уже о том, что НАТО, с чисто военной точки зрения, никогда не был достаточно силен для такого нападения.

Кроме того, это совершенно противоречило бы духу альянса. Впрочем, стратегические оборонительные планы не исключали контратакующих действий в случае нападения со стороны Варшавского договора. При этом за пределами границы между двумя Германиями могли бы быть задействованы лишь ВВС.

 

— А разве военный союз не должен иметь планы, что называется, на все случаи жизни?

— В принципе, да. Но НАТО был и остается политическим блоком суверенных государств, задачей которого является защита собственных ценностей. Его стратегической задачей было предотвращение войны.

Варшавский договор, в свою очередь, был чисто военным объединением, в котором главенствующую роль играл Советский Союз. Стратегия Варшавского договора предусматривала начало боевых действий. Его страны-члены всегда располагали соответствующими военными силами.

Так что было бы совершенно неправильно сравнивать эти два альянса. 

— Что страны НАТО знали в те времена о Варшавском договоре?

— Наша разведка добывала, конечно, определенные данные, но ее работа по поиску информации в закрытых странах с тоталитарной системой управления была намного труднее, чем аналогичная деятельность секретных служб с противоположной стороны в нашем открытом обществе. Информация, которой мы располагали о Варшавском договоре, была достоверной, но неполной. Книга Лаутша восполняет в этом смысле некоторые пробелы.  

— Лаутш пишет, что планы, стоявшие в 1983 году перед армией ГДР, предусматривали достижение границы между ФРГ и Нидерландами в течение семи дней. Это было реалистично?

— Надо понимать, что НАТО всегда приходилось отыгрывать гандикап, который имели страны Варшавского договора.

Да и пацифизм, свойственный во многих аспектах немецкому обществу, не облегчал задачу по обеспечению национальной безопасности и по развитию вооруженных сил.

Так что у нас всегда были проблемы с нашим вкладом в обеспечение безопасности, который мы обязаны были делать по отношению к нашим партнерам по блоку.

— Что конкретно это значило?

— У нас всегда было слишком мало сил и времени. Потому что у нападающей стороны всегда есть преимущество – именно она определяет, что, где и когда произойдет. А мы могли только реагировать на ее действия.

Кроме того, мы всегда испытывали недостаток пространства: территория Федеративной Республики после раздела Германии была очень узкой. Поэтому мы могли бы вести боевые действия только на передовых позициях.

Иначе говоря, мы не могли позволить себе уступить свою территорию противнику с целью выиграть время или сконцентрировать наши силы на оттянутых позициях. Но наши оборонительные планы всегда предусматривали расположение сил на границе двух Германий. 

— То есть страны Варшавского договора имели значительное преимущество?

— Силы Варшавского договора по некоторым параметрам превосходили нас вдвое, а то и вовсе вчетверо или впятеро, как, например, по количеству танков и артиллерии. При этом наращивание сил надо было как-то оправдывать, и Советский Союз насаждал образ НАТО как агрессора и сильно сгущал при этом краски.

Так, утверждалось, что альянс располагает крупными танковыми частями, которых у него на самом деле не было. Кроме того, преувеличивалось количество наших оружейных систем. Реальные же данные, разведанные спецслужбами ГДР, скрывались руководством страны в интересах наступательной доктрины.

Это было безответственно с политической точки зрения и непрофессионально с точки зрения военной. 

— То есть наступление стран Варшавского договора могло бы оказаться успешным?

— Не исключено. По крайней мере, в плане участия традиционных вооруженных сил – пусть даже мы надеялись на обратное. Решающим фактором являлось при этом время. Для полной мобилизации всех наших сил потребовалось бы не меньше 30 дней, если учитывать привлечение подкрепления из Англии и Америки.

— Но так много времени НАТО никто не предоставил бы…

— Конечно! Силы стран Варшавского договора были гораздо мобильнее – им на приведение сил в боевую готовность потребовалось бы всего 48 часов. Поэтому в случае их нападения план, описанный Лаутшем, предусматривавший достижение границы ФРГ и Нидерландов в течение семи дней, был вполне реалистичен. 

— Лаутш упомянул в своей книге, что Генеральный штаб СССР всерьез рассматривал вопрос прямого столкновения армии ГДР с силами Бундесвера. Как Вы думаете, Ваши солдаты испытывали бы сомнения, если бы им пришлось стрелять в своих немецких «братьев»?

— Нет, потому что в таком случае на кону стояло бы существование всего Запада. Но эмоционально это было бы очень тяжело, если бы немцам пришлось стрелять друг в друга. Ведь, по сути, это была бы гражданская война.

Но если бы страны Варшавского договора напали на нас с целью объединения Европы под коммунистическими знаменами, то это означало бы закат не только Западной Германии, но и всей свободной системы. Ни один солдат не хочет войны. Войны всегда развязывались политиками.

Но если бы нам пришлось отражать нападение (неважно с чьей стороны), то мы бы его отразили. Ведь для этого солдаты и нужны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/world/20130928/213384805.html

К 20-летию объединения гдр и фрг об интеграции национальной народной армии в бундесвер

ЗАРУБЕЖНОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ № 10/2010, стр. 100-101

Памятные даты

К 20-ЛЕТИЮ ОБЪЕДИНЕНИЯ ГДР И ФРГ: ОБ ИНТЕГРАЦИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ НАРОДНОЙ АРМИИ В БУНДЕСВЕР

Вопрос о создании единых вооруженных сил был поставлен на повестку дня одновременно с проблемами, связанными с процессом объединения двух германских государств — ФРГ и ГДР. Начало процессу интеграции ВС положила встреча министров обороны ФРГ и ГДР, состоявшаяся в апреле 1990 года.

Она послужила основой для установления официальных контактов между бундесвером и Национальной народной армией (ННА). После длительных переговоров было принято решение о включении последней в состав бундесвера. Этот процесс был рассчитан на три-четыре года.

Объединенные вооруженные силы сохраняют название, принятое в ФРГ, — бундесвер.

Военнослужащие Национальной народной армии ГДР на параде

На вооружении Национальной народной армии ГДР находилось свыше 2 200 танков

Подготовка к этому процессу, начатая задолго до 3 октября 1990 года (день официального объединения ГДР и ФРГ), проводилась совместно офицерами ННА и бундесвера. После объединения, по данным иностранной печати, вооруженные силы Германии стали насчитывать более 580 тыс. военнослужащих.

С целью успешного проведения реорганизации ННА и интеграции ее компонентов в состав бундесвера в г. Штраусберг (территория бывшей ГДР) было создано специальное управление, насчитывавшее 300 человек.

В восточную часть объединенной Германии было направлено 1 300 офицеров и унтер-офицеров бундесвера для оказания содействия в проведении реформы. В качестве временной переходной структуры управления (до середины 1991 года) было создано командование бундесвера «Восток».

Ему были подчинены три командования (сухопутных войск, ВВС и ВМС), в составе каждого из которых находились соответствующие соединения и части бывшей ННА ГДР.

Сухопутные войска ННА ГДР с органами управления были реорганизованы в командование сухопутных сил «Восток» (г. Потсдам). На базе шести дивизий ННА были сформированы шесть бригад по типу войск «хайматшутц» (войск «защиты родины») ФРГ.

В состав сухопутных сил этого командования вошли также подразделения управления, боевой поддержки, МТО и медико-санитарной службы ННА. В результате принятых мер общая численность личного состава СВ приблизилась к 35 тыс. военнослужащих.

В ВВС был сформирован штаб 5-й авиационной дивизии (г. Эггерсдорф). С учетом военнослужащих из управления и постов РЛС, секторов ПВО, подразделений связи и учебных общая численность ВВС составила ориентировочно 4,5 тыс.человек.

Силы и средства ВМС были сведены в командование района базирования «Росток» со штабом в г. Росток, которому были подчинены два пункта базирования — в городах Варнемюнде и Пенемюнде и сформированная эскадра береговой охраны в составе 11 боевых кораблей различного класса.

Все организационные мероприятия, связанные с ликвидацией структур ННА и переводом соединений и частей на организационно-штатную структуру бундесвера, планировалось завершить к концу 1994 года.

На личный состав, дислоцированный в восточных землях, с момента объединения Германии распространялись законодательство ФРГ, правовой и внутренний порядок бундесвера, принципы управления и воспитания, закон о военной службе. Это было сделано с тем, чтобы устранить возможные негативные моменты, которые могли возникнуть между военнослужащими бундесвера и бывшей ННА.

Министр обороны ФРГ Штольтенберг, которому подчинялись объединенные вооруженные силы, подчеркивал, что «обе армии воспитаны в диаметрально противоположных традициях, поэтому процесс объединения будет непростым».

Руководство ФРГ приняло решение, в соответствии с которым бывшие военнослужащие ННА срочной службы должны были выполнять свои обязанности на общих для бундесвера основаниях и по истечении срока службы (12 месяцев) их должны будут увольнять в запас.

Кадровые военнослужащие ННА направляли ходатайство о зачислении их в бундесвер в качестве военнослужащих по контракту сроком на два года. После этого испытательного срока они могли продлить свой контракт и даже стать кадровыми военнослужащими бундесвера.

Фактически же части ННА были поставлены под полный контроль командования бундесвера. На все командные должности (до бригады включительно) были назначены генералы и офицеры вооруженных сил ФРГ. В звене батальон и ниже офицеры ННА свои должности частично сохранили.

В отставку были уволены все генералы, адмиралы, полковники и капитаны 1 ранга. Офицерам-политработникам всех рангов было вообще отказано в принятии на службу в бундесвер. Все не принятые на службу кадровые военнослужащие ННА получили денежную компенсацию.

Они могли пройти специальные курсы переквалификации, которые должны были позволить им устроиться на работу в промышленности, торговле, сельском хозяйстве и т. д. Военнослужащие, уволенные по возрасту, получили пенсию.

Наряду с решением проблем, связанных с сокращением и реорганизацией ННА, перед руководством объединенной Германии встал вопрос о ликвидации имущества, запасов вооружения и военной техники, которыми располагали вооруженные силы ГДР.

В немецкой прессе сообщалось, что на вооружении ННА находились: 2 222 боевых танка (в том числе 550 Т-72), 5 744 боевые машины и бронетранспортера (в том числе 1 100 БМП-1 и 1 250 БТР-70), 2 140 артиллерийских орудий (из них 370 гаубиц Д-30), 1 500 БРДМ, около 1 000 ЗСУ, 374 боевых самолета, включая 24 МиГ-29, и 75 вертолетов различного назначения.

Федеральное правительство приняло решение передать более 600 бывших военных объектов коммунальным органам пяти новых федеральных земель, образованных на территории ГДР. Некоторое количество имеющейся бронетанковой техники временно осталось на вооружении бригад командования «Восток».

Перед руководством объединенной Германии стал вопрос о продаже части ВВТ советского производства за рубеж.

Так без единого выстрела перестала существовать Национальная народная армия ГДР — самая боеспособная (если не считать ВС СССР) армия из стран Варшавского Договора.

Источник: http://militaryarticle.ru/zarubezhnoe-voennoe-obozrenie/2010-zvo/7902-k-20-letiju-obedinenija-gdr-i-frg-ob-integracii

Ссылка на основную публикацию