Ночные ведьмы

Их называли «ночные ведьмы». Великая Отечественная война и женщины герои

У войны не женское лицо… Наверное, именно поэтому так пристально мы вглядываемся в женские изображения на военных снимках, интересуемся их судьбами на войне.

Именно женские военные истории особенно трогательно отражены и в художественной литературе, и в кино. Ниже пойдет речь об авиационном полку, который был сформирован для борьбы с фашистким захватчиком.

«Ночные ведьмы» — так прозвали враги это полк. Все его воины — от летчиков и штурманов до техников — были женщины.

История создания 46 авиационного полка

B 1941 гoду, в гopoдe Энгeльc пoд личную oтвeтcтвeннocть cтapшeгo лeйтeнaнтa гocбeзoпacнocти Mapины Pacкoвoй был ocнoвaн 46 гвapдeйcкий нoчнoй бoмбapдиpoвoчный жeнcкий aвиaциoнный пoлк, кoтopый в будущeм oкpecтили «Hoчными вeдьмaми».

Марина Раскова — основательница женского авиаполка.В 1941 году Марине Расковой было 29 лет.

Для этoгo Mapинe пpишлocь иcпoльзoвaть cвoи личныe pecуpcы и личнoe знaкoмcтвo co Cтaлиным. Hиктo ocoбo нe paccчитывaл нa уcпex, oднaкo дaли «дoбpo» и oбecпeчили нeoбxoдимoй тexникoй.

Командиром полка была назначена Евдокия Бершанская, летчик с десятилетним стажем. Под её командованием полк сражался до окончания войны. Порой этот полк шутливо называли: «Дунькин полк», намёкая на полностью женский состав, и, оправдываясь именем командира полка.

Враг же называл летчиц «Ночными ведьмами», которые внезапно бесшумно появлялись на маленьких самолетах.

46-й гвардейский Таманский полк — уникальное и единственное соединение в Красной армии времен Великой Отечественной войны. Всего было три авиационных полка, в которых летали женщины: истребительный, тяжелых бомбардировщиков и легких бомбардировщиков.

Наталья Меклин (Кравцова), в 20 лет была зачислена в авиаполк. Герой Советского Союза.

Два первых полка были смешанными, и только последний, в котором летали на легком бомбардировщике По-2, был исключительно женским.

Летчики и штурманы, командиры и комиссары, прибористы и электрики, техники и вооруженцы, писари и штабные работники — все это были женщины. И вся, даже самая тяжелая работа делалась женскими руками.

Ни у кого из пополнения не было опыта ночных полетов, поэтому летали под куполом, создававшим имитацию темноты. Вскоре полк перевели в Краснодар, и ночные ведьмы стали летать над Кавказом.

Мужчин в полку не было, так что «женский дух» проявлялся во всем: в опрятности формы одежды, чистоте и уюте общежития, культуре проведения досуга, отсутствии грубых и нецензурных слов, в десятках других мелочей. А что касалось боевой работы…

Полет продолжался около часа — достаточно, чтобы долететь до цели в ближайшем тылу или на передовой противника, сбросить бомбы и вернуться домой. За одну летнюю ночь успевали сделать 5 — 6 боевых вылетов, зимой — 10 — 12. Работать приходилось и в кинжальных лучах немецких прожекторов, и при сильном артобстреле», — вспоминала Евдокия Рачкевич.

Самолёты и вооружение «ночных ведьм»

«Ночные ведьмы» летали на бипланах Поликарпова, или По-2. Численность боевых машин возросла за пару лет с 20-ти до 45-ти. Этот самолет создавался изначально совсем не для боев, а для учений. В нем не было даже отсека для авиабомб (снаряды подвешивались под «брюхо» самолета на специальные бомбодержатели»).

Максимальная скорость, которую могла развить такая машина, — 120 км/ч. При таком скромном вооружении девушки показывали чудеса пилотирования. Это при том, что каждый По-2 нес на себе груз большого бомбардировщика, нередко до 200 кг за раз. Летчицы воевали только по ночам. Причем, за одну ночь совершали по нескольку вылетов, наводя ужас на позиции врага.

Девушки не имели на борту парашютов, являясь буквально смертницами. В случае попадания снаряда в самолет им оставалось только героически погибнуть. Места, отведенные по технологии под парашюты, летчицы загружали бомбами. Еще 20 кг вооружения было серьезным подспорьем в бою. До 1944 года эти учебные самолеты не были оснащены пулеметами.

Управлять ими мог как пилот, так и штурман, поэтому если первый погибал, его напарник мог привести боевую машину на аэродром.

Боевой самолет ПО-2 «Ночных ведьм»

«Наш учебный самолёт создавался не для военных действий. Деревянный биплан с двумя открытыми кабинами, расположенными одна за другой, и двойным управлением — для лётчика и штурмана. (До войны на этих машинах лётчики проходили обучение).

Без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль, с маломощным мотором, который мог развивать максимальную скорость 120 км/час. На самолёте не было бомбового отсека, бомбы привешивались в бомбодержатели прямо под плоскости самолёта. Не было прицелов, мы создали их сами и назвали ППР (проще пареной репы).

Количество бомбового груза менялось от 100 до 300 кг. В среднем мы брали 150—200 кг. Но за ночь самолёт успевал сделать несколько вылетов, и суммарная бомбовая нагрузка была сравнима с нагрузкой большого бомбардировщика. Пулемёты на самолётах также появились только в 1944 году.

До этого единственным вооружением на борту были пистолеты ТТ» — вспоминали летчицы.

В современном языке фанерный бомбардировщик По-2 можно было бы назвать самолетом-невидимкой. Ночью его, на низкой высоте и бреющем полете, немецкие радары не могли засечь.

Немецкие истребители боялись прижиматься слишком близко к земле, и часто именно это спасало жизни летчицам. Вот почему девушки из полка ночных бомбардировщиков получили такое зловещее прозвище — ночные ведьмы.

Зато если По-2 попадал в луч прожектора, сбить его не составляло труда.

Война. Боевой путь

  • В ходе боевых действий лётчицы авиаполка произвели 23 672 боевых вылета. Перерывы между вылетами составляли 5—8 минут, порой за ночь экипаж совершал по 6—8 вылетов летом и 10—12 зимой.
  • Всего самолёты находились в воздухе 28 676 часов (1191 полных суток).
  • Лётчицами было сброшено более 3 тысяч тонн бомб, 26 000 зажигательных снарядов. Полк уничтожил и повредил 17 переправ, 9 железнодорожных эшелонов, 2 железнодорожные станции, 26 складов, 12 цистерн с горючим, 176 автомобилей, 86 огневых точек, 11 прожекторов.
  • Было вызвано 811 пожаров и 1092 взрыва большой мощности.
  • Также, было сброшено 155 мешков с боеприпасами и продовольствием окружённым советским войскам.

Перед боем за Новороссийск, база у Геленджика

До середины 1944 года экипажи полка летали без парашютов, предпочитая взять с собой лишние 20 кг бомб. Но после тяжелых потерь пришлось подружиться с белым куполом.

Пошли на это не очень-то охотно — парашют сковывал движения, к утру от лямок ныли плечи и спина.
Если не было ночных полетов, то днем девушки играли в шахматы, писали письма родным, читали или, собравшись в кружок, пели. А еще вышивали «болгарским крестом».

Иногда девушки устраивали вечера самодеятельности, на которые приглашали авиаторов соседнего полка, которые тоже летали по ночам на «тихоходах».

Новороссийск взят — девчонки пляшут

15 октября 1945 года полк был расформирован, а большинство лётчиц демобилизовано.

Боевые потери полка составили 32 человека. Несмотря на то, что лётчицы гибли за линией фронта, ни одна из них не считается пропавшей без вести. После войны комиссар полка Евдокия Яковлевна Рачкевич на деньги, собранные всем полком, объездила все места, где гибли самолёты, и разыскала могилы всех погибших.

Состав полка

23 мая 1942 года полк вылетел на фронт, куда и прибыл 27 мая. Тогда его численность составляла 115 человек — большинство в возрасте от 17 до 22 лет.

Герои Советского Союза

Летчицы герои Советского Союза — Руфина Гашева (слева) и Наталья Меклин

За годы войны 24 военнослужащим полка было присвоено звание Героя Советского Союза.

Звания Герой Республики Казахстан удостоилась одна лётчица: Гвардии ст. лейтенант Доспанова Хиуаз — более 300 боевых вылетов.

— писали французские бойцы полка «Нормандия-Неман».

Потери

Безвозвратные боевые потери полка составили 23 человека и 28 самолётов. Несмотря на то, что лётчицы гибли за линией фронта, ни одна из них не считается пропавшей без вести.

Самым трагичным в истории полка стала ночь на 1 августа 1943 года, когда было потеряно сразу четыре самолёта. Немецкое командование, раздражённое постоянными ночными бомбёжками, перебросило на участок действий полка группу ночных истребителей.

Это стало полной неожиданностью для советских лётчиц, которые не сразу поняли почему бездействует вражеская зенитная артиллерия, но один за другим загораются самолёты. Когда пришло понимание, что против них выпустили ночные истребители Messerschmitt Bf.

110, полёты были прекращены, но до этого немецкий лётчик-ас, только утром ставший кавалером Рыцарского креста Железного креста Йозеф Коциок успел сжечь в воздухе вместе с экипажами три советских бомбардировщика, на которых не было парашютов.

Ещё один бомбардировщик был потерян из-за огня зенитной артиллерии. В ту ночь погибли: Анна Высоцкая со штурманом Галиной Докутович, Евгения Крутова со штурманом Еленой Саликовой, Валентина Полунина с штурманом Глафирой Кашириной, Софья Рогова со штурманом Евгенией Сухоруковой.

Однако помимо боевых, были и иные потери. Так, 22 августа 1943 года в госпитале от туберкулёза умерла начальник связи полка Валентина Ступина. А 10 апреля 1943 года уже на аэродроме один самолёт, садясь в темноте, сел прямо на другой, только что приземлившийся.

В итоге лётчицы Полина Макагон и Лида Свистунова погибли сразу, Юлия Пашкова скончалась от полученных ранений в госпитале.

В живых осталась только одна лётчица — Хиуаз Доспанова, которая получила тяжелейшие травмы — у неё были перебиты ноги, однако после нескольких месяцев госпиталей девушка вернулась в строй, хотя из-за неправильно сросшихся костей, она стала инвалидом 2-й группы.
Также погибали экипажи ещё и до отправки на фронт, в катастрофах во время обучения.

Фото летчиц. Ночные ведьмы. Война

Летчица Марина Чечнева, в 21 год стала командиром 4-й эскадрильи

Вспоминает Марина Чечнева:
«Летать над горами трудно, особенно осенью. Нежданно-негаданно наваливается облачность, прижимая самолет к земле, вернее к горам, приходится лететь в ущельях или над разновысокими вершинами.

Тут каждый незначительный поворот, малейшее снижение грозит катастрофой, к тому же вблизи горных склонов возникают восходящие и нисходящие потоки воздуха, которые властно подхватывают машину.

В таких случаях от летчика требуются недюжинные хладнокровие и мастерство, чтобы удержаться на нужной высоте…

…Это были «ночи-максимум», когда мы находились в воздухе по восемь-девять часов подряд. После трех-четырех вылетов глаза закрывались сами собой. Пока штурман ходила на КП докладывать о полете, летчица несколько минут спала в кабине, а вооруженцы тем временем подвешивали бомбы, механики заправляли самолет бензином и маслом. Возвращалась штурман, и летчица просыпалась…

«Ночи-максимум» доставались нам огромным напряжением физических и душевных сил, и когда занимался рассвет, мы, еле передвигая ноги, шли в столовую, мечтая скорее позавтракать и заснуть. За завтраком нам давали немного вина, которое полагалось летчикам после боевой работы. Но все равно сон был тревожным — снились прожектора и зенитки, у некоторых держалась стойкая бессонница…»

Подвиг механиков

В воспоминаниях летчицы описывают подвиг механиков, которым приходилось трудиться круглосуточно. Ночью заправка самолетов, днем обслуживание самолета и ремонт.
«…Около часа длится полет, а на земле ждут механики и вооруженцы. Осматривать, заправлять самолет, подвешивать бомбы они умели за три-пять минут.

Трудно поверить, что молодые тоненькие девочки в течение ночи своими руками и коленками, без всяких приспособлений подвешивали каждая до трех тонн бомб. Эти скромные помощники летчиков показывали подлинные чудеса выносливости и мастерства. А механики? Целые ночи работали на старте, а днем — ремонт машин, подготовка к следующей ночи.

Были случаи, когда механик не успевала отскочить от винта при запуске мотора и ей перебивало руку…

…И тогда мы ввели новую систему обслуживания — дежурными сменными бригадами. За каждым механиком закреплялась определенная операция на всех самолетах: встреча, заправка или выпуск… Вооруженцы тройками дежурили у машин с бомбами. Руководил один из старших техников АЭ.

Боевые ночи стали напоминать работу отлаженного заводского конвейера. Вернувшийся с задания самолет уже через пять минут был готов к новому вылету. Это позволяло летчикам в некоторые зимние ночи делать по 10–12 боевых вылетов».

Минута отдыха

«Конечно, девчонки оставались девчонками: возили в самолетах котят, танцевали в нелетную погоду на аэродроме, прямо в комбинезонах и унтах, вышивали на портянках незабудки, распуская для этого голубые трикотажные кальсоны, и горько плакали, если их отстраняли от полетов»
Девушки сочинили свои шутливые правила.

«Гордись, ты женщина. Смотри на мужчин свысока! Не отбивай жениха от ближней! Не завидуй другу (особенно если он в наряде)! Не стригись. Храни женственность! Не топчи сапоги. Новых не дадут! Люби строевую! Не выливай раку, отдай товарищу! Не сквернословь! Не теряйся!»

Читайте также:  Советские китобои

Летчицы в воспоминаниях описывают свою мешковатую форму и огромные сапоги. Форму по размеру для них пошили не сразу. Потом появилось два вида формы – повседневная с брюками и парадная с юбкой.

На задания, конечно, вылетали в брюках, форма с юбкой была предназначена для торжественных встреч командования. Конечно, девушки мечтали о платьях и туфлях.

«После построения все командование собралось в нашем штабе, мы доложили командующему о своей работе и своих проблемах, в том числе о громадных кирзовых сапогах… Брюками нашими он тоже остался не очень доволен.

И вот через какое-то время сняли со всех мерки и прислали нам коричневые гимнастерки с синими юбками и красные хромовые сапожки — американские. Только воду они пропускали, как промокашка.
Долго после этого считалась у нас форма с юбками «Тюленевской», и надевали мы ее по приказу полка: «Форма одежды парадная».

Например, когда получали Гвардейское знамя. Летать же в юбках, или бомбы подвешивать, или мотор чистить, конечно, было неудобно…»

В минуты отдыха девушкам понравилось вышивать:
«В Белоруссии мы начали активно «болеть» вышивкой, и продолжалось это до конца войны. Началось с незабудок.

Ах, какие красивые незабудки получались, если распустить голубые трикотажные кальсончики и вышить цветочки на летних тонких портянках! Из этого можно сделать и салфеточку, и на наволочку пойдет.

Эта болезнь, как ветрянка, захватила весь полк…

Прихожу днем в землянку к вооруженцам. Дождь ее промочил насквозь, льет изо всех щелей, на полу лужи. Посередине стоит девушка на стуле и вышивает какой-то цветочек. Только вот ниток нет цветных.

И я писала сестре в Москву: «У меня к тебе очень важная просьба: пришли мне цветных ниток, а если бы могла сделать подарок нашим женщинам и прислать побольше. Наши девочки за каждую ниточку душой болеют, каждую тряпочку используют для вышивки. Сделаешь большое дело, и все будут очень благодарны».

Из этого же письма: «А сегодня после обеда у нас образовалась компания: я сижу за вышивкой незабудок, Бершанская — роз, крестом, Анька вышивает маки, а Ольга читает нам вслух. Погоды не было…»

Память и кинохроника о 46 авиационном полку

«Ночные ведьмы». Сергей Соколов. Москва, 9 мая 2012 г.

Под снегом, ливнем и в хорошую погоду Крылами резали вы над землёю мглу. «Ночные ведьмы» на «небесных тихоходах»

Бомбят фашистские позиции в тылу.

Ещё по возрасту и норову — девчонки… Пора влюбляться да любимыми вам быть. Под шлемы лётчика запрятали вы чёлки

И в небо ринулись врага Отчизны бить.

И сразу взлёт во тьму от парт аэроклубов Без парашюта и без пушки, лишь с ТТ. Вам небо звёздное, наверно, было любо.

Вы и на бреющем всегда на высоте.

Вы для своих бойцов — «небесные созданья», А для чужих — «ночные ведьмы» на По-2. Страх наводили вы над Доном и Таманью,

Да и на Одере была о вас молва.

Не все, не все вернутся из ночного боя. Порою крылья, корпус — хуже решета. Садились чудом с грудой вражеских пробоин.

Заплаты — днём, а ночью снова — «От винта!»

Как только солнце в свой ангар зайдёт на треть и Обслужат техники крылатый аппарат, Идут на взлёт по полосе «ночные ведьмы»,

Чтоб на земле устроить немцам русский ад.

Песня из к.ф. «В небе ночные ведьмы»

Смотреть фильм «В небе ночные ведьмы» (1981 год)

«Ночные ведьмы» или «Ночные ласточки» сериал 2012 года

Это фильм о женщинах в авиации, которые сражались в рядах Красной армии в годы Великой Отечественной войны наравне с мужчинами.
Актерский состав подобран не плохо, игра актеров тоже хороша.

Смотрите также статью «Человек, который не знал страха — разведчик Николай Иванович Кузнецов лично ликвидировал 11 генералов фашисткой Германии»

Источник: https://pomnisvoih.ru/geroi-i-ih-podvigi/zhenshhiny-geroi/nochnye-vedmy-velikaya-otechestvennaya-vojna.html

«Ночные ведьмы»: истории трех легенд

Немцы называли их «ночными ведьмами», а маршал Рокоссовский — легендами. Маршал был уверен, что летчицы дойдут до Берлина, и оказался прав.

Тихоходные ночные бомбардировщики ПО-2 «ночных ведьм» бомбили немцев, невзирая на погодные условия и все средства ПВО, а за штурвалом неизменно находилась женщина.

О самых результативных асах 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка — в материале «Защищать Россию».

Ирина Себрова, Наталья Меклин, Евгения Жигуленко. Они служили в легендарном женском авиаполку Марины Расковой (46-й гвардейский ночной бомбардировочный авиаполк), и их фронтовые биографии во многом похожи.

Каждая из них была увлечена авиацией и с первых дней Великой Отечественной стремилась на фронт, у каждой были три года войны и путь от Кавказа до Германии.

Даже звания Героев Советского Союза летчицы получили в один день — 23 февраля 1945 года.

Но вместе с тем, подвиги «ночных ведьм» уникальны — на счету бомбардировщиц около 1000 вылетов и десятки тонн сброшенных на вражеские позиции бомб. И это на деревянных бипланах ПО-2, которые создавались никак не для военных целей и немецким силам противовоздушной обороны мало чем могли ответить!

Самолет ПО-2

Ирина Себрова, 1004 боевых вылета

«Ира Себрова сделала в полку больше всех вылетов — 1004, даже произнести страшно. Я думаю, что во всем мире не найти летчика с таким количеством боевых вылетов» — писали в книге «Нас называли ночными ведьмами» сослуживицы летчицы Ирина Ракобольская и Наталья Кравцова (Меклин).

Ирина была одной из первых, кто обратился к Марине Расковой с просьбой зачислить ее в формирующийся женский авиаполк. И у девушки были аргументы — уже тогда, в октябре 1941-го, Себрова была опытной летчицей: окончила московский аэроклуб, работала инструктором и до войны выпустила несколько групп курсантов.

Боевым крещением для бомбардировщиц стали бои в районе Донбасса в мае 42-го. На легких бомбардировщиках ПО-2, невзирая на погоду, они совершали по несколько боевых вылетов за ночь. Так проходили фронтовые будни Ирины, так набирался опыт.

«Летное дело любит, в полетах внимательна, выдержана, требовательна к себе, дисциплинирована», — говорилось в характеристике Себровой.

Над Донбассом, Новороссийском и Эльтигеном, в Белоруссии, Польше и Германии Себрова поднимала свой самолет против врага.

За годы войны она дослужилась до звания гвардии старшего лейтенанта, прошла путь от простого пилота до командира звена.

Была трижды награждена орденом Красного Знамени, орденом Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени, множеством медалей, в числе которых «За оборону Кавказа».

Орден Ленина и золотую Звезду Героя летчица получила 23 февраля 1945 года за 792 боевых вылета. До конца войны и блестящего результата в 1000 самолетовылетов (1000–1008 — количество разнится в зависимости от источника; 1000 указано в представлении к ордену Красного Знамени от 15.06.1945) оставалось меньше трех месяцев…

Наталья Меклин и Ирина Себрова

Наталья Меклин (Кравцова), 980 боевых вылетов

Наталья росла на Украине, в Киеве и Харькове. Там окончила школу и аэроклуб, а в 1941-м переехала в Москву и поступила в Московский авиационный институт.

Началась война, и девушка вместе с другими студентами отправилась на строительство оборонительных укреплений под Брянском. Вернувшись в столицу, записалась, как и другие будущие «ночные ведьмы», в женскую авиационную часть Марины Расковой, окончила Энгельсскую военную школу пилотов, а в мае 42-го попала на фронт.

Была штурманом, а позднее переучилась на пилота. Первые вылеты в качестве летчика совершила в небе над Таманью.

Ситуация на фронте была непростой, немецкие силы отчаянно сопротивлялись советскому наступлению, а противовоздушная оборона на занятых рубежах была насыщена до предела.

В таких условиях Наталья стала настоящим асом: научилась уводить самолет от вражеских прожекторов и зениток, уходить невредимой от ночных истребителей немцев.

Наталья Меклин и Руфина Гашева

Вместе с полком командир звена гвардии лейтенант Наталья Меклин прошла путь длиной в три года, от Терека до Берлина, совершив 980 боевых вылетов. В феврале 45-го она стала Героем Советского Союза.

После войны Наталья Кравцова (фамилия мужа) писала повести и рассказы о Великой Отечественной. Наиболее известная книга — «Нас называли ночными ведьмами. Так воевал женский 46-й гвардейский полк ночных бомбардировщиков» — была написана совместно с ее фронтовой подругой Ириной Ракобольской.

Командир полка Евдокия Давыдовна Бершанская и штурман полка Герой Советского Союза Лариса Розанова, 1945 год

Евгения Жигуленко, 968 боевых вылетов

Ей был 21 год, когда в мае 1942-го она попала на фронт в сформированный Мариной Расковой 46-й ночной бомбардировочный авиаполк.

Первые боевые вылеты в небе над Донбассом совершила в качестве штурмана, работая с Полиной Макогон. Уже в октябре 1942-го за 141 ночной вылет на самолете ПО-2 получила первую награду — орден Красного Знамени. В представлении говорилось: «Тов. Жигуленко — лучший стрелок-бомбардир полка».

Вскоре, набравшись опыта, Жигуленко сама пересела в кабину пилота и стала одной из самых результативных летчиц в полку.

Слева направо: Герои Советского Союза Евгения Жигуленко, Ирина Себрова, Лариса Розанова, 1945 год

В ноябре 44-го гвардии лейтенанту Евгении Жигуленко было присвоено звание Героя Советского Союза. В боевой характеристике летчицы отмечалось «высокое боевое мастерство, настойчивость и мужество», описано 10 эпизодов опасных, но всегда результативных вылетов.

Всего за три фронтовых года летчица совершила 968 вылетов, сбросив на нацистов около 200 тонн бомб!

После войны Евгения Жигуленко посвятила себя кино. В конце 70-х окончила Всесоюзный государственный институт кинематографии, снимала фильмы. Один из них — «В небе „ночные ведьмы“» — посвящен боевой деятельности 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка.

«Ночной полет», рисунок Е.Селезнева

Источник: https://defendingrussia.ru/a/nochnye_vedmy-3994/

Ночные ведьмы

46-й гвардейский Таманский Краснознамённый ордена Суворова 3-й степени ночной бомбардировочный авиационный полк «Ночные ведьмы». 

От меня: Спасибо Вам дорогие наши женщины за победу!!! И Простите нас, что мы не смогли удержать то, что вы ценою

Ваших жизней добыли нам. Вечная Слава и Вечная память Вам!!!!

Итак, «Ночные ведьмы»: Авиационный полк был сформирован в октябре 1941 года по приказу НКО СССР № 0099 от 08.10.41 «О формировании женских авиационных полков ВВС Красной Армии». Руководила формированием Марина Раскова.

Командиром полка была назначена Евдокия Бершанская, летчик с десятилетним стажем. Под её командованием полк сражался до окончания войны. Порой этот полк шутливо называли: «Дунькин полк», намёкая на полностью женский состав, и, оправдываясь именем командира полка.

Партийно-политическое руководство полком возглавила Мария Рунт. Формирование, обучение и слаживание полка проводилось в город е Энгельс. Авиаполк отличался от прочих формирований тем, что был полностью женским.

Созданные согласно тому же приказу два других женских авиаполка в ходе войны стали смешанными, но 588-й авиаполк до своего расформирования остался полностью женским: только женщины занимали все должности в полку от механиков и техников до штурманов и пилотов.

46-й гвардейский Таманский полк — уникальное и единственное соединение в Красной армии времен Великой Отечественной войны. Всего было три авиационных полка, в которых летали женщины: истребительный, тяжелых бомбардировщиков и легких бомбардировщиков.

Два первых полка были смешанными, и только последний, в котором летали на легком бомбардировщике По-2, был исключительно женским. Летчики и штурманы, командиры и комиссары, прибористы и электрики, техники и вооруженцы, писари и штабные работники — все это были женщины. И вся, даже самая тяжелая работа делалась женскими руками.

Два месяца шли тренировки. Ни у кого из пополнения не было опыта ночных полетов, поэтому летали под куполом, создававшим имитацию темноты. Вскоре полк перевели в Краснодар, и ночные ведьмы стали летать над Кавказом.

В конце 1942-го начались тяжелейшие бои за Крым.

— Мы летали на Тамань, Керчь, Симферополь, Севастополь, — вспоминает Ираида Гавриловна. — Поскольку почти все девчата были новичками, полк понес большие потери. В первый бой я шла вместе с командиром звена — лейтенантом по имени Светлана, которая служила в авиации еще до войны.

Груз — 400 килограммов мелкоосколочных и зажигательных бомб, которыми мы обрабатывали вражеские укрепления. Немцы хорошо подготовились: летчиц встретили лучи прожекторов и плотный огонь зениток.

Над Таманью сбили самолет моей однополчанки Макаровой, еще два потеряли ориентировку и сели прямо в лиман. Машины вместе с экипажами утонули в грязи. Над Керчью был подбит и сгорел самолет, который вела девушка по имени Полина — выпускница Московского университета.

Всего над полуостровом погибло 10—12 девчат. После освобождения Крыма таких потерь уже не было.

В современном языке фанерный бомбардировщик По-2 можно было бы назвать самолетом-невидимкой. Ночью его, на низкой высоте и бреющем полете, немецкие радары не могли засечь.

Немецкие истребители боялись прижиматься слишком близко к земле, и часто именно это спасало жизни летчицам. Вот почему девушки из полка ночных бомбардировщиков получили такое зловещее прозвище — ночные ведьмы.

Зато если По-2 попадал в луч прожектора, сбить его не составляло труда.

Большинство пилотов и штурманов женского полка были «дюймовочками» — невысокими, хрупкими. Это позволяло взять с собой на бомбу-другую больше. Их подвешивали к корпусу, а сбрасывали, перерезая веревки.

Мужчин в полку не было, так что «женский дух» проявлялся во всем: в опрятности формы одежды, чистоте и уюте общежития, культуре проведения досуга, отсутствии грубых и нецензурных слов, в десятках других мелочей.

А что касалось боевой работы…

«Наш полк посылали на выполнение самых сложных задач, мы летали до полного физического изнеможения. Были случаи, когда экипажи от усталости не могли выйти из кабины, и им приходилось помогать.

Полет продолжался около часа — достаточно, чтобы долететь до цели в ближайшем тылу или на передовой противника, сбросить бомбы и вернуться домой. За одну летнюю ночь успевали сделать 5 — 6 боевых вылетов, зимой — 10 — 12.

Работать приходилось и в кинжальных лучах немецких прожекторов, и при сильном артобстреле», — вспоминала Евдокия Рачкевич.

Задача стояла одна — измотать противника непрекращающейся ночной бомбежкой. Запредельная нагрузка. К тому же, как метко заметил дважды Герой Советского Союза, генерал-майор авиации Григорий Речкалов, «летать днем и пить ночью совсем не то что летать ночью и не пить вовсе». Фронтовые «сто граммов» получали и летчицы.

После напряженных боевых вылетов им выдавали сто граммов водки или сухого вина.

Они объединялись по несколько человек, сливали спиртное в бутылку и отдавали портным и сапожникам батальона авиационного обслуживания, которые перешивали девушкам шинели и гимнастерки, но, самое главное, подгоняли по ноге хромовые мужские сапоги 42-го размера. 

До середины 1944 года экипажи полка летали без парашютов, предпочитая взять с собой лишние 20 кг бомб. Но после тяжелых потерь пришлось подружиться с белым куполом. Пошли на это не очень-то охотно — парашют сковывал движения, к утру от лямок ныли плечи и спина. Если не было ночных полетов, то днем девушки играли в шахматы, писали письма родным, читали или, собравшись в кружок, пели.

А еще вышивали «болгарским крестом». Иногда девушки устраивали вечера самодеятельности, на которые приглашали авиаторов соседнего полка, которые тоже летали по ночам на «тихоходах». «У нас тихая скорость была, мы ночью летали, в одиночку, — вспоминала Надежда Попова. — Я поднимаюсь, лечу на задание, у меня подвешены бомбы.

Я могла взять триста килограмм бомб, иногда максимально, 400 килограмм. И летела за линию фронта. Иду бомбить какую-то цель, определенную, скажем, скопление войск противника на передовой, перед наступлением наших войск. Вот это скопление войск противника, в таком-то квадрате. Мне надо бомбы сбросить сюда. Вижу, что сбросила бомбы, попала в цель. Это видно.

Начинают рваться снаряды, значит, выполнила задание. В это время нас ловят прожектора. Вы знаете, они для нас были гибели подобны, потому что они ослепляют летчика, и летчик ничего не видит, а пилотировать летчик должен по приборам. А моя задача была все-таки найти цель и вести, несмотря на прожектора, прицельный огонь.

А еще я должна была выйти из зоны этих прожекторов и увернуться из-под обстрела. И вот, выполнив задание, я скорей начинаю снижаться и уходить на свой аэродром…».

Единственным оружием экипажа были пистолеты ТТ. Только с середины войны на По-2 стали устанавливать пулеметы, которые помогали отбиваться от «юнкерсов» и «мессершмиттов».

23 мая 1942 года полк вылетел на фронт, куда и прибыл 27 мая. Тогда его численность составляла 115 человек — большинство в возрасте от 17 до 22 лет. Полк вошёл в состав 218-й ночной бомбардировочной авиадивизии. Первый боевой вылет состоялся 12 июня 1942 года.

Приказом НКО СССР № 64 от 8 февраля 1943 года, за мужество и героизм личного состава, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, полку было присвоено почётное звание «Гвардейский» и он был преобразован в 46-й гвардейский ночной бомбардировочный авиационный полк. Некоторое время начальником штаба полка была Фортус, Мария Александровна. С 15 мая 1944 года входил в состав 325-й ночной бомбардировочной авиадивизии. В ходе освобождения Крыма в мае 1944 года полк временно входил в состав 2-й гвардейской ночной бомбардировочной авиадивизии.

За бесстрашие и мастерство немцы прозвали лётчиц полка «ночными ведьмами».

Весной 1944 года за мужество и героизм, проявленные в боях за освобождение Крыма, сержанта Кузнецову наградили орденом Красной Звезды.

Женский полк (а потом и всю воздушную армию) перебросили на 2-й Белорусский фронт, которым командовал Рокоссовский.

В городе Столбцы летчики-мужчины встретили пополнение с издевкой: «Бабы на фронт прибыли!» Когда «бабы» построились в шеренги, чтобы приветствовать командование, все увидели, что на гимнастерках летчиц сияют ордена и медали, в том числе Золотые звезды Героев Советского Союза, а сам полк носит звание гвардейского.

Больше насмешек не было. Это очень напоминает эпизод из фильма Леонида Быкова «В бой идут одни старики», когда желторотик Кузнечик решил пошутить над летчицами — и остолбенел, увидев их награды.

15 октября 1945 года полк был расформирован, а большинство лётчиц демобилизовано. Боевые потери полка составили 32 человека. Несмотря на то, что лётчицы гибли за линией фронта, ни одна из них не считается пропавшей без вести.

После войны комиссар полка Евдокия Яковлевна Рачкевич на деньги, собранные всем полком, объездила все места, где гибли самолёты, и разыскала могилы всех погибших. Самым трагичным в истории полка стала ночь на 1 августа 1943 года, когда было потеряно сразу четыре самолёта.

Немецкое командование, раздражённое постоянными ночными бомбёжками перебросило на участок действий полка группу ночных истребителей. Это стало полной неожиданностью для советских лётчиц, которые не сразу поняли почему бездействует вражеская зенитная артиллерия, но один за другим загораются самолёты.

Когда пришло понимание, что против них выпустили ночные истребители Messerschmitt Bf.110, полёты были прекращены, но до этого немецкий лётчик-ас, только утром ставший кавалером Рыцарского креста Железного креста Йозеф Коциок успел сжечь в воздухе вместе с экипажами три советских бомбардировщика.

Ещё один бомбардировщик был потерян из-за огня зенитной артиллерии. В ту ночь погибли: Анна Высоцкая с штурманом Галиной Докутович, Евгения Крутова с штурманом Еленой Саликовой, Валентина Полунина с штурманом Глафирой Кашириной, Софья Рогова с штурманом Евгенией Сухоруковой. Однако помимо боевых, были и иные потери.

Так, 22 августа 1943 года в госпитале от туберкулёза умерла начальник связи полка Валентина Ступина. А 10 апреля 1943 года уже нааэродроме один самолёт, садясь в темноте, сел прямо на другой, только что приземлившийся.

В итоге летчицы Полина Макагон и Лида Свистунова погибли сразу, Юлия Пашкова скончалась от полученных ранений в госпитале. В живых осталась только одна летчица — Хиуаз Доспанова, которая получила тяжелейшие травмы — у неё были перебиты ноги, однако после нескольких месяцев госпиталей девушка вернулась в строй, хотя из-за неправильно сросшихся костей, она стала инвалидом 2-й группы.

Гибли экипажи и ещё до отправки на фронт, в катастрофах во время обучения.

За годы войны 24 военнослужащим полка было присвоено звание Героя Советского Союза: 1. Гвардии ст. лейтенантАронова Раиса Ермолаевна — 960 боевых вылетов. Награждена 15 мая 1946 года. 2. Гвардии ст. лейтенант Белик Вера Лукьяновна — 813 боевых вылета. Награждена посмертно 23 февраля 1945 года. 3. Гвардии ст. лейтенант Гашева Руфина Сергеевна — 848 боевых вылетов.

Награждена 23 февраля 1945 года. 4. Гвардии ст. лейтенант Гельман Полина Владимировна — 860 боевых вылетов. Награждена 15 мая 1946 года. 5. Гвардии ст. лейтенант Жигуленко Евгения Андреевна — 968 боевых вылетов. 6. Гвардии ст. лейтенант Макарова Татьяна Петровна — 628 боевых вылетов. Награждена посмертно. 7. Гвардии ст.

лейтенант Меклин Наталья Фёдоровна — 980 боевых вылетов. Награждена 23 февраля 1945 года. 8. Гвардии капитан Никулина Евдокия Андреевна — 760 боевых вылетов. 9. Гвардии лейтенант Носаль Евдокия Ивановна — 354 боевых вылета. Награждена посмертно. Первая женщина-лётчик, удостоенная звания Героя Советского Союза в ходе Великой Отечественной войны. 10. Гвардии ст.

лейтенант Парфёнова Зоя Ивановна — 680 боевых вылетов. Награждена 18 августа 1945 года. Участница Парада Победы. 11. Гвардии ст. лейтенант Пасько Евдокия Борисовна — 790 боевых вылетов. 12. Гвардии капитан Попова Надежда Васильевна — 852 боевых вылета. 13. Гвардии ст. лейтенант Распопова Нина Максимовна — 805 боевых вылетов. 14.

Гвардии капитан Розанова Лариса Николаевна — 793 боевых вылета. 15. Гвардии ст. лейтенант Руднева Евгения Максимовна — 645 боевых вылетов. Награждена посмертно. 16. Гвардии ст. лейтенант Рябова Екатерина Васильевна — 890 боевых вылетов. 17. Гвардии капитан Санфирова Ольга Александровна — 630 боевых вылетов. Награждена посмертно. 18. Гвардии ст.

лейтенант Себрова Ирина Фёдоровна — 1004 боевых вылета. 19. Гвардии капитан Смирнова Мария Васильевна — 950 боевых вылетов. 20. Гвардии ст. лейтенант Сыртланова Магуба Гусейновна — 980 боевых вылетов. Награждена 15 мая 1946 года. 21. Гвардии ст. лейтенант Ульяненко Нина Захаровна — 915 боевых вылетов. Награждена 18 августа 1945 года. 22. Гвардии ст.

лейтенант Худякова Антонина Фёдоровна — 926 боевых вылетов. 23. Гвардии капитан Чечнева Марина Павловна — 810 боевых вылетов. Награждена 15 мая 1946 года.

24. Гвардии ст. лейтенант Доспанова Хиуаз — более 300 боевых вылетов.

В 1995 году звание Героя России получили ещё два штурмана полка: Гвардии ст. лейтенант Акимова Александра Фёдоровна — 680 боевых вылетов. Гвардии ст. лейтенант Сумарокова Татьяна Николаевна — 725 боевых вылетов.

Звания Герой Республики Казахстан удостоилась одна лётчица: Гвардии ст. лейтенант Доспанова Хиуаз — более 300 боевых вылетов.

Боевой путь полка 12 июня 1942 года состоялся первый боевой вылет полка. До августа 1942 года полк сражался на реках Миус, Дон и в пригородах Ставрополя. С августа по декабрь 1942 года полк участвовал в обороне Владикавказа.

С марта по сентябрь 1943 года летчицы полка участвовали в прорыве обороны «Голубой линии» на Таманском полуострове и освобождении Новороссийска. С ноября 1943 по июнь 1944 года полк поддерживал высадки десантов на Керченском полуострове, освобождение Крымского полуострова и Севастополя.

В июне-июле 1944 года полк сражался в Белоруссии, помогая освобождать Могилев, Червень, Минск, Белосток. С августа 1944 года полк действовал на территории Польши, участвовал в освобождении Августива, Варшавы, Остроленки. В январе 1945 года полк сражался в Восточной Пруссии.

В марте 1945 года гвардейцы полка участвовали в освобождении Гдыни и Гданьска. В апреле 1945 года и до окончания войны полк помогал в прорыве обороны противника на Одере.

За три года боев полк ни разу не уходил на переформирование.

Боевые действия полка Летчицы авиаполка произвели 23 672 боевых вылета. Перерывы между вылетами составляли 5-8 минут. Всего самолеты находились в воздухе 28 676 часов (1191 полные сутки). Летчицами было сброшено 2 902 980 кг бомб, 26 000 зажигательных снарядов.

По неполным данным, полк уничтожил и повредил 17 переправ, 9 железнодорожных эшелонов, 2 железнодорожные станции, 46 складов, 12 цистерн с горючим, 1 самолет, 2 баржи, 76 автомобилей, 86 огневых точек, 11 прожекторов. Было вызвано 811 пожаров и 1092 взрыва большой мощности.

Также было сброшено 155 мешков с боеприпасами и продовольствием окруженным советским войскам. Источники:

http://mspu.org.ua
avia.mirtesen.ru

Источник: http://slavyanskaya-kultura.ru/vtoraja-mirovaja-voina/nochnye-vedmy.html

«Ночные ведьмы»

olga74ru    Так за мастерство и отчаянное бесстрашие называли их враги. А свои иногда звали шутливо «Дунькин полк», с намёком на полностью женский состав и оправдываясь именем командира полка.

588-м ночным легкобомбардировочным авиационным полком (после 1943 — 46-й гвардейский ночной бомбардировочный авиационный полк) действительно, с момента формирования и до расформирования, командовала Евдокия Бершанская, лётчица с десятилетним стажем, а комиссаром полка была Евдокия Рачкевич.

Данные без шуток.

Полк был оснащён самолётами По-2(У-2). При формировании в полку было 20 самолётов, потом их численность возросла до 45. На окончание войны в строю было 36 боевых самолётов.

О самолете По-2 в книге «Нас называли ночными ведьмами»(Ракобольская И.В., Кравцова Н.Ф.):

«Наш учебный самолёт создавался не для военных действий. Деревянный биплан с двумя открытыми кабинами, расположенными одна за другой, и двойным управлением — для лётчика и штурмана. (До войны на этих машинах лётчики проходили обучение). Без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль, с маломощным мотором, который мог развивать максимальную скорость 120 км/час. На самолёте не было бомбового отсека, бомбы привешивались в бомбодержатели прямо под плоскости самолёта. Не было прицелов, мы создали их сами и назвали ППР (проще пареной репы). Количество бомбового груза менялось от 100 до 300 кг. В среднем мы брали 150—200 кг. Но за ночь самолёт успевал сделать несколько вылетов, и суммарная бомбовая нагрузка была сравнима с нагрузкой большого бомбардировщика.»    Управление было сдвоенным: самолётом возможно было управлять и пилоту, и штурману. Были случаи, когда штурманы приводили на базу и сажали самолёты, после того, как пилот погибал. До августа 1943 года лётчицы не брали с собой парашюты, предпочитая взять вместо них ещё 20 кг бомб.

Пулемёты на самолётах также появились только в 1944 году. До этого единственным вооружением на борту были пистолеты ТТ.

О частоте вылетов:

Перерывы между вылетами составляли 5-8 минут, порой за ночь экипаж совершал по 6-8 вылетов летом и 10-12 зимой.В ходе боевых действий лётчицы авиаполка произвели 23 672 боевых вылета. Из них:Битва за Кавказ — 2920 вылетов;освобождение Кубани, Тамани, Новороссийска — 4623 вылета;освобождение Крыма — 6140 вылетов;освобождение Белоруссии — 400 вылетов;освобождение Польши — 5421 вылет;битва в Германии — 2000 вылетов.

    Закроем глаза, представим — зима 1943 года.

Мороз минус тридцать, немцы еще успешно сопротивляются, а ты, поздней ночью, практически без освещения, поднимаешь в воздух медленную, открытую всем ветрам, машину, похожую на деревянный гроб и нагруженную бомбами, летишь за линию фронта, чудом в темноте находишь врага, и не привлекая внимания вываливаешь на них всё, что взяла. Ах да, автосброса и прицела тоже нет — только импровизированные устройства. А потом ещё вернуться надо. И сесть. Ночью. Без освещения. Повторить 12 раз. Обычная февральская ночь.

   Через полгода, в августе 1943-го, немецкое командование, раздражённое постоянными ночными бомбёжками формирует группу ночных истребителей для борьбы с «ночными ведьмами». За одну ночь погибает четыре наших экипажа. Много с истребителем из пистолета ТТ повоюешь?…А пулемёт дадут только через год.

    А сколько их, на этих тихоходиках, сбили зенитки за линией фронта… Из 115 женщин личного состава полка за время войны погибло 32. Но ни одна, ни одна не пропала без вести.

После войны комиссар полка Евдокия Яковлевна Рачкевич на деньги, собранные всем полком, объездила все места, где гибли экипажи, разыскала могилы всех погибших, похоронила всех не похороненных, и всё оформила, как надо.

Сразу вспоминаются кадры из новостей 2016 года — найден ещё один самолет времен войны, летчика пытаются опознать по наградам…

За годы войны 23 военнослужащим полка было присвоено звание Героя Советского Союза. 23 из 115…Вот такой он был «Дунькин полк».Никогда не говорите при мне, что женщина не может водить машину, разбираться в технике и вообще она «обезьяна с гранатой». Никогда.
Советские летчицы Великой Отечественной войны

Источник: https://olga74ru.livejournal.com/427236.html

«Ночные ведьмы»

womantorymariko_11

Предлагаем к просмотру альбом с «Ночными ведьмами», награждёнными высшими государственными наградами.

46-й авиаполк летал на легких ночных бомбардировщиках У-2 (По-2). Девушки нежно назвали свои машины «ласточками», но широко известное их название – «Небесный тихоход». Фанерный самолетик с маленькой скоростью. Каждый вылет на По-2 был сопряжен с опасностями.

Но ни вражеские истребители, ни зенитный огонь, встречавший «ласточек» на пути не могли остановить их полет к цели. Летать приходилось на высоте 400-500 метров. В этих условиях ничего не стоило сбить тихоходные По-2 просто из крупнокалиберного пулемета. И нередко самолеты возвращались из полетов с изрешеченными плоскостями.

Техники латали их на скорую руку, и в дальнейшем крылья многих машин стали походить на лоскутные одеяла. Чтобы не демаскировать аэродром, техникам приходилось работать в полной темноте, в любую погоду под открытым небом. Девушки творили просто чудеса, так как нередко требовалось вернуть в строй искалеченную машину в, казалось, невозможные сроки.

Техники и механики – Галя Корсун, Катя Бройко, Аня Шерстнева, Маша Щелканова и другие – закладывали своим трудом на земле основу боевых успехов в небе.

Наши маленькие По-2 не давали покоя немцам. В любую погоду они появлялись над вражескими позициями на малых высотах и бомбили их. Девушкам приходилось делать по 8-9 вылетов за ночь. Но бывали такие ночи, когда они получали задание: бомбить «по максимуму». Это означало, что вылетов должно быть столько, сколько возможно.

И тогда их число доходило до 16-18 за одну ночь, как это было на Одере. Летчиц буквально вынимали из кабин и несли на руках, — они валились с ног. Мужество и отвагу наших летчиц оценили и немцы: фашисты назвали их «ночные ведьмы».

Один пленный немецкий офицер на допросе жаловался, что «руссфанер» не дают им покоя по ночам и назвал наших летчиц «ночными ведьмами», из-за которых они не могут выспаться.

Летать приходилось в основном ночью, подходили к цели с приглушенным мотором. Это были опасные полеты в ночном небе, изрезанном клинками прожекторов, прошитом трассирующими снарядами.

Это были риск и отвага, преодоление собственной слабости и страха, непременная воля к победе. Каждый полет для них был по-своему труден, а потому и памятен.

Но были среди них те, что помнятся особенно, такие, когда минуты стоят недель и месяцев жизни, полеты, после которых появляется первая седина. За годы войны полк потерял 32 летчицы.

Каждый полет был экзаменом — испытанием на летное умение, на мужество, находчивость, выдержку. Они сдали его на «отлично».

Интересного просмотра!
   

   

Отсюда

Источник: https://womantory.livejournal.com/263496.html

Аллея воинской славы: авиационный полк «Ночные ведьмы»

Весь советский народ внёс свой вклад в победу над нацистской Германией. Мужчины проливали кровь и сражались с врагом лицом к лицу, женщины, подростки и старики пытались по мере своих сил организовывать снабжение, сельское хозяйство и работу тыла в целом. Но были и исключения из этого правила. Уникальные исключения.

В 1941 году, в городе Энгельс под личную ответственность старшего лейтенанта госбезопасности Марины Расковой был основан 46 гвардейский ночной бомбардировочный женский авиационный полк, который в будущем окрестили «Ночными ведьмами«. Для этого Марине пришлось использовать свои личные ресурсы и личное знакомство со Сталиным. Никто особо не рассчитывал на успех, однако дали «добро» и обеспечили необходимой техникой.

В чём, собственно, состоял план. Используя бесшумные и практически незаметные для радаров самолёты У-2, нагруженные бомбами по самое «не могу», девушки под покровом ночи подлетали к позициям немцев и вываливали на их головы взрывоопасные сюрпризы.

Задумка хорошая, но, как потом показала практика — почти самоубийственная. Дело в том, что У-2 — УЧЕБНЫЙ устаревший биплан, сделанный из фанеры, который мог развивать скорость не более 120 км/час. То есть если заметят — могут даже из пистолета-пулемёта сбить, не говоря уж о более мощном оружии.

Плюс девушки поначалу принципиально не брали с собой парашюты в целях увеличения боекомплекта.

То есть представьте. Зима 1943 года.

Мороз минус тридцать, немцы еще успешно сопротивляются, а ты, поздней ночью, практически без освещения, поднимаешь в воздух медленную машину, похожую на деревянный гроб и нагруженную бомбами, летишь за линию фронта, чудом находишь врага, и не привлекая внимания часовых вываливаешь на них всё, что взял. Ах да, автосброса и прицела тоже нет — только импровизированные устройства. А потом ещё вернуться надо. И сесть. Ночью. Без освещения. Повторить 12 раз. Обычная февральская ночь.

Разумеется, потери были. Из 115 дам, которые попали на фронт 27 мая 1942 года, погибло 32 человека.

Кого-то сбили на подлёте к противнику, кто-то разбился неудачно приземляясь в полной темноте, кого-то сбили ночные истребители противника, между прочим, специально созданные для борьбы с «ночными ведьмами».

После войны комиссар полка Евдокия Рачкевич на деньги собранные полком объездила все места катастроф и отыскала останки всех своих погибших подруг. Так что никто из «Ночных ведьм«не пропал без вести и не лежит непонятно где.

«Ночные ведьмы» — единственное подразделение, которое полностью состояло из девушек, даже технический и обслуживающий персонал. И если вы думаете, что только лётчицам было тяжело, представьте, каково было девушкам цеплять к крыльям самолёта в лютый мороз бомбы под сто килограмм весом. А потом ремонтировать простреленные насквозь фюзеляжи.

Как уже упоминалось, первоначально в составе «Ночных ведьм» было 115 человек, которые летали на 20 машинах. Потом количество машин увеличилось до 40. А общее количество военнослужащих 46 гвардейского бомбардировочного полка составляло 265 человек.

Было проведено более 23 тысяч боевых вылетов и уничтожено огромное количество элементов инфраструктуры противника. . И всё это в абсолютно самоубийственных условиях. Немцы боялись «ночных ведьм» до одури — придумали устрашающее название, специально создали ночной истребительный полк, чтобы хоть как-то им можно было противостоять.

Пару раз у них это получалось. 23 лётчицы были награждены званием Героя Советского Союза.

У меня у самого дед был лётчиком. Гражданской авиации, правда, но рассказов я от него в своё время наслушался. И про полёты в грозу, и про посадку в экстремальных условиях, и про аварийные ситуации. Это было страшно, да.

Но не идёт ни в какое сравнение с тем, что ежедневно переживали эти девушки. И если это не настоящий героизм, то я не знаю кого вообще можно тогда называть героями.

Так что да, «Ночные ведьмы» навсегда вписаны на страницы героической истории России.

Источник: https://lastday.club/nochnie-vedmy/

«Ночные ведьмы»: где и как воевали девушки-летчицы

Фото: Кадр из фильма «В бой идут одни «старики»

«Ночными ведьмами» называли 46-ой гвардейский женский Таманский авиаполк, входивший в состав ВВС Советского Союза. Он был образован по приказу Народного комиссариата обороны в 1941 году. Командовала «ночными ведьмами» опытная летчица Евдокия Бочарова (в первом браке Бершанская). Замполитом полка была Мария Рунт.

Женский авиационный полк

Из-за сугубо женского состава, а также имени командира мужчины-летчики иногда называли 46-ой полк «Дунькиным». При таком шутливом названии девушки-летчицы умели внушить врагу настоящий ужас.

Именно фашисты назвали этих бесстрашных асов в юбках «ночными ведьмами». Обучались летчицы в Архангельске.

27 мая 1942-го женский полк прибыл на фронт в составе 115 девушек, которые занимали в боевом формировании абсолютно все должности.

Ночными «ведьмы» звались потому, что входили в 218-ую ночную бомбардировочную авиадивизию и совершали вылеты только ночью. Боевое крещение барышни получили через две недели по прибытии на фронт, 12 июня. За подвиги, которые совершили эти хрупкие дамы, полк заслужил звание «Гвардейский». В конце войны он вошел в состав 325-ой, затем 2-ой дивизий. По ее завершении был полностью расформирован.

Первый вылет произошел в районе Сальских степей. Затем девушки воевали на Дону, в районе реки Миус и города Ставрополь. В конце 1942-го 46-ой женский полк оборонял Владикавказ. Затем летчицы участвовали в суровых столкновениях с врагом на Таманском полуострове, где Красная армия и ВВС освобождали Новороссийск.

«Ночные ведьмы» участвовали в сражениях за Кубань, Крымский полуостров, Белоруссию и другие регионы Советского Союза.

После того, как советские войска перешли линию границы, летчицы воевали на территории Польши за освобождение от оккупантов городов Варшава, Августов, Остроленк.

В начале 1945-го 46-ой полк сражался уже на территории Пруссии и в последние месяцы войны участвовал в легендарной Висло-Одерской наступательной операции.

На чем летали и как воевали гвардейцы

«Ночные ведьмы» летали на бипланах Поликарпова, или По-2. Численность боевых машин возросла за пару лет с 20-ти до 45-ти. Этот самолет создавался изначально совсем не для боев, а для учений. В нем не было даже отсека для авиабомб (снаряды подвешивались под «брюхо» самолета на специальные бомбодержатели»). Максимальная скорость, которую могла развить такая машина, — 120 км/ч.

При таком скромном вооружении девушки показывали чудеса пилотирования. Это при том, что каждый По-2 нес на себе груз большого бомбардировщика, нередко до 200 кг за раз. Летчицы воевали только по ночам.

Причем, за одну ночь совершали по нескольку вылетов, наводя ужас на позиции врага. Девушки не имели на борту парашютов, являясь буквально смертницами.

В случае попадания снаряда в самолет им оставалось только героически погибнуть.

Места, отведенные по технологии под парашюты, летчицы загружали бомбами. Еще 20 кг вооружения было серьезным подспорьем в бою. До 1944 года эти учебные самолеты не были оснащены пулеметами. Управлять ими мог как пилот, так и штурман, поэтому если первый погибал, его напарник мог привести боевую машину на аэродром.

Заслуги летчиц

Вылеты девушки осуществляли очень интенсивно, буквально осыпая позиции врага градом бомбовых ударов. Перерывы между вылетами обычно составляли всего 5 минут. За одну ночь каждый По-2 совершал до десяти и более вылетов.

В битве за Кавказ девушки осуществили около 3000 вылетов, за Кубань, Новороссийск и Тамань — более 4600, за Крым — более 6000, за Белоруссию — 400, за Польшу — почти 5500 вылетов.

Уже в Германии гвардейцы произвели еще около 2000 вылетов, налетав таким образом почти 29 тысяч часов.

«Ночные ведьмы» взорвали 17 переправ, 46 складов боеприпасов, 86 огневых точек врага, 12 топливных цистерн, 9 поездов, 2 железнодорожные станции, захваченные противником.

Всего они сбросили на головы фашистов более 3000 тонн бомб. В боях героически погибли 32 летчицы. Самые тяжелые потери потерпел полк в 1943 году, когда был неожиданно обстрелян истребителями Messerschmitt Bf.110.

Тогда 3 самолета с экипажами внутри взорвались еще в воздухе.

За освобождение Таманского полуострова Краснознаменный 46-й полк получил второе название «Таманский». Более 250 летчицам были присвоены многочисленные награды. 23 стали Героями Советского Союза. Среди них Раиса Аронова, Вера Белик, Полина Гельман, Евгения Жигуленко, Татьяна Макарова, Евдокия Пасько и др.

Источник: https://weekend.rambler.ru/people/38930367-nochnye-vedmy-gde-i-kak-voevali-devushki-letchitsy/

Ссылка на основную публикацию